Рецензия: Нил Стивенсон. Анафем

в 15:12, , рубрики: Песочница, метки: , ,

Мы тут в течение месяца читали научно-фантастическую книгу некоего Нила Стивенсона под названием «Анафем». Так как книга претендует на раскрытие темы науки и философии, мы взяли на себя смелость написать кое-какие впечатления от сего произведения. Скажем сразу, что книгу прочитать стоит, не зря она завоевала какие-то там призы буржуйского «сайенсфикшена». В центре сюжета планета из параллельной Вселенной, на которой теоретики (а скорее философы) загнаны в резервации, где они занимаются своими научно-философскими изысканиями под присмотром мирской власти. Но рано или поздно теория приводит к научно-технической революции, к которой остальной мир не готов в силу, скажем так, среднестатистического заторможенного развития. Из-за этого ученые-философы подвергаются насилию и установке новых ограничений вплоть до запрета пользования компьютерами и записывающей техникой. Подобное происходило неоднократно, и эти события предшествуют действию книги. Главный герой «Анафема» — 18-летний монах-астрофизик, весьма посредственный и недогадливый, который ведет дневник о событиях внутри резервации-концента. Естественно, не все так просто, и вскоре всё завертелось…

Рецензия: Нил Стивенсон. Анафем - 1

Теперь расскажем о минусах книги. Постараемся не спойлить, а также напомним, что книга полна достоинств и описание негативных моментов не ставит целью отговорить желающих от прочтения.

Первая главная претензия к «Анафему» это графоманство автора. Он пытается вместить в один роман слишком много вещей сразу: пересказ философских идей от античности до конца прошлого тысячелетия, описание технических подробностей машин, устройств, архитектуры, а также, например, таких деталей, как технология вывода человека на орбиту планеты. Так как все это перемешивается со злободневными шуточками протагониста, то получается утомительная каша, которую рано или поздно любой читатель пытается скорее пролистать.

Касаемо философских идей в книге – все они не новы и содраны с древних греков, Лейбница, Декарта, Гуссерля, Гёделя и даже старика Пенроуза. Интересно лишь то, что они преподнесены так, как будто открыты цивилизацией планеты Арб со всеми вытекающими. Поэтому школы носят другие названия, а их основатели – другие имена. Тут человеку с хорошим образованием доставит удовольствие выискивать отсылки к философам и метафизикам прошлого. Но у автора идеи Платона переплетаются с многомировой интерпретацией Эверетта и квантовым сознанием Пенроуза. И переплетаются не как у какого-нибудь крутого философа типа Гёделя, а как у натурального графомана. В результате в голове читателя снова каша и немного приподнятый уровень чувства собственной важности от угадывания знакомых образов. Впрочем, если бы это было действительно новой философией, то у нас не было бы данного научно-фантастического романа.

Третья претензия состоит в том, что автор так увлекся мутными диалогами главных героев, что практически забыл про психологизм героев. В итоге характеры вообще не натуральны, не похожи на людей, непредсказуемы, не запоминаемы и неинтересны. Мы, например, так и не смогли понять, сколько лет фраа Ороло. Философские монологи героев разбавлены сленгом и выдуманными словами – в итоге мы читаем о персонаже и тут же забываем его на следующей странице.

Далее про новые слова. Это очень тупо. Автор для наглядности вводит несколько новых слов на двух основных языках планеты. Составляет минисловарь, из которого мы узнаем, как и что переводится на наш язык. Ладно, пусть философские школы, элементы резерваций, религии и парадоксы имеют новое название. Но зачем по-новому обзывать видеоаппаратуру или бытовые транспортные средства, но в то же время оставлять прежнее название для квантовой механики, астрофизики и их терминологии? Считаем, что ввод в словарь другого мира бытовых слов абсолютно неоправдан и сильно мешает в начале книге вплоть до желания бросить читать.

Пятая претензия к роману как к научному труду (ведь это научная фантастика, а не фэнтези). Действительно не только мы видим кучу ляпов в фантазиях автора, но и многие «рецензенты» отмечают это. Ну вот, к примеру, факт о том, что в наш мир попадают атомы из другого мира, в котором форма электронных орбиталей иная, в результате чего они не взаимодействуют с атомами нашего мира. Мы не спорим, что где-то в иных Вселенных может быть другое строение атома (мы тоже фантазёры, ага), но бытовое описание автора существования подобной материи в нашей (вернее, авторской Вселенной) очень сомнительно. Скорее это закончится какой-нибудь аннигиляцией или коллапсом. Все-таки принцип Паули, закон сохранения квантовых чисел, симметрия и т.д. — крайне жесткие ограничения на взаимопроникновение параллельных вселенных с разными параметрами.

Последняя существенная претензия к «Анафему» это претензия к фабуле. Автор повторяет древние идеи большинства конспирологов, а также разного рода фриков от религии о том, что ученые и философы это члены отдельной социальной группы, которых как-то можно выделить из общей массы и изолировать. Это не так. Подобной социальной группы не существует, она фиктивна и является выдумкой (иконографией, как назвали бы ее инаки) – ученый люд, создающий или открывающий что-то новое – явление стихийное. Сегодня прорыв в физике осуществляет аристократ в десятом поколении из Гарварда, а завтра более мощный прорыв делает мужик из патентного бюро, который еле закончил ВУЗ. Впрочем, автор не смог осилить допущение и таки намекнул, что миряне планеты Арб также производят технологии, но не любят теоретическую часть науки. В результате чего читатель и приходит к выводу, что в храмах-резервациях сидят не ученые-инженеры, а скорее философы и теоретики.

Надеемся, что после нашей рецензии кто-нибудь захочет прочитать это объемное произведение (около полторы тысячи страниц в электронном виде) и высказать собственное мнение о романе. Нам было бы любопытно послушать умных людей.

Автор: устаршой по званию

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля