Какую часть прибыли теряют разработчики, выпуская приложения только на английском языке?

в 18:07, , рубрики: ackuna, Аналитика мобильных приложений, Исследования и прогнозы в IT, локализация, локализация мобильных приложений, маркетинг мобильных приложений, перевод, Развитие стартапа, метки:

Вполне понятно, что мобильное приложение, выпущенное только на английском языке, вряд ли сможет стать успешным на рынке той страны, где этот язык не является основным. И если для каких-то локальных приложений вроде справочников или служб такси это не является критичным, то казуальные игры поступают недальновидно, отказываясь от самой крупной части мирового рынка. Мы решили посмотреть, какого процента прибыли может недосчитаться команда, разрабатывающая мобильные игры, если исключить из поля зрения страны, где не говорят по-английски.

Какую часть прибыли теряют разработчики, выпуская приложения только на английском языке? - 1

Две языковых стратегии: Candy Crush Saga и Clash of Clans

Казуальная игра Candy Crush Saga по данным App Annie стала в 2014-м году одним из самых популярных приложений в мире. Это удивительно, но в App Store она представлена только на английском и японском языках. Несмотря на это, приложение демонстрирует большие успехи на рынках США, Германии, Франции и Бразилии по количеству загрузок и доходу в Google Play и App Store. При этом Candy Crush Saga но не входит в топ-10 популярных приложений на таких крупных рынках, как Россия и Китай. А ведь только в Китае число пользователей смартфонов практически в три раза больше, чем всё население США.
Значит ли это, что успех связан с фокусировкой на рынках с максимально платежеспособной аудиторией? Не обязательно. Давайте посмотрим на то, какой путь выбрала команда Clash of Clans, ставшей самым доходным игровым приложением 2014 года. Этот продукт имеет поддержку многих языков: японского, корейского, китайского, испанского, русского… Такая диверсификация обеспечила ему вхождение в топ-10 приложений на рынках, показывающих самые высокие темпы роста доходов от мобильных игр – Японии, Южной Корее и Германии.
Видимо, вопрос заключается в конечной цели разработчиков. Создатели Candy Crush Saga делали компанию на продажу, и смогли, как мы знаем, успешно продаться Activision Blizzard. Разработчики Clash of Clans решили сосредоточиться на доходах от пользователей приложения. Чтобы убедиться в разумности такого предположения, изучим статистические данные.

Немного статистики

Согласно отчету компании Common Sense Advisory, 87% пользователей, не владеющих английским языком, не станут приобретать продукт на сайтах с англоязычным интерфейсом. При этом даже те пользователи, кто уверенно владеет английским, скорее отдадут предпочтение сайтам и приложениям на родном языке. В общей сложности таких респондентов оказалось около трех четвертей. Для Японии этот показатель составил 70%, Китая – 54%, Франции и Турции – 61%, а для Германии – 58%.
Впрочем, это скорее о психологии пользователя, чем о деньгах. Давайте попробуем перевести эти цифры на язык долларов. По итогам 2014 года объем мирового рынка мобильных приложений составил 33.7 млрд долларов (данные Strategy Analytics). По прогнозам statista.com, к концу 2015 года эта цифра должна достигнуть 45.37 млрд долларов.
Основная часть рынка мобильных приложений приходится на игры: с марта по май 2015 года на мобильные игровые приложения пришлось 40% загрузок и 80% общего дохода. При этом монетизация игр в среднем в 4 раза выше, чем у других приложений. По прогнозам Newzoo, мобильные игры принесут 30.3 млрд долларов дохода в 2015 году.
По регионам картинка такая: в июне 2014 года выручка мобильных игр составила 12.2 млрд долларов в азиатско-тихоокеанском регионе, в Северной Америке этот показатель составил 4.9 млрд долларов, Западной Европе – 3.2 млрд. В Восточной Европе и Латинской Америке 0.63 и 0.51 млрд соответственно.

Все в Азию?

Очевидно, что для разработчиков сегодня наиболее интересен азиатский рынок мобильных игр, основной доход на котором по данным компании SuperData генерируют Япония (6.2 млрд долларов), Китай (5.2 млрд долларов) и Южная Корея (1.3 млрд долларов). При этом сравнительно небольшая Япония, в которой по данным eMarket на конец 2014 года насчитывалось 50.8 млн пользователей смартфонов против 519.7 млн китайских пользователей, приносит наибольший доход. Не случайно даже авторы Candy Crash Saga не решились обойти эту страну своим вниманием.
На японском рынке лидируют главным образом местные разработчики (данные App Annie), такие как GungHo, разработавшая популярную среди местных геймеров игру Puzzle&Dragons. При этом японские пользователи очень требовательны к сервису и качеству мобильных игр, на которое напрямую влияет локализация.
Приложения от местных разработчиков доминируют также на китайском и южнокорейском рынках. Важной особенностью китайского рынка является то, что тут нет Google Play, а Android-разработчикам приходится взаимодействовать с местными магазинами приложений, которые нередко получают большую часть дохода – 60-70% с приложения.

Другие рынки

Из других привлекательных для разработчиков неанглоязычных рынков также можно выделить Германию (36.4 млн пользователей по данным eMarketer), которая по размеру дохода от мобильных приложений за 2014 года оказалась на четвертом месте по загрузкам на iOS-устройства и седьмом месте в Google Play в мире. Кроме того, интересны рынки, которые показывают наиболее высокие темпы роста: Индия (123.3 млн пользователей), Бразилия (38.8 млн), Мексика (28.7 млн) и Россия (49 млн).
Кстати, Россия находится на 4-м месте по загрузкам из Google Play и на пятом месте по загрузкам из App Store в 2014 году. А всего, по данным Internet World Stats, в мире насчитывается более 103.15 млн русскоязычных интернет-пользователей это около 70.5% русскоязычного населения в мире. При этом среди россиян, по данным «Левада-центра», на май 2014 года 70 % не владели никаким иностранным языком, и лишь около 11% свободно говорили на английском.

Финальный подсчет

Давайте обобщим все данные, которые были приведены выше, и посмотрим, какую часть дохода теряют разработчики игр, выпускающие свои продукты исключительно с англоязычным интерфейсом.
Несложно увидеть, что англоязычные страны (США, Великобритания, Австралия и т.д.) дают суммарно около ¼ мирового рынка мобильных игр в денежном эквиваленте. При этом одна только маленькая Япония дает сравнимые показатели – 1/5 всего мирового рынка.
Говоря проще, разработчик, выпустивший только англоязычную версию своей игры, вынужденно отказывается от ¾ потенциального дохода.
Справедливости ради, стоит заметить, что локализация интерфейса – необходимое, но не всегда достаточное условие выхода на новый рынок. Но без неё, как уже говорилось выше, местные пользователи в 70% случаев откажутся от вашего продукта.

Нет смысла отказываться от ¾ всеx доходов, если можно (к тому же, совершенно бесплатно благодаря переводческому краудсорсингу) выпустить локализованную версию для неанглоязычных рынков, особенно таких интересных во всех смыслах, как Япония, Южная Корея или Германия? Говорите с пользователем на его языке – и вы сможете в разы поднять доходы от приложения, охватив тех, для кого английский – не самый комфортный вариант для повседневного общения.

Автор: Kirill_Agishev

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля