За инвестициями «Яндекса» в Doc+ нет экономической целесообразности

в 7:01, , рубрики: Baring Vostok, аналитика, здоровье, инвестиции, колонка, Нам пишут, Россия, Станислав Сажин, Текучка, эффективность бизнеса, яндекс, метки: , , , , , , , , , ,

Автор – основатель и генеральный директор «Доктор на работе» – профессиональной сети для врачей, которая зарабатывает только на фармацевтическом рынке и, как утверждает Сажин, не строит тщетных иллюзий о рынке частной медицины.

На днях «Яндекс» и Baring Vostok объявили об инвестициях в Doc+ ─ uber-like-сервис для вызова врача на дом «одним кликом».

Оставим за скобками очевидный государственный заказ для «Яндекса»: они должны двигать интернет-медицину, поэтому сделка была незбежной, да и альтернатив было совсем мало (навскидку можно предположить, например, ведущего игрока на рынке электронных медицинских карт ondoc.me или лидера среди сервисов по записи к врачу docdoc.ru).

Чем таким могли заинтересоваться «Яндекс» и крупный фонд, кроме намеков сверху?

Станислав Сажин, основатель и генеральный директор Доктор на работе

Рискну предположить, что основатели Doc+ положили на стол переговоров простую схему: самый желанный западный пример – здравоохранение в США – составляет 17% американского ВВП (в абсолютных цифрах – 3 трлн долларов). В России пока не все так радужно - 6% от ВВП или 5 трнл рублей. Но если вдруг Россия встанет с колен и начнет расти, то не за горами утроение российской медицины, которое вместе с удвоением ВВП может дать 30 трнл рублей.

Крупнейшие американские интернет-игроки на медицинском поле стоят по 2-3 млрд долларов (например, WebMD). Или по 0,1% американского медицинского рынка. Сколько будет 0,1% от 30 трлн рублей будущего российского медицинского рынка (назвоем его рынок-2026)? 3 млрд рублей.

Если предположить, что инвесторы купили 40% за 350 млн рублей, то выход за 1,2 млрд рублей лет через 10 выглядит неплохим, учитывая навязанность государственных намеков (могли бы и в минус выйти).

Моя позиция более пессимистичная. И вот почему

Начнем с цифр. Только 40% американской медицины или 1,2 трлн долларов финансируется из карманов граждан и частных организаций. Таким образом, ведущие американские компании в области цифровой медицины стоят порядка 3% частного рынка здравоохранения. Учитывать государственные деньги я бы не стал – претендовать на них подавляющее большинство стартапов не может, ввиду фокуса своей финансовой модели на частном рынке (для такого вывода я внимательно изучил базу медицинских стартапов в CrunchBase – категория Health Care).

Российский рынок частной медицины еще более скромен. 430 млрд рублей в сумме составляют российская частная медицина без добровольного медицинского страхования (ДМС) и теневой рынок (удобно его так же причислить к частному сектору). Я осознанно не включаю добровольное медицинское страхование в потенциальный рынок для Doc+: рынок ДМС это рынок сборов с граждан, лишь около половины из которых конвертируются в конечную медицинскую помощь. И даже ее объем в денежном выражении по мере своего роста сокращает долю прямых платежей клиникам и врачам от пациентов (если пациент пришел по ДМС, то ту же самую услугу он не будет оплачивать напрямую). Обратная связь, кстати, не очевидна: отказавшись от ДМС (а рынок с 2014 года капитально просел по понятным причинам), пациент может и не пойти к врачу, предпочтя самолечение.

Даже если рынок вырастет в 2 раза за ближайшие 10 лет (до этого в «тучные» годы на удвоение у него ушло 6 лет, но мало ли Россия ускорит «вставание с колен»), то заветные 0,1% от 1 трлн рублей будущего частно-теневого рынка составят… 1 млрд рублей. 40% от 1 млрд это 400 млн. Инвестиция «Яндекса» и Baring Vostok перестает быть «томной» - с таким же успехом они могут сейчас положить 350 млн в «Сбербанк» и вынуть 650 млн через 10 лет (расчет ставок по вкладу я произвел самостоятельно на калькуляторе).

Но и это еще не мое мнение. Мое мнение еще хуже

Что такое 0,1% от рынка частной медицины? Это обязательно следствие снижения монополи государства, декриминализации рынка, выведения его из тени, послабления преград для частной практики. Несомненно результатом таких изменений станет прямое взаимодействие конечного врача и пациента через посредников типа doc+. Давайте попробуем оценить, в какую же сумму российские врачи оценивают взаимодействие с собой.

Официальные данные Росстата: в России 700 тысяч врачей, их средняя месячная зарплата в государственных учреждениях 35 662 рубля.

Сделаем смелое предположение: все врачи России подрабатывают в частном секторе плюс берут деньги наличными, удвоим обозначенную среднюю зарплату, получится общий фонд оплаты труда врачей в России без социальных выплат 35662х2х12х700000 = 600 млрд рублей в год.

При оценке перетекания врачей из традиционного государственного и частного рынка в рынок современный, где пальму первенства гордо держат doc+, docdoc и ondoc, я бы отталкивался именно от рынка в 600 млрд рублей. Этот тот поток денег, что уже получают врачи в свои карманы. Ввиду инертности здравоохранения, показатель в 0,1% остается реалистичным. 0,1% от 600 млрд рублей это 600 млн рублей. 40% от 600 млн это 240 млн.

Мой прогноз таков: купив сейчас долю в doc+ за примерно 350 млн рублей, «Яндекс» и Baring Vostok никогда (или в ближайшие 10-15 лет) без прямого вмешательства государства не смогут избавиться от нее за сумму, превышающую 240 млн рублей. То есть даже в лучшем варианте, при наличии покупателя, убытки неизбежны.

Впрочем, покупатель, скорее всего, не существует. Со мной в этом согласен Алексей Соловьев, глава фонда Prostor Capital, который в интервью «РБК» сказал: «Думать о продаже бизнеса преждевременно. Возможной «ложкой дегтя» для DOC+ может стать отсутствие в России потенциальных стратегов (компаний, потенциально заинтересованных в покупке профильных для себя стартапов). Заметных прецедентов покупки медицинских сервисов на рынке пока не было».

Пусть этот анализ послужит предостережением всем, кто присматривется к российской частной медицине. Овчинка не стоит выделки.

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля