ЦБ РФ против Биткоин?

в 12:24, , рубрики: bitcoin, криптовалюта, платежные системы, цб рф, метки: ,

imageНе так давно мы публиковали статистику для размышлений на тему куда же идёт рынок электронных денег РФ (часть1, часть 2).

И 2013-2014 гг. доказали, что всё сказанное, к сожалению, свершилось: банки теряют лицензии и происходит постепенное укрупнение и без того не малых кредитных организаций (чего только стоит продажа Банка Москвы и ТрансКредитБанка, а также закрытие одного из крупнейших процессинговых центров в лице Мастер Банка); ЦБ РФ встал «в стойку» и объявил охоту на криптовалюты, которую подхватила Генпрокуратура РФ; а «классические» электронные деньги постепенно начинают обрастать ненужными «субинститутами» и процедурами, которые навряд ли (с)делают жизнь лучше, а потому – игроки стараются избавиться от собственных же творений (из самых важных, можно упомянуть: Яндекс.Денеги, РБК-money, падение акций Qiwi после одного лишь упоминания об «антитеррористическом пакете», закрытие metabank.ru, но примеров за последние 2-3 года накопилось слишком, чересчур даже, много).

Каждый из приведённых случаев нуждается в тщательном и взвешенном анализе, но сейчас речь пойдёт не об этом: оборот Биткоин не законен на территории РФ. Так нам сказали. Но на каком основании? Если уйти от логичной полемики «на основании вышеизложенного и прямо поставленного», то запрет на одной политической воле – это давно пройденный и далеко не самый эффективный этап и для публичной власти, и для норм, ею же созданных.

Поэтому всё под хаброкатом – это лишь попытка начать обсуждение важного и по-настоящему ценного вопроса о будущем IT в РФ.

Начнём с простого: согласно ст. 7 ФЗ РФ «О Центральном банке РФ» ЦБ РФ «…по вопросам, отнесённым к его компетенции, издает в форме указаний, положений и инструкций нормативные акты, обязательные для … всех юридических и физических лиц».

Идём по ссылке http://www.cbr.ru/press/PR.aspx?file=27012014_1825052.htm, смотрим на обращение ЦБ по «виртуальным валютам» и видим, что:

  1. Публикация (недаром) находится в разделе «пресс-служба»;
  2. Название – информация (подчеркну: не указание, положение, инструкция, а именно – информация);
  3. В данном информационном сообщении не содержится прямого указания, что: а) биткоин запрещен на территории РФ; б) bitcoin – денежный суррогат. Более того, исходя из формального толкования, как говорят юристы, сама деятельность по обмену btc не запрещена, она лишь может рассматриваться как потенциальное вовлечение в совершение подозрительных сделок. Получается очень сложная и скрипучая конструкция: есть подозрительные сделки, а есть некая деятельность, которая в никому не известной пропорции может содержать подозрительные сделки и поэтому без каких-либо статистических данных и правового анализа второе приравнивается к первому. Т.е., спускаясь в обыденность, получается, что весь наличный оборот (а он в РФ составляет до 25% по разным источникам) – это та же самая деятельность.

Последствий у подобных словесных изысканий множество, назову два, но очень показательных:

  1. metabank.ru, на сайте обменного пункта записано чёрным для «белых» буквально следующее: «хотя данная публикация носит рекомендательный характер, мы приняли решение приостановить обмен, во избежание дополнительных рисков, которые могут отразиться на качестве сервиса». В данном случае суть заключается в том, что сам текст сообщения ЦБ содержит отсылку к обменным операциям, а это означает, что деятельность десятков бирж, обменников и даже системы WebMoney (читай WMX) подпадают под категорию «подозрительных сделок». При этом на одном лишь голом энтузиазме пресс-службы ЦБ.
  2. alfacoins.com – стартап, который настолько самоопередил собственные темпоральные координаты, что создал прецедент временного парадокса в социальном континууме. На данный момент организаторы проекта уже высказали позицию относительно действий ЦБ и подали петицию к Президенту РФ. Чем закончится история – покажет всё та же физическая величина, но начинания данные весьма интересны, т.к. находятся в авангарде всех юридических перипетий кибер-денег.

Да, эти проекты – не самые крупные и даже не самые уникальные для мира или России. Но, ведь совсем недавно с рынка просто смели небольшие платежные системы и агрегаторы, многие из которых привносили что-то свое, а главное – давали работу десяткам программистов, которые жили и работали в России, Белоруссии, Украине. Зато в Россию пришёл PayPal, который, кстати, разработал один из русских разработчиков, эмигрировавших в США. И вообще, мы можем покупать всё, что захотим, правда с оговоркой –«импортного производства».

Идём дальше: ни Генпрокуратура, ни ФСБ, ни ЦБ запрет на оборот BTC не устанавливают (да и не могут): «… запрещать гражданам вкладывать свои средства в биткоины пока не планируется». Буквально так и написано (http://top.rbc.ru/economics/07/02/2014/903913.shtml). Но на каком основании могут запретить – об этом ведь тоже ни слова.

Для того, чтобы у ЦБ РФ и иже с ним появились веские причины именно запрета оборота биткоинов нужна правовая экспертиза, которая даст чёткий ответ, а что же такое Bitcoin с т.зр. российского права.

В частности, ЦБ РФ не дал определения ни Bitcoin, ни так называемым «виртуальным валютам», указав лишь, что:

  1. Они носят анонимный характер;
  2. Эмиссия осуществляется неограниченным кругом субъектов;
  3. Отсутствует обеспечение и обязанные субъекты;
  4. Операции носят спекулятивный характер.

Прокуратура же (судя по заявлению РБК) пошла дальше: она признала (!?) BTC денежным суррогатом. Но опять же: на основании чего – пояснить никто не осмелился. Не претендуя на последнюю инстанцию, выскажу несколько простых тезисов.

Согласно ст. 27 ФЗ «О ЦБ РФ»: «введение на территории Российской Федерации других денежных единиц и выпуск денежных суррогатов запрещаются». Проблема номер раз состоит в том, что в РФ до сих пор нет сколько-нибудь устоявшейся, а тем более легальной дефиниции денежных суррогатов. Более того, при столь широком (как у ЦБ) подходе, к таковым можно отнести, например, вексель. Хотя, казалось бы, ГК РФ устанавливает вполне легальный характер последнего.

Вот что пишет по этому поводу А. Курбатов (доцент, к.ю.н.): «виртуальные денежные единицы также не могут быть признаны денежными суррогатами в смысле, употребляемом в действующем законодательстве… рубль является единственным законным средством не любого платежа, а наличного. Именно эмиссия наличных денег (банкнот и монет) осуществляется исключительно ЦБ РФ…».

Соответственно, запрет на введение на территории РФ других денежных единиц и выпуск денежных суррогатов, содержащийся в ст. 27…, касается опять же наличных денег. Если же посмотреть на сам закон, то он предельно ясно оговаривает: «Глава VI. Организация наличного денежного обращения… Введение на территории Российской Федерации других денежных единиц и выпуск денежных суррогатов запрещаются». Поэтому позиция, согласно которой «…криптовалюты, в том числе наиболее известная из них – биткоин, являются денежными суррогатами»,– в лучшем случае спорна. И да, BTC для ЦБ РФ, видимо, выглядит примерно так:

А вот по «Положению о правилах осуществления перевода денежных средств»: «перевод денежных средств осуществляется в рамках следующих форм безналичных расчетов: расчетов платежными поручениями; расчетов по аккредитиву; расчетов инкассовыми поручениями; расчетов чеками; расчетов в форме перевода денежных средств по требованию получателя средств (прямое дебетование); расчетов в форме перевода электронных денежных средств», т.е. виртуальные валюты, которые уж точно отнести к наличности нельзя, к «безналу» отношение имеют весьма и весьма посредственное (именно с т.зр. российского права).

Но дальше – больше: «при выявлении компании, которая решит принимать биткоины как платежное средство, против ее руководителей можно возбудить уголовное дело по ст.174 УК РФ». Видимо, мало кого заботит, что именно написано в ст. 174 УК РФ.

И всё же: «совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенными другими лицами преступным путем, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом». Т.е. получается примерно то же самое, что при покупке «серых» (скорее даже «чёрных») товаров, покупаемые 2-3-4-ым… добросовестным приобретателем; а ведь так можно зайти дальше: расплатился фальшивой купюрой – 100% мошенник.

И всё равно, что

И всё равно, что эту купюру ты получил на сдачу у торговца мандаринами, а «мандаринщик» – у покупателя, которому выдали зарплату, а деньги в кассу пришли от второго продавца-мандаринщика, который на тот момент был покупателем и взял эту 1000 из заначки, которая лежала 5 лет и была получена на сдачу в кафе-мороженом, когда продавцу было и вовсе 13 лет, а у его папы просто удался день и жизнь в целом, т.к. эта 1000 была одной из 1000 в выигрыше в лотерею, которую проводила организация в честь своего открытия, правда, организация эта закрылась уже 2 года как в виду монополизации рынка реализуемых ей товаров.

Кроме того, назвать Биткоин платежной системой (в рамках российского законодательства) тоже нельзя, т.к.

  • нет посредников, т.е. операторов, а с ними и др. участников, этой самой платежной системы;
  • в платёжной системе используются электронные деньги, а не виртуальные валюты, о которых высказался ЦБ. И тут уже наметился явный водораздел между ФЗ №161 («О национальной платежной системе») и измышлениями ЦБ, который, возможно, захотел обогатить «слишком абстрактные нормы» закона собственным категориально-понятийным аппаратом.

А вот что говорит ГК РФ по этому поводу: «к объектам гражданских прав относятся вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права; результаты работ и оказание услуг; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага». И ведь другие Центробанки, которым тоже не по духу Биткоин, оставили за BTC одну из возможных юридических ипостасей: либо как товар (в Финляндии), либо как цифровой товар (Сингапур), либо как способ расчетов (Хорватия) и т.д. Конечно, есть и Центробанки, запретившие биткоин (Тайланд). В этом смысле соломоново решение принял Китай, который временно запретил биржевые операции с криптозолотом, но оставил возможность оплаты от частных лиц. Но запретить на основании одного «так должно» – это уже вне комментариев.

А что же у нас? У нас запрет на всё новое и интересное. И не важно, что Биткоин можно понимать как информацию, ценность которой заключается в наличии открытого и закрытого ключа. В пример можно привести ст. 2 ФЗ РФ «Об информации…», где сказано: «информация – сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления». Точка зрения более чем оспоримая, но есть в ней одно важное качество — обсуждаемость.

В связи с этим ЦБ РФ и другим гос. структурам нужно ответить, как минимум, на следующие вопросы (не в смысле ответить мне, а для того, чтобы в суде доказать виновность субъектов, которые якобы вовлечены в подозрительные операции):

  1. На основании каких норм BTC является (!) денежным суррогатом, и не является, например, иным имуществом (имущественным правом?), указанным в ГК РФ?
  2. На основании чего определяется территория эмиссии BTC, если конкретная составная часть BTC получена путём участия в пуле десятков, сотен, тысяч участников из разных стран? Самый простой случай для пояснения: клиент использует анонимный vpn и по IP-адресу находится, скажем, в Голландии. При этом фактически его компьютер расположен в Украине, а сам он проживает на территории РФ. Кроме того, все его BTC получены путём участия в одном из пулов наряду с другими (десятками, сотнями, тысячами) участников этого же пула, домен которого привязан, скажем, к Тайваню, сервер физически находится в Германии, а администратор – в Таиланде. А для того, чтобы вывести в наличные, человек, получивший BTC с помощью майнинга, использовал «сложный» обмен, из 2 обменных пунктов. Поверьте, реальная ситуация куда сложнее, т.к. отсутствие единого эмиссионного центра создаёт множество проблем по установлению, например, права собственности.
  3. Каковы фактические основания обвинения гражданина РФ в совершении преступления по ст. 174 УК РФ относительно использования виртуальных валют? Варианты: наличие программы-клиента; доказанная транзакция, прошедшая с IP конкретного человека; обмен «намайненных» BTC в обменных пунктах / на биржах и т.д. Что является доказательством участия в подозрительной сделке посредством «виртуальных валют»?
  4. Что понимается под виртуальными валютами? На основании каких норм российского (международного) права введено данное понятие и как оно соотносится с понятиями ФЗ №161? Кстати, по последнему пункту уже высказались и ЯндексДеньги, и ДеньгиMail.ru и представители других платежных систем, но не сам ЦБ.
  5. И, к слову, что же такое денежный суррогат и на основании каких норм действующего законодательства возможно раскрыть его признаки?

На самом деле вопросов ещё много. Но даже ответы на 4 и 5 для меня лично расставило бы многие точки над многими i. А пока мы медленно и верно скатываемся в высокотехнологичное Средневековье, т.е. впереди нас ждут (по европейским стандартам): инквизиция, алхимия и феодализм во всей красе?

image

Автор: pokupo

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля