Helvetica часть вторая: блуждая в тумане антипатии

в 12:30, , рубрики: helvetica, Блог компании UIDesign Group, типографика, шрифты, метки: , ,

Продолжение опубликованного нами ранее перевода «Почему Helvetica все еще популярна?», рассматривающего Helvetica с неоднозначной точки зрения. В своем посте Индра Купвершмидт исправляет некоторые ошибки, допущенные Аластаиром Джонстоном.

Helvetica часть вторая: блуждая в тумане антипатии

Конечно, это не «blue pencil» (я бы никогда не смогла встать на одну ступень с мастером Шоу), это просто моя ленивая тирада. Я бы не хотела комментировать мнение и субъективные оценки Helvetica, которые в своем посте, опубликованном на Smashing Magazine, привел Аластаир Джонстон. Отмечу лишь, что некоторые факты, приведенные Аластаиром, оказались довольно шаткими.

Он пишет:

На днях мне прислали ссылку на сайт с абсурдным заголовком «100 лучших шрифтов всех времен», возглавляла рейтинг Helvetica, что и вывело меня из себя. На этот рейтинг, конечно, не стоило обращать какого-либо внимания, ибо он был составлен на основании маркетинговых данных, полученных от одного единственного источника (FontShop) и прокомментированных дюжиной типографов из Берлина, но я был в ярости.

Это исследование было проведено FontShop в Германии в 2006 году, и в нем участвовали не только специалисты по типографике из Берлина. На сайте FontShop есть более детальная информация о жюри и критериях оценки:

Критерии оценки:

  • Данные о продажах: 40%
  • Историческая значимость: 30%
  • Эстетическое качество: 30%

Рейтинг не включает в себя бесплатные шрифты или компоненты ОС или ПО (Arial, Verdana и т.д.), и сконцентрирован только на лицензируемых гарнитурах. Интерпретации шрифтов (Bodoni, Garamond, Futura и др.), которые появлялись позднее, оценивались соответственно вместе и были включены в рейтинг в виде одной записи (прим. для каждой линии «интерпретаций»).

Понять живучесть семейства шрифтов Helvetica можно, взглянув на его историю. Большинство разновидностей шрифтов появляются в результате зарождения определенной моды или изменения вкусов, некоторым дают начало технологии. С появлением печатного станка в районе 1800 года были введены более четкие и строгие шрифты, такие как Bodoni и Didot. В середине 1980х годов лазерные принтеры с растровыми шрифтами явились предпосылкой создания нидерландскими студентами начертаний, которые могли быть приемлемо отображены через эти устройства. В Letters in Studie (Eindhoven, Lecturis, 1983) приведены примеры дизайнерских работ Джелль Босма и Петра ван Блокланда на 40-пиксельной решетке. В одной из первых студий по разработке цифровых шрифтов Emigré был создан Oakland (1985) и другие типы шрифтов низкого разрешения для тогдашнего рынка.

Для работы с лазерными принтерами используют векторные шрифты, растровые шрифты использовались для экранного представления или матричных принтеров. Название голландского буклета «Letters in Studie», означает «гарнитуры в процессе разработки / исследования или эксперимента».

В то время на рекламном рынке доминировали два sans-serif шрифта, разработанные в 1920е годы, и это были Monotype Gill Sans и Futura (студия German Bauer).

Гарнитура Futura была изготовлена студией the Bauer type foundry.

Внезапно появилась потребность в создании, имитировании и возрождении шрифтов sans-serif. Берлинская студия The Berthold смахнула пыль со своих матриц для Akzidenz Grotesk (1898), в то время как их оппоненты из Базеля Haas Type Foundry решили переработать Schelter Grotesk, выпущенный студией Leipziger Schelter & Giesecke в 1880. Впоследствии чего в 1957 и появился Neue Haas Grotesk, подхваченный позднее франкфуртской студией Stempel, которая хотела ассоциировать шрифт с набирающим популярность швейцарским графическим дизайном и выбрала древнее римское название Швейцарии – Гельвеция (Helvetia). Так, в 1961 году, и появилась гельветика (Helvetica).

Довольно удивительна краткость, с которой автор обобщает 30 лет истории своим словом «внезапно». Студия The Berthold не занималась переработкой Akzidenz Grotesk до того, как вышла Helvetica (и стала «угрожающе» успешной). Находясь в обороте уже в 1898 году, он стал популярным лишь в 1950х. Neue Haas Grotesk (NHG) базировался на Haas’ Französische Grotesk (который в свою очередь базировался на Breite halbfette GroteskSchelter & Giesecke), Haas’Normal-Grotesk (основой которого послужил Neue Moderne GroteskWagner & Schmidt) и влиянии «конкурента» Monotype Grotesque. NHG не был «подхвачен» студией Stempel, а настоятельно порекомендован Haas Type Foundry, несмотря на изначальный скептицизм первых.

Причина популярности Gill Sans и Futura как раз и заключалась в том, что ребята отошли от шрифтов Grotesk 19 века, которые порядком «поизносились». Эрик Гилл проповедовал новый подход: рукописная каллиграфия как основа шрифта (со своим ментором Эдвардом Джонстоном он работал и над алфавитом для графики лондонского метро). Буквы, выполненные этим шрифтом, составляли более разборчивые слова, которые и читались легче, чем выполненные в Grotesk, но шрифт Гилла стандартизировал “l” с завитым основанием и изменил “1” дизайна Джонстона, что привнесло вероятность возможной путаницы с прописной “I” (проблема многих шрифтов sans serif).

Futura Пола Реннера была разработана для отражения духа новой эпохи машин своими простыми геометрическими формами, прямыми линиями и закруглениями, придававшими элегантность Art Deco. Оба шрифта проникнуты довольно значительным культурным наследием, и Гилл говорит о шрифте British Broadcasting Corporation и Futura как о ярких представителях эпохи рациональных и обтекаемых шрифтов.

В 1930е годы оба шрифта были невероятно популярны в Европе и Северной Америке, студиям в других регионах было необходимо реагировать и делать это довольно быстро. Возврат к 19 веку уже не вызывал каких-либо вопросов у конкурирующих сторон, кроме немецкой, восстанавливающей свои студии после Второй Мировой войны.

Не совсем понятно, что автор пытается сказать в последнем параграфе. Геометрические sans-serif’ы были довольно популярны в 1930е, да, всем студиям пришлось выпустить собственные версии, да, почти все так и сделали, но сделали это задолго до приостановления производства немецкими студиям ив 1942 году.

Да и полного приостановления не было. В ходе войны некоторые студии были уничтожены (например, Klingspor), но не все (Stempel). Популярность гротеска (Akzidenz Grotesk и Monotype Grotesque) берет начало в 1950е в Швейцарии, проявляя себя и позднее в дизайне так называемых гарнитура нео-гротеска. В Германии вкусы отличались, Futura, Erbar и Neuzeit широко использовались и после Второй Мировой войны. В дополнение к этому были популярны «каллиграфический» Schneidler, Trump и Zapf.

Helvetica стала национальным брендом, лицом популярного «швейцарского стиля» типографики Эмиля Рюдера и Армин Хофманн, который был довольно быстро перенесен их студентами в Йель и другие американские институты.

Как отмечает Пол Барнс, Рюдер и Хофманн представляли школу Базеля и использовали Univers / Akzidenz Grotesk, а не Helvetica. Подливая масла в огонь вражды между Швейцарскими «школами», представители Цюриха (Ганс Нюбург и Джозеф Мюллер-Брокманн), в свою очередь, проповедовали использование Helvetica. Последние разработали и маркетинговые материалы для NHG и Helvetica. Только один представитель Базеля (Альберт Громм) однажды выпустил один из первых маркетинговых флаеров Helvetica в 1959 году.

Начиная с BMW, Bayer и Lufthansa в Германии, ей заинтересовались Bank of America, Knoll, Panasonic, Target, Crate&Barrel, JC Penney, Mattel, American Airlines, Sears, Microsoft и другие корпорации.

Helvetica часть вторая: блуждая в тумане антипатии
Протестное граффити в Беркли, Калифорния, выполненное в Helvetica.

Bank of America не использует Helvetica, его корпоративной гарнитурой является Franklin Gothic. Автор рисунка (на фото выше) и не пытается подражать Helvetica, а просто подражает фактической гарнитуре банка.

В конце 90х годов Microsoft продавала миллион копий Word с 14 бесплатными шрифтами, подобием Helvetica выступал Arial. Позднее Linotype приобрел Stempel, Haas и стал обладателем Helvetica вместе со многими её клонами.

Stempel обладал 45% акций Haas, начиная с 1927 года, и 51% акций с 1954. Большая часть акций Stempel принадлежала Linotype. Haas купили Deberny & Peignot (таким образом и Univers) в 1972, и когда Stempel закрыли в 1985 году, принадлежавшие ей акции Haas перешли к Linotype, которая приобрела все права на студию Haas в 1989 году.

После мирового признания швейцарского стиля случилось нечто, в еще большей степени укрепившее позиции Helvetica: изобретение персональных компьютеров. Apple могли использовать всего пару шрифтов из-за ограничений памяти драйвера принтера LaserWriter. Было решено использовать Times и Helvetica как наиболее популярные в то время шрифты; Symbol и Courier требовала операционная система. Позднее была сформирована команда экспертов, выбравшая еще ряд шрифтов: Palatino, Zapf Chancery, Avant Garde, Bookman и Century Schoolbook. Один из представителей, Самнер Стоун, сказал мне: «С ретроспективной точки зрения они выглядят довольно странно и непонятно. … Times и Helvetica были перерисованы, и выпускались бесплатно, ибо это был просто алгоритм». На расцвете так называемого “desktop publishing”, учитывая отсутствие каких-либо нормальных кандидатов на выбор, Times, Helvetica и Palatino продержались гораздо дольше своего «срока годности».

Мне кажется, что все, кому не нравится Helvetica, никогда не смотрели на оригинал и оценивают (вполне правомерно) только паршивую версию, поставляемую вместе с ОС компьютеров, преобразованную в цифровой вид на скорую руку во времена PostScript. Ознакомиться с более детальным сравнением и дополнительной информации об истории Helvetica можно тут.

Helvetica часть вторая: блуждая в тумане антипатии

Оригинальный дизайн Neue Haas-Grotesk был не такой угловатый как у Neue Helvetica. И я бы не сказала, что “a”, “s” и “e” в Helvetica напоминают друг друга, наоборот – можно перепутать “I” и “l”; “rn” и “m”.

Конечно, большинство не отличит один sans serif от другого. Но когда люди говорят о том, что они предпочитают Helvetica, а не Arial в силу того, что последний является плохой копией Helvetica, я спрашиваю о разнице между Биг Маком и Воппером, и более того, о вашем намерении дать своим детям какой-либо из них. Сам Адриан Фрутигер («Mister Univers») попытался улучшить Helvetica серией Univer, созданной в 1954 году (и он преуспел, заставив «гельветов» расширить свое семейство шрифтов), но уже в более зрелом возрасте он забросил эту серию и переключился на свое фирменное семейство Frutiger (1976).

Адриан Фрутигер не пытался «улучшить» Helvetica. Возможно он пытался «улучшить» сам жанр/линию гротеска. Фрутигер начал работать над серией Univer гораздо раньше, чем Haas занялись Neue Haas-Grotesk. Обе гарнитуры были выпущены одновременно, и все студии знали о работе других (в 1957 еще и Bauer выпустили Folio). Распространение Helvetica не было вызвано серией Univer.

Helvetica часть вторая: блуждая в тумане антипатии
Сравнение четырех sans serif на MyFonts.

В Helvetica все отталкивает: начиная с зажатости и заканчивая самодовольным видом. И то, как Helvetica процветает рядом с такими отличнейшими альтернативами как Frutiger и Syntax не поддается логике.

Было бы очень хорошо, если на примерах всех гарнитур был аналогичный текст, что можно с легкостью сделать на MyFonts. А этот пример, конечно, довольно слаб для подкрепления какой-либо аргументации. И у меня уже нет сил цитировать оставшуюся часть статьи.

Автор: dmitrykabanov

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля