Перевод отрывков из книги Роберта Хайнлайна «Заберите себе правительство» — часть 6

в 17:29, , рубрики: политика, хайнлайн, Читальный зал

«Управлять страной нужно так же, как своим бизнесом»

Это известное и, по-моему, глупое утверждение.
Взгляните на политических профессионалов – они именно так и делают. Вы уверены, что именно это вы имели в виду? Любой бизнес – это организация, целиком и полностью направленная на получение личной выгоды владельцем бизнеса. В обмен на предоставление заказчикам того, что им нужно, бизнес получает свои деньги. Разве не этим занимаются профессиональные политики?

В нашей Конституции ясно написано зачем нам нужно правительство – «чтобы совершенствовать нашу страну, защищать справедливость, обеспечивать в стране мир и спокойствие, совместными силами граждан защищать страну, способствовать благополучию граждан, и сохранить достижения свободы» – и это все, что там написано о задачах правительства. И там нет ни слова о получении выгоды и о том, что «управлять страной нужно так же, как своим бизнесом». Методы бизнеса хороши для целей бизнеса, но совершенно несовместимы с целями, перечисленными в Конституции. Я не говорю, что бизнесмен не сможет хорошо работать в правительстве. Я лишь хочу сказать, что он не должен пытаться управлять страной так же авторитарно и безапелляционно, как управляет своей собственной фирмой, иначе избиратели немедленно выкинут его из правительства, как только поймут, с кем связались.

Конечно, некоторые вопросы управления страной в большей степени могут вынести обращение с ними как с бизнесом, но большинство попыток перекроить государственные службы на прагматичный лад оканчиваются протестующими криками от всех тех, кто привык к порядку, сложившемуся до реформ, без малейшей похвалы от тех, кому эти реформы помогли.

Возьмем для примера новую декларацию подоходного налога. Ее переработали, сделали понятной, все ранее неочевидные пункты теперь разложены по полочкам до такой степени, что декларацию сможет заполнить даже клинический идиот с похмелья, если только он не постирал ненароком в стиральной машине свою книгу приходов и расходов (и если у него при этом этих книг не две – одна для себя, а другая – для налоговой инспекции). Главное, что делает новую декларацию чудом канцелярского гения – это та изумительная простота, с которой в ней расписаны все те хитросплетения, учитывающие различные соображения, догадки, и компромиссы, которыми налог на доходы обязан отчаянным усилиям членов правительства от обеих основных партий сделать налог справедливым для всех, и при этом ухитриться собрать в бюджет суммы, достаточные для оплаты самой дорогой войны в истории.

Так слышали ли вы хоть одну похвалу в адрес создателей этого чуда? Как бы не так! Зато достаточно одного упоминания эстрадным комиком 15 марта – даты введения новой декларации, чтобы в зрительном зале раздался довольно напряженный смех. Трудность понимания новой декларации превозносятся до такой степени, что ее сравнивают с теорией относительности.

Выкиньте из головы совет об управлении страной так же как и бизнесом. Никакое правительство не должно извлекать коммерческой выгоды из своей работы, а демократическое правительство не должно управляться его главой единолично. Вы все еще уверены, что действительно хотите управления страной «так же как и бизнесом»? Тогда как насчет конфискации вашего дома за неуплату в срок налогов, с той же стремительностью, с какой банк отнимет у вас дом при просрочке взноса по взятому под залог дома кредиту, или с какой вас выселит владелец снимаемой вами квартиры при неуплате в срок арендной платы? Так может вас все-таки устраивает то, что в такой ситуации правительство годами будет вас упрашивать заплатить налог, до того, как дело дойдет до продажи вашего имущества с молотка?

Кстати говоря, не могу понять, почему люди, вынужденные стоять в очереди в отделении почты, или другом государственном учреждении, тут же начинают ругать правительство за неспособность обеспечить их обслуживание без задержек. И почему, стоя в такой же очереди в частном банке, эти же люди тихи и покорны как ягнята. Может быть, потому, что они все-таки желают, чтобы их правительство работало на их благо, а не вело с ними бизнес? Возможно.

Политики всегда идут на компромиссы

Это утверждение довольно верно, но делаемый на его основании вывод о том, что все компромиссы означают нечестность – это полнейшая чепуха. Компромиссы – основа демократии, без них не может быть ни демократии, ни свободы. То, что мы идем на компромисс, означает, что договариваясь с другой стороной, мы, как и другая сторона, идем на некоторые уступки, и, встречаясь на полпути между нашими и их требованиями, договариваемся действовать сообща, идя по пути, не до конца устраивающему каждую из сторон. Каждая счастливо женатая пара широко использует компромиссы, и, если компромиссы хороши в кругу семейного очага, то почему они плохи на Капитолийском холме? Человек, не идущий ни на какие компромиссы – это не кристально чистый идеалист, как можно было бы подумать, а недемократичный до мозга своих костей самодовольный осёл.
В главе об искусстве практической политики, мы еще поговорим о компромиссах, особенно важных при выдвижении партийных кандидатов, и в ходе предварительных выборов – праймериз.

Какое правительство лучше – набранное из людей правящей партии, или сформированное на конкурсной основе?

Этот вопрос не так однозначен, каким его видят многие из нас.

Для начала давайте согласимся, что набор чиновников на конкурсной основе хорошо подходит для формирования большинства государственных организаций того уровня, который не влияет непосредственно на государственную политику – при условии, что правила конкурсного отбора хорошо продуманы для формирования честной и эффективно работающей организации, и эти правила точно выполняются. В противном случае, конкурс окажется очередной лазейкой, наполняющей государственную службу коррумпированными профессиональными политиками и их ставленниками, которых потом избиратели не могут оттуда выгнать. Подтасовка конкурсного отбора соискателей обычно происходит в ходе устного экзамена, результаты которого засчитываются практически наравне с результатами письменного тестирования. Если отбор в ваши местные органы государственной власти включает в себя устный экзамен — значит тут есть простор для махинаций при отборе кандидатов на работу в эти организации, и вы вправе полагать, что они наполнены коррупционерами, бездарями, и недоучками.

Второй способ формирования государственной службы – назначение на посты людей победившей на выборах партии — не приносит особой выгоды политикам-практикам. Если они начнут расплачиваться за свои политические обязательства постами в правительстве, они очень быстро обнаружат, что этих постов им не хватает, чтобы со всеми расплатиться. Кое-кто из наших сенаторов именно по этой причине стал ненасытен в поисках новых постов для назначения своих людей. Недавно один из сенаторов даже предложил принять закон, требующий учитывать партийную принадлежность кандидатов при назначении на пост старшего аэродинамика на военной авиабазе имени Вилбура Райта. Другие сенаторы вообще отказываются заниматься назначением на посты, или передают эту функцию местным партийным отделениям. Многие политики, занимающие официальные посты говорили мне, что лучше сбросить с себя это тяжкое бремя, чем получать дополнительную головную боль, да еще и терять из-за этих назначений голоса на выборах.

Причина такого положения дел очень проста: на каждую подобную вакансию приходится, как минимум, дюжина соискателей, заслуживших, по их мнению, эту должность своими политическими заслугами. Таким образом, при назначении на пост одного из них, конгрессмен получает его лояльность, и личную неприязнь всех остальных не попавших на пост одиннадцати соискателей. После нескольких сроков на посту, такой конгрессмен оказывается окруженным толпой отвергнутых соискателей поста, скажем, почтмейстера, готовых голосовать за его соперника.

И все же, если вы собираетесь заниматься политикой, вам придется заниматься назначением людей на правительственные посты. Даже если вы примете за правило вообще не иметь дела с этим вопросом, рано или поздно он к вам вернется. Что в таком случае делать, я расскажу в следующих главах.

На федеральном уровне, в отличие от организаций уровня штата и местного уровня, махинации при приеме на работу в органы власти, почти отсутствуют. Поэтому, федеральный уровень государственной службы вам не доставит особых хлопот, в целом, он хорошо работает и управляется. Хотя, и он не чужд политики: у госслужащих этого уровня есть влиятельное лобби в Вашингтоне, которое, однако, достаточно нейтрально, и не склоняется ни к одной из партий. В основном, это лобби добивается расширения и улучшения финансирования госорганизаций и повышения зарплат госслужащих. Кстати, сенатор Роберт Бэрд это лобби считает одной из самых важных проблем, стоящих перед Республиканской партией. Лично я это лобби проблемой не считаю. А вы решайте сами, что думаете по этому поводу.

Самое же худшее в наших госорганах федерального уровня – это зарплата, которую там платят служащим, и которая, так же как и условия работы, не настолько велика, чтобы привлечь достаточно компетентных сотрудников на такие требующие высокой квалификации посты, как, скажем, начальник управления агрономии, куратор аэродинамических исследований, или главный физик Бюро стандартов. Эта проблема не ограничивается федеральным уровнем, она характерна для всей нашей государственной службы. Мы платим конгрессменам 10 000 долларов в год за работу, в то время, как на жизнь они тратят около 15 000 долларов, не считая того, что они тратят на предвыборную кампанию, и потом мы удивляемся, почему в правительстве все берут взятки.

Одно из распространенных заблуждений связано с так называемой «кормушкой». По всеобщему мнению, каждый чиновник, назначенный или выбранный на должность, добывает себе на пропитание посредством процесса, среднего между каннибализмом и вампиризмом, являющегося почти что мародерством. На самом же деле, к кормушке присасываются лишь самые хитрые и беспринципные. Как я уже сказал, зарплата конгрессмена означает медленное разорение. У конгрессменов собрания штата ситуация еще хуже. Для конгрессмена или сенатора штата, сто долларов в месяц – это высокая плата, в большинстве же штатов, она и того меньше. Никто из них не получает зарплаты, достаточной для проживания, в то время как работают они, полноценно выполняя свои обязанности в нынешней сложной обстановке, по шестьдесят часов в неделю, вместо общепринятых сорока.
Как же они выживают?
Одно из двух:
а) они живут честно, получая пассивный доход, или плату за работу, выполняемую в свободное от государственной службы время, за счет своего здоровья, потому что такой образ жизни – непосильная нагрузка;
б) они берут взятки, полузаконным, или незаконным образом.
Если конгрессмен, как и многие среди них, – юрист, то ему несложно найти способ получать взятки, пользуясь лазейками в законах. Можете узнать у вашего адвоката, как это делается. Хотя, чего уж там скрывать, я и сам могу это рассказать. В большинстве штатов (насколько я знаю, решительно во всех), конгрессмен, являющийся юристом, в течение своего конгрессменского срока имеет право работать по профессии на стороне. За свои услуги, характер которых ничем не обусловлен, он может получать ничем не ограниченные гонорары. Эти гонорары могут быть действительной платой за реально оказанные услуги, а могут быть «полувзяткой», которую конгрессмен получает за свое общественное положение и связанные с ним возможности, без выполнения каких-то конкретных обязательств (встречается весьма часто, конгрессмен постепенно «приручается» взяткодателем, без прямой покупки его права голоса). Или же это может быть обычной взяткой, данной не нарушающим закон способом.

Если вы вдруг захотите искоренить это зло в своем штате, сделать это проще простого! Всего лишь обеспечьте, чтобы конгрессмены вашего штата получали не менее 10 000 долларов в год. Именно эта сумма является разумной оплатой их труда. Кроме того, запретите им получать плату за работу на стороне, и потребуйте от каждого из них публично отчитываться о полученных доходах в начале и в конце депутатского срока.
Однако, посоветовать сделать это – гораздо проще, чем написать и провести такой закон. И отнюдь не из-за оппозиции ему среди конгрессменов, а из-за яростного и недальновидного сопротивления принятию этого закона большей части населения, которая терпеть не может, чтобы правительственные чиновники получали зарплату, на которую можно прожить, и уж совсем не вынесет повышения государственным служащим зарплаты до уровня, соразмерного со степенью их ответственности.

Странно и удивительно, что при всем при этом, несмотря на мизерную зарплату и ненормированный рабочий день, несмотря на пренебрежительное, подозрительное и предвзятое отношение со стороны избирателей (которые, судя по всему, считают конгрессменов чем-то средним между выпущенным рецидивистом и рабом на галерах), очень большая часть наших конгрессменов является честными, искренними тружениками, делающими все, что в их силах на благо штата и избирателей.

Почему они это делают? Почему кто-либо вообще берется за такой тяжкий и неблагодарный труд? В Англии работа в правительстве – престижнейшее из всех занятий, которыми может заняться джентльмен. У нас же в стране человек, решившийся поступить на государственную службу, должен распрощаться со своей хорошей репутацией в обществе.
Так почему же добропорядочные люди связываются c государственной службой (а их число на порядок превосходит число коррумпированных чиновников)? И, раз обжегши на ней пальцы, снова и снова добиваются своего переизбрания на должность? Может быть, это жажда власти? Или они не могут жить без известности в обществе? Не скрывается ли тут какая-то психическая зависимость?

Все вышеперечисленное в какой-то степени может быть верным, но у меня есть своя теория по поводу основной причины, заставляющих людей служить обществу. Моя теория основана на личном знакомстве со многими конгрессменами, и, хотя она может быть неверной, я все же ее выскажу. Я думаю, главная причина, заставляющая этих людей делать то, что они делают – это патриотизм.

Поддержка партий

Большинство в нашей стране считают, что активно поддерживать какую-либо из партий – просто неприлично, и что по-настоящему дойстойные люди не поддерживают никаких партий. Зачастую можно услышать самодовольное «Я голосую за кандидата, а не за партию», сказанное так, как если бы за этот благочестивый поступок прощались все грехи. Особенно эта фраза характерна для женщин среднего и пожилого возраста.

Лично я же, всегда, за редкими исключениями, голосую не за кандидата, а за партию, которая его выдвинула. И советую вам делать так же. Найдите партию, которая вас устраивает, и поддерживайте! Поддерживайте ее регулярно! Голосуйте на выборах за ту же партию, за которую вы голосовали на праймериз. Помогайте укрепить партийную дисциплину, не только во время предвыборной кампании, но и после выборов, среди назначенных вашей партией правительственных чиновников. Пусть они поддерживают политическую платформу партии.

Как и все обобщения, это правило имеет свои исключения, которых, однако, очень мало, так мало, что вам нужно провести несколько бессонных ночей, прежде чем решить, что особые обстоятельства требуют нарушить это правило. Могу посоветовать простейший индикатор необходимости такого решения, которым пользуюсь сам: я не буду голосовать за кандидата, о котором точно знаю, что он: отъявленный коррупционер, противник нашего государственного строя, или имеет, по моему мнению, другие отрицательные качества в той степени, которая делает его опасным для общества, в случае назначения его в правительство.

При этом, я буду голосовать за болвана из нашей партии, а не за умницу из партии наших оппонентов. Потому что, все, о чем я прошу недалекого умом беднягу – это представлять меня в правительстве, а там он будет делать именно то, что сочтет нужным партия. Умница же из другой партии уже самим фактом своего членства в другой партии проголосовал против той политической программы, которую я считаю справедливой, и которая отличает одну партию от другой.

Мнение о том, что самый идеальный путь – голосовать за кандидата, игнорируя его партийную принадлежность, вытекает из непонимания самой сущности демократического процесса. Демократическое правительство – это способ примирить желание каждого из нас поступать так, как ему заблагорассудится, с необходимостью выработать правила и установления, способствующие благоденствию всех в совокупности, и сохранению индивидуальности каждого в отдельности.

Когда речь идет о 140 000 000 индивидуумов, процедура принятия решений более формальна и сложна, чем в случае принятие семьей решения о том, какой фильм вся семья пойдет смотреть. Используемая нами процедура принятия решений по необходимости является такой, какая она есть, и ничего лучше для этой цели человечеством пока не придумано. Имеющие сходные точки зрения индивидуумы, собираются, обсуждают кандидатов, которых они будут выдвигать, и предлагаемые решения насущных проблем, улаживают возникающие при этом разногласия, идут на компромиссы и, в конце концов, вырабатывают политические программы и списки кандидатов для предварительных выборов – праймериз. Естественно, индивидуумы участвуют в праймериз именно той партии, с точкой зрения которой они изначально больше всего согласны. В результате праймериз, они надеются максимально приблизить список партийных кандидатов и их программы к идеалу – своей собственной точке зрения. Другие группы индивидуумов делают то же самое. После праймериз, политические группы, как успешно продвинувшие своих кандидатов и программы, так и неуспешные, объединяются в еще большие группы, вырабатывая между собой дальнейшие компромиссы. Кстати говоря, немалое число уступок, если не большинство из них их делается успешными группами в пользу неуспешных – потому что они знают, что не смогут выиграть выборы в одиночку.

И вот, так, или иначе, выкована партийная программа, суммирующая в себе набор компромиссов, среднее арифметическое желаний, мнений и потребностей множества людей. Все эти люди, хотя и лишь частично, получили то, что считают справедливым, а взамен – предоставляют партии свою поддержку. После этого формируется предвыборный комитет. Нередко, предвыборной кампанией управляет самый влиятельный из не попавших в избирательный список кандидатов. В предвыборном комитете повсюду вы найдете не прошедших на основные выборы кандидатов и их сторонников, которые, однако, теперь работают в поте лица для того, чтобы выборы выиграл их недавний соперник на праймериз. Думаете, это беспринципность? Вот уж нет! Это – взаимная поддержка и цивилизованное сотрудничество.

После выборов процесс достижения компромиссов начинается снова, потому что выигравшие выборы кандидаты от каждой партии теперь находятся у власти. И теперь, исходя из своих безграничных предвыборных обещаний, диаметрально противоположных направлений реформ, и в корне отличающихся точек зрения, они должны выработать общие стратегии действий, принять законы и сформировать правительство.
Именно из этой сложной бесконечной цепи компромиссов и рождается управление нашей страной, штатами, городами и поселками. И нет другого пути для создания правительства, способного управлять по-настоящему свободными людьми.

Самая же главная мораль всей этой истории – это, то, что вы не сможете участвовать в этом процессе, не принадлежа к одной из партий. Что такое политическая партия? Это большая группа людей, имеющих достаточно различающиеся точки зрения, согласившихся пойти между собой на компромисс, чтобы выработать общую, приемлемую для всех программу, которую они в одиночку не смогли бы претворить в жизнь.

Это определение подходит решительно для всех политических организаций. В нашей стране мы называем партиями политические группы, лежащие уровнем ниже правительства. Группы, из которых состоят эти национальные партии, также представляют собой маленькие партии, неважно как мы их назовем – политклуб, группа, блок, крыло или лига. И, кстати говоря, «лига внепартийцев» – это тоже политическая партия. Так же, как и «лига избирателей независимых кандидатов», или «комитет по гражданским делам». Еще Линкольн сказал по этому поводу: «названный ногою хвост из-за названия таковою не становится». Партии, не называющие себя партиями, как правило, менее ответственны перед своими избирателями, и более подвержены махинациям, чем партии, открыто признающие свою партийную сущность.
Но почему же надо именно поддерживать партию, а не голосовать независимо, после тщательного изучения кандидатов и их программ, исходя из всеобщего блага? Выглядит такой подход хорошо, и выглядел бы еще лучше, если бы работал. А еще лучше было бы, если бы число π равнялось ровно трем, а не неудобному в расчетах иррациональному 3,14159…
Поддерживать партию нужно по двум причинам: одна из них нравственного порядка, другая – практического. Практический смысл заключается в том, что вы не можете заниматься политикой эффективно без участия в этом процессе поиска компромиссов и улаживания разногласия, посредством которого отдельные граждане объединяются во все более крупные группы, до тех пор, пока не смогут составить правительство. Если вы не поддерживаете партию, значит вы – одиночка, идущий не в ногу со всеми остальными, и у вас есть всего один шанс против 140 000 000, на то, что вы сможете повлиять на происходящее в стране.

Если вы в одиночку напишете вашему конгрессмену по какому-то важному для вас вопросу, он поймет, что вы – легковесный политический одиночка, и не обратит особого внимания на ваше письмо. Но если он знает, что вы – действующий член Южного политклуба Демократической или Республиканской партии, он ответит вам подробным описанием своих взглядов по этому вопросу, и попросит вас изложить ему в ответ свои. И неважно, принадлежит ли ваш конгрессмен к той же партии, что и ваш политклуб, или нет, главное, что знает конгрессмен – это то, что вы регулярно участвуете в основополагающем демократическом процессе партийной политики.

А теперь о нравственном резоне быть с партией: всякий раз, когда вы в группе участвуете в демократическом процессе, вы с другими участниками группы неявно договариваетесь о том, что подчините свои амбиции воле большинства. Если вы заранее знаете, что вас не устроит ни под каким видом то, чего захочет большинство, значит, вы связались не с теми людьми, и должны поискать более подходящую вам группу единомышленников.
Но вы совершенно не вправе участвовать в заседаниях группы, и принимать участие в голосовании, если не готовы смириться с результатом голосования. Выносимые на голосование вопросы могут быть очень важны. И однажды может оказаться, что демократический процесс даст результат, который вы не предвидели, с которым вы не можете согласиться, не идя на сделку со своей совестью. И тогда у вас есть только один ответ – покинуть вашу политическую группу.

Только не кидайтесь сразу же в оппозицию против всех! Пусть вы не нашли единомышленников, что ж, у вас будет другой шанс их найти, возьмите паузу на раздумья, и в следующий раз выбирайте политическую группу, в которой будете состоять, более тщательно. Перейдите в другой политклуб, в другую политическую группу, в другую партию, если уж на то пошло, и начинайте все сначала. Но не мечитесь между двух партий, успевая в течение одной предвыборной кампании поучаствовать за обе стороны.
Если вы состоите в партии, это не значит, что вы должны оставаться в этой партии всю жизнь. Переходить из одной партии в другую – это абсолютно нормально. Так же, как и участвовать в создании еще одной партии, если вы считаете, что позиция вашей прежней партии не соотносится с вашими взглядами. Обычным делом является и членство в компромиссных партиях – политических группах, выдвигающих и поддерживающих кандидатов, вне зависимости от их партийной принадлежности, на основе их предвыборных заявлений и программ. Несмотря на то, что в целом, такая партия – несколько авантюрное и нереалистичное начинание, она вполне имеет право на жизнь. Однако, состоя в компромиссной партии, вы уже не имеет морального права участвовать в мероприятиях обычной партии, включая ее праймериз. Как минимум, беспринципно на праймериз голосовать за кандидатов от Республиканской партии, и в тот же год на основных выборах голосовать за кандидатов от Демократов.

Если вы принимаете участие в выдвижении партийных кандидатов, значит вы, как и ваши коллеги по партии, готовы принять результаты партийного голосования, даже если они окажутся не в вашу пользу. Некоторые штаты претворили этот принцип в закон, а в некоторых штатах закон позволяет человеку состоять в одной партии, баллотироваться на должность от другой, и выдвигать кандидатов от третьей партии. Однако, нравственная сторона такого беспринципного поведения везде одинакова.
На практике описанный выше принцип реализован с помощью закрытых собраний членов партии, имеющих неблагозвучное название «кокус», проводимых для обсуждения списков кандидатов, выдвигаемых на выборы. Эти собрания придуманы специально для объединения усилий членов группы в монолитные общие действия группы. На них обсуждаются, как выдвигаемые кандидаты, так и их программы. Работают они таким образом: группа людей, чьи мнения сходны, собираются, чтобы участвовать в политике. Часть членов группы выдвигает предложение назначить кокус. Пока это только формальная процедура, никаких кандидатов и программ еще не обсуждается. Если предложение принимается, это значит, что все члены группы согласились действовать заодно, и проводить в жизнь кандидатов и программы, за которые проголосует большинство членов группы.
Вы считаете, что это некрасиво по отношению к меньшинству? Но погодите, любой, кто на этой стадии решил, что он не хочет себя связывать обязательствами по отношению к воле большинства, может встать и уйти. Его никто не лишал этого права, он сам решает, хочет ли он дальше оставаться в одной упряжке с остальными. И вот, двери закрыты, и остающиеся участники принимают большинством голосов решения, в реализации которых теперь обязаны участвовать все они.

Просто, не так ли? Вы не обязаны присоединяться к кокусу, но если уж вы в него вошли, то вы обязуетесь выполнять его решения. И все же, я встречал немало людей, до такой степени политически наивных, что, отказываясь связывать себя какими-либо обязательствами, они, требовали для себя права остаться в кокусе и участвовать в обсуждении и голосовании. Другие после принятия кокусом решений начинали их оспаривать. Один наш известный «реформатор» особенно подвержен проявлению такой политической нечестности: он всегда приведет доводы в пользу того, почему «величайшее благо всего человечества» требует, чтобы он отказался от данного им обещания выполнять решение кокуса. Что характеризует его как бесчестного человека, которого в следующий раз не включат в состав кокуса, и который больше никогда не сможет служить человечеству, которое, по своим собственным заверениям, так сильно любит.

Итак, я постарался объяснить, что тот факт, что вы поддерживаете политическую партию и состоите в ней, означает то, что вы обладаете чувством собственного достоинства, самодисциплиной и способностью выполнять взятые на себя обязательства. Для участия в политике вам понадобится иметь свои принципы и быть цельной личностью, несмотря на распространенное мнение о политиках, как о беспринципных типах. Не принимайте всерьез политических одиночек, утверждающих, что они ничем не скованы, и кичащихся своей независимостью. Они просто-напросто безответственны, и похожи на политических кукушек, гордящихся своей повадкой откладывать свои яйца в построенные не ими гнезда.
Если вы все еще опасаетесь связывать себя партийной принадлежностью, и считаете, что должны быть свободны в своем праве проголосовать на выборах как вам заблагорассудится, за кандидата, которого считаете самым подходящим, то никто вам в этом не воспрепятствует. Однако, взрослый человек в этом смысле не свободен полностью, потому что у него есть совесть, чувство ответственности, и привязанности к другим людям. Если вы поучаствовали в том демократическом процессе, который привел к появлению в ваших руках списка партийных кандидатов, значит, у вас уже есть моральные обязательства, которые надо выполнить.

Есть и еще одно следствие неразборчивости в партиях при выборе кандидатов. Когда вы избираете кандидата на должность, вы ждете от него выполнения его предвыборных обещаний. И это правильно. Однако, если губернатору от Демократов вы изберете законодательное собрание из его соперников от Республиканской партии, не думайте, что в таком окружении он сможет нормально работать. Вспомните вторую половину правления Гувера, когда исполнительная власть и Конгресс действовали в противоположных направлениях, и управление страной полностью застопорилось. Ни Гувер, ни Конгресс так и не смогли перетянуть друг друга.

Автор: sunman

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля