Когда мы были молодыми… ЭВМщиками

в 15:04, , рубрики: Песочница, метки: , ,

В 2014 году, разыскав меня по интернету, ко мне с письмом обратился профессор Збигнев Стачняк (Zbigniew Stachniak) из York University, Toronto, Canada. Збигнев готовил статью о развитии микрокомпьютерной техники в странах Восточной Европы в 1980-х годах. Он попросил меня ответить на ряд вопросов. Думаю, читателям тоже будут небезинтересны как сами вопросы, так и ответы на них. Поэтому я решил
выложить это интервью для вас.

Кстати, статья Збигнева вышла в IEEE Annals of the History of Computing, Volume 37, number 1, 2015 (http://www.computer.org/cms/Publications/docs/ahc-20150101.pdf).

Итак, собственно интервью (Z.S. — Zbigniew Stachniak, С.П. – Сергей Попов).

Z.S.
Первый вопрос: когда Вы решили опубликовать проект Микро-80 в журнале «Радио». Кто были те люди, которые могли бы собрать компьютер? Радиолюбители или группы энтузиастов работающие совместно?

С.П.
Мы, осознавая потенциал микропроцессоров и микрокомпьютеров, обращались в разные ведомства. В крупные компьютерные фирмы, в министерства. Нигде не нашли понимания. Журнал «РАДИО» в те годы издавался тиражом более 1 миллиона экземпляров, а читали его несколько миллионов человек. Я читал этот журнал с 1966 года и предложил коллегам туда обратиться. Наша первоначальная цель была – распространение информации о микропроцессорах, архитектуре компьютера и о программировании. Схемы и описание МИКРО-80 мы давали только как иллюстрацию основных принципов построения микрокомпьютеров. Мы понимали всю сложность повторения МИКРО-80 в любительских условиях.

Велико было наше удивление, когда мы стали получать сотни писем с просьбой дать ту или иную консультацию по изготовлению МИКРО-80. Насколько я знаю, компьютер МИКРО-80 был повторен в нескольких сотнях экземпляров. Практически всегда это были индивидуальные любители. Организовать какое либо общество любителей и найти помещение для собраний без получения
разрешения от государственных органов и органов КПСС было невозможно.

Z.S.
Второй вопрос. Схема Микро-80 содержит большое количество комплектующих. Я думаю, что в конце 70-х нельзя было приобрести микропроцессор К580 и чипы памяти просто в магазине. Я прав? В 1983 году что-то изменилось? Мог энтузиаст просто купить микропроцессор в магазине в Москве? Какова была конечная цена комплектующих в 1983 году и как она соотносилась типовыми доходами?

С.П.
До 1987 года купить в магазине комплектующие для самостоятельной сборки компьютера было невозможно. Приобрести компоненты можно было только на «черном рынке». Во многих городах этот рынок существовал возле магазинов радиодеталей. Например, в Москве возле магазина «Пионер» у Белорусского вокзала. Конечно, все комплектующие на «черном рынке» были «заимствованы» на предприятиях, получающих их по безналичному расчету.

В СССР «безналичные» деньги были только на счетах предприятий. Запрещалось переводить эти деньги в наличные. Кстати, в конце восьмидесятых годов несколько ловких людей заработали миллионы долларов, освоив механизм перевода безналичных денег в наличные. Таким образом, ответить на Ваш вопрос о цене комплектующих и процессора К580 невозможно, не смотря на всю странность этого заявления…

Z.S.
Третий вопрос: какова была реакция читателей на Ваши публикации о Микро-80 и РАДИО-86РК? Где они собирали и программировали свои компьютеры? Что энтузиасты делали с Микро-80 и РАДИО-86РК?

С.П.
Можно сказать, что в начале восьмидесятых годов в СССР жизнь большинства людей была скучна и размеренна. Телевидение заканчивало вещание в 22-00. В выходные магазины не работали. Наши публикации дали возможность многим открыть
для себя практически новый мир – мир компьютеров.

Люди приезжали в редакцию журнала РАДИО и буквально выпрашивали наши координаты. После получения огромного количества писем мы просили редакцию не давать наш адрес, опасаясь наплыва большого количества посетителей. Однако, многим удавалось заполучить не только рабочий, но и домашний адреса. Приезжали со всей страны, из Сибири, Молдавии, Эстонии, Украины, Дагестана, Армении и т.д. Помню, ребята из Дагестана привезли целую бочку конька, для получения «качественной» консультации. Сам испытав на себе влияние новой компьютерной эры, старался ни кому не отказывать и делится всей имеющейся информацией. Что касается групп энтузиастов, то они начали появляться в СССР во второй половине восьмидесятых годов. Они создавались, как правило, на предприятиях электронной промышленности. Благодаря им в СССР было освоено производство почти десятка клонов РАДИО-86РК под разными названиями.

Что касается применений компьютеров, то прежде всего, конечно, игры, обучение в школе, на ряде предприятий компьютеры использовались в контуре управления различными установками.

Z.S.
Четвертый вопрос: не испытывали ли Вы опасений, что всплеск популярности микрокомпьютеров, который Вы помогли обеспечить в Советском Союзе, мог бы создать определенное беспокойство у некоторых политиков, что они могут потерять контроль над информацией в неформальных группах и что некоторые из российских пользователей микрокомпьютеров могли бы стать опасным хакерами?

С.П.
Нам приходилось встречаться с рядом советских высокопоставленных партийных и государственных функционеров и функционеров от науки. Соломенцев М.С. – член политбюро ЦК КПСС, Горшков Н.В. — Председатель Государственного комитета СССР по вычислительной технике и информатике — Министр СССР, Александров П.А. — президент Академии наук СССР, Елютин В.П. — министр высшего и среднего специального образования СССР и другие.

По моим представлениям, никакой угрозы своему доминирующему положению в области распространения информации эти люди не ощущали. Какая угроза может исходить от штучки, размером с почтовую марку? Слово хакер вообще отсутствовало в лексиконе до начала 90-х годов.

Z.S.
Мой последний вопрос — о вашей оценке воздействия, которое Ваша работа и работа других ранних энтузиастов микрокомпьютеров имели на принятие микрокомпьютеров в Советском Союзе в 1980-х годах?

С.П.
В 1976 году в технической библиотеке мне попалась на глаза копия обложки американского журнала «Electronics» с надписью «Microprocessor». Я имел в то время весьма смутное представление о компьютерной тематике, но это слово – «Microprocessor» меня поразило (я по образованию инженер-оптик). Не знаю, но мне пришла в голову мысль – это то, чем я буду заниматься всю жизнь. В принципе так оно и вышло. Я начал искать, где в Москве знают это слово – «Microprocessor», и нашел таких людей в Московском институте электроники и математики в 1978 году.

В 1980 году у меня дома появился самосборный компьютер. А в 1982 году я разработал и сделал новый, уже с двумя флоппи дисководами и операционной системой CP/M. Публикации в журнале, издававшемся тиражом более миллиона экземпляров, несомненно оказали значительное влияние на жизнь значительного количества людей. Многие говорили мне об этом прямо. Встроенность российских программистов и разработчиков в международное разделение труда в компьютерной сфере, надеюсь частично обеспечена и нашими скромными усилиями.

Z.S.
Спасибо за время, которое Вы уделили для ответов на мои вопросы. Я действительно ценю это.

Автор: шаутбенахт

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля