Как домашний искусственный интеллект делает проще — и сложнее — жизнь семьи Цукерберга

в 18:45, , рубрики: Facebook, дети, инвестиции, Интернет вещей, кейсы, колонка, марк цукерберг, перевод, роботы, метки: , , , , , , , ,

Оригинальная статья вышла на Fast Company. Материал переведен при содействии бюро переводов «Прима Виста».


Когда в Facebook приходят новые разработчики, будь то выпускники колледжа или солидные работники уровня вице-президентов, первые полтора месяца они погружаются в Bootcamp — интенсивную программу изучения всех нюансов обширной кодовой базы компании и постоянно развивающегося набора инструментов программирования, предоставленных в их распоряжение.

На заре существования Facebook его первый разработчик Марк Цукерберг внес более весомый вклад в создание кодовой базы, чем кто-либо еще. Но по программе Bootcamp, которая была запущена в 2006-м, через два года после основания компании в комнате гарвардского кампуса, сам он не обучался.

В январе уходящего, 2016 года в числе новейших задач по саморазвитию, которые Цукерберг ставит перед собой ежегодно, он заявил о планах по созданию системы искусственного интеллекта для управления своим домом с использованием инструментов Facebook. Это захватывающее исследование искусственного интеллекта на современном уровне развития (принципиально важная для Facebook сфера технологий) заставило Марка освежить собственные знания инструментов программирования и процессов, используемых в его компании. И он заново влился в строй тысяч разработчиков, которыми руководит, и подключился к культуре программирования, лежащей в основе одной из самых значимых мировых технокомпаний.

Однако должность главы Facebook — не та, которую можно оставить на шесть недель ради повышения квалификации. «Формально я не проходил обучение по Bootcamp, — сообщил мне Цукерберг на прошлой неделе. — Но вы, наверное, догадываетесь, что, когда я задаю людям вопросы, мне отвечают довольно быстро». Наша встреча состоялась в просторной гостиной его классического 113-летнего деревянного дома в калифорнийском Пало-Альто, куда я приехал на демонстрационный показ Джарвиса. Марк дал первое интервью о проекте саморазвития нынешнего года.

Цукербергу всегда нравился, как он это называет, «детерминированный» характер программирования — когда садишься и создаешь какую-то вещь, которая будет делать именно то, чего ты от нее хочешь. Несмотря на его впечатляющие шаги в качестве главы компании более чем с 15-тысячным персоналом, с охватом миллиардов пользователей приложений Messenger, WhatsApp, Instagram и собственно Facebook, ему не хватало этой приятной уверенности. Именно поэтому в редкие часы своего досуга он продолжал работать над небольшими программными проектами, а его задача по саморазвитию на 2012 год состояла в том, чтобы программировать каждый день. В разные годы он принимал участие в нескольких хакатонах компании, и однажды в качестве упражнения создал систему, которая привязывала организационную структуру Facebook к профилям внутренней социальной сети. Таким образом выяснились, какие группы внутри компании имели наиболее тесные социальные взаимосвязи.

Цукерберг сказал, что часто по завершении сеанса программирования чувствует себя так же, как в период изучения китайского — языка, который был включен в его задачи по саморазвитию на 2010 год. У него возникает ощущение, что мозг, активизируясь, начинает работать на полную мощность.

After a year of coding, here's Jarvis.

Posted by Mark Zuckerberg on Tuesday, 20 December 2016

Культура программирования Facebook предписывает, что в случае сбоя в работе следует взять паузу и исправить ошибку. Но это совершенно неприменимо по отношению к сверхзанятому руководителю компании, разъезжающему по всему миру. «Либо меня будут отрывать от деловых встреч, либо кому-то придется править мой код, чего делать нельзя», — говорит он. Вот так и прошло уже довольно много времени с тех пор, как он по-настоящему программировал на работе.

Но вернемся к нынешнему году, в котором Цукерберг потратил примерно 100–150 часов на свой домашний проект, названный в честь Джарвиса, футуристического помощника Тони Старка с искусственным интеллектом из фильмов и комиксов серии «Железный Человек». Однако его Джарвис больше похож на домашнюю, сугубо персональную версию чего-то вроде Alexa от Amazon. Суть в том, что Марк и его жена Присцилла Чан через приложение на iPhone или бот Facebook Messenger могут включать и выключать свет, воспроизводить любимую музыку, открывать ворота друзьям, готовить тосты и даже будить свою годовалую дочь Макс уроками китайского языка.

ВНЕУРОЧНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ

Когда вы подойдете к владению Марка Цукерберга площадью 1,6 тысячи квадратных метров на тихой зеленой улочке в шикарном районе Силиконовой долины, Джарвис узнает вас и автоматически оповестит хозяина о вашем прибытии. Но, самое удивительное, как только вы минуете деревянные ворота на цитрусово-кленовой аллее, Цукерберг лично предстанет перед вами.

Это не было бы столь необычно, если бы в жизни он не выглядел точно так же, как на бесчисленных фото и видео — короткие каштановые волосы, серая футболка и джинсы. Нужно немного времени, чтобы понять, что вас приветствует не аватарка.

Последние несколько рабочих недель были особенно богаты событиями для Цукерберга, который пытается разобраться с тремя серьезными, не связанными друг с другом проблемами: вопрос о вероятности использования Facebook в качестве основного инструмента дезинформации в преддверии президентских выборов; тщательное изучение связей с венчурным инвестором (и членом Совета директоров Facebook) Марком Андриссеном, после того как Совет директоров рассмотрел просьбу Цукерберга сохранить его контроль над компанией с правом голоса даже в случае продажи им большей части своих акций; беспокойство рекламодателей по поводу ошибок при измерении в Facebook количества просмотров видео.

Обсуждение тем вроде Джарвиса — задача, безусловно, более простая. Сидя на темно-зеленом диване в своей гостиной рядом с увешанным дредами Бистом, венгерской овчаркой, Цукерберг доступно объяснял, как система, создаваемая им в течение последнего года, упрощает жизнь — правда, порой и усложняет — для него, Присциллы и Макс.

3066478-inline-i-2-zucklights

В своем январском посте, анонсировавшем проект «Джарвис», Цукерберг написал, что намеревается создать систему, которая позволила бы ему голосом контролировать все в доме: музыку, свет, температуру. Также Джарвис должен впускать в дом его друзей путем простого опознавания лиц приближающихся гостей и оповещать о важных изменениях в комнате Макс. Еще он надеялся спроектировать систему визуализации данных в виртуальной реальности, чтобы создавать усовершенствованные службы и более эффективно управлять своими организациями в Facebook.

И вот по состоянию на декабрь он добился всего этого, за исключением виртуальной реальности. Все работает. Однако, когда он лично демонстрировал мне систему, я понял, что она все же нуждается в некотором контроле.

Как инвестировать в искусственный интеллект?

Цукерберг начал с демонстрационного показа бота Messenger, который он разработал в качестве внешнего интерфейса системы. Используя свой iPhone, он набрал простые команды для выключения и включения света — и действительно свет погас, потом зажегся.

Помимо этого, он также работал над системой в плане реагирования на голосовые команды через разработанное им пользовательское приложение на iOS. Здесь результаты были менее однозначными. Команду отключения света ему пришлось давать системе четыре раза, прежде чем огни погасли.

«Ничего себе... Пожалуй, самый большой сбой за все время», — смутился он.

Цукерберг хотел, чтобы Джарвис был способен в определенной степени понимать лингвистические нюансы.

Использование системы для воспроизведения музыки прошло более успешно. «Включи нам какую-нибудь музыку», — отдал он команду, и через пару секунд из динамиков в гостиной очень тихо заиграла композиция Would I Lie to You Давида Гетты. «Громче», — дважды сказал он, и система выполнила команду. Прекратить воспроизведение тоже получилось не с первого раза.

Одна из черт Джарвиса, которой Цукерберг особенно гордится, — способность учитывать музыкальные вкусы его и Присциллы. Когда она просит Джарвиса сыграть что-нибудь, система выберет песню исходя именно из ее, а не его предпочтений. При проектировании также закладывалась способность системы реагировать на такие запросы, как воспроизведение определенного стиля музыки: например, легкая, семейная, или конкретного исполнителя.

«Включи что-нибудь типа Red Hot Chili Peppers», — скомандовал Цукерберг Джарвису. Несколько секунд спустя система громко включила в гостиной хит «Нирваны» Smells Like Teen Spirit. «Достаточно близкая аналогия, как думаете?» — практически утверждая, спросил Марк.

Ему хотелось, чтобы Джарвис был в состоянии в определенной степени понимать лингвистические нюансы. «Когда вы говорите ему “сыграй что-нибудь”, он отвечает, что “это что-нибудь может быть песней, набором песен, исполнителем, альбомом, [или] рекомендацией”».

Непростой задачей для Цукерберга оказалось заставить Джарвиса анализировать очень схожие фразы. Идеальным примером послужила Адель. «Фраза “включи Someone Like You” означает команду воспроизвести данную конкретную песню, — объясняет он. — Фраза “включи что-то типа Адель” означает команду найти рекомендации по исполнителям, схожим с Адель, и воспроизвести некоторые из их песен. Фраза “включи что-нибудь из Адель” означает команду найти некоторые из ее лучших песен и составить список воспроизведения.

Фразы “Someone Like You”, “что-то типа Адель” и “что-нибудь из Адель” очень похожи, но обозначают совершенно разные вещи. Разработка диапазона возможностей для выполнения множества различных задач (а не просто включение-выключение света) и способности улавливать разницу через обратную связь — вот над чем было интересно работать».

«ХОРОШИЙ СПОСОБ РАССЕРДИТЬ ЖЕНУ»

Одно дело — добиться воспроизведения правильной музыки, совершенно другое — убедиться в том, что Джарвис не раздражает Присциллу.

Даже простая просьба включить-выключить свет или воспроизвести музыку может нести в себе удивительную неоднозначность, если неясно, где именно это нужно сделать. Например, некоторые вещи Цукерберг и его жена называют по-разному: он говорит «гостевая», она — «гостиная». Таким образом, Джарвису нужно понимать синонимы. Но Цукерберг не хотел просто запрограммировать различные фразы — обучение Джарвиса фразам и другие нюансы контекстуального характера были гораздо более интересной задачей.

«Происходит, например, вот что, — объясняет Марк. — Если я скажу “включи свет в этой комнате”, а свет будет слишком ярким, Присцилла попросит “приглуши свет”, но без указания, в какой именно комнате. То есть система должна знать, где мы находимся. Вот еще неправильная интерпретация контекста: я говорю “включи музыку” — и музыка начинает играть в комнате Макс, потому что... мы были там до этого».

А вдруг Макс уже спит? «Это просто ни в какие ворота, хороший способ разозлить жену».

Другой пример важности местоположения: в качестве элемента создания оптимальной обстановки для просмотра телевизора Джарвис может выключить свет. «В одной из смежных с телевизионной комнат — офис Присциллы, — рассказывает Цукерберг. — И какое-то время у нас повторялась курьезная ситуация: мы садимся смотреть телевизор, Джарвис отключает весь свет на нижнем этаже, а Присцилла работает... И она — “МАРК!”».

Революция Промышленного Интернета

ПРОЩЕ, ЧЕМ ОЖИДАЛОСЬ. НО…

Обычно Цукерберг устанавливает только одну ежегодную задачу по саморазвитию, но в 2016 году их было две. Вторая — пробежать 365 миль. При разработке Джарвиса образ жизни Марка не был настолько неподвижным, как в период чтения книги каждые две недели — задача 2015 года.

По сути, Джарвис занимал меньше времени, чем «беговая» задача, в значительной степени благодаря коллекции инструментов Facebook, которые Марку пригодились, например, для распознавания изображений и голосов.

Вот чего он точно не ожидал, так это того, что львиная доля времени уйдет на поиск способов подсоединения Джарвиса к различным системам в доме: к системе управления домашним освещением, дверями и температурой Crestron, к телевизору Samsung, охранным системам, потоковым приставкам Sonos и Spotify для музыки, — ко всему, чем он собирался управлять.

Холодильники, подключаемые к Интернету, не имеют сертификатов безопасности Facebook.

Строго говоря, домашняя сеть Цукерберга — часть корпоративной инфраструктуры Facebook. В целях ее защиты все подключаемые к ней устройства должны иметь сертификат безопасности Facebook, по сути представляющий собой цифровой аутентификационный ключ, который подтверждает безопасность конкретного устройства.

Это ограничило перечень устройств, которыми Марк мог управлять. Например, холодильники, подключаемые к Интернету, не имеют сертификатов безопасности Facebook. Для большинства людей это не проблема, но Марк Цукерберг — не большинство. Прежде всего требовалось обеспечить абсолютную безопасность дома.

Один из способов, который Цукерберг применил для безопасного управления определенными приборами, — использование подключаемых к Интернету коммутаторов, которые позволяют дистанционно включать и выключать по крайней мере электропитание. Он хотел, чтобы Джарвис был способен делать тосты на завтрак из ломтиков хлеба, которые сам Марк предварительно помещал бы в тостер. Но ни один современный тостер в нерабочем режиме не позволит вам протолкнуть хлеб — из соображений безопасности. Поэтому Марк купил старинный, из 1950-х годов, тостер, чтобы реализовать эту задумку.

В конечном счете подключение всех устройств именно таким образом, как он запланировал, потребовало многих часов обратной разработки программного обеспечения, поставляемого с продуктами и службами, которые он применял, — и это было до того, как он приступил непосредственно к программированию искусственного интеллекта.

Интернет Еды: стейк из коровы с вай-фаем

«ЭТО НЕ СЕРИЙНАЯ СИСТЕМА, ГОТОВАЯ К ИСПОЛЬЗОВАНИЮ»

Несмотря на не вполне идеальную работу Джарвиса в присутствии журналиста, Цукерберг гордится тем, чего он достиг в данном проекте, и хочет сравнить свои результаты с доступными на рынке системами, такими как Echo от Amazon (на платформе Alexa) и Home от Google (на платформе Google Assistant).

«Это не серийная система, готовая к массовому использованию, — подчеркивает он. — Но, если бы я не смог разработать систему, которая способна делать по крайней мере то же, что могут [Echo и Home], я, вероятно, сильно разочаровал бы сам себя».

Он спешит добавить, что создание систем наподобие продуктов от Amazon и Google, разработанных с целью обеспечения миллионов людей возможностью управлять множеством устройств, — задача намного более сложная, чем разработка искусственного интеллекта для одного дома, и что он никоим образом не приуменьшает результатов этих компаний. Также он сообщил, что не планирует делать эту систему продуктом Facebook.

«Но, — продолжает он, — если бы я был не в состоянии расширить функционал искусственного интеллекта в области рекомендаций музыки, или распознавания лиц, или понимания контекста в рамках моего передвижения по дому, то вряд ли можно было бы считать, что я по-настоящему развиваю проект».

Кстати, Марк сообщил, что планирует опубликовать сводный обзор того, над чем работал, и будет рад, если некоторые из его выводов в конечном итоге интегрируются в состав общедоступных систем. Такой подход отражает общую концепцию Facebook в отношении открытого исходного кода значительной части продуктов, особенно в области искусственного интеллекта.

Одна из тем для изучения связана с тем, как именно мы взаимодействуем с текстом и голосом. Голосовые команды Джарвису и обратная связь от него применимы для воспроизведения музыки. (В демо-версии, которую я получил, Джарвис разговаривает синтезированным женским голосом, напоминающим Siri или Alexa. Морган Фримен ещё не успел записать весь текст для системы.) Но Цукерберг вдруг понял, что во многих случаях текстовые команды более предпочтительны, особенно если вокруг люди.

«Когда я пропускаю человека через ворота, это не касается никого вокруг меня, — рассуждает он, — так что я, скорее всего, просто наберу текстовую команду».

Даже если он произносит команду, он зачастую предпочитает, чтобы Джарвис отвечал ему в текстовой форме или «показывал, а не проговаривал то, что собирается делать». «Потому что, — объясняет Марк, — когда он говорит, это требует внимания, и это своего рода раздражающая вещь».

Тем не менее есть моменты, когда голос становится решающим. «Если вы разговариваете с ним и он может вам ответить, возникает гораздо более сильное чувство, — не утверждаю, что он часть семьи, это уж слишком, — он воспринимается более материализованным, а Макс обожает его», — говорит Цукерберг.

Интернет Звуков: как работает передача данных с помощью аудио и какие у неё перспективы

У Цукерберга нет иллюзий, он понимает, что созданный им менее чем за 150 часов продукт нельзя сравнивать с тем, что способны произвести за тысячу и более часов профессионалы Facebook в области искусственного интеллекта (не говоря уже об отдельных наиболее талантливых в отрасли людях), притом что один инженер может посвятить какому-либо проекту целый год.

Тем не менее почти через год всеобъемлющих пытливых изысканий он доработал Джарвиса до того состояния, когда готов показать его миру. Он говорит, что будет продолжать возиться с ним, потому что сам использует его каждый день, и что постоянно будет вносить доработки или новые функции. Но он вполне доволен тем, чем располагает сейчас его семья.

«Это прекрасно — проснувшись, просто сказать ему “доброе утро”. Или проснуться, а вслед за тобой просыпается дом, — делится впечатлениями Марк. — И, опять же, здорово, когда ты можешь лечь спать, не утруждая себя выключением всех приборов, а всего лишь сказать “спокойной ночи” — и все в доме выключается, и можно быть уверенным, что двери заперты».

Цукерберг, конечно же, не просто муж и отец, который хочет сделать жизнь своей семьи в доме лучше. Он еще и глава компании, судьба которой зависит от того, насколько эффективно она позволяет разработчикам создавать великие вещи. И одним из лучших моментов в работе над проектом «Джарвис» было получение обновленного представления об опыте программирования Facebook.

«Проведя столько времени за программированием с помощью инструментов Facebook — чем я в принципе не занимаюсь, будучи главой компании, — я получил полноценный опыт подобно новичкам и бывалым разработчикам в Facebook. И я еще больше оценил то, с чем вплотную поработал, — все эти внутренние инструменты, которые мы создали и которые стали значительной частью культуры компании», — резюмирует Марк.

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля