Рынок олимпиад школьников в России ждет повторение истории «Магнита»?

в 10:49, , рубрики: колонка, Нам пишут, образование, Россия, статистика, Текучка, метки: , , , , ,

В апреле 2015 года в паблике «Роема» была опубликована заметка Юрия Синодова о перспективах, которые рынок открывает для российских бизнесменов, готовых работать с регионами. В этой колонке я постараюсь объяснить, почему рынок олимпиад — непаханное поле, которое ждет своих Тинькова (только более корректного) и Галицкого в онлайн-сфере.

Опыт повествующего здесь играет свою роль. За моими плечами 5 лет активного участия в олимпиадах, статус призера всероссийской олимпиады школьников по обществознанию и олимпиады МГУ по государственному аудиту. Я постарался объединить в этой статье свой опыт и в то же время сделать её такой, чтобы внимательное прочтение отняло у вас не больше 5 минут.

Для начала кратко об олимпиадах школьников в России: это система состязаний, организуемых государством (Всероссийская олимпиада школьников) и ВУЗами (перечневые олимпиады), призеры и победители которых получают немало приятных бонусов. Мой диплом со всероссийской олимпиады по обществознанию, например, дает мне право на поступление на бюджетное место любого профильного для меня факультета любого ВУЗа страны без экзаменов, чем я воспользовался, став студентом ВШЭ.

Ежегодно в различных олимпиадах в России принимают участие до 10 000 000 школьников. Начинаются они с заочных онлайн-этапов или школьных отборов, а заканчиваются финалами под чутким присмотром одного из топовых ВУЗов. Позже призеры и победители часто отмечаются в профильных для себя областях как крутые специалисты: сходу можно назвать Сергея Пронина (App in the air) и Алексея Вахова (Учи.ру), например. При таком числе участников, что логично, возникает спрос на массу услуг, с олимпиадами так или иначе связанных.

Закономерно, что в ответ на этот спрос рынок центра эту массу услуг рождает: появляются школы, заявляющие о своей ориентированности на подготовку к олимпиадам, летние лагеря с профессорами и студентами топовых ВУЗов вместо вожатых, масса различных курсов (полезных и не очень). Сотни репетиторов, гарантирующих олимпиадный успех, носятся от одной станции метро к другой.

Что в регионах? Расскажу свою историю. Как уже было сказано, я участвовал в различных олимпиадах на протяжении пяти лет. Какие-то находил сам, на какие-то был послан (именно в такой формулировке) школой. Когда спустя два года участия в олимпиадах я случайно узнал о том, что став призером и победителем всероссийской олимпиады ученик получает право на поступление без экзаменов, я был удивлен. Еще сильнее я был удивлен, когда понял, что учителя, которые на протяжении всех этих лет должны были готовить меня к олимпиадам, сами не знали об этих льготах. Пообщался с учениками других школ: тоже самое. Поднял вопрос в олимпиадном сообществе в сети: идентично.

Сходства с историей «Магнита» можно выделить уже сейчас: в то время как гиганты агрессивно конкурируют за свою долю рынка в метрополиях, потенциальные клиенты в регионах практически лишены какой-либо возможности получить доступ к нужной им услуге: неосведомленность играет свою роль. Примечательно, что объем региональных рынков в своей совокупности превосходит центральный десятикратно, а доступность интернета нивелирует какую-либо необходимость физического присутствия в регионах.

Есть две характерных для этого рынка черты, которые следует упомянуть:

  1. Наладить непосредственный контакт с целевой аудиторией на этом рынке необычайно легко при практически нулевых затратах. Среднее число учеников в обычной региональной школе достигает 1000 человек. Представитель компании, работающей на этом рынке, всегда может попросить директора дать возможность провести небольшой лекторий в актовом зале.
  2. Сильная вовлеченность пользователей: клиенты (школьники, подталкиваемые родителями) готовы к тесному взаимодействию с сервисом, удовлетворяющим их основную потребность — желание быть спокойными за свое будущее поступление. Пришедший однажды потребитель, удовлетворенный качеством, скорее всего останется с сервисом вплоть до момента поступления.

Стоит отметить, что работа в этой сфере становится особенно актуальной ввиду социальных предпосылок: игнорировать возрастающее недоверие к ЕГЭ, вызванное постоянными реформами, уже нельзя. Наблюдавшие за ситуацией с экзаменами в этом году могли заметить, что реально проблемы со списыванием никуда не делись: оно осталось тем же. Немного сократилось в скандальных регионах, что было компенсировано невероятными послаблениями в остальных. Ко всему этому добавились проблемы с апелляциями, отсутствие возможности узнать свои результаты даже тогда, когда приемные комиссии ВУЗов уже начали работать. Вполне закономерно, что и школьники, и учителя, и родители начинают искать альтернативу ЕГЭ. Единственным вариантом в данном случае являются олимпиады школьников.

Объемы рынка репетиторских услуг в России впечатляют. По данным, опубликованным журналом Forbes, по состоянию на 2015 год он оценивался в $2млрд. Рынок онлайн-репетиторства уже сейчас можно оценить в ~4−5 млрд. рублей (оно в тени почти полностью), а рост рынка онлайн-образования в России составляет 70−100% ежегодно. Цифры говорят лучше, чем люди: онлайн-репетиторство — направление, в котором нужно работать. Рано или поздно репетиторство оффлайн навсегда уйдет в прошлое: зачем ставить себе ограничения в виде места проживания и обязывать себя каждый раз тратить время на дорогу, если можно сравнить в интернете несколько портфолио, подобрать подходящую кандидатуру и провести занятие, не выходя из дома?

Дополнительно: в мае Roem.ru спросил игроков рынка онлайн-образования: заметили ли они в своем сегменте какие-то изменения в связи с тем, что Россия переживает кризисный год? Стали ли пользователи требовать от онлайн-образования новых тем, поменялись ли их предпочтения в контенте, стали ли они больше экономить, выбивать скидки или каким-то другим образом менять поведение при оплате? → Roem.ru

Использование в этой области региональных преподавателей — своеобразная золотая жила. Разница в стоимости часа занятия с репетитором в центре и регионах может составлять несколько тысяч рублей: 2000−3000 рублей в Москве против 400−500 рублей в условном Моздоке, так что привлечение регионов значительно расширяет пределы рынка и делает репетиторские услуги доступными для тех категорий потребителей, которые ранее не могли их себе позволить. Следует учесть важный момент: преподаватели из регионов зачастую не могут готовить к олимпиадам не потому что они плохо знают свой предмет, нет. Чаще всего проблема в том, что они знают об олимпиадах и методиках подготовки к ним невероятно мало: система преподавания в школах слишком сильно заточена под ЕГЭ. Как следствие, эффективное использование имеющихся у них знаний возможно только тогда, когда получится передать им необходимые знания в области методологии, а привлечение методистов позволяет довольствоваться сразу двумя зайцами: относительно быстро увеличивать число компетентных преподавателей и поставлять на рынок услуги по ценам, которые не смогут поддерживать конкурентные проекты. Интернет, опять же, все упрощает: в отличие от стандартных курсов, сеть позволяет тратиться только непосредственно на оплату работы методиста и обеспечение хорошего качества итогового материала.

Работу в условиях этого рынка также упрощает заинтересованность в развитии этой сферы государства: региональные министерства образования буквально обласкают предпринимателя, который поможет региону занимать призовые места на престижных образовательных конкурсах.

Используя результаты проведенного анализа рынка, я основал проект OlymPeak.ru. Мы планируем создать сервис, который поможет школьникам и родителям найти компетентных педагогов для занятий по олимпиадной программе без привязки к оффлайн-сегменту. Мы привлекаем к преподаванию как уже зарекомендовавших себя репетиторов в области олимпиад, которые сейчас очень слабо представлены в онлайн-сегменте, так и преподавателей, которые смогут заниматься олимпиадным репетиторством после прохождения подготовительных курсов от методистов и организаторов олимпиад. Монетизироваться планируем за счет комиссии со стоимости занятия. В команде проекта вместе со мной работает Алексей Подольский — арт-директор с послужным списком в виде разработки интерфейса для ЕГЭ по английскому языку и дизайна ряда приложений для правительства Москвы.

Посмотрим, к чему на неосвоенном рынке приводят опыт и амбиции.

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля