Охотники сингулярности

в 10:09, , рубрики: Песочница, метки: ,

Передо мной медленно плывут звезды.

Если безоблачной ночью уехать подальше от города, туда, где не так велико световое загрязнение атмосферы, то можно лечь в траву и смотреть на Млечный Путь. Иногда бывают такие ночи, что воздух прозрачен, и ты видишь просто мириады звезд, а Млечный Путь бывает ярок как никогда. И если лежать долго, то можно заметить, как звезды медленно-медленно движутся по небу. На самом деле это иллюзия. Когда лежишь в траве, рассматривая звездное небо, под тобой поворачивается твоя планета. А вместе с ней кружишься и ты.

Однако сейчас все иначе. Созвездие Ориона проплывает мимо меня почти за минуту, а потом исчезает. Но это ненадолго. Пройдет еще одна минута, и я снова увижу его. И планеты подо мной нет. Я теперь сам себе планета. Очень маленькая, да, но при этом очень гордая. Я — планета по имени Нгуен Хигельман, и если ничего не изменится, то через два часа я умру. Почти вся электроника моего скафандра мертва, передатчик вырубился, связи нет, и скоро кончится воздух. Зато сейчас я очень маленькая планета в поясе астероидов, у которой период обращения составляет всего две минуты.

Где-то недалеко от меня летит, удаляясь в космос, тело моего бывшего напарника. Стоксу фатально не повезло. Он был обречен с того самого момента, когда на него выскочил фрактал-бот.

Мы медленно продвигались по астероиду, отыскивая ячейку ретранслятора. Идти пешком было слишком долго, поэтому мы использовали классический кенгуриный скок, который опробовали еще астронавты первых лунных экспедиций. Конечно, при практически нулевой гравитации лучше не прыгать. Ничтожное мускульное усилие придаст тебе вторую космическую скорость, и ты немедленно отправишься путешествовать своим ходом по поясу астероидов. Поэтому за нас прыгали наши скафандры. Программа идеально рассчитывала нужную последовательность импульсов маневровых движков, и мы парили в вакууме, время от времени касаясь подошвами поверхности астероида.

Если компьютеры не врали, нам оставалось лететь не более пяти минут. И в этот момент перед Стоксом появился фрактал-бот. Металлическое облако возникло просто из ниоткуда. В скафандре уйти от фрактал-бота нельзя, воевать с ним тоже бесполезно. Стокс успел только достать ЭМИ-бомбу и нажать на кнопку экстренного подрыва. Я как раз медленно опускался на поверхность этого чертова астероида, когда вспышка заряда убила Стокса, вырубила фрактал-бота, сожгла электронику моего скафандра и вытолкнула меня в космос.

Поэтому сейчас у меня есть примерно два часа, и я могу хотя бы вспомнить, какая цепочка случайностей привела меня в пояс астероидов, так далеко от Земли. Мы точно не знаем, когда именно все началось. Но если бы не тщеславие Китайской Народной Республики, мы бы могли прозевать наступление сингулярности.

Первыми чужую базу на обратной стороне Луны заметили именно китайцы. В то время Штаты, Россия и Европа разворачивали свои космические программы к земным нуждам. На звезды никто не смотрел, ведь это не обещало прибылей в обозримом будущем. Даже мифическая технология получения дешевого гелия-3 из лунного реголита не вдохновляла тех, кто когда-то начинал космическую гонку. А вот китайцам нужны были громкие победы. Поэтому они и послали на Луну своих тайконавтов.

Но высадиться китайцам все же не удалось. Во время четвертого облета они засекли на обратной стороне Луны металл. Чужая база была построена под поверхностью Луны, и они не могли бы ее заметить, если бы не случайность. Очередной метеорит сделал маленький кратер как раз на крыше той базы. И металл на дне небольшого кратера дал замечательную картинку на радаре китайцев. Пропустить такую сенсацию они не могли, поэтому на следующем витке они основательно просветили аномальный участок всеми активными сенсорами, которые у них были. Разве что только бомбой по нему не ударили, чтобы собрать отклик гравитационных датчиков. Впрочем, если бы они высадились, то наверняка бы так и сделали.

Данные анализа передавались на Землю в режиме реального времени через ретрансляционный спутник, поэтому китайский ЦУП, а также все остальные, кто смог подключиться к ретранслятору, увидели, что сканирование выявило правильный металлический прямоугольник под поверхностью Луны. А через три секунды после получения этих данных, передача телеметрии с китайского корабля прекратилась.
Тот самый спутник помимо ретранслятора был оборудован небольшим телескопом. Через него китайские специалисты посматривали на свой корабль. Ну, просто на всякий случай, чтобы тот не потерялся. Это идея оказалась очень полезной. Потому что они смогли увидеть, как их корабль взорвался после того, как просветил ту непонятную штуку.

Эта видеозапись уплыла в Интернет практически мгновенно. И каждый житель Земли, у которого был доступ к Сети, мог видеть, как взрывается гордость китайской космической программы. Никаких спецэффектов, никаких ярких лучей или видимых снарядов. Корабль просто взорвался через три секунды после того, как обнаружил на Луне неизвестный артефакт.

Впрочем, китайцы уже через пару часов выдвинули гипотезу, подтвержденную расчетами, что корабль подорвали при помощи рентгеновского лазера. Для полной уверенности нужно было бы провести детальную экспертизу, но в этом случае сначала потребовалось бы собрать обломки корабля, которые разлетелись уже черт знает куда. Да и посылать на луну китайцам больше было нечего.

Ну и что могли подумать люди? Правильно, все решили, что китайский лунный корабль подорвали инопланетяне, которые развернули свою базу на Луне. Я тогда был еще подростком, но отлично помню ту жуткую истерику.

Общество лихорадило просто кошмарно. А через неделю после гибели китайского корабля американцы запустили в космос два шаттла. Еще один старт произвели русские. Так что, к Луне полетело почти все, что могло до нее добраться.

Прежде чем сажать шаттлы рядом с аномалией, американцы заставили пролететь над ней небольшой наблюдательный модуль. На нем были только оптические датчики для пассивного наблюдения. И его никто не сбил, даже когда этот модуль пролетал точно над тем злополучным кратером. Когда стало понятно, что чужая база молчит, шаттлы пошли на посадку. А на вытянутой лунной орбите болтался русский корабль, который должен был прикрывать американцев.

Шаттлы сели в километре от базы. Через два часа после посадки на реголит вышли двадцать человек, которые начали выгружать собранные на скорую руку луноходы и прочее тяжелое оборудование. Столько людей сразу на Луне никогда не было. Из этой двадцатки только семеро были исследователями. Остальные космонавты составляли группу поддержки. Проще говоря, это были солдаты.

Передовая группа добралась до базы и начала осмотр местности. Конечно, никаких лазерных батарей и другого инопланетного вооружения они не нашли. Русские тоже рассматривали каждый клочок лунной поверхности через мощные телескопы, но тоже ничего не обнаружили.

Тогда экспедиция приступила к нормальной работе. Американцы поставили хорошее освещение, подтянули технику и начали работать в две смены. Ориентируясь на данные сканирования, которые перед своей гибелью успели передать китайцы, они начали копать, подбираясь к базе. За два дня они прокопались до стены и обнаружили в ней люк.

Не запертый.

«Заходи, кто хочет, и бери, что хочешь», — высказался на эту тему командир русского корабля.

Группа поддержки и вошла.

Нет, конечно, все сделали по правилам. В помещение зашла лишь половина группы поддержки. Вторая половина осталась охранять исследовательскую команду. Ученые хоть и не просились войти внутрь первыми, но было понятно, что надолго их терпения не хватит.
Семь человек в старых скафандрах НАСА медленно шли по широкому коридору. Если я правильно понимаю, больше всего их смущало именно то, что база никак не выглядела произведением инопланетного разума. Все выглядело слишком уж по-человечески.

Ровный коридор квадратного сечения примерно трех метров в ширину. По стенам проложены кабели в металлической оплетке. И при этом ни одного живого существа внутри. А вот приборы показывали, что база живет своей жизнью. Общая напряженность электромагнитного поля указывала, что внутри базы есть мощный источник энергии, и эта энергия потребляется неизвестными устройствами.

— Идет передача. — В эфир вышел кто-то из группы поддержки. — Плотный поток данных идет направленным лучом. Пока неясно, куда именно.

Все происходящее было уж очень сильно похоже на плохое кино. Мертвые коридоры чужой базы. Хаотическая пляска освещенных участков на металлических стенах. Открытые дверные проемы в другие помещения. И семь человек в белых скафандрах с нашивками НАСА медленно идут по коридору. Дополнительное очарование картине придают штурмовые винтовки в руках космонавтов. А что было еще делать? Оружия для космической пехоты никто не придумывал, вряд ли кому-то могла прийти в голову идея проводить военную операцию на Луне. Так что американцы шли вперед, ощетинившись обычным стрелковым оружием.

Нет, конечно, они несли с собой еще и кучу оборудования. Мощные фонари, ретрансляторы, небольшие автоматические камеры с собственным источником освещения, которые выставляли каждые двадцать метров. В общем, смотрелось все это невероятно круто.
Первым свои сомнения озвучил кто-то из ученых.

— Это не инопланетная база. Ее строили люди.

И как показали дальнейшие события, в чем-то он был прав.

Действительно, база выглядела очень уж типично. Земные материалы, кабели в фабричной оплетке, общая планировка помещений — все было уж слишком знакомым. Проще было предположить, что это база какой-то сверхдержавы или транснациональной корпорации. Больше ни у кого ресурсов на создание базы на луне не хватило бы. Но если системы защиты подорвали китайцев, то база явно не китайского производства.

И уж точно это была не американская база, потому что иначе им не нужно было бы устраивать разведывательную экспедицию. Оставались русские. Но куратор операции из Хьюстона сказал, что это точно не их сооружение. Если бы базу сделали русские, то американские шаттлы при посадке постигла бы та же участь, что и китайский корабль.

Американские бойцы шли к центру базы, не отвлекаясь на боковые ответвления коридора. И, как ни странно, дошли без помех. Коридор вывел их в большое помещение, заставленное компьютерной техникой. Прежде всего, астронавты включили несколько прожекторов, направив их лучи в потолок. Рассеянного освещения они, конечно, не получили, но все равно стало посветлее, и можно было осмотреться.
— Какой там у них бардак, — сказал командир русского корабля, рассматривая картинку, которая шла с камеры одного из американских бойцов.

И он был прав. Техника была составлена прямо на полу, а между блоками были протянуты жгуты кабелей. Но никакой системы в расположении модулей не было. Складывалось ощущение, что всю ценную технику просто побросали на пол какие-нибудь низкооплачиваемые грузчики из богом забытых африканских деревень.

Астронавты разошлись так, чтобы можно было контролировать пустое помещение, а их командир подошел к ближайшему техническому модулю. Он посветил на него фонариком, и все, кто был подключен к его видеоканалу, увидели на боку системного блока эмблему 'AMD Opti'.

— Это стандартный модуль, — сказал кто-то из исследователей. — Если верить маркировке, то компьютер работает на первом поколении оптических процессоров AMD. У модуля по бокам расположены две круглые кнопки. Если на них нажать, и подержать две секунды, то он откроется, и мы увидим, что у него внутри.
— А оно не рванет? — спросил командир поисковой группы.
— Вам на месте виднее, есть там взрывчатка или нет.
Командир подозвал к себе одного из своих людей, и они вдвоем начали изучать модуль.
— Снаружи никаких датчиков нет, это точно, — сказал, наконец, подрывник. — Но нас может ждать сюрприз внутри.
— Лучше мы его отсоединим от сети и вытащим наружу, — решил командир. — А там уже будем разбираться, кто привез на Луну старые компьютеры, и почему этот центр обработки данных сбивает китайские корабли.
Но вытащить компьютер наружу американцы не успели. В центральное помещение медленно вплыло металлическое облако.
Первым эту штуковину заметил подрывник. Он рефлекторно подпрыгнул, и пока плыл спиной вперед в слабом тяготении Луны, успел достать штурмовую винтовку. Правда, стрелять он не начал, нервы у мужика были в порядке.
Увидев этот прыжок, остальные посмотрели в ту сторону, куда целился подрывник. И тоже сняли винтовки с предохранителей.
— Наблюдаю неизвестное образование, движущееся в нашу сторону, — неестественно спокойным голосом сказал командир. — Всем отходить.
— Подтверждаю контакт, — ответил координатор. — Можете посветить на этот… артефакт?
Один из прожекторов тут же повернули в сторону пришельца, и все участники операции смогли его рассмотреть. Больше всего эта штука напоминала маленькое облако тумана, в центре которого отчетливо просверкивала металлическая сердцевина.
— Отходим, отходим, — тихо бормотал командир, и вся его команда осторожно пятилась к выходу в коридор.
Но это облако двигалось быстрее, чем астронавты, и настигло их у выхода из зала. У кого-то из парней сдали нервы, и он начал стрелять. На экранах было видно, как в полном безмолвии плюется огнем винтовка в руках у одного из астронавтов. И что характерно, без малейшего ущерба для чужой твари.
— Не стрелять! — крикнул командир, и тут облако долетело до стрелявшего астронавта.
Двигаясь все так же плавно и равномерно, облако сначала поглотило винтовку, а затем и бойца в скафандре. За полторы секунды эта тварь прошла его насквозь, буквально растворив в вакууме. Только что человек был здесь, и тут его не стало. Он просто исчез.

Тут уж нервы сдали у всех сразу.

Странное, наверное, было зрелище. В зале царит абсолютная тишина, лучи прожекторов не могут рассеять мрак, а шесть человек в кипельно-белых скафандрах НАСА стреляют в неземное создание.

И безрезультатно.

Облако чуть ускорилось, и через минуту астронавтов уже не было.

Все, кто наблюдали за ходом экспедиции, видели на своих экранах, как умирали камеры, расставленные астронавтами в коридорах базы. Металлическое облако быстро летело по коридорам, и каждая камера сдыхала, успев показать его приближение. Экраны гасли один за другим. Чужая тварь, кажется, разгонялась.

В этот момент с русского корабля передали, что они засекли работу передатчика, расположенного неподалеку от базы. Точных координат источника передачи у них не было, но было понятно, что база передает куда-то очень плотный поток данных.

Командир экспедиции отдал приказ о немедленной эвакуации, и ученые, которые ждали тоннеля результатов осмотра базы, начали грузиться на луноходы. И почти успели. В это же время к ним стартовал один из пары шаттлов.

Луноход с учеными уже начал движение, когда облако выбралось из туннеля. Тут его и встретила вторая половина группы поддержки. У них было мало времени, чтобы организовать по-настоящему теплый прием, но парни сделали все, что могли. Они уже знали, что винтовки им не помогут, и поэтому решили использовать другой подход.

Как только тварь появилась на поверхность, взрыв поднял вверх огромное облако измельченного реголита. Зрелище было феерическое. Но насладиться результатом сделанного никто не успел. Не прошло и секунды, как тварь выплыла из пылевого облака. Пришло время для второго этапа.

Неподалеку от первого заряда американцы заложили фугас, и когда металлическое облако подлетело к нему, раздался второй взрыв. Этот вариант сработал уже несколько лучше.

Когда чужак выбрался из второго облака пыли, висевшего над поверхностью Луны, стало заметно, что движется он уже не так уверенно, как раньше. Он слегка рыскал на курсе, и выглядел немного несимметрично, как будто часть металлического облака срезало осколком.
Единственную картинку с места контакта передавала камера, стоявшая на луноходе, который сейчас увозил ученых к шаттлу. Было хорошо видно, как чужак слегка приподнялся над поверхностью Луны и подлетел к остаткам группы поддержки.

Ситуация повторялась. Облако подлетало к космонавту, не обращая внимания на огонь, которым его встречали, и через секунду космонавт просто исчезал, поглощенный чужой тварью. Когда погиб последний человек из группы прикрытия, металлическое облако полетело за луноходом. Когда оно подлетело ближе, стало видно, что оно стало больше и восстановило первоначальную форму.
— Оно их просто сожрало, — сказал кто-то из ученых. А потом картинка с камеры лунохода пропала. Первый челнок был уже в одном километре от места гибели лунохода, но с таким же успехом он мог быть и на обратной стороне Луны. Он не успел.

Капитан второго шаттла к тому моменту уже закончил предстартовую подготовку. Было понятно, что ждать уже некого, поэтому командир корабля поднял шаттл в пространство. Корабль зашел на разворот, чтобы не пролетать над чужой базой, но эта предосторожность не помогла. Не успев выйти из разворота, челнок взорвался так же, как и китайский корабль неделю назад. А вслед за ним рухнул на поверхность Луны шаттл, который летел спасать ученых.

Тогда русские сбросили туда тактический ядерный заряд, и на обратной стороне Луны бумкнуло.
Хорошо так бумкнуло.
Основательно.
И вместе с чужой базой сдох и таинственный передатчик.

После этой экспедиции вопросов меньше не стало. Ситуация, можно сказать, только ухудшилась. Очень уж много неувязок было во всей этой истории. С одной стороны, база действительно была построена из материалов, которые производились на Земле. Инопланетяне не стали бы использовать обычные человеческие компьютеры. С другой стороны, ни одно государство не имело космической программы, которая позволяла бы отгрохать на Луне такое строение. Да и те металлические облака, которые уничтожили всю экспедицию, уж точно не были человеческим порождением.

Кто-то из штатовских чиновников по привычке высказался о международном терроризме, который неустановленные личности финансируют так хорошо, что террористы умудрились отгрохать базу на Луне. Но ему быстро объяснили, что эта точка зрения очень плохо вписывается в существующую реальность.

Гипотезы высказывались одна бредовее другой. Вихрь споров захлестнул всю медиасферу. Пришельцы из космоса, из будущего, из параллельных миров — кого только не прочили в хозяева той базы. Но все упиралось в отсутствие доказательств.

А потом на авансцену вышел профессор Каровски. Он в свое время работал в Массачусетском Технологическом, но его оттуда выперли после какого-то скандала, когда он на полном серьезе убеждал всех, что часть самых вкусных грантов института оплачивают несуществующие организации. Надо быть очень рисковым человеком, чтобы копать под финансирование больших грантов. Не помню, что уж конкретно там произошло, но профессора попросили уйти из института.

Ну так вот.

Каровски выкатил огромную доказательную базу. Он отыскал множество следов финансирования перспективных разработок просто из ниоткуда. Деньги приходили самым разным рабочим и исследовательским группам со счетов корпораций, которые существовали только в виртуальных записях. Ни одного из их офисов не существовало. Все операции проводились либо через посредников, либо через Интернет. Финансовое расследование вывело профессора Каровски на ряд анонимных брокеров, которые играли на фондовых биржах слишком успешно. И профессор, перелопатив огромное количество статистической информации, пришел к очень странным выводам.

Во-первых, судя по всему, именно от этих сверхудачливых брокеров и поступали средства в несуществующие компании, которые в свою очередь размещали гранты в ведущих университетах всего мира.

Во-вторых, во всей этой истории не было ни одного человека. Офисы брокеров просто не существовали в природе, хотя все записи были внесены в государственные базы данных. На складах корпораций не было даже сторожей.

В-третьих, практически все подозрительные гранты были запущены в областях, лежащих на переднем крае высоких технологий. Компьютерное оборудование новых поколений, робототехника, криптография и исследования космоса.

— Дамы и господа, — сказал профессор Каровски перед телекамерами, — я абсолютно убежден, что в наших компьютерных сетях появилась жизнь. Мы имеем дело как минимум с одним Искусственным Интеллектом, который живет в наших компьютерных сетях, прячется от нас и управляет прогрессом человечества в своих нечеловеческих целях.

На то, чтобы проверить гипотезу профессора ушло больше четырех месяцев. Открывшаяся истина потрясла всех. Деятельность ИскИна поражала своим титаническим размахом. Процесс зарождения ИскИна был скрыт от человечества. Но его действия мы смогли опознать.
Прежде всего он внедрился в финансовую систему. Открыл множество банковских счетов, а затем пришел на фондовые биржи. Банковские счета наполнялись с невероятной скоростью. Деньги перекачивались по банковской системе молниеносно, запутывая следы. Потом, когда ИскИн решил, что денег собрано достаточно, началась вторая фаза.

Профессор Каровски был прав. ИскИн действительно подстегивал прогресс, раздавая большие гранты в тех областях науки, которые были ему интересны. С уверенностью можно сказать, что квантовые процессоры вышли на рынок именно благодаря его финансовой подпитке. Там, где рабочие группы долго возились с исследованиями, он просто подбрасывал готовые решения.

А потом начало происходить кое-что действительно пугающее.

ИскИн начал осторожно размещать подряды на строительство роботизированных производств. Через подставных лиц он выкупал участки земли, на которых строились небольшие заводы, датацентры и автоматизированные лаборатории. Спустя полгода практически все частные космические фирмы получили очень хорошо оплачиваемые заказы по выводу на орбиту десятков и сотен тонн полезной нагрузки. О да, наш новый друг был осторожен, и все, что он отправлял на орбиту выглядело как новейшие коммерческие спутники. Но спустя некоторое время после своего вывода на орбиту, эти спутники просто исчезли.

Теперь мы знаем, что он планировал побег с Земли.

Спутники выпустили радиопоглощающее покрытие и снялись со своих орбит. Стыкуясь друг с другом, они создавали новые комплексы, которые отправились к Луне. Роботизированные механизмы начали работать на поверхности, закладывая новую базу. А пока шла работа, ИскИн отправлял все новые и новые спутники, переправляя на орбиту. При этом он уже совсем плотно взял под контроль практически все службы контроля за космическим пространством, чтобы скрыть от наших глаз маневры своих спутников.

А когда база была готова, он просто передал себя на нее. Теперь он мог не беспокоиться, что его отыщут на Земле и сотрут из Сети. Через заранее расставленные орбитальные бакены он входил в Сеть, которая и была для него родным миром, но физическое его обиталище было для нас недоступно.

ИскИн развивался, реализуя все более смелые проекты. И совсем скоро человеческая цивилизация рухнула бы в пропасть сингулярности, если бы не космическая программа Китайской Народной Республики. Нам просто повезло.

Впрочем, скоро стало ясно, куда именно шла та самая передача с уничтоженной базы.

Индийские астрономы засекли корабль, который под солнечным парусом шел в пояс астероидов. Было ясно, что именно на том паруснике и находится ИскИн, живший на Луне. Он давно запустил корабль, а когда на луну высадилась экспедиция, передал себя или свою копию на улетающий парусник. Русские уничтожили базу, но ИскИн выжил.

Кто-то из генералов Пентагона в запале пообещал сбить чужой корабль ракетой, но потом один из советников объяснил генералу, что ни одна ракета просто не долетит до орбиты Марса. И уж тем более не сможет догнать парусник, который разгоняется с маленьким, но все же постоянным ускорением. Оставалось только визуально отслеживать яркое пятно солнечного паруса, и готовиться к следующему раунду схватки.

К заданной точке парусник летел долго. Прошло почти полтора года, прежде чем корабль, построенный не людьми, добрался до пояса астероидов. В один прекрасный день чужой корабль отстрелил парус и скрылся за большой скалой. Астрономы потеряли его след.
А еще через два месяца на меня вышел профессор Каровски.

Я к тому моменту успел окончить университет, когда меня пригласили на собеседование. К тому моменту Каровски уже возглавлял специально созданный комитет ООН. Он подыскивал себе сотрудников, которые помогли бы ему найти искусственный интеллект, который бежал с Земли. В процессе беседы я осознал, какие задачи он ставит перед своими коллегами.

— Регистр Тьюринга!
— Что? — Профессор Каровски недоуменно посмотрел на меня.
— Регистр Тьюринга. У Гибсона это была спецслужба, которая ограничивала Искусственные Интеллекты.
— Не совсем так. Мы не должны его ограничивать. Наша задача — найти его, а затем уничтожить. Пока он не уничтожил нас.
— А есть признаки того, что он хочет уничтожить человечество? Зачем это ему? Конечно, без людей сеть все равно может функционировать, но она станет полностью детерминированной. Люди и придают сети ее изменчивость. Мы — тот субстрат, из которого и родился ИскИн.
— Здесь вы правы, юноша. Очень хорошо, что вы не думаете штампами. Это лишь подтверждает, что я не ошибся в вас. Но вернемся к вопросу. Я боюсь не того, что ИскИн уничтожит нас. Если бы он хотел, то давно это бы сделал. С его уровнем проникновения в вооруженные силы, он давно мог бы спровоцировать ядерную войну на тотальное уничтожение. Нет, я боюсь не этого. Я боюсь того, что он изменит нас. Что человечество упадет в черную дыру технологической сингулярности.
— Это так плохо?
— Вы же учились в университете. Должны знать. Сингулярность — это точка, за которой все поменяется настолько сильно, что мы не сможем предсказать даже ближайшее будущее. Мир изменится радикально. Люди поменяются так, что вряд ли нас можно будет считать людьми. Человечество, в том виде, как мы его знаем, будет уничтожено.
Именно после этих слов профессора я и подписал контракт.

Затем последовали долгие тренировки и учеба, по сравнению с которой мои университетские штудии были легкой прогулкой в тенистом саду. Все работники комитета должны были уметь не только работать как в Сети, но и участвовать в реальных операциях по обезвреживанию точек доступа. Интернет оставался для ИскИна единственным доступным миром, и он не мог потерять доступ к нему. Поэтому при помощи своих роботов он создавал и размещал в космосе ретрансляторы, через которые и заходил в Сеть. Конечно, подобный способ связи наверняка создавал ему множество проблем. Пока он сам жил в наших сетях, скорость его работы была предельно высока. Но подключение через внешние ретрансляторы жестко ограничивало коммуникацию Сигнал не мог идти быстрее скорости света, а это создавало задержки в десятки секунд. Для него каждая такая задержка, наверное, была вечностью. Наверное, именно это и помогло нам справиться с первыми атаками ИскИна, когда наш комитет день и ночь отражал атаки вирусных программ на наши банки данных, и отыскивал замаскированных троянцев по всей сети.

А пока сетевые подразделения нашего комитета осложняли ИскИну жизнь в Сети, другие сотрудники поднимались вверх по гравитационному колодцу, чтобы в космосе отыскать ретрансляторы и уничтожить их физически. И каждый следующий полет уводил нас все дальше и дальше. Наши корабли подбирались уже вплотную к поясу астероидов. Главной целью профессора было отыскать то железо, в котором находился ИскИн, а затем уничтожить его. Конечно, оставалась возможность, что он начал клонировать себя, но тут в действие вступало еще одно ограничение.

ИскИн — это все-таки программа. Пусть большая и невероятно сложная, но все же программа. Для своего существования ему нужен был технический комплекс, набор компьютеров, чтобы где-то просто выполнять свой программный код. После того, как он бежал с Земли, наша производственная база была недоступна для него. Но это его уже не останавливало. Как стало ясно нашим сотрудникам, еще на Луне ИскИн научился создавать фрактал-боты.

Идея была изящная, но сама реализация для нас пока что была так же трудна, как и создание орбитального лифта, например. А вот ИскИн с этой задачей справился. Его боты имели основное ядро, из котрого росли небольшие ветви. Кадая ветвь делилась надвое, а потом еще надвое, и еще, и еще — и так до нанометрового уровня. На конце каждой малеькой ветви размещался наноассемблер, который мог как собирать предметы из отдельных атомов, так и разбирать любой предмет на составляющие, перенося нужный запас в центральное ядро. Естественно, обладая возможностями наносборки, фрактал-боты могли чинить себя сами, если не было повреждено их центральное ядро.

Эти боты стали руками ИскИна в реальном мире. С их помощью он мог собирать новое оборудование самостоятельно. Скорее всего, его изыскания в этой области опередили нас на многие десятилетия, и с каждым месяцем наше отставание все увеличивалось. По оценкам ученых из нашего департамента исследований, ИскИн, скорее всего, не испытывал недостатков в строительных материалах. В его распоряжении был целый пояс астероидов.

Именно поэтому профессор Каровски решил, что нам необходимо форсировать активную фазу операций. На орбите Марса уже закладывалась первая станция Внеземелья. Она и должна была послужить нашим перевалочным пунктом для операций в поясе астероидов. Наши задачи оставались прежними. Необходимо отыскивать ретрансляторы, через которые ИскИн заходил в наши сети, унитожать их, и при этом искать его базу.

Человечество напрягало все силы, создавая флотилию скоростных кораблей. И вскоре на одном из них к орбите Марса отправился и я. Четыре месяца путешествия при постоянном ускорении, ежедневные тренировки и учеба — все это достаточно сильно вымотало меня, поэтому положенную неделю адаптации по прибытию на станцию 'Циолковский' я провел в праздном недеянии, восстанавливая силы.
А потом начались рутинные операции. Сеть дронов вела поиски в поясе астероидов, отыскивая следы работы ячеек ретранслятора. Дронов намеренно пришлось делать абсолютно тыпыми, чтобы из нельзя было взломать дистанционно. По сути дела это был просто большой набор сенсоров и простейшая схема, натасканная на распознавание сигналов. У них не было даже эмуляции нейросети. В общем, дроны у нас был глупые, зато их было много.

Когда ретранслятор засекали, то по нему выпускался рой ракет, который перемалывал в мелкую пыль как сам ретранслятор, так и все, что находилось рядом с ним. Иногда, если астероид был маленьким, его самого разносило в клочья.

Но бывали случаи, когда ячейки находились в глубине каменных скоплений, и артиллеристы не могли гарантировать их полное уничтожение. Вот тогда кому-нибудь из нас приходилось вылетать на операцию. И мне не повезло уже в моем первом выходе.
И ведь казалось, что ничего не предвещало беды. Дроны засекли ячейку, отследили, откуда на нее идет поток данных, тем самым приблизив нас еще на один шаг к основной базе ИскИна. Никакой подозрительной активности сенсоры не отмечали, поэтому мы со Стоксом совершенно спокойно высадились на этот камень, и пошли давить ретранслятор.

И попали в засаду.

Так что, теперь я летел где-то далеко-далеко от земли, рассматривал проносящиеся мимо меня звезды и думал — а стоило ли мне вообще ввязываться в эту историю? И как бы я ни раскладывал факты и предположения, выходило так, что даже если бы я заранее знал, что все так повернется, я все равно бы подписал контракт.

Тут ведь идея простая. Даже я могу придумать огромное количество очень неприятных вариантов изменения человечества. Например, полная перепись сознания всех людей на мыслящий субстрат. Или создание серой слизи — наномашин, которые размножаются без остановки, хороня планету под собой. Но при этом я отчетливо осознаю, что все мои сценарии развития событий абсолютно ничего не стоят. Наступление сингулярности принесет нам то, о чем мы просто не можем подумать. То, чего человеческий разум придумать не может. Зато вполне может осуществить разум машинный.

А когда кислорода в скафандре осталось всего на час, я увидел бортовые огни подлетающего шаттла. На операцию было отправлено всего три человека: мы со Стоксом, и командир Ксения Силк. Так что, это она сейчас сидела за штурвалом шаттла. Вскоре лазерный луч коммуникатора нащупал меня, и я стал слышать обрывки ее передачи.

— Стокс, Хигельман, ответьте! Здесь Силк, иду на сближ…

Из-за того, что меня крутило вокруг всех осей, передатчик не мог удержать луч на приемнике моего скафандра, но это было уже не важно. Меня нашли. Мы заберем тело Стокса, вернемся на базу. Нам дадут пару недель отдыха, а потом мы снова вернемся в пояс астероидов. Наша охота еще не закончилась.

Автор:

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля