Никита Шерман (компания WIX): «Я хотел сделать слишком много, прилагая слишком мало усилий»

в 12:41, , рубрики: игровая индустрия, интернет-предпринимательство, интернет-сервисы, Карьера в IT-индустрии, малый бизнес, одноклассники, российский рынок, сайт знакомств

Сооснователь и гендиректор образовательной компании «Нетология-групп» Максим Спиридонов побеседовал с предпринимателем Никитой Шерманом об игровой индустрии, об интересных проектах, о победах и поражениях.

«Мегамозг» приводит наиболее интересные факты и цитаты из интервью.

Никита Шерман работал главным редактором изданий «Дни.ру», «Веблук» и «Рунет.ру», но затем стал предпринимателем в сфере интернет-сервисов и игровой индустрии. В 2004 году он познакомился с основателем инвестиционного фонда IMI Игорем Мацанюком.

Он, как и я, только приехал в Москву и запустил игру «Территория». Она приносила деньги, и Игорь горел желанием инвестировать в интернет. Сначала мы просто познакомились и подружились с Мацанюком. Это было моё первое соприкосновение с онлайн-играми. Я был восхищён не только тем, что они делают, но и тем, как они делают. А самое главное — их степенью вовлечения в процесс, той страстью, которую они вкладывали в это дело.

Самым интересным оказался проект «Час пик». Это была игра, в которой люди могли выиграть реальную квартиру в Москве. Мы договорились с девелоперами из ПИК, и они предоставили три квартиры. «Рамблер» стал игровой площадкой.

О работе в «Мамбе»

Был такой период, когда я переходил с места на место. Это не я такой оппортунист, просто меня находили предложения, от которых было трудно отказаться. Вот пример с «Мамбой». Мне позвонил Лёша Басов и предложил выпить пива. Сели с ним в кафе, и он говорит: «Мне нужен президент в Мамбу». Как можно от такого отказаться?

Нужно было совершить качественный скачок на фоне того, что РБК вкладывал большие бюджеты в маркетинг и продвижение Loveplanet.

Я не могу сказать, что я отвечал за стратегию. Мы вырабатывали её совместно с генеральным директором Андреем Бронецким и операционным директором Максимом Трухиным. Репутация «Мамбы» как фривольного сайта знакомств меня не смущала. Более того, я думаю, что борьба «Мамбы» с этим стереотипом вредна сервису.

О переходе в «Одноклассники» и введении жесткой монетизации

Я не собирался никуда уходить из «Мамбы», но получил письмо от Ромы Тышковского, известного в то время хедхантера. Я узнал, что речь идёт о позиции президента компании «Одноклассники». Это уже следующий уровень. Передо мной встала дилемма: уйти с комфортного места или принять новый вызов.

На самом деле я никогда не отвечал за развитие «Одноклассников», поэтому стратегия жёсткой монетизации не имеет ко мне ни малейшего отношения. Как первое лицо я принимал удар на себя, но приостановить процесс не мог. Через 9 месяцев я ушёл.

В ретроспективе я понимаю, что, если бы я тогда был настолько же мудр, как сегодня, я вообще не пошёл бы в «Одноклассники».

О своем проекте «Дримми»

Одним из первых, кто позвонил мне после увольнения из «Одноклассников», был Коля Митюшин из ABRT Venture Fund. Он сказал: «Если у тебя будет идея, приходи, мы тебе дадим денег». Когда она у меня появилась, я тут же ему перезвонил.

Митюшин стал привлекать партнёров от фонда Mangrove Capital Partners. У меня была только идея, презентация и определённое понимание, как мы будем идти к нашим целям.

В первом раунде мы подняли $2 млн и потом ещё несколько. Сделали первый продукт, когда у нас в компании работало 15 человек, — игру «Рыбалка». Она сразу оказалась успешной и начала зарабатывать деньги. Опьянённые этим успехом, мы активно масштабировались. Задумывали и реализовывали новые продукты, думали, как растить компанию изнутри. На пике в компании работало 130 человек. Мы выходили на безубыточность, но ненадолго.

Я хотел сделать слишком много, прилагая слишком мало усилий. Нужно было развивать один продукт, «Рыбалку», усилиями тех 15 человек, которые тогда работали в компании. И именно в фейсбуке. Когда свою API открыли «Одноклассники» и «Мой мир», нам пришлось разбираться со всеми российскими социальными сетями. Кастомизация игры под каждую отдельную платформу занимала много времени, усилий, денег, ресурсов. Правильно было бы выбрать одну платформу, самую большую.

Вторая ошибка — мы не сфокусировались на одной игре, а начали их плодить. «Рыбалка» была уникальным продуктом с точки зрения жанров, потому что симуляторов тогда никто не делал вообще. Можно было бы развивать этот жанр и застолбить его за собой.

В конце 2012 года было несколько вариантов развития событий, один из которых — продажа компании. Был конкретный покупатель. Он покупал не компанию, а игры, которые зарабатывали деньги. «Рыбалка» в тот момент зарабатывала несколько сотен тысяч долларов в месяц.

О переходе в Wix и целевой аудитории сервиса

Когда у меня была «Дримми», фонд Mangrove периодически вывозил свои портфельные компании на мероприятия, где мы общались, тусовались и делились опытом. Там мы и познакомились с фаундером Wix.

Корневая аудитория наших сервисов — это малый и средний бизнес. Как правило, индивидуальные предприниматели. Они сами не знают, что им нужно. В соцсетях они выстраивают каналы продаж. Но помимо каналов продаж нужно ещё и место, где тебя смогут найти. Наш продукт ориентирован на тех людей, которые ни черта в этом не понимают. Как ребёнок собирает из кубиков домик, так и сайт в Wix можно собрать по принципу drag-and-drop.

Все сайты у нас по умолчанию имеют универсальный дизайн. Они адаптированы и под мобильную, и под веб-версию одновременно. Мобильную версию можно улучшать, у нас есть отдельные инструменты в редакторе для этого.

Об особенностях малого бизнеса в России

Во-первых, в нашей стране государство не прилагает никаких усилий, чтобы это направление развивалось. Возьмите условного свадебного фотографа. Он считает себя предпринимателем? Он даже не зарегистрирован как ИП, он творческий человек, художник. Или репетитор, который приходит к твоему ребёнку заниматься иностранным языком. Он себя предпринимателем не считает.

Во-вторых, рынок в России находится под контролем больших сетевых компаний. В Европе и США сильно развиты маленькие бизнесы, ориентированные на продажу товаров и услуг соседям. Например, булочная во Франции — это, как правило, маленькое семейное предприятие. Булочная на твоей улице принадлежит одному человеку, а на соседней — другому. Во Франции тысячи частных пекарен, которые принадлежат разным людям. А у нас в каждом городе несколько хлебозаводов. У нас очень сетевой рынок.

Автор: semen_grinshtein

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля