Кирилл Варламов (ФРИИ): «Джобсы» и «Гейтсы» вырастают из возможностей, а не из запретов

в 14:39, , рубрики: Госвеб, законотворчество, импортозамещение, инвестиции, ИРИ, Кирилл Варламов, Россия, Текучка, фрии, метки: , , , , , , , ,

Сегодня ИТ — это не просто отдельная отрасль, это базовая инфраструктура для любой сферы нашей жизни. Выключите условный ИТ-«рубильник» — остановятся буровые вышки и пересохнут нефтяные трубы, заглохнут заводы, встанет транспортная система, магазины останутся без товаров, а в скором времени ни одна машина не двинется с места без работающего бортового компьютера. ИТ — это питательный раствор современности. Так что будущий сценарий кинокатастрофы — это не восстание машин и не зомби-апокалипсис, а падение серверов крупнейших интернет-компаний хотя бы на сутки.

Вот почему сейчас так много говорят о цифровом суверенитете, а импортозамещение по-настоящему актуально не в сырах или колбасах, а в области ИТ-сервисов и ИТ-инфраструктуры. Залог подлинного цифрового суверенитета — это сильные национальные ИТ-компании, конкурентоспособные и создающие продукты мирового уровня. Именно поэтому так важно вернуть национальный рынок отечественным разработчикам, создав питательную среду для их будущего роста.

По оценкам Минкомсвязи, в секторе программного обеспечения доля отечественных разработок не превышает 25%, а в мировом масштабе Россия производит лишь 0,6% всей мировой продукции в сфере ИТ. Как результат, Россия не создает высокопроизводительных рабочих мест и не участвует в полной мере в разработке технологий будущего. В стране лишь 300 тыс программистов, тогда как по некоторым оценкам к 2019 году в мире будет насчитываться более 26 млн программистов, из них в Индии — более 5 млн человек, в США — более 4,5 млн человек, в Китае — более 2 млн человек.

Парадоксально, но пока экономисты-теоретики отстаивают концепцию «свободного рынка», на практике крупнейшие страны и экономические союзы мира все настойчивее защищают местный бизнес. Они используют для этого не только прямые субсидии или таможенные тарифы, но и такой более тонкий инструмент как приоритизацию. То есть в вопросах, где от государства зависит, какие товары и услуги покупать, приоритет отдается местным компаниям.

Внутри ИТ-индустрии нашей страны уже есть свои лидеры, признанные на мировом рынке. На этой неделе британский Business Insider опубликовал список семи самых влиятельных в мире «безопасников» — и в него попали Волков из Group-IB и Касперский из Kaspersky Lab. Но государство и госкомпании через свои закупки продолжают поддерживать зарубежные антивирусы, словно специально сдерживая реализацию потенциала местных разработчиков. Так привычнее: каналы поставок у ведущих вендоров уже налажены, и они инвестируют немало энергии и средств в локальные продажи.

Старожилы индустрии знают: многие сегодняшние ИТ-гиганты выходили из «гаражей» на глобальный уровень во многом благодаря госзаказам. Далеко за примерами ходить не надо: Intel на заре успеха поднималась на заказах оборонки, а AMD выжила лишь благодаря статусу альтернативного Intel поставщика для военных. Недавно журналисты The Times пришли к выводу, что объем господдержки (в разных формах) компаний Элона Маска за последние годы составил почти 5 млрд долларов. Когда речь идет о критических для страны технологиях, мотивация таких историй тем более прозрачна: к примеру, «отключение» функциональности некоторых действующих программных модулей может угрожать приостановкой добычи нефти в России.

Другой вопрос — как импортозамещение будет реализовано, и здесь у нас есть два пути:

  • Принятый в первом чтении Госдумой законопроект о преференциях для отечественного ПО. Основная идея проста: если государственному закупщику нужно решение, для которого есть занесенный в специальный реестр российский продукт, тот должен при закупке обосновать свой выбор в пользу зарубежного, то есть ответить на вопрос, почему отечественный не подходит.
  • Более жёсткая мера, которая также обсуждается в Правительстве, — принципиальный запрет покупки иностранного ПО для нужд государства, если в реестре есть отечественный аналог.

Мы склоняемся к более гибкому подходу: наши эксперты в рамках работы на площадке ИРИ совместно с Комитетом ГД по информационной политике, информационным технологиям и связи уже заложили в законе возможности для приоритизации. Тем самым мы хотим сформировать питательную среду для роста национальных софтверных компаний и уравнять возможности для российских и зарубежных игроков.

Главные особенности законопроекта таковы:

  • формируется единый понятийный аппарат и реестр ПО для госзакупок;
  • появляются векторы развития для отечественных разработчиков и инвесторов;
  • учитывается мнение ИТ-сообщества — и появляются возможности для более гибкого перехода на отечественные решения;
  • усиливается прозрачность закупок: обязав закупщиков обосновывать выбор иностранного ПО, мы контролируем их деятельность.

Законопроект остаётся открытым: список критериев отечественного софта может оперативно меняться. То есть прямо закупать иностранное ПО не запрещается, но возникает Реестр отечественного ПО, на который будут вынуждены ориентироваться все госзакупщики. При этом Правительство получает возможность определять правила ведения этого реестра, а также ограничения или запрет на закупки софта не из Реестра. По сути, законопроект станет не одиночным «инструментом» импортозамещения, а платформой, которую можно гибко настраивать через постановления правительства в рамках уже действующих законов о закупках.

Сейчас дальновиднее поддержать более мягкий подход. Опрометчиво сразу руководствоваться логикой тотальных запретов, ведь мы очевидно отстаем в некоторых областях ПО — и быструю замену организовать не получится. А отечественные «Джобсы» и «Гейтсы» быстрее вырастают из питательной среды возможностей, чем жесткой среды запретов.

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля