Аркадий Волож: «Мы стали первой страной, где на операционной системе Android восстановлена конкуренция»

в 8:23, , рубрики: Google, Аркадий Волож, интервью, Новые технологии, перспективы развития, поисковые системы, яндекс

imageНа технологическом рынке «Яндекс» достаточно успешен, особенно по российским меркам: в мае 2011 года компания разместила свои бумаги в Нью-Йорке и привлекла $1,3 млрд. В июне 2014 года она была зарегистрирована на Московской бирже, а в последние годы открыла офисы в Китае, Франции, Германии, Нидерландах, Швейцарии и Турции.

Фото Alexander Zemlianichenko Jr. / Bloomberg via Getty Images

Корреспондент издания «Ведомости» долго беседовал с основателем и генеральным директором «Яндекса» Аркадием Воложем о последствиях конфликта с Google, о планах развития, о проблемах компании на Украине и многом другом. Geektimes приводит самые интересные цитаты из интервью.

Поддержим отечественного производителя

Господин Волож полагает, что его компания должна рассматриваться как российская альтернатива Google.

Возможность хоть какой-либо альтернативы базируется на нескольких вещах: необходима работающая уже на уровне школ система воссоздания и обучения талантов, нужно постоянное поддержание творческой среды в стране и в компании, важны четко работающие процессы производства массового продукта и, конечно, свободные каналы доступа к пользователю. Вот с последним у нас и возникли проблемы. Если бы мы не добились урегулирования через ФАС, не исключено, что в какой-то момент «Яндекса» бы просто не стало. И от этого, как мне кажется, мир стал бы хуже.

После драки кулаками не машут

Почти три года продолжалась борьба «Яндекса» с его главным конкурентом – Google. Российский поисковик начал стремительно терять долю рынка: люди стали чаще пользоваться смартфонами. В то время Google уже занимал крепкие позиции в мобильном сегменте рунета. «Яндекс» пожаловался в Федеральную антимонопольную службу, заявив, что Google запрещает производителям смартфонов предустанавливать его сервисы и навязывает собственные.

Сначала специально для России был снят экран выбора поисковика: Google его оставил в тех странах, где у него не было сильного конкурента. Затем на фоне все большего распространения Android ситуация обострилась еще сильнее. Когда у Google был уже не только самый популярный браузер, но и самая популярная операционная система, компания начала ставить условия производителям устройств на предустановку только собственных сервисов, а при определенных условиях – на прямой запрет предустанавливать сервисы конкурентов. Это было не просто незаконно, но и нечестно.

В результате Google был признан нарушителем. Компания заключила с ФАС мировое соглашение и пообещала больше не нарушать правила честной конкуренции.

Я оцениваю это соглашение как исторический прорыв. Это ведь мировой прецедент, мы стали первой страной, где на операционной системе Android восстановлена конкуренция. Поскольку Android доминирует в мобильной среде, а мобильная среда сейчас доминирует во всем интернете, то это очень важная победа в очень важном месте.

Можете называть меня идеалистом, не мне ведь об этом судить, но мне кажется, что руководители Google пересмотрели свои позиции. Пессимисты скажут, что они просто посчитали и решили, что договориться с нами дешевле. Но мне хочется верить, что они вернулись к своим прежним принципам: строить бизнес, основанный на морали.

Чей поиск лучше

Конечно, наш! И хотя внутри мы себя привыкли ругать, находить изъяны и точки для развития, но по очень многим объективным параметрам я считаю наш продукт лучшим на рынке. База документов в поиске на наших рынках у нас больше и свежее. Фактов мы находим больше, и они точнее. Запросы мы подсказываем лучше, а потом лучше угадываем ответы.

Голос на наших языках мы распознаем лучше. Карты наши свежее, прогноз погоды точнее. У нас есть множество специализированных поисков, заточенных именно под наши рынки, начиная от товаров и видео и заканчивая музыкой.

Наша доля на компьютерах, где ситуация более конкурентная, стабильно сильна уже много лет и даже немного подросла. Сейчас она в районе 65%. В тех мобильных средах, где «Яндекс» предустановлен по умолчанию, у нас более 80% доли.

В общем, если вы хотите искать по-русски и получать самые правильные результаты, – вам сегодня без «Яндекса» не обойтись.

О создании собственной мобильной ОС и конкуренции

Это невозможно для локальной компании [а «Яндекс» как раз такая]. Мобильная операционная система, как и любая платформа, – это экосистема, тяготеющая к естественной монопольности. Всем выгодно, чтобы такая платформа была единой для всех: и для производителей железа, и для продавцов услуг, и для разработчиков. Например, компаниям, разрабатывающим мобильный софт, просто дорого портировать его на несколько платформ. Вы можете написать свою операционку, но вы не можете заставить 1,5 млн компаний-разработчиков писать версии их софта еще и для вашей платформы. Всем нужен единый стандарт.

Мы не хотим, чтобы всюду Google заменили на «Яндекс». Мы – за конкуренцию. Только в конкуренции можно обеспечить качество и развитие.

Поэтому мы целиком поддерживаем утвержденное судом [по делу Google] решение, где есть экраны выбора, а не предустановка «Яндекса». При запуске нового телефона в России у пользователя среди дюжины прочих установочных экранов появится экран со списком из двух-трех поисковиков – и каждый сам сможет выбрать, чем именно он хочет пользоваться. Все.

На чем планирует зарабатывать «Яндекс»

Мы давно уже не только поисковая компания, у нас есть большой бизнес «Яндекс.Такси», у нас есть «Яндекс.Маркет». Но начать я хочу именно с поиска.

Поисковое приложение «Яндекса» становится умнее день ото дня. Представьте, что можно подойти к цветку, сфотографировать его, сразу получить его название на русском языке или латыни, а потом перевести на любой из 90 языков, которые есть в переводчике. Дальше голос произнесет это слово на каком-нибудь немецком или эльфийском языке и так далее. Все это уже работает или вот-вот появится.

Сегодня основные деньги нам приносит поиск и реклама. Но это временно, у нас сейчас потрясающе растут новые направления. Я думаю, наши сервисы такси или электронной коммерции в будущем станут вполне сопоставимы по размеру с нашим рекламным бизнесом. «Яндекс.Маркет» после определенных шагов может превзойти по размерам бизнеса даже поиск.

Такси, такси, вези, вези

«Яндекс.Такси» – самый быстрорастущий бизнес. Он начинался в 2010 году как маленький эксперимент одного молодого менеджера. Менеджера поддержали опытные товарищи, и сервис постепенно пошел. Хотя отнюдь не сразу. В 2012 году его даже чуть не закрыли.

Уже второй год «Яндекс.Такси» – это отдельная компания. Пока она финансируется «Яндексом». Но это пока, в любой момент туда могут прийти и внешние инвесторы. «Яндекс.Такси» уже приносит прибыль в Москве и Санкт-Петербурге.

В Москве две трети вызовов такси делаются через приложение на смартфоне (из них около 60% – это «Яндекс.Такси»). Этот рынок все еще растет в 4–5 раз в год по количеству поездок и будет расти в разы еще несколько лет. Плюс такси выходит на новые территории гораздо активнее, чем это делает поисковый «Яндекс». Например, такси работает в странах Закавказья, где о «Яндексе» редко слышат, но это не мешает нашему сервису такси быть популярным.

О нейросетях, сервисе Prisma, Пикассо и Ван Гоге

Это не наша тема… Ну… наверное, потому, что мы странные, замкнутые интроверты (смеется).
На самом деле, я думаю, это потому, что компания сейчас находится на более взрослом этапе, что ли. Нас заводят не маленькие приколы, а что-то, что сдвигает какие-то большие стены, создает новые рынки.

Вот пример из той же области: приложение, которое создает картины в стиле других картин. Это тоже про нейросети. Мы подумали, что картинки можно не только стилизовать «под Ван Гога» или «под Пикассо». Если объяснить автомату, что такое «хорошая», «качественная» картинка, то он все плохие картинки сможет рисовать «в стиле хороших картинок» – например, размытые картинки делать четкими.

А поскольку мы индексируем весь веб, в котором миллиарды самых разных картинок, то мы провели небольшой эксперимент. Мы показали машине примеры одинаковых картинок, но в разном разрешении. Только мы машину немного обманули, сказав, что из нечетких картинок люди делают картинки высокого разрешения. На самом деле, конечно, наоборот. А машина поверила и научилась улучшать разрешение слабых картинок.

Казалось бы, ничего особенного. Но мы нашли серьезное применение этой технологии – стали таким образом улучшать качество цифровых спутниковых карт. Дело в том, что карты высокого разрешения очень дорогие. Можно купить карты среднего качества и научить машину делать эти карты как бы в лучшем разрешении.

Получается, что небольшие на первый взгляд эксперименты влияют по факту на экономику спутниковой картографии. Это не так прикольно, как массовое приложение, но приносит гораздо большее творческое удовлетворение.

О «Яндекс.Маркете»

Розничная торговля товарами – это огромный бизнес, а доля онлайн-торговли в России пока очень мала – 4%, здесь есть куда расти. Для сравнения: в Китае это 16%, в США – 10%. Логично предположить, что 30–50% этого рынка рано или поздно станет онлайн.

«Яндекс.Маркет» исторически стоял на двух китах: выбор модели и сравнение цен, и в этом ему не было равных. Но за 15 лет это перестало быть уникальным, и мы будем делать кое-что новое.

В этой области очень много места для улучшения: от автоматизации простых логистических процессов до более умных вещей, которыми мы сейчас активно занимаемся. Разные задачи с применением машинного интеллекта там очень уместны – посоветовать что-то, например. Сейчас советы очень односложные, надо их сделать гораздо умнее.

Но начинать надо с выстраивания базовых офлайновых процессов, которых до этого в «Яндекс.Маркете» просто не было. Мы всегда сторонились этого, стараясь не нарушить сложившейся экосистемы. Но сейчас ситуация взорвана, прежней экосистемы больше не существует, на рынок пришли новые игроки. И наш продукт будет перестроен под новые реалии.

О проблемах компании на Украине

Наша абсолютная цель – полезные сервисы для пользователей. Как продуктовая технологическая компания, мы всегда концентрируем внимание именно на этом. В каждой стране присутствия мы учитываем все особенности рынка и стараемся быть максимально законопослушными. Точно так же мы вели себя и на украинском рынке.

Каждая страна вправе вводить свои правила работы на рынке. И бизнесы просто должны действовать по ним или не выходить на рынок вовсе. Мы видим это в любой стране, где работаем, – Турции, России, Европе… Все, что сейчас произошло с украинским рынком, случилось на абсолютно ровном месте.

Очень жаль, что надуманные теории заговора влияют на принятие таких решений. Мы строили свои сервисы более 10 лет, все время инвестируя в Украину. Только-только начали выходить на прибыль.

Мы слышим: мол, не страшно, нам другие таких же сервисов понастроят. Давайте трезво смотреть на ситуацию. Мы видим (измеряем) качество сервисов на неконкурентных рынках. Через три года в отсутствие конкуренции никто не будет заниматься специально Украиной. Качество абсолютно всего интернета на Украине деградирует очень быстро. И простые пользователи начнут ощущать это очень скоро. Не будет не только хорошего поиска, или такси, или карт. Не будет мелочей: не будет расписаний кинотеатров или электричек.

У стран на границе двух миров есть выбор: быть мостом или быть забором. Моя жизнь сложилась так, что мне приходится жить в разных странах. Поэтому я не люблю заборы.

О выходе на новые рынки

Выходить с поиском мы больше точно никуда не будем, пока антиконкурентные практики в мире не изменятся. Если будут изменения – посмотрим. Возможно, будем выходить с «Такси», с какими-то приложениями. Пока самым удачным нашим нероссийским опытом являются «Карты» и «Навигатор» в Турции. Настоящий народный продукт получился, любимый и самый популярный в своей нише.

О развитии в сфере интернет-рекламы

Рекламные технологии в интернете меняются буквально на глазах. Раньше везде, даже в сети, все оперировали понятиями целевой аудитории, которая определялась в основном по полу, возрасту, географии и, может быть, социальному положению. Все.

Эти несколько признаков – максимум, чем может оперировать человек. Это был универсальный язык отрасли. Рекламодатели в этих бедных терминах общались с агентствами, агентства – с площадками («хочу мужчин среднего возраста из больших городов», «да-да, наша газета как раз для мужчин»).

Но появились технологии, которые позволяют учитывать гораздо больше факторов, показывать меньше рекламы, но приводить при этом больше покупателей. Потому что сейчас подход к рекламе совершенно другой: машина помогает понять, кто реально купит товар и в каком месте разместить рекламу, чтобы это действительно произошло. У машины 400 000 классов пользователей, у нас в языке столько и слов-то нет, чтобы их просто назвать.

О перспективах

Я считаю, что в нашей стране уникальная математическая школа, была и есть. И математика все больше и больше становится частью повседневной жизни.

Поэтому часто знание математики становится важнее, например, умения обрабатывать материалы. И если с материалами у нас исторически не сложилось (мы не лидеры, «все, что вы делаете руками, ужасно» и так далее), то с математикой у нас есть шанс прорваться и быть конкурентными – быть полезными и в своей стране, и, очень хочется надеяться, для всего мира.

Есть и второй аспект. Мы неуклонно идем к созданию искусственного интеллекта. Сегодня это нейросети, завтра – другого рода алгоритмы. И все это естественным образом стремится к централизации. Чем больше данных, на которых они обучаются, тем умнее нейросети. Больше данных – лучше алгоритмы – больше данных. И, конечно, вспоминая прочитанные еще в детстве фантастические романы, лично я волнуюсь от мысли, что у такой системы не будет альтернативы. Возможно, мы – одна из таких необходимых альтернатив. Именно поэтому существование такой компании, как «Яндекс», я считаю абсолютным императивом.

Автор: semen_grinshtein

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля