ЮНЕСКО отмечает рост мировых расходов на науку

в 10:11, , рубрики: геополитика, импортозамещение, Научно-популярное, научные исследования, НИОКР, патенты, сколково, Статистика в IT, технологический рост, Финансы в IT-индустрии, ЮНЕСКО

ЮНЕСКО отмечает рост мировых расходов на науку - 1Несмотря на все трудности, человечество всё-таки двигается по пути науки, технологий и инноваций. Расходы на науку в государственных бюджетах с каждым годом растут и в абсолютном, и в относительном выражении, следует из последнего доклада ЮНЕСКО по науке «На пути к 2030 году».

Такие доклады ЮНЕСКО готовит каждые пять лет, уделяя особое внимание долгосрочным тенденциям, а не краткосрочным ежегодным колебаниям. В подготовке настоящего доклада участвовало более 50 экспертов, каждый из которых анализировал ситуацию в регионе или стране своего происхождения.

За пять лет глобальная интенсивность НИОКР в мире выросла с 1,57% (2007 г.) до 1,70% (2013 г.) от ВВП. В 2013 г. мировые валовые расходы на НИОКР достигли 1478 млрд. долл. (по паритету покупательской способности) и выросли на 47%, по сравнению с 2007 г.

В России за пять лет резко уменьшилось количество учёных и исследователей, упала доля в мировом ВВП и в мировом ВРНИОКР, расходы в процентах от ВВП остались на том же уровне 1,12%, зато в расчёте на душу населения значительно выросли.

Геополитические события и наука

ЮНЕСКО выделяет три геополитических события, оказавших наиболее сильное влияние на науку и технологию в последние пять лет: это «арабская весна» 2011 г., ядерная сделка с Ираном в 2015 г. и создание в 2015 г. Экономического сообщества Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). «На первый взгляд многие из этих событий имеют малое отношение к науке и технологии, однако их косвенное воздействие зачастую было значительным. В Египте, например, после «арабской весны» произошло радикальное изменение политики в области НТИ. Новое правительство рассматривает создание экономики знаний как наилучший способ использования эффективной движущей силы роста, — пишет ЮНЕСКО. — Принятая в 2014 г. Конституция позволяет государству выделять на научные исследования и опытно-конструкторские разработки (НИОКР) 1% от ВВП и предусматривает, что «государство гарантирует свободу научных исследований и поощряет свои институты как средство достижения национального суверенитета и создания экономики знаний, оказывающей поддержку исследователям и изобретателям».

Ядерная сделка, заключенная в 2015 г., может стать поворотным моментом для науки в Иране, однако, как отмечено в докладе ЮНЕСКО, международные санкции уже побудили этот режим ускорить переход к экономике знаний в целях компенсации утраты доходов от нефти и международной изоляции путем создания местных продуктов и процессов. Приток поступлений в результате снятия санкций должен дать правительству возможность увеличить инвестиции в НИОКР, на которые в 2010 г. приходилось только 0,31% от ВВП.

Другими словами, научно-технические исследования не висят в каком-то вакууме, а сильно зависят от политических факторов и общего состояния государственного устройства.

Экологические кризисы и наука

Ещё один важный фактор, который заставляет человечество вкладывать больше ресурсов в научно-технические исследования — это экологические кризисы природного и антропогенного характера.

«Растущая озабоченность в связи с повторяющимися засухами, наводнениями и другими стихийными бедствиями, хотя и не отражается в заголовках прессы, в течение последних пяти лет заставляла правительства принимать стратегии борьбы с этими явлениями. Например, самый крупный в экономическом отношении штат США — Калифорния в течение многих лет страдает от засух; в апреле 2015 г. правительство штата объявило о задаче сокращения к 2030 г. на 40% выбросов углерода по сравнению с уровнями 1990-х годов». Естественно, такое возможно только переходом на более современные технологии в промышленности, транспорте, энергетике и т.д.

С другой стороны, техногенные катастрофы могут, наоборот, отвернуть общество от науки. «Последствия ядерной катастрофы на Фукусиме в марте 2011 г. сказались далеко за пределами Японии. Эта катастрофа заставила Германию взять на себя обязательство постепенно отказаться к 2020 г. от использования атомной энергии и стимулировала проведение в других странах дискуссии о рисках атомной энергетики. В самой Японии тройная катастрофа оказала огромное воздействие на общество. Официальная статистика показывает, что трагедия 2011 г. подорвала доверие общественности не только к ядерной технологии, но также, в более широком плане, к науке и технологии».

Это очень печальные и неприятные побочные эффекты развития НИОКР.

Трудные времена

“В целом 2009-2014 годы были трудным переходным периодом. Начавшийся с глобального финансового кризиса 2008 г. этот переходный период характеризовался серьезным кризисом задолженности в более богатых странах, неопределенностью в отношении устойчивости последующего восстановления и поиском эффективной стратегии роста, говорится в докладе ЮНЕСКО.

В США администрация Обамы сделала инвестиции в исследование изменения климата, энергетику и здравоохранение одним из своих приоритетов, однако ее стратегия роста во многом вступила в противоречие с приоритетом Конгресса в отношении сокращения дефицита федерального бюджета. В течение последних пяти лет большинство федеральных бюджетов на научные исследования оставались на прежнем уровне или сокращались в долларовом исчислении с корректировкой на инфляцию.

Определённые трудности с поиском собственной стратегии роста испытывают Евросоюз, Япония. После августа 2015 года даже в Китае начали ставить под сомнение стратегию, которая должна перейти от роста с ориентацией на экспорт к росту, в большей мере опирающемуся на потребление: «Среди политического руководства проявляется также некоторая озабоченность в отношении того, что массовые инвестиции в НИОКР за последнее десятилетие не сопровождаются научной отдачей».

Бразилия пока не смогла использовать инновации для экономического роста; такая же проблема существует у Российской Федерации.

Эксперты отмечают, что вывод из доклада пятилетней давности о незначительном влиянии кризиса на глобальные инвестиции в НИОКР, по всей видимости, был верным. В докладе ЮНЕСКО опубликована фундаментальная статистика по ВВП и расходам на НИОКР в разных регионах мира. Несмотря на все сложности, расходы на науку всё-таки растут быстрее ВВП, что не может не радовать.

ЮНЕСКО отмечает рост мировых расходов на науку - 2

ЮНЕСКО отмечает рост мировых расходов на науку - 3

ЮНЕСКО отмечает рост мировых расходов на науку - 4

Примечание: Цифры ВРНИОКР выражены в долл. по паритету покупательной способности (ППС) в постоянных ценах 2005 г.

ЮНЕСКО отмечает рост мировых расходов на науку - 5

ЮНЕСКО отмечает рост мировых расходов на науку - 6

В настоящее время в научных исследованиях во всем мире занято около 7,8 миллионов учёных. В России количество исследователей в 2007-2013 гг сократилось с 469,1 тыс. до 440,6 тыс. ЕС остаётся мировым лидером по числу исследователей (его доля составляет 22,2%). С 2011 г. Китай (19,1%) обогнал США (16,7%), Доля Японии в мире сократилась с 10,7% (2007 г.) до 8,5% (2013 г.), а доля Российской Федерации с 7,3% до 5,7%.

Зато в 2008-2014 гг в России выросло количество научных публикаций с 27 418 до 29 099 и по этому показателя Россия почти догнала арабские государства (29 944).

Нужно обратить внимание на очень серьёзный рост количества патентов USPTO, зарегистрированных в 2008-2013 гг. За пять лет их количество выросло с 157 768 до 277 832, в том числе российских изобретателей — с 281 до 591.

ЮНЕСКО отмечает рост мировых расходов на науку - 7

Российская Федерация

«В Российской Федерации в связи с глобальным финансовым кризисом 2008 г. экономический рост замедлился, и в третьем квартале 2014 г. страна вошла в период рецессии в результате резкого падения мировых цен на нефть, а также введения санкций со стороны ЕС и США в ответ на события в Украине.

Проводимые с 2012 г. реформы, являющиеся частью стратегии инновационного роста, столкнулись со структурными проблемами, препятствующими экономическому росту в Российской Федерации, в частности с ограниченной рыночной конкуренцией и сохраняющимися барьерами для предпринимательства. Эти реформы включают попытки привлечь научные кадры для работы в «исследовательских пустынях» путём повышения их заработной платы и стимулирования государственных предприятий к инновационной деятельности. Правительственные ассигнования на НИОКР в 2013 г. стали отражением возросшей за предыдущие пять лет ориентации на потребности производственного сектора в ущерб фундаментальным исследованиям, финансирование которых уменьшилось с 26% до 17% от общей суммы выделяемых государством средств.

Несмотря на усилия правительства, финансовый вклад промышленных отраслей в валовые внутренние расходы на НИОКР в России за период 2000-2013 гг. сократился с 33% до 28%, при том что на производственный сектор приходится 60% ВРНИОКР. Как правило, на приобретение новых технологий идёт незначительная часть промышленных инвестиций, создание новых высокотехнологичных предприятий остается редким явлением. Пока еще скромный объем инвестиций в устойчивые технологии можно в значительной мере объяснить слабой заинтересованностью делового сектора в обеспечении «зеленого» роста. Только одно из четырёх (26%) инновационных предприятий занимается изобретениями в природоохранной области. Правительство возлагает большие надежды на инновационный центр «Сколково». Принятый в 2010 г. закон предоставляет резидентам щедрые налоговые льготы на 10-летний период и предусматривает учреждения фонда «Сколково» для поддержки создания на базе этого объекта университета. Одним из крупнейших партнеров этого центра является Массачусетский технологический институт (США).

Низкий показатель патентования в предпринимательской сфере свидетельствует о недостаточной координации действий между весьма решительными усилиями правительства по содействию развитию актуальных для экономики исследований и деятельностью делового сектора, который не ориентирован на инновации. Так, после включения правительством в 2007 г. нанотехнологий в перечень приоритетных областей роста производство и экспорт увеличились, однако интенсивность патентования результатов соответствующих исследований осталась на весьма низком уровне.

В производстве научной продукции отмечается некоторый рост, имеющий, однако, относительно слабое воздействие. Определённый импульс университетским исследованиям дала недавняя инициатива правительства по созданию Федерального агентства научных организаций, к которому от Российской академии наук перейдёт функция финансирования научно-исследовательских институтов и управления их собственностью. В 2013 г. правительство создало Российский научный фонд для расширения спектра механизмов финансирования научных исследований на конкурсной основе.


В целом, разработка успешной национальной политики в области науки и инноваций остается очень сложной задачей, отмечает ЮНЕСКО. Эксперты отмечают тенденцию резкого увеличения числа исследователей (Россия — одна из немногих стран мира, где их количество уменьшилось), а также влияние интернета и «открытой науки», которая контрастирует с закрытыми границами между национальными государствами:

«Интернет принес с собой «открытую науку», проложив дорогу онлайновому международному взаимодействию в области исследований, а также открытому доступу к публикациям и содержащимся в них данным. В то же время наблюдается общемировое движение в направлении «открытого образования» при широком развитии и доступности онлайновых университетских курсов (MOOCS), предлагаемых новыми глобальными университетскими консорциумами. Иными словами, академические исследования и система высшего образования быстро интернационализируются, что оказывает серьёзное влияние на традиционную национальную систему организации и финансирования.

Проблема состоит в том, что трансграничные потоки знаний в форме перемещения исследователей, научного соавторства, совместного владения правом на изобретения и финансирования исследований также сильно зависят от факторов, которые имеют малое отношение к науке. В наши дни в разработке национальной политики в области НТИ присутствует много меркантилизма. Увеличить высокотехнологичный экспорт стремятся все правительства, однако лишь немногие готовы обсуждать вопрос об устранении нетарифных барьеров (таких как государственные закупки), которые могут препятствовать их импорту. Все желают привлечь иностранные центры НИОКР и квалифицированных специалистов (учёных, инженеров, докторов и т.д.), но лишь немногие готовы обсуждать основу для содействия трансграничному перемещению (в обоих направлениях). Решение ЕС ввести с 2016 г. в рамках своей программы «Инновационный союз» «научные визы» для содействия трансграничному перемещению специалистов является попыткой устранить некоторые из этих барьеров.

«Ресурсное проклятие» для науки

Добыча ресурсов позволяет стране накопить значительные богатства, но в долгосрочной перспективе устойчивый экономический рост редко обеспечивается опорой исключительно на природные ресурсы, отмечает ЮНЕСКО. Ряду стран, по всей видимости, пока не удаётся использовать возможности сырьевого роста для укрепления основ своей экономики. В связи с этим напрашивается вывод о том, что в странах богатых природными ресурсами высокие темпы роста за счет добычи полезных ископаемых лишают деловой сектор стимулов для сосредоточения усилий на инновациях и устойчивом развитии.

Завершение недавнего периода бума сырьевых рынков в сочетании с обвалом мировых цен на нефть в 2014 г. подчеркнуло уязвимость национальных систем поощрения инноваций в целом ряде богатых ресурсами стран, которым в настоящее время с трудом удается сохранять свою конкурентоспособность: Канада, Австралия, Бразилия, арабские государства-экспортёры нефти, Азербайджан, Центральная Азия и Российская Федерация. При этом некоторые страны, развитие экономики которых традиционно зависело от экспорта сырья, сегодня прилагают дополнительные усилия для того, чтобы сделать приоритетом развитие на основе знаний.

В нормальных обстоятельствах богатые ресурсами страны могут позволить себе роскошь импорта необходимых им технологий до тех пор, пока сохраняется благоприятная конъюнктура (государства Персидского залива, Бразилия и т.д.). В исключительных обстоятельствах, когда богатые ресурсами страны сталкиваются с эмбарго на покупку технологий, они прибегают к стратегиям импортозамещения. Так, с середины 2014 г. Российская Федерация расширила свои программы импортозамещения в ответ на торговые санкции, коснувшиеся импорта важнейших технологий. В то же время пример Ирана показывает, как длительное торговое эмбарго может побудить страну к инвестициям в эндогенное технологическое развитие.

Автор: alizar

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля