Управление геополитическим регионом

в 14:01, , рубрики: Песочница, метки: , , , , , , , , , , ,

Вступление

Геополитика – довольно молодая наука, но её значение сложно переоценить. По различным данным, прошло около 60-80 лет, пока на основании геополитики не было сформулировано понятие «геоэкономика», и ещё порядка 10-15 лет, пока «гео-» не «завоевала» философию.

Но научная мысль не стоит на месте, а геополитика занимает свои законные позиции не только в сфере международных отношений, а и в общественной жизни, что влияет на развитие мышления в этом направлении.

Следующей наукой, претендующей на роль проводника геополитики в смежных сферах жизнедеятельности общества, является кибернетика. И тут возникает вопрос о правомерности синтеза нового научного направления – геокибернетики.

Для ответа на этот вопрос необходимо разобраться, что же такое «геокибернетика»?

На данный момент не существует общепринятого научного определения данного термина, но то, что данный термин уже используется в ряде статей [тем не менее, каждый автор вкладывает свою смысловую нагрузку в значение данного термина], говорит о факте, что эра геокибернетики как полноценной науки грядёт, и она не за горами.

Давайте всё же попытаемся дать обоснованное определение данному термину и начнём мы с понимания того, чем является сама кибернетика.

Кибернетика (от др.-греч. κυβερνητική — «искусство управления» [2]) — наука об общих закономерностях процессов управления и передачи информации в различных системах, будь то машины, живые организмы или общество [3].

По Льюису Кауфману: «Кибернетика — исследование систем и процессов, которые взаимодействуют сами с собой и воспроизводят себя» [3].

Говоря о кибернетике сквозь призму геополитики, невозможно не заметить, что те самые системы и процессы, которые взаимодействуют между собой и воспроизводят себя, не являются одинаковыми в разных геополитических центрах (существование последних отрицать не приходится).

Разве может кибернетика как наука развиваться одинаково в Хартленде, Англо-Саксонской и Карибской Америке, или в Южной Америке и Африке к югу от Сахары и т.д. (по модели С. Коэна) [3].

У каждого региона – своя история, своя политика, своя экономика, своя философия и т.д. (во всяком случае, должны быть своими, уникальными). Так почему же и кибернетика не должна отличаться, почему не должна учитывать эти региональные особенности, ведь и системы, и процессы в них имеют кардинальные отличия.

Определение «геокибернетики»

В итоге представляю следующее определение термина «геокибернетика» (греч. γη — земля + др.-греч. κυβερνητική — «искусство управления» [2]) – наука о закономерностях управления процессами геополитического региона и передачи информации, как внутри такого региона, так и при его взаимодействии с другими регионами, для обеспечения достижения целей развития этого региона.

Геокибернетика является междисциплинарной наукой и формируется на стыке геополитики, экономики, философии, культурологии, системного анализа и синтеза, географии, математики, кибернетики, информатики, теории вероятности.

Если геоэкономику называют «новой геополитикой», а геофилософию – «новейшей геополитикой», то без предвосхищений можно утверждать, что геокибернетика, это наука будущего – грядущей геополитики, – которая должна ответить на многие вопросы и сформулировать новые задачи, объединить геополитику, геоэкономику, геофилософию и ещё ряд наук в единую систему, обеспечивая её целостность и эмерджентность.
Если по Хаусхоферу геополитика является «географическим разумом государства» [4], то геокибернетика – это его нервная система. Одно без другого – не жизнеспособно.

Перечисленные выше гео- науки, не смотря на то, что они столь молоды, я бы отнёс к классу «высших» наук. Предмет их изучения поистине фундаментален для развития общества.

Основная часть

Что сегодня управление? Это сложная система связей, и, в первую очередь, информационных.
Так как каждый регион должен развиваться автономно, то и средства развития регионов должны принадлежать преимущественно этому региону.

Хочу рассмотреть кибернетику не только как науку об оптимальном управлении, а также как средство достижения цели – самог̀о оптимального управления.

Так кибернетику условно можно поделить на две составляющие:
1. Информационная – передача, сбор и хранение информации;
2. Управленческая – интерпретация имеющейся информации для принятия решений.

На первом этапе исследования уровня развития геокибернетики региона можно констатировать, что успех развития зависит от составляющей «информационные технологии».

Один регион в буквальном смысле не может строить своё информационное развитие на серверах, микроэлектронике и программном обеспечении, производимых в других регионах, так как каждый регион должен самостоятельно контролировать тенденция своего развития, в данном контексте – посредством контроля степени развития информационной отрасли.

Что же включает в себя управление? Оптимальное управление?
Это определение переменных, влияющих на функционирование и дальнейшее развитие системы. Эти самые переменные должны быть оригинальными – мы не можем использовать переменные из другой системы. Система производства, финансовая система, система образования и т.д. – это уникальные переменные каждого региона.

Сложность состоит в том, что, управляя такой системой как геополитический регион, необходимо учитывать все эти переменные, а на сегодня не все они достаточно хорошо изучены. Не все связи и закономерности известны. Мы научились летать в космос, но по-прежнему не контролируем процессы социальной динамики и экономического развития.

Мы признаём наличие системы, но для нас она остаётся всё ещё «чёрным ящиком».
Нам необходимо заглянуть в него, синтезировать те ценные знания, которых нам так не хватает. Эти знания также являются уникальными в рамках отдельного региона. По различным причинам мы не можем ждать, пока другой регион предоставит их для нас.
Не стоит зависеть от другого региона, так как сам по себе каждый регион является автаркией.

Чужие «рецепты» нам просто не подойдут, и причины этому не в нашем желании или сознании – напротив, дело в бессознательном, нашем коллективном бессознательном, которое отличается от бессознательного других регионов; это следует понимать всем.

У каждого региона – своя история развития, свой путь; если два региона находятся примерно на одном уровне развития, а потом в одном из них происходят изменения, которые мы не наблюдаем в другом, абсолютно не означает, что второй регион рано или поздно последует по тому же пути.

Единственные факторы, которые определяют путь развития отдельно взятого региона – это гео-факторы (геополитика, геоэкономика, геофилософия, а теперь – и геокибернетика). Так как регионы сами по себе выделяются именно по географическому признаку, то два региона – это всегда две разные системы.

Да, элементы у них могут совпадать, но системы это абсолютно разные, со своей историей, динамикой, со свои обществом, принципами и целями.

В конечном счёте, весь наш мир также состоит из законченного числа элементов, но какое богатство и разнообразие рождает их композиция.

Так и люди, очень похожи внешне, рождаются в разных условиях, в разное время. У каждого – своя судьба, которая больше ни у кого и никогда не повторяется.

Так какая же судьба нашего региона? Какой из возможных путей развития следует выбрать? Какой из выбранных путей будет оптимальным? Каковы критерии оценки оптимальности выбранного пути?
Это вопросы, на которые нам ещё предстоит ответить.

Не смотря на то, что целью геокибернетики является оптимальное управление геополитическим регионом, за данной декларацией скрываются другие, высшие цели, задача по достижению которых стоит перед нами.

Это приведение к единой системе идеалов. Самое интересное, это то, что данная система – не какая-то эфемерная абстракция, под которую необходимо подогнать дух региона. Сам регион диктует нам эту систему, которая закодирована в нас, но которую мы утрачиваем, не поддерживая её путём воссоединения элементов геополитической системы.

Такая система идеалов есть в каждом регионе, и в каждом регионе она своя, аутентичная.

Наследование чужой системы идеалов может привести только к одному – полной деградации духа (важно: как сам дух, так и критерии его деградации в разных регионах отличаются) вплоть до его разложения. Не это ли мы сейчас наблюдаем? Не об этом ли писал Рене Генон?

В условиях функционирования по принципам геокибернетики каждый отдельный регион представляется в определённом смысле закрытой системой, что влечёт за собой существенные выгоды подобного представления. Главной такой выгодой в кибернетическом смысле является сам факт того, что система является закрытой. Это даёт нам возможность нивелировать факторы внешней по отношению к данной системе среды, что в последствие повышает уровень её управляемости.

Налицо выгоды и в элементарных областях [термин «элементарный» используется для указания того, что приведённые сферы являются элементами одной системы, которые необходимо изучать и исследовать во взаимодействии как единое целое, чем, собственно, и призвана заниматься геокибернетика] (привожу лишь некоторые примеры):
• промышленность – использование теории социалистического маркетинга;
• финансы – использование теории безденежного развития;
• информационные технологии – информационная безопасность и независимость;
• идеология – восстановление духа и морали.

В общем, главная цель геокибернетики – использование научного обоснования при принятии любых решений, связанных как с функционированием самого региона, так и при его взаимодействии с внешними агентами.

Каждый регион сам по себе самодостаточен для обеспечения достойного уровня жизни своих граждан. Естественно, для повышения эффективности функционирования метасистемы данные регионы должны взаимодействовать, реализуя свои преимущества.
В данном контексте важно понимать, что глобальная метасистема просто обязана быть мультиагентной. В противном случае она будет не способна к саморегулированию.

Геополитический патриотизм

Информация о нашей деятельности, наших успехах и неудачах должна храниться на наших серверах, передаваться по нашим каналам связи, обрабатываться нашим программным обеспечением.
Информационная изоляция других регионов от нашей информации должна быть обеспеченным правилом.

В наших домах должны стоять наши компьютеры, наши предприятия должны использовать наши автоматизированные системы, а в наши ракеты должны быть установлены наши микросхемы. В противном случае, мы предаём геополитические принципы.

Как можно противостоять врагу, если мы сами пустили его практически во все сферы нашей жизнедеятельности. Никто не может предположить, в какой момент и почему откажут используемые нами системы жизнеобеспечения в больницах, системы электронного правительства, системы вооружения и т.д., которые разработаны, произведены и закуплены в другом регионе.

…СССР…

Недостаточный уровень развития собственных разработок в сфере информационных технологий уже сыграл с злую шутку с «советами». Этот пример крайне важно рассмотреть как минимум с академической точки зрения.
Идея генерального планирования экономики и тотального контроля всех экономических показателей – яркий пример поистине кибернетической (в контексте оптимального управления) мысли, но какова техническая реализация? Бумажное делопроизводство. Бумажное делопроизводство, которое, тем не менее, жило полноценной жизнью более 70 лет ценой титанического труда миллионов людей, посвятивших свои жизни ручным расчётам. Не хватило каких-то 10-20 лет, чтобы возвести процесс управления государством на должный уровень.

У нас пока ещё остались сильнейшие школы, которые дают нам возможность использовать практику, наработанную за годы исследований и развития. Но что по сути делают эти затухающие центры знаний? Они воспитывают интеллектуальных янычар для работы на благо аллогенных регионов.

В чём же скрывается причина такого положения вещей. Очевидно, это результат отсутствия системного мышления и стратегического видения, отсутствия базовых знаний геополитики, отсутствия, как бы это зловеще не звучало, идеологической системы, что, кстати, как ни странно, также подпадает под юрисдикцию геокибернетики, так как идеологическая система, в первую очередь, основана ни на чём другом, как на информации.
Вот и замкнулся круг. Мы, не укрепляя свои позиции, теряем их.

Информационные среды не составляют единую систему

Сегодня существует огромное множество различных программных решений для нужд организаций, государственных органов, населения и т.д. Степень компьютеризации, автоматизации в некоторых странах и сферах достиг такого уровня, что стали создаваться отдельные новые отрасли. И уже сложно представить полноценное функционирование организаций без таких систем, от которых эти сами организации жизненно зависимы. И это здо́рово, так как подобные системы в разы повышают эффективность работы, а за что, как ни за эффективность, следует бороться.
Но самым важным моментом, на который в данном контексте необходимо обратить внимание, является то, что все эти программные комплексы, аппаратные средства и т.д. являются лишь инструментом. Инструментом, скрывающим за собой самую важную ценность – саму информацию.

Как уже было упомянуто выше, для обоснованного принятия решения мы должны располагать определённой информацией и правильно её интерпретировать. Чем больше информации, тем больше данных об объекте принятия решения. Чем больше раз мы принимаем решение, тем корректнее мы можем интерпретировать информацию.

Сегодня многие компании уже доросли до того уровня, когда они располагают собственными хранилищами данных, накапливаемых ежедневно терабайтами. На арену закономерно выходят теории и практики Big Data, Data Mining и пр., системы класса Business Intelligence. Такие системы должны «стоять на вооружении» у соответствующих организаций при анализе и проектировании региональных социальных, экономических, оборонных и прочих систем.

Но есть и другие потребители программных продуктов, которые, как правило, составляют более 90% от общего количества потребителей.
Это мелкие и средние предприятия, правительства государств, индивидуальные пользователи, работающие в глобальной системе Интернет и т.д.

Самым удивительным является то, что эти программные продукты поставляются с пустым наполнением. И чуть ли ни единственный источник, из которого потребитель может получить уже готовое наполнение – это его собственные, другие, существовавшие ранее, системы. Остальную же информацию пользователю необходимо вносить вручную.

Системы автоматизации класса корпоративного программного обеспечения работают по умолчанию с базой юридических и физических лиц.
Вся основная информация по всем зарегистрированным юридическим лицам уже внесена в базы данных соответствующих государственных органов [в этом контексте интересно заметить, что некоторые такие базы, содержащие, по сути, одну и ту же информацию, могут отличаться в отдельных государственных органах; речь идёт не о об актуальности наполнения, это действительно две никак не связанные базы данных].
Оправдана ли в таком случае необходимость вносить пользователю на каждом предприятии эти же данные вручную, имея текущий уровень развития технологий и покрытия сетью Интернет?
Аналогичная ситуация обстоит и с контактными лицами.

Если углубиться в работу ERP-систем, то основная задачей, которую они решают, это работа с активами.
При текущей концепции работы все операции, связанные с выполнением каких-либо действий над активами между двумя контрагентами, регистрируются соответственно в учётных системах этих контрагентов отдельно, а потом каждый контрагент дополнительно отчитывается о результатах проделанной работы перед контролирующими органами.
С кибернетической точки зрения данная система неэффективна.
Такая система должна быть изменена.

Такой подход напрямую противоречит теории систем и системному подходу решения задач, так почему же он используется?
Ответов на этот, казалось бы, простой вопрос может быть довольно много.
Приведу основные из них:
1. Производителям аппаратной части (в частности, серверного оборудования) выгодно, чтобы одна и та же информация хранилась в как можно большем количестве экземпляров – это способствует увеличению спроса на соответствующую продукцию [важно отметить, что на США приходится более 80% мирового объёма выручки от продажи серверного оборудования [1]];
2. Хранение информации в неконсолидированном виде не даёт возможность составить целостное представление об исследуемом объекте; кому это выгодно – тому, кто навязал нам данную идеологию использования автоматизированных систем;
3. Продажа одного и того же программного продукта разным компаниям приносит хорошие дивиденды, скажем, больше, чем того требует объективные законы развития;
4. Конкуренция при разработке новых аппаратных и программных средств в краткосрочной перспективе, конечно, играет стимулирующую роль, но в долгосрочной – приводит с неэффективному использованию ресурсов – сколько человеко-лет потрачено, например, на разработку программного обеспечения, которое никогда не вернёт этих инвестиций?

Сформировать целостную картину по данному вопросу также можно, проанализировав объёмы производства и потребления аппаратного и программного обеспечения в разрезе геополитических регионов.

Еще один тренд современного развития сферы информационных технологий – облачные вычисления. Детище кибернетической мысли на сегодня уже получило довольно широкое распространение, но остаётся всё тот же вопрос – каким геополитическим регионам принадлежат такие облачные ресурсы, в каких регионах они располагаются физически и информацию об объектах из каких регионов они хранят и обрабатывают.

Полагаю, ответ на вопрос, насколько эффективна описанная выше «модель», рождается сам собой. Следовательно, не сложно сформировать концептуальное видение действительно эффективной модели. Эффективной, разумеется, в первую очередь для нас, нашего геополитического региона, нашей социально-экономической системы.

Начать движение в сторону оптимального управления следует с формирования единой системы центров хранения и обработки информации, что является всего лишь задачей оперативного уровня.

На тактическом же уровне перед такими центрами стоит задача совершенно иного качества – обеспечение информацией для поддержки принятия решений по управлению регионом.

Стратегический уровень требует долгосрочного планирования и прогнозирования развития региона.

Такие центры должны формироваться на научных принципах, функционируя в тесном сотрудничестве как с научно-учебными организациями, так и с предприятиями, замыкая геополитические субъекты и объекты в единую цепь процесса развития региона.

С помощью этих центров необходимо реализовать принцип бинарного управления по законам функционирования одной из самых высокоорганизованных систем – человеческого организма. Принцип, о котором писал ещё С. Бир в своей книге «Мозг фирмы».

Важно отметить, что развитие информационной отрасли на начальных этапах можно производить без существенных материальных ресурсов.
Так как основным ресурсом являются знания, то такой ресурс можно синтезировать путём постоянного обучения и развития, учитывая тот факт, что в нашем регионе для этого есть люди, которые имеют соответствующие способности и ресурсы свободного времени.
Знания, пожалуй, самый возобновляемый ресурс.

Геокибернетика – это новое научное направление, куда должны инвестировать свои силы самые лучшие умы региона, так как уровень возврата таких инвестиций обеспечит покрытие не только потребностей этих умов, но и устойчивое развитие региона в целом.

Фундаментальная структура данных

В действительности многие специалисты являются приверженцами существующей модели использования автоматизированных систем, а иначе она бы не была повсеместно используема. Аргументом такой приверженности выступает убеждённость в том, что у каждой отрасли, у каждого предприятия есть свои уникальные особенности функционирования, которые находят своё отражения в адаптации автоматизированных систем под эти особенности; и зачастую такие особенности могут противоречить друг другу и даже взаимоисключаться.

Есть прекрасное понимание того, что в каждой организации, учреждении, государстве есть свои нюансы и принципы, которые необходимо учитывать при проектировании автоматизированных систем, своя информация, которую необходимо хранить и обрабатывать. Но речь идёт не о такой, назовём её «высокоуровневой», информации, а о фундаментальной структуре (если угодно – архитектуре) – единой для всех.
Такие критерии единства необходимо постоянно совершенствовать и, если информация им соответствует, хранить её на едином ресурсе.
Структура данной информации объективна и едина и состоит из так называемых «фундаментальных сущностей».

Предлагаю немного углубиться в эту тему для задания тенденции мышления в данном направлении.
Двигаясь от простого, приведу первый пример фундаментальных сущностей:
1. «Пространство-время»;
2. «Всё живое и неживое».

В данном примере нет претензии на научность тех терминов, которыми названы указанные выше сущности, но, с этой точки зрения, они достаточно полно отражают свою семантику.

Логика связи этих двух сущностей довольно проста, и, в тоже время, крайне философская – в каждый определённый момент времени что-то находится в конкретном месте. На данном шаге не важны точки отсчёта и единицы измерения времени и местоположения, не важны также и названия объектов, их типизация, детализация и т.д. Важен принцип.

Второй пример, учитывая всего один дополнительный фактор, имеет уже в два раза больше сущностей, а количество связей увеличивается соответственно в шесть раз. Таким фактором является то, что человека мы выделяем в отдельную сущность. Не будем останавливаться на описании причин такого отделения (для каждого они довольно личные).

В связи с этим у нас, можно сказать, автоматически формируется новая сущность – «Организация». В данном контексте организацией выступает неформальное или формальное объединение отдельных людей.
Оглядываясь на историю, первыми примерами таких «организаций» были племена, позже государства и их объединения; также примерами «организаций» являются следующие группы: «учителя», «мужчины старше 30 лет», «семья» и т.д.

В связи с тем, что, во-первых, человека мы выносим из сущности «Всё живое и неживое» (по первому примеру), а, во-вторых, человек является субъектом управления системы, название сущности «Всё живое и неживое» меняется на «Активы». Не стоит рассматривать данный термин с потребительски-эксплуататорской точки зрения. Он используется для того, чтобы подчеркнуть ответственность субъекта управления за эффективность функционирования системы и, в случае использования этих активов, за оптимальность их использования.

Неизменной остаётся лишь первая озвученная мною сущность «Пространство-время», и в итоге мы имеет следующий набор фундаментальных сущностей:
1. «Пространство-время»;
2. «Человек»;
3. «Организация»;
4. «Активы».

Также не буду останавливаться на описании связей между указанными сущностями, т.к. в принципе они лежат на поверхности.

В итоге такого исследования можно прийти к конечному количеству единых сущностей. Не говорю «ограниченному» или «узкому». Их действительно много, очень много. Но этот список конечен!
Когда у нас будет информация (а в конечном счёте – знания) структурирована, регион будет работать как одна единая система, мы наконец сможем приблизиться к управлению этой системой в кибернетическом смысле.
Мы наконец-то поймём связи и зависимости, как явные, так и косвенные. Естественно, далеко не все, но к этому нужно стремиться.

В конечном итоге – всё – это одна система. Одна единая большая система. И ей можно управлять. Да, мы ещё не умеем, не знаем как. Не знаем, что такое геокибернетика. Не знаем, куда приложить наши интенционные знания, но поверьте, это всё вопрос времени, и сегодня, и в будущем именно от нас зависит, приблизим мы этот момент или недостижимо отдалим.

Теории и практики

Идея использования автоматизированных систем для оптимального управления социально-экономическими процессами не нова.
Она проходит нитью через теории и практики своих вдохновителей, развиваясь и совершенствуясь:
• «Красная книга» – А.И. Китов.
• Общегосударственная автоматизированная система учёта и обработки информации (ОГАС) – В.М. Глушков.
• Системы оптимального функционирования экономики (СОФЭ) – Н.П. Федоренко, В.С. Немчинов и др.
• Киберсин – С. Бир.
• «Проект Венера» – Ж. Фреско, Р. Медоуз.

Эти знания необходимо восстанавливать, синтезировать, развивать и применять.

Заключение

Сегодня наша цель высшего порядка – исследования социально-экономической составляющей функционирования Системы, поиск тех самых переменных, учёт которых при управлении геополитическим регионом приведёт геообщество к выполнению его геомиссии.

Литература

1. www.idc.com
2. Словарь по кибернетике / Под редакцией академика В. С. Михалевича. — 2-е. — Киев: Главная редакция Украинской Советской Энциклопедии имени М. П. Бажана, 1989. — С. 259. — 751 с. — (С48). — 50 000 экз. — ISBN 5-88500-008-5
3. wikipedia.org
4. Хаусхофер К. О геополитике. Работы разных лет. – М.: Мысль, 2001. – 426, [1] с. ISBN 5–244–00885–4

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля