Пол Грэм: Что мы хотели знать еще в школе

в 7:14, , рубрики: жизненный опыт, жизненный путь, Лайфхаки для гиков, Читальный зал, школа

Январь 2005
(Я написал эту речь для выступления перед выпускниками школы. Мне не удалось с ней выступить, так как школьная администрация запретила меня приглашать.)

Когда я рассказал, что меня пригласили выступить перед старшеклассниками, мои друзья очень заинтересовались. Что такого ты мог бы им рассказать? Я же поинтересовался у них, что бы они хотели услышать от более опытного взрослого, когда учились в школе? И теперь я расскажу вам, что мы все хотели бы знать еще в школе.

Начну я рассказ с того, о чем не обязательно нужно знать старшеклассникам: что вам делать с вашей жизнью. Люди постоянно спрашивают вас об этом, и вы думаете, что, наверное, должны знать ответ на этот вопрос. На самом деле, взрослые задают его просто чтобы начать разговор. Им интересно что вы за человек, к тому же, таким образом довольно легко завязать разговор. То же происходит, когда вы ловите заблудившегося краба и кладете его в воду с надеждой узнать, что же он будет делать.

Когда я учился в школе, на такой вопрос я бы ответил, что в первую очередь нужно понять начальные условия и возможные варианты. Не нужно спешить с выбором деятельности всей вашей жизни. Гораздо важнее понять, что именно вам нравится. Если вы хотите преуспеть в чем-то, это дело должно вам нравится.

Может показаться, что нет ничего проще, чем понять, что вам нравится, но на деле это крайне тяжело. Отчасти потому что тяжело получить истинное представление о какой-либо профессии. К примеру, в жизни работа врачей сильно отличается от того, что можно увидеть по телевизору. К счастью, понаблюдать настоящих врачей все же можно, поработав добровольцем в больнице. [1]

Но ведь есть и такие профессии, которым вы ни от кого не научитесь, потому что пока их нет. Многих задач, над которыми я работал за последние десять лет, просто не было во времена моей учебы в школе. Мир меняется очень быстро, при этом темпы его изменения также растут. На сегодняшний день иметь четкие планы на жизнь – не самая лучшая идея.

И тем не менее, каждый год в мае по всей стране люди произносят Стандартные Выпускные Речи — общая мысль которых – «не сдавайся на пути к мечте». Я понимаю, что они хотят донести, но это не самый лучший совет, ведь подразумевается, что у вас есть какой-то заранее составленный план. В IT мире для этого даже есть термин — преждевременная оптимизация. И обычно его используют, когда все совсем плохо. Лучше бы эти люди выразились проще — «не сдавайся».

Но что они на самом деле хотели сказать — «не впадай в уныние». Не думай, что не можешь сделать то, что могут другие. Я соглашусь, что нельзя занижать свой потенциал. Иногда может показаться, что люди, прославившиеся великими делами, недосягаемы для простых смертных. Если обратиться к их биографиям, это впечатление только усиливается. Но не потому ли, что биографы неизменно становятся верными поклонниками своих героев? И, зная всю историю наперед, неизменно связывают события в единую цепочку одно за другим, и вот уже жизнь героя кажется предписана самой судьбой, превращается в очередное становление прирожденного гения. Я думаю, если бы вместе с вами учился шестнадцатилетний Шекспир или Эйнштейн, они были бы удивительными, но не сильно отличались бы от вас и ваших друзей.

Представить это трудно для самооценки: если они были такими же, следовательно, они работали очень много, чтобы достичь такого величия. Это одна из причин, почему нам так нравится верить в гениев. Так мы оправдываем нашу лень. Ведь если эти ребята обладают некой волшебной «Шекспирностью» или «Эйнштейнностью», то не наша вина, что у нас нет таких достижений. Я не думаю, что гениев не существует. Но если выбирать между двумя теориями, одна из которых дает оправдание ничего не делать, лучше придерживаться второй.

Итак, мы уже упростили Стандартную Выпускную Речь с «не сдавайся на пути к мечте» до «если кто-то умеет что-то, ты тоже это можешь». Но это недостаточно правдиво. Наши способности при рождении все же отличаются. Большинство людей переоценивают влияние этих различий, но все же оно есть. Если бы я встретился с парнем ростом метр двадцать, чья мечта стать игроком NBA, самое глупое, что я мог бы сказать: «ты можешь все, если очень сильно постараешься». [2]

Необходимо еще сократить Стандартную Выпускную Речь до «все, что может кто-то с твоими способностями, ты можешь тоже, ну и еще: не принижай свои способности». И, как часто случается, чем правдивее становится утверждение, тем оно менее изящно звучит. Мы взяли лаконичный мотивирующий (но лживый) слоган, а получили фарш, пропущенный через мясорубку. Такая речь не очень то вдохновляет. Но, что еще хуже, она не объясняет, что же все-таки нужно делать. Кто-то с такими же способностями? А какие у меня способности?

Куда дует ветер

Я думаю, что решение следует искать в другом направлении. Вместо того, чтобы начинать с постановки конечной цели, следует искать выигрышные позиции. И так поступают многие успешные люди. Например, если следовать «советам для выпускников» вы прежде всего должны определиться, какими хотите быть через двадцать лет, а потом уже спросить себя: что нужно сделать сейчас, чтобы прийти к этому? Вместо этого, я предлагаю не ставить задачи на далекое будущее, а отталкиваться от возможностей, которые есть здесь и сейчас, выбирая те из них, что дают больше выигрышных позиций.

Не так уж и важно, чем вы занимаетесь, если вы не тратите время впустую. Развивайте области, которые вам интересны и которые увеличивают пространство ваших возможностей, а принятие решения оставьте на потом. Например, представьте, вы — абитуриент — выбираете направление в области математики или экономики. Так вот, математика даст вам большее пространство возможностей: практически любое направление деятельности. Если вы получите специальность в области математики, достаточно просто продолжить обучение по экономическому направлению. Обратный вариант во много раз тяжелее.

Хорошей метафорой послужит полет на параплане. У параплана нет двигателя, и вы не можете лететь против ветра без значительной потери высоты. Следовательно если от хороших посадочных мест ветер дует на вас, то вы рискуете, и чем дальше вы удаляетесь от них, тем больше риск. Поэтому как правило следует находиться со стороны откуда дует ветер. Предлагаю это утверждение вместо «не сдавайся на пути к мечте». Держись со стороны ветра (Stay upwind).

Но как этого добиться? Пусть математика и «выше по ветру» чем экономика, как вы — школьники — об этом узнаете? На самом деле никак и это стоит уяснить. Лучше стремитесь найти умных людей и сложные задачи. Умные люди обычно собираются и формируют сообщества, и если вам удалось обнаружить таковые, следует к ним присоединиться. Но их не так-то просто обнаружить, потому что подражателей всегда очень много.
К примеру, абитуриент не видит особых различий между факультетами какого-либо университета. Профессоры, все как на подбор, невозможно умны, а их труды недоступны для понимания простых смертных. Да, в некоторых областях науки изыскания всегда полны сложных концепций и не просто их читать, но во многих других такие работы специально написаны запутанным языком, чтобы излагаемое казалось крайне важным. Это может показаться смелым обвинением, но был даже прецедент. Один физик подозревал в публикации псевдонаучных материалов журнал по теории литературы. Он специально написал статью, где в манере научного изложения написал полнейшую чушь. И она была опубликована.
Чтобы уберечь себя, лучше всегда работать над сложными задачами. Писать романы — сложно. Читать романы – нет. Сложно значит страшно: если вы не боитесь получить плохой результат или не боитесь не понять то, что вы изучаете, это недостаточно сложно. Опасения должны присутствовать.

Вам может показаться мрачным такой взгляд на мир. Говорю ли я, что вам следует бояться? Да, но на самом деле это не так ужасно. Преодоление страхов дает вам ощущение полной жизни. Вряд ли можно представить себе более счастливое лицо, чем у человека получившего золотую медаль. Знаете почему он так счастлив? Облегчение. Я не хочу сказать, что это единственный способ быть счастливым. Просто некоторые страхи необходимы нам, чтобы двигаться вперед.

Амбиции

На практике «держись со стороны ветра» ужимается до «берись за тяжелые задачи». И лучше начать сегодня же. Я бы хотел иметь это знание еще в школе.

Многим людям нравится хорошо что-то делать. В так называемом реальном мире это одна из движущих сил. Но старшеклассники редко что-то получают от этого, потому что обычно они занимаются искусственными вещами. Когда я учился в школе, я считал своей работой просто быть учеником в школе. Получается, чтобы хорошо это делать, мне нужно было просто хорошо учиться.

Если бы тогда меня спросили в чем разница между школьником и взрослым, я бы сказал, что взрослый должен зарабатывать себе на жизнь. Неправильный ответ. Взрослый берет полную ответственность за себя в свои руки. И зарабатывать на жизнь только часть этого. Гораздо важнее то, что он берет ответственность за свои решения и поступки.

Если бы я вернулся в школу, я бы стал относиться к этому как к подработке. Это не значит ничего там не делать. Делать подработку не значит делать ее плохо. Это значит не ассоциировать себя с этой деятельностью. То есть я не считал бы себя школьником так же, как музыкант, подрабатывающий официантом, не считает себя официантом. [3] И когда я не занимался бы подработкой, я бы занимался своим настоящим делом.

Если спросить людей, о чем они жалеют по поводу школы, почти все отвечают: «Жалею, что тратил время впустую». Если вам интересно, о чем же вы будете жалеть через несколько лет, ответ, скорее всего, будет таким же. [4]

Некоторые скажут, что так и должно быть, ведь школьники еще не способны сделать что-то стоящее. Я считаю это неверным. Доказательством может служить тот простой факт, что всем школьникам скучно. Скорее всего, вам не было скучно в восемь лет. Когда вам было восемь, вы «играли», а не «болтались без дела», хотя суть одна и та же. Восьмилетнему мне точно не было скучно, дайте мне дворик и других детей и я был занят на весь день.

Но к старшим классам это стало надоедать, и, как я теперь осознаю, причина в том, что я был уже готов что-то делать. Детство уходило.
Я не имею в виду, что вы должны перестать общаться с друзьями, превратиться в маленьких бездушных роботов, которые постоянно заняты какой-то работой. Общение с вашими друзьями можно представить как шоколадный торт. Когда вы балуете себя им время от времени, вы получаете гораздо больше удовольствия, чем если бы ели торты на завтрак, обед и ужин. Даже если вам очень нравится шоколадный торт, вы скорее всего почувствуете тошноту после третьего подряд. Такую же тошноту испытывает старшеклассник – пресыщение детским «ничегонеделанием». [5]

Первым вашим решением может стать желание достичь больше, чем получение хороших оценок. Многие займутся другими активностями. Но вы должны понимать, что это зачастую неэффективно. Собирать деньги на благотворительность считается хорошим делом, но это не сложная задача. У этой деятельности нет итога. Когда я говорю об итогах я подразумеваю, например, научиться излагать мысли на бумаге, программировать компьютеры, рисовать человеческое лицо с натуры или стать экспертом по доиндустриальному общественному строю. Такие умения редко можно указать красивой строчкой в вашем заявлении на поступление в колледж.

Искажение сути

Привязывать свои жизненные планы к поступлению в колледж не благоразумно. Людей, которых вам нужно впечатлить для поступления, нельзя назвать искушенной аудиторией. В большинстве колледжей решение о зачислении принимают не профессоры, а приемная комиссия, которую нельзя даже сравнивать с профессорами. Там сидят «запасники» интеллектуальной среды. Они не могут даже определить ваш уровень знаний. Само существование специализированных подготовительных школ или классов это доказывает.

Мало кто из родителей стал бы платить немалые деньги за школу, которая не повышает шансы на поступление. Собственно специализированные школы или классы открыто заявляют, что это именно их задача. Но если хорошенько подумать, это по сути значит, что они могут обмануть систему: взять любого и сделать его более привлекательным кандидатом, чем подросток из общеобразовательной школы. [6]

Сегодня, многие из вас считают главным для себя поступление в колледж. Но ведь это значит, что вы строите свои жизненные планы с оглядкой на процесс, такой бессмысленный, что целая отрасль хочет его устранить. Немудрено, что вы становитесь циниками. Ощущение, которое вы испытываете, наверняка испытывают продюсеры реалити-шоу или руководители табачных компаний. А ведь вам даже не платят за это.

Так что же делать? Уж точно не надо совершать революций. Я это пробовал и жалею об этом. Я чувствовал ужасный подвох, какой-то обман, который происходит вокруг на глазах у всех, но не мог этого объяснить и в итоге сдался. Мир меня разочаровал, так к чему бороться? Когда я обнаружил, что наша учительница сама использует Cliff’s Notes (краткий пересказ литературного произведения с пояснениями — прим. переводчика), что говорить об учениках в классе. Получить хорошую оценку на таком уроке ничего не значит.

С высоты прожитых лет это кажется глупо. Как если бы во время игры футболист сказал: «Эй, ты меня обвел, так не честно», — и ушел с поля. Да в жизни нас обводят вокруг пальца, и смысл в том, чтобы не терять в таких случаях рассудок. И продолжать играть. Общество подставило вас, и вы оказались в этом положении. И, как вы наверняка догадываетесь, вещи, которым вас учат, полная чушь. И да, процесс поступления в колледж похож на цирк. Но все это не чьи-то злые козни, а просто положение вещей. [7] Поэтому продолжайте играть.

Совершать революцию так же глупо, как полностью подчиниться. В обоих случаях вы играете по чужим правилам. По-моему, лучше всего встать на третий путь. Не повиноваться и не восставать. Относиться к школе как к подработке. Если взглянуть на нее под таким углом, это отличный вариант: можно немного заниматься своими делами, а в 15:00 вы уже свободны.

Любопытство

Тогда каким же будет ваше основное занятие? Если вы не Моцарт, то с этим нужно будет определиться. Как найти интересные задачи? Где найти креативных людей? И самое главное, что интересно вам? Не теряйте время в поисках своих талантов, таланты подразумевают прирожденные умения. Наилучшим талантом я считаю всепоглощающий интерес в каком-то вопросе, и такой интерес чаще всего воспитывается.

Эту мысль, несколько измененную, используют в массовой культуре под термином «увлечение» или «страсть». Недавно я видел вакансию, в которой искали официантов — «увлеченных сферой услуг». Скажем так, вряд ли кто-то испытывает эмоции по поводу обслуживания столиков. И слово «увлечение» здесь не уместно. Уж больше подходит «любопытство».

Дети любопытны, но я говорю немного о другом. Так же как образуется лужа, детское любопытство распространяется на все, но без глубины. Они спрашивают «почему» по любому поводу. Взрослые обычно теряют это свойство полностью. И это естественно: нельзя успеть что-то сделать, если постоянно отвлекаться на все подряд. Но у амбициозных взрослых любопытство не теряется полностью, а становится узконаправленным. Лужа превращается в колодец.

Любопытство превращает работу в игру. Эйнштейн не считал теорию относительности тяжелым материалом, который надо выучить к экзамену. Это была загадка, которую было интересно решить. Скорее всего, для него это было работой гораздо меньше, чем для тех кто разбирает ее на занятии.

В школе многие впитывают опасное заблуждение, что великие вещи не делаются без дисциплины и самоконтроля. Большинство предметов преподаются в настолько сухой и скучной манере, что необходима колоссальная дисциплина для усвоения материала. И какого же было мое удивление, когда в студенчестве я вычитал цитату Людвига Витгенштейна, где он утверждал, что не обладает самоконтролем и никогда не мог ни в чем себя отказать, даже в чашке кофе.

Сейчас я уже знаком со многими выдающимися людьми, которые говорят то же самое. Они не дисциплинированны, они тратят много времени на бесполезные дела и просто не могут заставить себя заниматься неинтересными вещами. Один из них до сих пор не отослал благодарственные письма после свадьбы – прошло четыре года. У другой 26 000 писем во входящих.

И опять-таки, вряд ли можно избежать проблем с нулевой дисциплиной. Я бы сказал, что нужно такое же ее количество, как для начала пробежки. Мне тяжело выйти на пробежку, но как только я начал бежать, я бегу столько сколько нужно и мне это нравится. Если же не бегаю несколько дней, то ощущаю дискомфорт. Обычно то же самое происходит у толковых людей с делами. Они знают, что если бездельничать, будет плохо, и они заставляют себя начать работу. Но как только начали, входят в нужный ритм и дисциплина здесь уже не нужна. Как вы считаете, Шекспир старательно, скрипя зубами, писал свои произведения? Ну уж нет. Он получал удовольствие и поэтому его труды так хороши.

Итак, если вы хотите получить результат, нужно задавать важные вопросы, ответы на которые обещают выигрыш. Эйнштейн нашел такой вопрос, когда увидел уравнения Максвелла и решил в этом как следует разобраться. Над стоящим вопросом можно работать очень долго, а иногда само понимание вопроса отнимает годы. Подходящие примеры можно найти, например, в математике. Многие люди считают, что ненавидят математику, хотя то, что называют математикой в школе, полностью отличается от реальных задач современных математиков.

Великий математик Годфри Харолд Харди признавался, что не любил математику в школе. Он увлекся ей только потому, что у него получалось лучше других. Только с течением времени он осознал насколько она интересна, и начал искать новые вопросы, а не правильные ответы на существующие. В школе, когда мой друг не мог заставить себя написать сочинение, его мать говорила ему: «Попробуй сделать это интересным для себя». Попробуйте поступать именно так: ищите вопросы, которые пробуждают ваш интерес. Великие люди живут в том же самом мире, что и все вокруг и видят то же, что и другие. Но они умеют замечать детали и загадки, решение которых так сильно меняет нашу жизнь.

И речь не только об интеллектуальных загадках. Великий вопрос Генри Форда был: «Почему автомобили должны быть роскошью? Почему бы им не быть доступными для всех?». Для Франца Беккенбауэра это был: «Почему я должен оставаться на своей позиции? Почему бы защитникам тоже не забивать голы?»

Время действовать

Если на понимание самого вопроса могут уйти годы, что можете делать вы, в свои шестнадцать? Займитесь его поиском. Важные вопросы не появляются из ниоткуда. Они постепенно сгущаются в вашей голове. Этим процессом движет опыт, поэтому нет смысла сидеть и думать об этом, пытаясь его получить. “Какое открытие мне сделать?” Если бы это работало, у вас уже был бы ответ.

Действенный способ заполучить идею – не охотиться за ней – а вложить силы в интересную для вас работу. В процессе старайтесь сохранять ваш ум открытым, это необходимо, чтобы новая идея могла укорениться. Эйнштейн, Форд, Беккенбауэр так или иначе использовали такой метод. Они знали каждый свою область, как свои пять пальцев. Благодаря этому они заметили момент рождения идеи, тот самый необходимый вопрос, и у них была решимость не упустить ее.

Вы спросите, вложить силы во что и как? Начните проект, который выглядит интересно: освоить какой-либо материал, сделать что-то своими руками, или осветить определенную тему. Выберите то, что займет меньше месяца, и вы уверены, что доведете это до конца. Это должно заставить вас попотеть, но пока совсем чуть-чуть. Если не можете выбрать из двух проектов, выберите более забавный. Если с первым ничего не получилось, начните новый. Повторяйте пока это не начнет напоминать двигатель внутреннего сгорания — процесс начнет поддерживать сам себя, и каждый проект будет создавать новое направление. Чтобы этого достичь, может понадобиться несколько лет.
Не обязательно, чтобы это был школьный проект, если это вас ограничивает или тяготит. При желании, привлекайте друзей, но выборочно, и только при условии их заинтересованности и способности заниматься делом. Друзья поддерживают дух (очень мало стартапов создаются одним человеком), но некоторая секретность имеет свои плюсы. В тайных проектах есть своя притягательность. И вы можете больше рисковать, ведь никто не узнает о провале.

Не стоит беспокоиться, если проект кажется тупиковым или не связан с какой-то целью. Нельзя предугадать возможные варианты развития, позвольте этим вариантам развиваться из самого проекта. Гораздо важнее — быть вовлеченным, только так вы учитесь чему-то.
Не сбрасывайте со счетов мотивацию, особенно скрытые ее формы. Одна из сильнейших — желание уметь что-то лучше других. Харди говорил об этом, и удивительным может быть только то, что он признался в этом. Другим мотивирующим фактором можеть стать желание уметь что-то, чего никто бы не предположил. Перекликается с тягой к пугающим рискованным действиям. Когда вам шестнадцать лет, никто не подумает, что вы пишете романы. Так что если вы будете пробовать, любой результат идет вам в плюс, отсутствие же результата не сможет никого разочаровать. [8]

Остерегайтесь подражания людям с сомнительными достижениями. Особенно если они оправдывают лень. В школе я сочинял небольшие экзистенциальные рассказы, подражая популярным писателям. В них был примитивный сюжет, хотя мысли были довольно глубокие. При этом сочинять их было проще, ведь цель была не в развлечении читателя. Это был тревожный знак, фактически, эти рассказы мне самому казались скучными, просто мне хотелось писать серьезные, интеллектуальные вещи, как те самые писатели.

Сегодня у меня достаточно опыта, чтобы осознать, какими никчемными были те писатели. На самом деле аналогичное происходит со многими известными людьми. Причина, если коротко, в том что известность обычно достигается не за счет качества деятельности. Мне же следовало не стремиться выглядеть круто, а заниматься тем, что нравилось. Ведь это и есть истинный путь стать клевым.

Ключевая задача для многих проектов, иногда целый проект сам по себе, это найти хорошие книги. Большинство книг плохого качества. Практически все учебники такие. [9] Так что не стоит надеяться узнать все по нужной теме из первой попавшейся книги. Придется сильно постараться, чтобы найти то небольшое количество хороших книг.

И все же, главное — это наконец выбраться в мир и начать что-то делать. Вместо ожидания, что вас будут всему обучать, учитесь сами. Не позволяйте работникам приемной комиссии определять ваш жизненный путь. Пусть ваше собственное любопытство определит его. Так происходит у всех амбициозных людей. Для этого не нужно ничего ждать, и даже взрослым быть не требуется. Нет никакого внутреннего переключателя, который срабатывает в определенном возрасте или по окончании университета. Вы взрослеете, когда берете ответственность на себя. Это может произойти в любом возрасте. [10]

Вам может показаться это невозможным. Я еще маленький, у меня нет денег, я живу в доме родителей, я должен слушаться взрослых. На самом деле многие взрослые на работе находятся под похожими ограничениями, но при этом умудряются что-то делать. Если думаете что быть ребенком ограничивает, представьте как ограничивает наличие собственных детей.

Единственная реальное отличие между взрослым и старшеклассником — первый осознает, что дела нужно делать, а второй нет. Обычно это приходит в голову в 23. Но я решил раскрыть вам секрет немного раньше. Итак, приступайте. Возможно, вы будете первым поколением, чье школьное сожаление будет не о потраченном впустую времени.

Заметки

[1] Один мой знакомый доктор остерегает, что и в этом случае, картина будет неполной: “Разве можно таким образом понять, как много времени это отнимает, как мало самостоятельности позволяется на протяжении многих лет обучения, и как раздражает постоянно носить с собой пейджер?”

[2] Лучшим методом для него было бы стать диктатором и заставить NBA дать ему играть. Пока что лучше всего получилось у главы Министерства Труда. (Скорее всего, речь о Elaine Chao — прим. переводчика.)

[3] Под подработкой я подразумеваю работу, которую вы делаете лишь для оплаты своих расходов, чтобы в другое время заниматься именно тем, что вы хотите, например, играть в группе или изобретать теорию относительности.
На самом деле, такое отношение к школе может даже помочь с успеваемостью. Если школьник будет относиться к урокам, как необходимой игре, он не будет унывать, что предмет ему кажется бессмысленным.
Как бы не были плохи ваши уроки, иметь хорошую успеваемость необходимо, чтобы попасть в приличный колледж. А вот это действительно стоит того, ведь именно в университетах можно найти многочисленные тусовки умных людей.

[4] Вторым по популярности ответом, было уделение внимание неважным вещам. Особенно тому, что другие люди думают о вас.
Я думаю, что подразумевается мнение случайных людей о вас. Взрослые также много думают об этом, но у них, чаще, есть определенная выборка таких людей. Например, у меня есть около тридцати друзей, чье мнение для меня важно. А вот мнение остальных вряд ли меня затронет. Проблема для старшеклассника в том, что окружающие его люди определяются больше возрастом и местоположением, а не его собственными предпочтениями.

[5] Ключом к растрате времени являются отвлекающие факторы. Без них ваш мозг очень быстро понимает, что он не используется и вам становится некомфортно. Чтобы понять, насколько вы зависите от отвлекающих факторов, попробуйте провести такой эксперимент. Выделите время на выходных, сядьте в уединенном месте и просто подумайте. Все что вы можете иметь при себе это блокнот, чтобы записать какие-то мысли. Никаких телевизоров, музыки, телефона, мессенджера, почты, интернета, игр, книг, газет или журналов. Скорее всего, уже по прошествии часа, вы почуствуете сильнейшее желание чем-то отвлечь себя.

[6] Я не хочу сказать, что единственное назначение таких школ это работа с приемной комиссией. Там действительно можно получить больше знаний. Но проведите следующий мысленный эксперимент: пусть такие школы предоставляют такое же улучшенное образование, но при этом вероятность поступления в колледж или университет снижается на очень малую величину (условно 0.001). Сколько родителей отправят детей в такие школы?
Можно также сказать, что дети из подготовительных имеют больше знаний, поэтому являются лучшими студентами. Но по опыту это неверно. Количество материала, который изучают в школе по сравнению с университетом можно сравнить с погрешностью округления. Да, дети из общеобразовательных школ начинают в колледже с некоторым отставанием, но они полностью нагоняют остальных уже на второй год.
(Тем самым я хочу сказать, что дети из общеобразовательных школ умнее в рамках любого конкретного колледжа. Это доказывается тем, что подготовительные школы должны увеличивать шансы детей на поступление.)

[7] Так почему общество подставляет вас? В основном из-за равнодушия. Просто нет никаких внешних сил, которые делали бы школу хорошей. Система управления полетами работает, потому что иначе самолеты бы разбивались. Компании предоставлют хорошие услуги, иначе конкуренты бы их съели. Но самолеты не разбиваются от того, что ваша школа так себе, и уж точно, у нее нет конкурентов. Школа — не зло, просто она пущена на самотек, а такие вещи обычно так себе.

[8] Конечно же, есть еще деньги. Этот фактор не совсем для школы, потому что вряд ли вы можете делать что-то для других. Но много чего великого было создано ради денег. Сэмюэл Джонсон говорил: “Все, кроме болванов, пишут ради денег”. (Многие хотели бы думать, что он преувеличивал.)

[9] Даже учебники в университете плохие. Когда вы попадете туда, вы обнаружите, что учебники почти всегда написаны не ведущими знатоками в соответствующей области. Написание этих книг — неблагодарная работа, в основном делается людьми, которым нужны деньги. Неблагодарная она из-за жесткого контроля и надзора издателей над процессом, а автору всегда тяжело соглашаться с указаниями от людей, не разбирющихся в вопросе. Это явление еще ярче выражено в издательстве школьных учебников.

[10] Ваши учителя всегда говорят вам вести себя как взрослые. Интересно, устроило бы их, если бы вы начали это делать. Ведь дети, хоть шумные и неорганизованные, на самом деле довольно послушны, в отличие от взрослых. Если бы вы реально начали вести себя как взрослые, то это как будто группу взрослых людей переселили в тела детей. Представьте реакцию агента ФБР, или таксиста, или журналиста, если бы им нужно было спрашивать разрешения пройти в уборную и можно было бы только по одному. Если бы группа взрослых вдруг оказалась школьниками, в первую очередь они бы организовали комитет для обсуждения с администрацией изменений в школьных правилах.

Благодарности:
Ingrid Bassett, Trevor Blackwell, Rich Draves, Dan Giffin, Sarah Harlin, Jessica Livingston, Jackie McDonough, Robert Morris, Mark Nitzberg, Lisa Randall, и Aaron Swartz за прочтение черновиков и многим другим за обсуждение школьного опыта.

Автор: anuriq

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля