День программиста: как он стал моим праздником

в 22:15, , рубрики: Блог компании Ivideon, день программиста, МГТУ имени Баумана, Программирование, разработка, метки: ,

День программиста: как он стал моим праздником

Меня зовут Владимир. И так получилось, что я стал основателем сервиса Ivideon. За короткий срок он приобрел такую популярность, которую я не ожидал и сам, программируя по ночам сервер обработки запросов на epoll, несколько лет назад. География пользователей Ivideon поистине впечатляет. Россия, СНГ, США, Бермуды, Бразилия, Корея, Испания, Мексика, Германия и много других стран, о существовании которых я даже не подозревал. Открываешь камеру и попадаешь в другую страну, в другой мир где-то далеко, далеко.

Почему я говорю “так уж получилось”? Наверное, потому, что я всегда хотел быть программистом. Создавать отличные приложения и не думать о финансовых моделях, денежных потоках и управлении портфелем проектов компании. Но если хочешь, чтобы твоя идея воплотилась в жизнь, иногда нужно браться за её реализацию самому от начала и до конца. Но все же, я считаю, что остался программистом и сегодняшний праздник День программиста — это мой праздник.

Пару месяцев назад в Ivideon обратилось одно издание, с просьбой рассказать о нашем проекте и направило ряд вопросов. Одним из них был вопрос ко мне как к основателю: “Как я стал программистом?”
Кажется, был вечер субботы… Я сел и попытался соединить все точки на моем жизненном пути, которые и привели меня к сегодняшнему дню. Так вечер плавно перешел в раннее утро воскресенья, а ответ на вопрос занял больше 10 страниц. Потом я лег спать, а на утро решил не отправлять то, что написал… Мне показалось, что мало кому будут интересны мои воспоминания и ответил что-то стандартное о пристрастии к компьютерам с детства. А сегодня, в день программиста, я наткнулся на те самые 10 страниц в Google документах…

97-й год. О чем думал Пушкин, когда писал “Евгения Онегина”

Удивительное свойство у человеческой памяти забывать плохое и помнить только о хорошем. Оглядываешься назад, а там вечное лето и поют соловьи. Хотя на самом деле, все, конечно, было далеко не так радужно.

День программиста: как он стал моим праздником

Для меня 97-й год запомнился прежде всего обилием школьниц, которые если не носили футболку с Леонардо ди Каприо или рюкзак, то уж наверняка у них был дневник с его изображением. Это был год триумфального выхода фильма “Титаник” Джеймса Кэмерона. Первый фильм, кассовые сборы которого превысили отметку в один миллиард долларов. Но в 97-м году я не смотрел его. Мне никогда не нравилось то, что нравилось толпе. Хотя позже я признал, что фильм действительно стоящий. А тогда я просто считал самым гениальным фильмом “Людей в Черном”, которые вышли в том же году. Мне было 13 и я заканчивал 8-й класс

Именно в 97-м году, я получил ту самую двойку за сочинение. Двойку, которая в длинной череде событий стала отправной точкой для моей истории.

День программиста: как он стал моим праздником

Все дело в том, что в школу я пошел в 6 лет. Четвертый класс, как водится, “перепрыгнул”. И в итоге почти все мои одноклассники были старше меня. Я был очень “не серьезным” учеником за что меня учителя не жаловали и это очень часто отражалось на моих оценках. И та двойка за сочинение стала одной их многих плохих оценок, которые я получил “за поведение”. На этот раз я неправильно изложил в сочинении о чем думал Пушкин, когда писал “Евгения Онегина”. Мне было очень обидно от своего бессилия. Потому что я не мог что-либо доказать. Откуда вообще преподаватель литературы знает о чем думал Пушкин? Как вообще можно писать сочинения на такую тему?! Как вообще можно оценивать такие сочинения? В тот день я задумался о своем будущем. Я не знал, в какой я пойду институт или университет. Но, я точно знал, что он не будет гуманитарным. Потому что я не понимал, как может называться наукой область знаний, где отсутствует хотя бы приблизительная формализация.

Спустя год в 10м классе у нас ввели обязательный “переходной” экзамен по литературе. Мне обещали быструю двойку. Но, мне повезло. В день экзамена в школу приехали проверяющие из РАНО. И я пошел сдавать им. Кажется, я был единственным, кто получил в этот день 5.

99-й. Теорема Ферма

День программиста: как он стал моим праздником

К 10-му классу я еще больше уверился в мысли, что хочу получить техническое образование. Меня тянуло к любой технике, я обожал фантастику. Помню как частенько я ездил на ВДНХ и смотрел в центральном павильоне демонстрации различных физических явлений. Кажется, сейчас там только магазины. А жаль.

Мы жили в Зеленограде — городе электроники, где в самом центре стоял институт электронной техники (МИЭТ). И в начале 11-го класса я пошел в него на подготовительные курсы. Со мной приехали родители и заплатили за них. Пожалуй, это был единственный раз, когда они были со мной в институте.

Фактически здесь для меня началась другая жизнь. Я по новому взглянул на то, что мне до этого преподавали почти 5 лет. Если большинство слушателей приходили по вечерам после школы на курсы “отдыхать” (спать, запускать самолеты, есть), то для меня все было совершенно по другому. Весь 11-й класс я отдыхал в школе. Все-таки из 40 человек 32 девушки это было круто! А вот на курсах я по настоящему учился. Мне действительно было интересно. И я испытывал огромное удовольствие, от того, что у меня все получалось.

Когда я уже отучился несколько месяцев, я узнал, что в МИЭТе есть что-то вроде олимпиады (уже и не помню как она называлась). Когда желающие поступить представляют тематические доклады. Авторы наиболее интересных докладов, отмеченных жюри, могли быть зачислены без экзаменов.

Конечно же, я решил попробовать! Нашел интересную на мой взгляд тему “Великая теорема Ферма”. Мне понравилась легенда, что Ферма, читая книгу, записал на полях теорему и добавил: “я нашел поистине чудесное доказательство для неё. Но, поля книги слишком узки, чтобы я мог его здесь записать”. И 300 лет математики тщетно пытались её доказать. Вот это я понимаю троллинг!

В день выступления я приехал раньше назначенного срока. Нашел аудиторию и сел. Мне показалось странным, что большая часть выступающих приехали с родителями. Они помогали им развешивать плакаты и репетировать речь. А когда пришло время начинать, эти самые родители сели в жюри! Вот такого я уж точно не ожидал.

Стоит ли говорить, что я ничего не выиграл. Конечно, объективно, мой доклад был ни разу не на высоте. Но, родители в жюри, это уж как-то слишком. Для меня это событие послужило отличным пинком, который придал мне скорости на несколько лет вперед. Я осознал, что у меня нет родителей, которые могли бы помочь мне поступить, оплатить обучение или просто помогать учиться (у них гуманитарное образование). И, что, все зависит только от меня.

2000-й. На волне судьбы

День программиста: как он стал моим праздником

Интересно, как, спустя еще лет 50 или 100 будут относиться к 2000 году? Это даже не новый век. Это новое тысячелетие! Только во время перехода из 1999 года в 2000-й на самом деле не произошло ровным счетом ничего. Люди не стали лучше или хуже. Жизнь просто шла своим чередом, не обращая внимания на цифры.

Весной 2000 года, мой друг, с которым мы ходили на подготовительные курсы, пригласил меня поехать потренироваться сдавать экзамены. Его отец узнал, что в ведущих ВУЗах России вступительные экзамены проходят чуть раньше, чтобы те, кто не смог пройти по конкурсу, смогли попробовать свои силы в институте попроще. И я согласился. Тем более это было бесплатно. Мы ехали в МГТУ имени Баумана. Старейшее высшее учебное заведение страны. Сначала оно не произвело на меня впечатление. Здание требовало ремонта, аудитории и мебель — тоже. Я сравнивал с МИЭТом, который был на тот момент в лучшем состоянии. Но, сев в аудитории, на одном из экзаменов, прикоснувшись к дереву парты, оглядевшись по сторонам, я ощутил историческое значение этого места. Как-будто 170 лет назад, когда университет был основан, все выглядело точно также. Разве что краска была свежее и отсутствовала выцарапанная на столешнице “кнопка вывода лектора на орбиту”.

В общем, без особых усилий и подготовки я сдал все экзамены, получил положительные балы и забыл об этом…

Пришло лето, а вместе с ним время экзаменов в МИЭТ. Почему-то мне больше всего запомнился русский язык. Требовалось написать изложение после двукратного прочтения текста преподавателем. Экзамен проходил в огромной лекционной аудитории, в которой ряды располагались как в кинотеатре, уходя наверх. Не помню, кто все это придумал, возможно я, но мы сели вчетвером. Двое впереди и двое сзади. А когда преподаватель прочитал первый раз текст, он у нас был уже полностью записан. Так я впервые применил алгоритм Round Robin. Вместо того, чтобы каждый из нас был сам за себя, мы договорились, что первое предложение пишу я, второе — мой друг и так далее. По кругу. Мы обманули систему.

А тем временем, судьба решила совсем иначе. Мои родители запланировали переезд в Москву. Ездить оттуда в МИЭТ не имело смысла. Кажется, был июль или август и я поехал подавать документы в МГТУ имени Баумана. Хотя, по правде говоря, в тот день я поехал со своим другом на Митинский радио рынок. В то время о нем ходили легенды. Что, якобы, на нем можно было купить все что угодно. От мобильного телефона (тогда они были еще в диковинку), до запасной части к американскому космическому спутнику. И это было действительно так. А если и нет, то где же еще покупать запчасти к спутнику, если не там?

Мне хотелось успеть до закрытия рынка. По пути нужно было подать документы, а я понятия не имел, что будут большие очереди. Необходимо было выбрать желаемый факультет и подать документы для зачисления на него. Ну, что же, чтобы не задерживать ни себя, ни моего друга, я выбрал самую маленькую очередь. В конце концов, это МГТУ имени Баумана! Один из лучших ВУЗов страны! Там не должно быть “плохих” факультетов!

Вот так, случайно сданные “для тренировки” экзамены обернулись моим фактическим поступлением. А поданные между делом документы обернулись моим зачислением на теперь уже родную для меня кафедру Робототехники. Казалось бы, отсутствие очереди говорило о не популярности факультета. В то лето, почему-то, так оно и было. Зато на следующий год, факультет Робототехники занял второе место по популярности среди абитуриентов.

Иногда, если не задумываться, а просто действовать, поймав нужную волну, все происходит как-то само собой. Словно, твои цели, как рыбы в море. Ты пытаешься их поймать руками, схватить хотя бы за хвост, а они становятся только дальше. Но, стоит замереть, как они сами к тебе подплывают.

2000-й. Осень. Долгожданная учеба

День программиста: как он стал моим праздником

До начала обучения в университете оставался месяц. Пожалуй, это был самый длинный месяц в моей жизни. С каким нетерпением я ждал начала учебы! Я вполне серьезно себе представлял, как максимум к третьему курсу я смогу сам собрать терминатора! Чему же еще могли учить на кафедре робототехники?
Наступил сентябрь и день посвящения в студенты. Он был ясным и солнечным, давая ложную надежду, что лето будет продолжаться и настоящая осень с дождями и серостью на этот раз забудет прийти. Было много будущих студентов, а, возможно, и настоящих. Выступало много преподавателей и известных выпускников МГТУ. Ну, это они так думали, что были известными, а я понятия не имел, кто это. Лучше бы они пригласили Антона Камолова с MTV, который также закончил Бауманку.
Все что я запомнил, так это то, что для меня стало открытием в тот день, что обучение длится 6 лет и первые 2 года — 6 дней в неделю. Черт! да мне же было 16! Жизнь только начиналась, а тут такое! Когда же отдыхать то?!

2000-й. Зима. Первый компьютер

Первые два года в Бауманке были очень жесткими. Надежда создать собственного терминатора рухнула под тяжестью общеинженерных предметов, которые в большом объеме присутствовали в программе обучения. Чего только стоит черчение на ватманах А1 с линейкой и карандашами?! Преподаватели нас успокаивали. Мол, в их время, еще и обводили тушью. Ну, и, конечно, ходили в библиотеку зимой, в валенках 3 километра в гору. Мне от этого было не легче.

Переезд в Москву затягивался и я ездил из Зеленограда. Первая пара начиналась в 8.30. И весь год я просыпался в 5.30 утра и шел на электричку. Во время таких поездок я заметил интересный парадокс. Почему-то утром, в сторону Москвы едут вполне приличные люди. На работу или учебу. Но, вот вечерняя электричка уже наполнена людьми, которые, как-будто, вместо работы ездили не то что бы по барам. Скорее сидели с водкой где-нибудь во дворе и закусывали чем-то не съедобным.

После первого курса от изначального состава группы осталась ровно половина. То что я был в их числе, далось мне очень не легко. Нужно было что-то менять. И мне это удалось.

День программиста: как он стал моим праздником

На 17-летие мне подарили компьютер. Это было окончание первого семестра, первого курса. Если сказать, что это было даже лучше чем первый секс, то это значит, ничего не сказать. Intel Pentium 3, 600 MHz, 32 Mb оперативной памяти! 15 дюймовый монитор Sony! И теперь уже культорвый модем US Robotics courier 56K! Гагарин, вернувшийся после первого полета в космос, наверное, радовался меньше чем я!
Я ездил на Митинский и Савеловские рынки. Я нашел все те игрушки, в которые играл на чужих компьютерах. Начиная от классического Doom и заканчивая новыми Half-Life и GTA. Я мог просто часами сидеть и водить мышкой, наблюдая как она синхронно перемещается по рабочему столу!

Страсть к игрушкам довольно быстро прошла. На её смену пришел не поддельный интерес к тому, а как же все это работает? Как делать игрушки?
На первом курсе нам преподавали язык “C”. Мы собирали простенькие текстовые MS DOS программки компилятором Borland 3.1. Надо ли говорить, что они совсем не были похожи на Half-Life.

Интернет тогда был еще совсем dial up и не дешевым, торренты еще не изобрели. Большая часть компьютерных программ покупалась на развалах компьютерных рынков. 1000 самых нужных программ, 100 приложений для всего, Анталогия Windows.

День программиста: как он стал моим праздником

Я стал скупать все диски по программированию, которые находил. Смотрел, читал, изучал примеры. Радовался, когда мне удавалось понять в коде, что нужно поменять, чтобы программа стала вести себя иначе. И уже к концу первого курса, вместо того, чтобы на лабораторной работе сдать программу, рисующую на экране круг, я показал WYSWYG графический редактор, написанный под DOS с интерфейсом как у Windows. Там были окна и кнопки. Можно было нарисовать любой примитив, выбрав толщину линий и цвет при помощи мышки. Все кнопки и окна рисовались вручную с учетом всех перекрытий собственно написанной графической библиотекой.
Но, мне этого было мало. Дальше я стал изучать ассемблер и реверс инженеринг. И уже через несколько недель я обошел запрос серийного номера для приложения господина Шахиджаняна Соло на клавиатуре (надеюсь, что Хабр он не читает). Простой комбинацией JMP и NOP, вместе с пониманием адресации это удалось сделать на раз-два.
Я понял, что защитить на 100% ни одно приложение нельзя никакими серийными номерами. Это лишь вопрос времени. Поэтому защита должна быть такой, чтобы времени на её взлом требовалось столько же, сколько на написание аналогичной по функционалу программы.

Читая все это, может сложиться ложное впечатление, обо мне, как о “ботанике” безвылазно сидящем за компьютером. Это было далеко не так. Друзья, девушки, скейтборд, электрогитара, концерты… Насколько полно я мог отдаваться учебе и компьютерам, настолько же хорошо я умел отдыхать. Как говорил товарищ Маркс: “Лучший отдых это смена деятельности”. Моя деятельность менялась кардинально.

2001-й. Теория голубого океана

День программиста: как он стал моим праздником

Наверняка, все из вас слышали про теорию голубого океана. Когда вместо того, чтобы жестко конкурировать на существующих рынках (красных океанах) компании создают новые. Где еще нет конкурентов и они могут добиться наибольшего успеха. Вместо того, чтобы создавать собственный поисковик и конкурировать с Google, Facebook создали собственный Интернет, страшно испугав этим Google. Apple не смогла обойти Microsoft на рынке персональных компьютеров. И Джобс создал новый рынок iPhone’ов и iPad’ов, где не нужно конкурировать с Microsoft. Теперь Microsoft пробует догнать Apple.

Во время учебы я не знал этой теории. Но интуитивно я всегда стремился к созданию именно голубых океанов. Хотя и меньшего масштаба, чем приведенные выше примеры. Теория Машин и Механизмов? Требуется рассчитывать и чертить? Я договорился с профессором написать программу, которая автоматически все бы рассчитывала и визуализировала. Моя библиотека пополнилась книжкой по OpenGL и я получил 5, не начертив ни одной линии на ватмане.
Детали машин? Опять чертить? Я изучил Solid Works и создал полностью трехмерную модель, рассчитанного редуктора. Получил по этой модели все необходимые сечения и проекции. Мне говорили, что моя работа до сих пор висит в зале кафедры Деталей машин.

Я совмещал приятное с полезным. Сдавал работы, защищал курсовые и учился программировать. Это и был мой голубой океан. Я делал работу, которую не делал до меня никто. И получал за это только отличные оценки. Так как конкурировать мне было не с кем.

2002-й. Наука об устройстве Мира

День программиста: как он стал моим праздником

На втором курсе нам читал лекции по физике удивительный человек. Звали его Леонид Карлович Мартинсон. Глядя на его полное имя, можно было сразу понять, что дядечка он не простой. А посетив его лекцию, можно было убедиться в этом еще больше.

Он любил физику и любил о ней рассказывать. Каждая его лекция была сродни театральному представлению. И даже те, кто к физике относился нейтрально, с удовольствием его слушали. Не уверен, что если бы вместо iPhone Джобс бы презентовал распределение электронов по орбите атомов, он смог бы сделать это красноречивей и интересней.

В каждой лекции Леонида Карловича было что-то, что можно найти в учебниках истории. И самое главное — он был её частью. Чего только стоит рассказ о встрече с Нильсом Бором, который приезжал в Москву.

В отличии от многих преподавателей на младших курсах, Леонид Карлович не просто рассказывал о своем предмете. Он рассказывал как и где его можно применить…

День программиста: как он стал моим праздником

Хотя на самом деле он очень просто объяснял разницу между теоретической и инженерной наукой. Если теоретики занимаются исследованиями, то инженеры должны уметь использовать на практике полученные результаты. С этими словами он, обычно, приводил несколько красочных примеров, как то или иное физическое явление становилось основой новых электронных компонент, присутствующих во всех электронных устройствах. Особенно впечатляло, как в этих примерах одно незначительное изменение в уже существующих элементах, приводило к порождению совершенно новых свойств.

Мне очень понравилась эта мысль. Смотреть вокруг и превращать известные явления или продукты в совершенно новые направления.

2002 — 2003-й. Как студенту заработать

День программиста: как он стал моим праздником

Многие в то время были вынуждены работать. Прожить на стипендию, впрочем, как и сейчас, было не реально. В поисках способов заработать я стал фрилансером. Не знаю, по моему, тогда такого понятия не было. Но, ту работу, которую я выполнял можно было назвать только так. Заказы подбрасывали друзья и знакомые. Еще чаще, повторно обращались довольные клиенты или рекомендовали меня. Денег было немного, но с каждым новым заказом я учился чему-то новому. На мой взгляд, это лучшая школа, которую может пройти программист — настоящие проекты. Общение с клиентами всегда было живым. Встречи, обсуждения, работа, деньги. Бизнесмены, депутаты, бандиты… Очень колоритные личности.

День программиста: как он стал моим праздником

Помню, однажды, мне домой позвонил новый клиент. Был вечер и он сказал, что хочет встретиться срочно. А так как он проезжает недалеко от меня, то может подъехать прямо к дому. Я вышел к подъезду. Там стояла местная молодежь, в простонародье гопники, и занимали свое время сигаретами, пивом и моей соседкой напротив. Все явно старше меня. Это было уже в Москве, куда мы переехали недавно, и я никого не знал. Они тоже меня не знали и стали спрашивать сигареты. Я не курил. Прозвучала многим знакомая фраза: “А если найду?” И тут, во двор заезжает целый кортеж из мерседесов. Два Brabus’а с мигалками и одна S’ка посередине. Открылась дверь, а внутри оказался мой заказчик. Он назвал меня по имени и отчеству. Предложил сесть в машину, что я сразу же и сделал. Мы поехали в ближайшее кафе, где обсудили техническое задание.

На следующий день, когда я выходил из подъезда, те самые местные ребята, вместо того, чтобы снова попросить сигарет узнали меня и сказали “Здравствуйте”. Так продолжалось следующие несколько лет.

2003-й. Вирусы, берегитесь! Мы идем!

День программиста: как он стал моим праздником

Пришел 2003-й год и вместе с ним наступила оттепель в учебном процессе. Мне захотелось чего-то более постоянного, чем не постоянный фриланс и такой же доход. Свободного времени было больше и я мог себе это позволить. У меня, почему-то, сложилось впечатление что этот год стал стартом для настоящего расцвета Интернета в России и околокомпьютерного бизнеса. Как-будто все разом поняли, что Интернет это круто и компьютеры тоже.
Также думал и господин Алексей Ивтеев (фамилия и имя изменены). Вместе со своим другом и однокурсником мы шли к нему на собеседование в красивое административное здание Министерства Путей Сообщения. Мы были искренне уверены, что нас приглашают работать именно в МПС. На самом деле все оказалось куда проще: Алексей, большой начальник небольшого отдела какого-то там подразделения МПС, решил построить собственную околокомпьютерную империю, которая заработает миллионы долларов. А так как нужно с чего-то начинать, он решил нанять парочку студентов, то есть нас. Планов у него была масса. Пожалуй, самый интересный, это использование своих связей для того, чтобы продавать диал ап доступ в Интернет в подмосковных городах, которые стоят вдоль железнодорожных линий. Если вы не знаете, то вдоль большинства российских железных дорог лежит отличное оптоволокно, которое используется и по сей день. Продажа доступа диалап позволила бы зарабатывать тысячи процентов от себестоимости. Вот только диалап уже потихоньку становился не популярным. Да и, забегая вперед скажу, что дело дальше разговоров не двинулось.
Зато, был найден отличный бизнес-кейс. Выездная служба поддержки. Алексей находил объекты, а мы как инженеры его отдела помогали ему их обслуживать. Симпатичные бухгалтерши звали нас каждый раз, как забывали включить сетевой фильтр, в результате чего, компьютер не загружался, а принтер отказывался печатать. Ради общения с ними я даже купил свой первый мобильный телефон Siemens C55. Была потрачена моя зарплата за полтора месяца.

Мы вели борьбу с сетевыми вирусами, которые совершенно неожиданно открывали непотребные картинки на мониторах больших руководителей. Конечно, они нас искренне уверяли, что ни на какие такие сайты они не заходили и понятия не имели, откуда такое вылезло на рабочий стол. Мы делали вид, что им верили и продолжали дальше свое нелегкое дело.
Чем мы только ни занимались. От написания программ и поднятия серверов, до прокладки по зданию витой пары, чтобы обеспечить его Интернетом и IP телефонией. Нам обещали, что вот вот, наша работа станет “чище” и мы сможем заниматься настоящим делом, а не быть простыми эникейщиками. Этого не происходило.

— Чего же вы сразу не ушли? — спросите вы. И я вам скажу. Причина была в Ней… В такие моменты начинаешь понимать, насколько же русский язык ограничен… до чего же слова неуклюжи… Сложно подобрать их, чтобы описать мои чувства и, безусловно чувства моего друга… Она… Столовая при МПС! Представьте себе приличный ресторан и самую дешевую студенческую столовую… В столовой МПС блюда были отменными как в ресторане, а цены ниже, чем в нашей студенческой столовой. Ради того, чтобы там пообедать, можно было специально заранее поломать кому-нибудь принтер, чтобы нас только вызвали.

Организации, которые мы обслуживали были большими и государственными. Поэтому контингент там работал соответствующий. Как-то раз нас вызвал большой босс одной из таких организаций и сказал, что мы теперь будем работать под началом Сергея Ивановича — милого седовласого дедушки. Уже потом выяснилось, что всю свою жизнь он проработал в этой организации. И чертовски не хотел уходить на пенсию. Его пожалели и назначили вот на такую номинальную должность. Пока нас нет, он должен был всем заправлять. Но, если не справлялся, то мог всегда нас вызвать.
Сначала мы подумали, что выездов у нас станет меньше. Как бы не так! Мы стали ездить в два раза чаще. И всякий раз это была полнейшая ерунда, из-за которой нас не стоило беспокоить. То мышка как-то не так двигается, то монитор что-то не так излучает. Куллер звучит подозрительно. Всего и не упомнишь. А потом, вдруг, все. Нас не приглашали пару недель. Мы заподозрили неладное и приехали сами.

Сергей Иванович сидел возле компьютера в кабинете руководства. Его окружала большая кипа бумаг А4 и он усиленно что-то обдумывал. По крайней мере это было написано на его лице. Заметил он нас не сразу. А мы с любопытством наблюдали, что же будет дальше.
Он нас увидел и тут же быстро собрал в приличную стопку все листки А4, взял карандаш и живо жестикулируя подошел к нам.
— Понимаете, ребята. Я тут прочитал, что компьютеры надо чистить. Не в смысле тряпкой. А файлы всякие ненужные удалять. Тогда они лучше работают.
Мы единодушно кивнули. А он продолжил:
— И когда я чистил компьютер, я выявил крайне не стабильное поведение файлов. Это вирусное заражение и надо все хорошенько пролечить. Смотрите!
С этими словами он стал показывать нам свои бумаги и мы с удивлением обнаружили на них аккуратно нарисованные деревья файловой системы Windows с красивыми папочками и файлами.
Дело в том, что перед удалением каждого файла, Сергей Иванович рисовал это самое дерево “до” и “после”. С файлом и без. А когда до завершения “чистки” оставалось совсем чуть-чуть он обнаружил “вирусное заражение”. Удаляешь файл, а на его месте появляются два других таких же. Стопка нарисованных папок и файлов все росла, а файлы все появлялись. Причем, все это было в одной папке, под названием TEMP…

Мы проработали вместе с Алексеем из МПС около 3-х месяцев, а потом уволились. В наш последний рабочий день, большой начальник обслуживаемой организации, позвал нас к себе и налил водки… Шучу. Водки не было. В общем, на самом деле он обрадовался, что мы уходим, так как хотел нам сам предложить другую работу.
— Понимете, я тут пользуюсь Интернетом и мне надо постоянно много чего искать. А этот Яндекс, который должен хорошо искать, ищет плохо… Я дам вам 500$. Сделайте мне мой собственный Яндекс, но только лучше… И, знаете, в то время я был готов взяться за этот проект, если бы не сессия Раз поиск в Яндексе уже есть, то значит его можно сделать и можно улучшить. Это отличная задача, от которой загораются глаза и хочется работать, работать и работать… Ведь настоящий программист почти всегда оптимист! Ему нужны “не разрешимые задачи”, которые он с успехом может решить… А деньги это всего лишь дополнение к интересной работе.

2003-й Осень. Системы технического зрения

День программиста: как он стал моим праздником

Большинство предметов на старших курсах преподавалось не в главном здании МГТУ на Бауманской, а на нашей кафедре робототехники на Измайловской. Это было чем-то вроде Калининграда для России. Вроде бы он и её часть, но все же не совсем. Атмосфера на кафедре разительно отличалась от того, что было в Главном здании. Здесь преподаватель является больше партнером и коллегой для студента, нежели формальным ментором. В перерывах между семинарами и лекциями можно было сидеть вместе с профессорами на уютной кухне и общаться на любые темы. Хоть про гусеничных, хоть про шагающих человекоподобных роботов, охраняющих границы нашей Родины.

Сейчас я оглядываюсь назад и понимаю, что на кафедре царила здоровая свобода, позволяющая студентам само реализовываться. Нет, полностью формальных учебных планов никто не отменял. Да и ставили как пятерки, так и двойки. Преподаватели кафедры позволяли самостоятельно найти и выбрать интересное направление, которым студенты хотели бы заниматься. А выбор был большой. Что ни говори, а роботы штука крайне занятная.
На кафедре было несколько настоящих промышленных манипуляторов. Наблюдать за тем, как быстро и точно они двигаются, захватывая предметы или выполняя другие действия было увлекательно. Представьте себе схват одного из таких манипуляторов может спокойно смять кусок батареи. А в следующую секунду он аккуратно берет стопку водки яйцо и переносит в другое место. Нет, преподаватели так не наказывали студентов. Яйцо было куриное.

День программиста: как он стал моим праздником

Я просто не мог не заинтересоваться, а как же робот “видит”? Я понятие не имел пригодится ли это мне в жизни. Но я стал изучать все, что мне удавалось находить по тематике компьютерного зрения. Писал примеры программ, проверял как они работают “в жизни”. В то время OpenCV и подобных библиотек еще не было, поэтому все делалось “руками”. Можно было месяцами писать программу до тех пор, пока будет получен хоть какой-то результат. И мне нравился как сам путь, так и конечная цель. В тот момент я окончательно осознал, что это то, чем я хочу заниматься в дальнейшем. Превратить хобби в виде программирования в призвание и профессию. Поэтому стал искать работу, связанную с техническим зрением и программированием…

Послесловие

Вот так я и стал программистом. Хотя, если честно, в то время себя им не считал. Потому что чем больше я узнавал, тем больше понимал, что знаю очень мало. И продолжал изучать новые возможности, технологии, фреймворки…

День программиста: как он стал моим праздником

Какие стоит сделать выводы из того, что я написал? Не знаю. Мне кажется, что у каждого свой путь. Но могу сказать совершенно определенно, что программисты как и ученые, для которых результат их труда гораздо важнее всего остального, в том числе и денег, создают самые удивительные и потрясающие вещи в нашем мире. Они способны в одиночку воплощать в жизнь продукты, которые могут пошатнуть многомиллиардные империи и породить новые рынки. Это люди, которые создают будущее уже сегодня. Поздравляю нас всех! Побольше интересных задач и успеха в их реализации!

Автор: ivideon

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля