Гендиректор Alibaba в России: «Мы не видим большой проблемы с интернетизацией. А вот с дорогами я вижу проблемы даже в центре Москвы»

в 15:06, , рубрики: alibaba, alibaba group, aliexpress, e-commerce, инвестиции, кейсы, китай, Марк Завадский, Нам пишут, почта россии, Россия, метки: , , , , , , , , , ,

Директор по развитию AliExpress в России и СНГ и генеральный директор компании Alibaba.com (RU) Марк Завадский рассказал Александру Обровцу (специально для #tceh) о том, как «Почта России» продвигает китайский ритейл, какая роль у него в компании, как будет развиваться Ali в России и остаются ли дороги главной проблемой России. Roem.ru приводит выдержки из разговора.

***

— Моя работа… У моих коллег KPI, жесткая система ответственности, у многих там 2−3 позиции, которыми они занимаются. А у меня обычно 8−9-10 разных, и они меняются от месяца к месяцу. Потому что я все-таки здесь единственный человек от AliExpress. От Alibaba тоже, но я сейчас больше занимаюсь AliExpress. И моя задача в том, чтобы, если где-то происходит затык, то быть таким сантехником, наверное: вот есть задача, в трубе должна идти вода, а она не идет. Вот мне надо разобраться, почему. Часто проблема просто в том, что нету нормальной коммуникации, телефон и e-mail не могут решить многие вопросы, и так далее. У меня нет никакой магии, как у сантехника, который приходит и за 5 минут все чинит, у меня вполне понятная вещь: какое-то недопонимание, которое возникло на каком-то этапе…

Одна моя роль — такой кризис-менеджер, то есть я смотрю, что идет не так в процессах, в которые вовлечены российские партнеры, и разруливаю эти ситуации. Это первая задача. Вторая задача — это поиск каких-то новых проектов для AliExpress, поиск новых идей. Как пример могу рассказать про наше сотрудничество с SPSR по логистике, это завод новых продавцов турецких на платформу. Мы в ближайшее время объявим еще о 2−3 новых интересных проектах, пока не могу сказать, что это будет.

***

— Чего не хватает России сейчас, чтобы нормально торговать через AliExpress? Над чем нам надо работать? Мы передадим.

— Эта история разделяется на две части. Во-первых, мы сейчас в тестовом режиме начинаем работать с российскими продавцами по продажам внутри России. Пока мы эту историю особо не двигаем, это точечная работа с несколькими буквально компаниями. Мы смотрим, что продается, а что нет, как продавать, как работать. Пока эта история такова. Когда она станет больше, я пока сказать не могу.

Вторая история связана с продажами российских товаров в другие страны Европы, Америку и Китай. Эта история еще более интересна, она завязана на определенные изменения, которые надо будет внести в российское законодательство. Дело в том, что у нас достаточно просто устроен импорт в Россию по линии b2c, то есть по линии частного потребления, но экспорт из России таким образом никак не организован. Я сейчас не буду вдаваться в детали, скажу лишь, что это очень трудоемкий и денежно-емкий процесс тоже.

Поэтому сейчас торговать из России так же, как AliExpress торгует из Китая, практически невозможно. Вернее, это возможно, но это экономически бессмысленно по большому счету. Потому что это можно делать на каких-то единичных примерах, но если это начинает как-то масштабироваться, то это все теряет смысл.

Сейчас есть люди, которые начали, наконец, заниматься этой темой. Есть такой, наверное, многие знают, Александр Иванов из Ассоциации дистанционной торговли, есть рабочая группа в Министерстве экономического развития, которая занимается этой темой — каким образом сделать экспорт из России по линии b2с экономически осмысленным. Я очень надеюсь, что как-то удастся решить, в том числе и с нашей какой-то поддержкой. Потому что как сейчас — это никому не выгодно, никто на этом деньги не зарабатывает, потому что просто потока нет.

Дело не двигается, потому что за ним нет каких-то больших интересов, больших денег, больших возможностей. Никто никогда их не видел. Нет больших водочных компаний, нет больших онлайн-ритейлеров, нет авто-лобби — никакого лобби нету, по большому счету. Вот сейчас оно появляется постепенно, появляются игроки, причем это и производители, и логисты, и торговые площадки, которые начинают в этом видеть некую возможность.

Опять же, есть поддержка внутри Министерства экономического развития, есть там очень грамотные люди, которые этим занимаются, просто, мне кажется, нужно дать какое-то ускорение этому процессу, и тогда у российского экспорта появятся новые перспективы и новые возможности.

***

— Ну давайте поговорим о том, чем ваш среднестатистический коллега-китаец отличается от вас, россиянина?

— На самом деле, Alibaba — это интересный пример компании, которая выросла до гигантских размеров — в ней сейчас работает 33 000 человек — и, хотя это, конечно, не «Газпром», для интернет-компании это очень большая цифра. Но при этом компания все равно сохранила в себе эту стартаперскую жилку, и, наверное, ты можешь быть успешным в компании, только если ты воспринимаешь свою работу как стартап. Потому что, как правило, если ты будешь сидеть и ждать, что тебе скажут, что нужно делать, ты скорее всего долго в этой компании не проработаешь. От тебя ждут максимальной инициативы, от тебя ждут, что ты сам будешь пробивать все стены внутри компании, вообще отсутствует философия «я начальник — ты дурак» и наоборот тоже. Все не как в РФ, и все не как в обычном крупном китайском бизнесе, потому что в китайских компаниях, особенно государственных, жесткая иерархия — ты на своем месте сидишь и делаешь, что сказали. В Alibaba все не так, один из постулатов компании — постоянная готовность к изменениям.

Вот у меня есть жетон Alibaba, и на обратной его стороны написаны 6, по-моему, принципов работы компании. Не работы компании, а то, чего ждут от сотрудника. И один из основных — это именно готовность к изменениям постоянная. Очень часто люди меняют сферу деятельности, часто переходят из подразделения в подразделение. И ту тему, которая для тебя важна, ты должен понять, как ее прорастить внутрь компании, как сделать так, чтобы она выросла, как обеспечить достаточное количество ресурсов, и в первую очередь внутренних ресурсов, потому что конкуренция гигантская внутри компании за внутренние ресурсы. Их всегда не хватает, это всегда очень жесткая борьба между разными проектами. И это вот такое дерево. Ты его должен посадить, поливать, его вырастить, и вот тогда ты чувствуешь, что ты что-то сделал внутри Alibaba. Это если мы говорим про стартаперскую культуру в рамках Alibaba.

***

— Сегодня пресс-конференция у вашего заклятого друга JD.com. Скажите, пожалуйста, они помешают вам на этом рынке? Вы тоже будете их хаять, как вас все хаяли до этого?

— Мы не можем их хаять просто потому, что по корпоративной политике мы не комментируем действия конкурентов. Поэтому мы лишены этого удовольствия. Я бы может и рад бы, но не могу.

***

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Какие Alibaba поставил себе задачи в России на ближайший год-два?

— У нас еще не было пресс-релиза по этому поводу, поэтому я не знаю, что сказать. Я отвечу только про AliExpress. У AliExpress на ближайший год основная задача — это улучшить качество предложения товаров. Мы сейчас больше работаем напрямую с брендами китайскими и не только, мы улучшаем доставку. То есть это улучшение качества товарной матрицы и улучшение качества обслуживания. Причем по всем фронтам: и доставка, и customer support и так далее. В общем, мы хотим улучшить то, как мы работаем, и в России, и в мире.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: У меня вопрос больше по Alibaba. Планируете ли вы делать интеграцию с 1С? Потому что это поможет облегчить и автоматизировать учет тех продуктов, которые будут закупаться с заводов напрямую, чтобы все было в порядке и учтено?

— Ничего не могу сказать про 1С. Давайте скажу так: не планируем.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: У меня к вам несколько вопросов. Первое: считаете ли вы большей проблемой в России дороги или интернетизацию нашей страны? И второй вопрос: считаете ли вы некоторой проблемой смену алгоритмов поисковых систем, которая также может влиять на поток вашей аудитории?

— Я думаю, что это все-таки дороги. Я хотел ответить как-то расплывчато, мол, и то, и другое, но, наверное, дороги. Потому что мы видим это по нашей аудитории. У нас покупатели есть везде. Мы, наверное, самый региональный из интернет-ритейлеров в России, у нас на Москву и Питер приходится 15%, а остальное — это регионы, при чем это сёла, посёлки. То есть мы видим, что интернет там есть, потому что они заказали у нас товар. Мы не видим большой проблемы с интернетизацией.

А вот с дорогами я вижу проблемы даже в центре Москвы. Я сегодня ехал по одной улице, там были реальные ямы просто на дороге.

По второму вопросу: постоянно что-то меняется, меняются поисковые механизмы, алгоритмы наших партнеров и так далее. Это часть работы, какой-то большой проблемы для нас в этом нет.

***

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: У вас есть отличный сервис роботопереводов. Вы даже, наверное, лидер фотошопа в этом плане. Ваши переводы могут соперничать даже с Петросяном. Я знаю, как их сделать хорошими, знаю, кто будет их продвигать, я даже пытался вашим со-партнерам эту мысль донести, потратил на это месяц. Я не могу сказать, что они не знают английского, но похоже, что они просто не хотят об этом говорить. С вами об этом можно поговорить?

— Со мной можно говорить обо всем, я открыт к общению. Я отвечу на этот вопрос и скажу, что, действительно, к нам сейчас большой интерес в России от самых разных компаний, которые готовы нам предложить самого разного рода услуги, и во многих случаях эти услуги действительно интересны, и потенциально нам могли бы быть интересны. Возможно, в будущем будут интересны.

Но у нас есть своя скорость и логика развития компании, и даже, наверное, эта скорость не всегда удовлетворяет меня как сотрудника, который базируется в России, но в настоящий момент нам достаточно сложно плотно работать с иностранными партнерами в плане повышения конверсии, улучшения переводов. У нас есть собственный департамент внутри компании, который этим занимается. Мы с ним общаемся, мы пытаемся максимально ускорить процесс улучшения этой ситуации. Я с радостью обменяюсь с вами контактами, чтобы вы прислали ваше предложение. Если оно будет интересным, если я пойму, что мы можем его сейчас реализовать…

После первых 5 месяцев своей работы в компании я понял, что можно сделать, а что нельзя. Я перестал тратить силы на то, что сделать нельзя. Я это фиксирую, я помню об этом, но я не вижу смысла тратить свои силы и силы потенциальных партнеров на то, что сделать невозможно, даже если это очень здорово, очень красиво и всем поможет. Просто поймите, это — крупная компания, там свои технические и бизнес-процессы идут, и невозможно там что-то поменять за короткое время. Поэтому, возвращаясь к вашему комментарию: да, наши переводы смешные, мне самому они очень нравятся, мне кажется, что на самом деле в этом даже есть определенная часть нашего шарма как компании. Поэтому я не могу сказать, что это какая-то однозначно плохая вещь. Но, безусловно, нам нужно над ними поработать, и мы с радостью рассмотрим различные варианты партнерства.

***

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Два вопроса, не связанных друг с другом. Один — можете ли подсказать, сколько человек работает в российском офисе? И второй вопрос — планирует ли Alibaba в России какие-либо M&A сделки? Потому что можно развивать экспертизу самостоятельно, а можно купить команду.

— По первому вопросу: в офисе Alibaba примерно работает 1 человек — это я. Опять же, мы не комментируем по поводу планов расширения офиса. Еще у Alibaba есть компания UCWeb, это мобильный браузер. У нее где-то 6% рынка. Это стопроцентная дочка Alibaba, и они открыли офис в Москве в декабре. И вот у них там уже, наверное, человек 7−8 там работает в офисе. В принципе, можно сказать, что это тоже офис Alibaba: мы сидим все вместе, и, хотя у них другое юр. лицо в России, это стопроцентная дочка Alibaba.

Что касается M&A, то тут я, к сожалению, ничего вам сказать не могу. Это тема, по которой мы в принципе не даем комментариев. У нас есть NDA.

***

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Я уже более 3 лет покупаю на Ali, и уже фактически снабдил смартфонами и планшетами всех своих друзей и их детей [.], но все равно даже те, кого я снабдил, все равно не верят в историю, что можно что-то заказать из Китая. То есть они не понимают этого кайфа от ожидания, распаковывания и т. п. И тут неожиданно для себя я услышал по радио рекламу AliExpress. Подскажите, как оффлайновые каналы помогают вам расширять аудиторию? Потому что кажется, что люди делятся на тех, кто понимает AliExpress, и тех, кто не понимает, как это, когда нельзя вызвать померить вещи, и так далее. Как вы вот эту вторую половину людей собираетесь привлекать? Потому что даже купоны, которые вы даете, по сути для тех, кто в курсе материала, скажем так. Как вы собираетесь переубеждать нелояльных?

— В оффлайне мы сейчас опираемся в основном на партнеров. Мы запустили большой проект с «Почтой России». В 30 000 ее отделений сейчас висят плакаты AliExpress. Сложно сказать, какая будет конверсия, конечно. Мы все-таки онлайн компания, и мы в основном делаем все в онлайне. В оффлайне это партнерские истории. Когда мы говорим с партнерами о каких-то совместных проектах по продвижению, мы всегда пытаемся включить в это оффлайновую часть, потому что нам это важно. Нам это важно, во-первых, потому, что надо вовлекать аудиторию, которой нет в интернете. С другой стороны, важно, чтобы даже те, кто нас знает, видели нас за пределами интернета, потому что это придает нашему виртуальному присутствию в России некую материальную составляющую, которой нам, конечно, не хватает. Радио мы тоже будем использовать и дальше.

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля