Общаться. С Путиным. Тебе придётсяВ 

в 6:13, , рубрики: Новости
Однажды здесь теплом томился воздух 
Однажды здесь мир счастлив был и прост 
Теперь идёшь один, и давний отзвук 
Душу твою терзает до слёз 

"Вольному воля" (гр. Чёрный кофе)

Владимир Путин и, не побоюсь этого слова, Герман Клименко, провели перед российским интернет-бизнесом показательный урок необходимости переговоров с властью на конференции ФИПР, проходившей в фонде ФРИИ 10-го июня.

Начать придётся очень издалека: пособие по общению с Владимиром Путиным лежит на сайте правительства и люди, которые обладают памятью и некоторой способностью к генерализации происходящего, должны были быть с ним знакомы и понимать, чего и в каких ситуациях от Путина стоит ждать (простите за длинную цитату):

Ч.Н.Хаматова: ...Я задам два вопроса, две просьбы от фонда.

Те проблемы, которые у нас на сегодняшний день есть, - не знаю, насколько непринужденно они будут сейчас слушаться, - но это проблемы, которые не позволяют нам дышать в том объеме, в котором мы могли бы дышать. Я сейчас говорю про фонд «Подари жизнь». И многие благотворительные организации, наверное, к нам присоединятся.

Вы наверняка знаете историю про орфанные препараты - сиротские препараты, те редкие лекарства, которые...

В.В.Путин: Дорого стоят и не выпускаются в массовом...

Ч.Н.Хаматова: ...не выпускаются, потому что это невыгодно.

В.В.Путин: Не может быть массового применения. Нет серии, а значит, они дорогие.

Ч.Н.Хаматова: Да. Я могу рассказать, как мы сейчас обходимся с этой проблемой. А это, конечно, не то что непродуктивно, но иногда доходит до абсурда. Мы тратим благотворительные деньги. Сначала мы находим врача за границей, который соглашается выписать этот рецепт, причем сегодня соглашается, а завтра не соглашается. А лекарства нужны срочно, потому что срочно нужно спасать ребенка. Мы находим этого человека. Даже если он соглашается выписать этот рецепт, то потом найти человека, который согласится провезти его через границу, тоже непросто. Потому что некоторые в порыве паники и ужаса, не понимая, не доверяя тем документам, которые мы им предоставляем, все равно думают, что это что-то вне закона. Очень часто просто бросают в аэропорту эти лекарства, которые стоят безумных денег. И эти лекарства так в итоге там и пропадают.

Поэтому мне бы очень хотелось, чтобы Вы помогли нам. Мы не единственный фонд (нас много), который сталкивается с этой проблемой редких болезней и редких лекарств.

В.В.Путин: Такая проблема действительно существует. Во многих странах государство, как правило, определяет список этих редких болезней и, соответственно, список препаратов. У нас нет такого списка. И, по сути, это является основой всех проблем, которые возникают и с завозом лекарств, и с производством, если такое можно организовать. Поэтому я согласен: нужно такой список создать и отрегулировать.

Ч.Н.Хаматова: Как можно быстрее...

В.В.Путин: Мы сделаем это. У нас Министерство здравоохранения и социального развития имеет такое поручение.

Ч.Н.Хаматова: Я знаю, что они стараются и разрабатывают эту проблему. Но...

Реплика: Им надо помочь...

В.В.Путин: Они завершат эту работу.

Ч.Н.Хаматова: ...подтолкнуть.

В.В.Путин: Я понимаю, что это: а) проблема, б) она острая. И без прямой поддержки государства не решится никогда. Потому что производить эти лекарства невыгодно производителям, и они производятся в очень небольшом количестве.

(Ровно на этой же встрече Юрий Шевчук, также известный как Юра-Музыкант выдал свою знаменитую речь о недостатке свободы - Roem.ru)

Что потом думал Шевчук о результах своей беседы с Путиным не знаю, но то, что говорила Хаматова, в итоге обсуждалось очень широко, наверное помните:

То есть, люди приходящие с конкретными проблемами, думающие не только о своих личных неурядицах и мироощущениях, имеют шансы эти проблемы решить. В остальных случаях решать вопрос через Путина немного наивно.

Стоит отметить, что ещё на публичной секции, открытой для непрофессиональных СМИ, Герман Клименко сказал, что наша интернет-отрасль совершенно напрасно считает ненужным общаться с депутатами и другими людьми, облеченными правом законодательной инициативы. Аркадию Воложу стоит общаться с Яровой, Дмитрию Гришину - с Мизулиной. Так, по словам Клименко, делают обычные металлургические олигархи (тут присутствующий на панели Александр Мамут сохранил непроницаемое выражение лица, не двинув ни единым мускулом), почему так не делают интернетчики?

Общаться. С Путиным. Тебе придётсяВ 

Я подозреваю, что интернетчики уровня Аркадия Воложа и Дмитрия Гришина пользу общения с депутатами уже успели оценить, наняли GR-щиков и решают эти вопросы, а вот в общении с Владимиром Путиным им хотелось понять, насколько плотной эта работа должна будет быть. Путин отвечал настолько дипломатично, что без контекста и памяти на всё то, что происходило последние пару лет, оценить уровень дискуссии практически невозможно.

Вот, например, Путин говорит Воложу: "Вы сказали про некую миссию, про то, что есть три-четыре страны, у которых есть свои поисковики... Эксперимент будет чистым, если каждый из этих "миссионеров" обладает известной чистотой суверенитета. Если за всеми четырьмя стоит один хозяин, это уже не миссия, а монополия. А монополия хороша только тогда, когда она своя", - под смех собравшихся пояснил Путин" (цитата по ИТАР-ТАСС). Поверьте, Воложу в было совсем не смешно. Потому что, по сути, в этот момент ему сказали (и, очевидно, не в первый раз), что у акционеров "Яндекса" не существует стратегии выхода в виде продажи акций нероссийским покупателям. Если не верите - посмотрите видео (3:30), тут не надо быть великим физиономистом, чтобы оценить готовность Аркадия посмеяться над услышанным. Это была впечатляющая дипломатическая дуэль, при которой на людях никто не должен был потерять лица, но все должны были понять друг друга:

Об обмене репликами с Дмитрием Гришиным у нас уже было написано, тут подтекст считывается легко: работайте, граждане интернетчики, занимайтесь своим интернетом. Есть проблемы - вылезайте из под коряги и приходите. Сцена отлично описана Андреем Колесниковым:

Дмитрий Гришин говорил про открытую среду, в которой развивался российский интернет последние 15 лет, и что "в принципе любое регулирование, внутреннее, из-за того что мы выросли в этой открытой среде, вызывает некоторое отторжение. Есть такое, можно сказать, предубеждение, что любой контакт с властью, в общем, ни к чему хорошему не приведет".

Сказать это президенту было, без преувеличения, похвально.

— Правильно! — похвалил и президент.

— В принципе, если можно спрятаться, вдруг не заметят, лучше стараться это делать,— продолжил приободренный Дмитрий Гришин.

— А это неправильно,— поправил его господин Путин.

— Да, совершенно верно,— согласился Дмитрий Гришин.

— Во-первых,— пояснил президент,— от нас все равно никуда не спрячешься. А во-вторых, это просто недостойно представителей такого перспективного бизнеса, как ваш, прятаться от кого-то. Зачем? Надо вылезать из-под коряги и общаться! Как бы ни было неприятно, все равно нужно с обществом и государством общаться и искать общие решения.

Дмитрий Гришин смущенно добавил, что многие чиновники тоже испытывают предубеждение к интернетчикам:

— И мы часто слышим в кулуарах о том, что все интернетчики — "отмороженные" и люди с другой планеты.

— А-а,— обрадовался президент,— значит, все-таки бывает в кулуарах! Значит, не прячется от власти! В кулуарах-то бывает!

Он выручал сейчас Дмитрия Гришина из западни, в которую тот сам попал.

Но, увы, господин Гришин продолжал себя топить:

— Мы понимаем, что интернет стал в принципе большим. Он вырос, и это сейчас — неотъемлемая часть всего общества. Поэтому, в принципе, регулирование... оно необходимо!

Было видно, что он честно пытается донести до президента свою не такую уж простую мысль. И он хотел сказать, наверное, что пугает не регулирование, а то, как оно осуществляется или может осуществляться. Или он еще что-то хотел сказать. Но выходило, увы, сумбурно. Дмитрию Гришину и в самом деле хотелось сейчас, наверное, куда-нибудь спрятаться.

Между тем президент снова поддержал его: да, регулирование необходимо. Он наконец решил назвать вещи своими именами:

— Мы много с вами дискутировали на темы ограничений, которые введены, связанные с педофилией, с пропагандой наркотиков, терроризма или с пропагандой суицидов. Слушайте, мы же с вами все взрослые люди, нам зачем это с вами нужно?! Давайте наших детей пожалеем!

В зале было тихо. Детей было жалко всем. Но и все, мне кажется, подумали про то, о чем сказал в результате господин Путин:

— Но другое дело, что под эту марку, под этой крышей нельзя вводить никаких ограничений, связанных и со свободами человека и гражданина, которые у нас номер один в Конституции, и нельзя ничего вводить такого, что противоречило бы интересам свободного рынка.

Владимир Путин должен был произнести эти слова. В конце концов, почему бы и не произнести?

После расстановки заборчиков и рамок перешли к челобитным. Просить что-то связанное исключительно со своим бизнесом, а не для развития рынка и упрощения законодательства действительно оказалось бесперспективным занятием: несоблюдение баланса интересов, с точки зрения Путина, вредит. Например, Маэль Гаве попросившая прямым текстом снизить лимиты беспошлинного ввоза для покупок россиян из-за рубежа для роста внутренней российской торговли, получила весьма уклончивый ответ Путина о том, что есть ещё заинтересованные лица и их интересы необходимо учитывать. Смотрел президент России в этот момент прямо на Николая Никифорова. И министр связи, в чьём ведении находится и Почта России, согласно кивал. То есть, вопрос обсуждался, план имеется, но каков он и чем мотивирован - из ответа Путина не понять. Но ещё не время для активных действий

Практически влёт прошло мнение ФРИИ о необходимости изменения законодательства об юрлицах, чтобы акционерные соглашения можно было прописывать в рамках российского законодательства, а не в западных офшорах. Судя по частым поворотам к Кириллу Варламову, Владимир Путин эти вопросы неоднократно обсуждал и никаких возражений у него они не вызвали.

Дмитрий Алтухов (ОАО "ИнтерРАО ЕЭС") предложил идею заказа госкорпораций на стартапы, чтобы люди и фонды понимали, что имеет смысл создавать. Похоже, что предложение оказалось слишком внезапным и сложным для того, чтобы в него сразу вцепились обоими руками. Но ход мыслей Дмитрия нам понравился. В итоге, правда, Кирилл Варламов завернул его мысль к поддержке российских производителей тиражного софта: об этих идеях ФРИИ мы уже писали.


В целом, мероприятие получилось исключительное - и по составу участников и по формату общения. Надеюсь, ещё двести человек всё поняли.

Юрий Синодов, главред Roem.ru, всё понял

sinodov@roem.ru

Источник

Поделиться