Бакунов, «Яндекс»: Нужно прекращать думать о далеком будущем и пару лет подумать о том, как улучшать настоящее

в 18:09, , рубрики: аналитика, Григорий Бакунов, инвестиции, итоги года, кейсы, Нам пишут, советы, Стратегия, эффективность бизнеса, яндекс

23 декабря директор по распространению технологий Яндекса Григорий Бакунов представил тренды на ближайшие 2 года на конференции Feedback в #tceh. Roem.ru публикует расшифровку полностью.

Григорий Бакунов, Яндекс

Фото: #tceh

Григорий: Маленькое интро — такую презентацию я делаю последние 4−5 лет, до этого я делал её в немножко другом режиме и более закрыто. И на самом деле это очень такой организующий процесс. Каждый год ты за неделю начинаешь думать о том, какие же тренды будут на следующий год, чтобы рассказать это всем. Каждый год я начинаю с одного и того же. Ребят, это тренды. Это не то, на чем можно заработать, это не то, что будет работать. Это тупо то, что будет модно в следующем году. Не ведитесь, это мода. А дальше у вас два выбора: либо вы бежите вместе со всеми (куда бежит много народу, там обычно много денег, много интереса и конкуренция повыше), можно бежать в противоположную сторону (там денег меньше, но зато они скорее всего на вас одного).

Алексей Обровец, #tceh: А ты помнишь моду, которую ты собирался озвучить ровно год назад? Топ три помнишь свои?

Григорий: Конечно! О чем я говорил в прошлом году… Трендов я тогда назвал штук, наверное, семь, но три самых главных я вам сейчас покажу. Один назывался «Going cheaper», то есть удешевление всего. Причем, главным слоганом прошедшего года в отношении удешевления было: «Дешевле не значит хуже». Если вы вспомните все те бесконечные дискаунтеры, новые модели телефонов, которые выходили по цене 100 долларов, новую модель Raspberry Pi, которая лучше и дешевле одновременно, очередные кикстартеры на четырёхдолларовые компьютеры… вот это всё оно. Это всё было в прошлом году. На самом деле, оно будет продолжаться в следующем году и еще через год. Мне говорить о тех трендах, которые сейчас слишком явные, не очень интересно.

Вторая штука, про которую я говорил, называется децентрализацией и про неё, мне кажется, всё совершенно очевидно. Прошедший год дал очень много в отношении децентрализации интернета, технологий и остального. Активней всего это видно в финтехе, мне кажется, потому что такого бума вокруг блокчейна не ожидал никто. И это будет в следующий год, и через год, и в ближайшие лет десять, наверное. Точно такая же история с децентрализацией произошла в отношении компаний. Если вы обратите внимание, огромное количество глобальных компаний начали открывать локальные офисы, потому что невозможно централизованно управлять продуктом находясь в 50-ти разных странах.

И еще один кусочек, называется Shared economy. Слова уберизация в прошлом году здесь не было, потому что не было этого слова. А в этом году все начали говорить это модное слово. Наверное, штук 50 активных стартапов, связанных с распределением любых ресурсов, появилось в уходящий год и успешно существует уже не сточки зрения валюэйшена, а с точки зрения доходов. Это три самых больших куска, которые я показывал, они роль так или иначе сыграли, но тут есть один подвох.

В прошлом году в силу экономической ситуации, прогнозируемой на этот год, было понятно, что предсказывать.

Алексей: Еще хотел тебя спросить. Говорили много про 3D-печать, даже в зале есть пара человек у которых своя компания с 3D-печатью, но они вышли на рынок, а рынка нет. И то же самое с биг датой.

Григорий: На самом деле, были те штуки, которые казались популярными, но совершенно не выстрелили. Наверное, 3D-печать — самая очевидная история, но они не выстрелили пока.

То есть вся история с 3D-печатью завязана на том, что это сложная технологическая область, которая пока, к сожалению, слишком дорога и по сути недоступна. Либо доступна, но в таком виде, в котором она массовому потребителю просто не нужна. Да, я сейчас могу дома завести новый 3D-принтер, чтобы каждое утро печатать себе новый чехол для айфона, офигеть. Зачем?

А история про биг дату… Она никогда не была таким прямо откровенным трендом. Большая часть продуктов, которую мы сейчас вообще видим, они все очень «бигдатые». Все массовые продукты построены на процессинге большого количества данных, на использовании алгоритмов машинного обучения, на искусственном интеллекте, на всем том, что сейчас читается под словом «биг дата».

Нельзя сказать, что оно не выстрелило, просто не надо говорить, что это тренд. Это как говорить, что электричество или канализация дома — тренд. Это уже такой utility, такая штука, которая доступна всем. Мы просто проскочили тот момент, когда это было модным словечком, не понятным никому. Внутри биг даты как тренда имеется много маленьких кусочков. Например, все, кто занимается машинным обучением, сейчас большие фанаты нейронных сетей. Глубокие нейронные сети, рекуррентные нейронные сети… приставок огромное количество. А главное, что с точки зрения бизнеса это ни на что не влияет пока… Что ты там еще говорил?

Алексей: Носимые устройства. Ровно год назад я брал у тебя интервью, а ты говорил, что не будет носимых устройств, всё равно они завязаны на айфончиках и все это вокруг айфончика. А после этого Apple Pencil появился. И Apple Watch.

Григорий: Бума носимых устройств так и не случилось. На самом деле, этих устройств в среднем довольно много. Бум настоящей популярности, бум покупок таких устройств будет на следующий год.

Дело в том, что большая часть людей в России и среди журналистов не обратили внимание на маленькую деталь на презентации Apple. Там произошла маленькая революция, плоды которой мы пожнем на следующий год — Apple watch получили сертификацию HM3play.

Это такая ассоциация страховщиков американская. Со следующего года в США врач может прописать вам купить Apple Watch и это покроется страховкой. Вот в этот момент начнется бум покупок этих устройств. Конечно, будут покупать самые дешевые, но тем не менее это будет бум и это будет круто. И наконец-то у нас появится что «бигдатить».

Алексей: А теперь Григорий Бакунов поговорит о будущем.

Григорий: Я в этот раз немножко реорганизовал презентацию. Сначала по структуре пройдемся. #VR — все, что относится к virtual reality, это очевидная тема сейчас, вы, наверное, знаете, что Oculus собирается продаваться в первой половине следующего года.

Лидером этого рынка на самом деле является HTC, самое продвинутое у них устройство называется Viva. И надо еще заметить, что есть много устройств для виртуальной реальности, которые используют экран телефона, он вставляется в головное устройство и эмулирует виртуальную реальность.

В чем глобальная разница между Oculus и этими кардбоксами, которые используют телефон? Главная разница в том, что используя телефон, когда вы поворачиваете голову, то вы видите, как задерживается изображение. В чем главная проблема этой задержки?

Если вы когда-нибудь обращали внимание на тот эффект, когда вас начинает укачивать или подташнивать, то вы знаете, что это происходит потому, что изображение перед вашими глазами не соответствует идеалам вашего головного мозга. К сожалению, большая часть кардбоксов сильно давит на этот рефлекс. Через 10−15 минут после использования кардбокса вам уже нужен пакетик.

Следующий хэштэг #IoT Internet of things. Меня бесит это выражение, если честно. Это на самом деле бесконечное количество средств подключения чего угодно к чему угодно. Не надо думать, что это интернет вещей. Скорее всего все будет совсем по-другому.

#AI — искусственный интеллект. Любые средства для создания чего бы то ни было на базе предыдущих действий. Короче, с помощью обучения искусственного интеллекта.

#D14N — децентрализация опять. Там 14 букв в середине, их просто изымают и пишут 14.

#OFF — что-то работающее оффлайн. Не всегда без сети, это означает работающее без интернета. Для меня эта штука очень важна. Один из любимых мною примеров — берлинская служба доставки, у которой 4,5 тысячи машин и они в какой-то момент поняли, что им не нужен интернет. Они просто пересылают пакетики машинам, которые проезжают рядом друг с другом просто. Этого бывает достаточно, 4,5 тысячи машин по сути образуют связанное облако. Страшно интересная история.

Можем перейти к трендам, начать рассказывать, если у тебя нет вопросов каких-то.

Слушатель: Я ничего не понял про интернет вещей.

Григорий: Интернет вещей — баззворд еще более противный, чем биг дата. Что такое биг дата? Вы вот можете определить? Биг это сколько?

Десять лет назад я видел такую формулировку: биг дата — это когда не влазит на один компьютер. В современных условиях один компьютер это уже вообще не дата. Это: «я дома фоточки поснимал и положил на компьютер… Вот оно уже не вошло».

Такая же история с интернетом вещей. Дело в том, что в большинстве случаев имеются в виду совершенно разные вещи. Например, лампочка, которая управляется по вайфаю (кстати, дельная история, у меня дома их шесть) — не интернет вещей, а просто контролируемая через интернет лампочка. Сенсоры, которые стоят у меня под раковиной и говорят, что я еще не начал затапливать соседей — не интернет вещей, а просто тупо сенсор, который мне сообщает данные.

Это всё не является интернетом вещей. А в современном мире почему-то считается, что это оно. Я чуть дальше расскажу, но я считаю, что это неприятный баззфорд, которым неприятно пользоваться. Если же говорить о вещах и представлять тот прекрасный мир, который лежит за словосочетанием «интернет вещей», то это не может быть интернетом.

Например, знаете какой самый большой челлендж для совеременного мира этих бесконечно подключенных устройств? Представьте себе, что ваши джинсы, ваша рубашка, каждый из этих замечательных элементов вашей одежды, обладает некоторым интеллектом. Например, оно сообщает грязная одежда или чистая. Представьте, что каждая вещь в вашем доме должна посылать куда-то сигнал, обмениваться друг с другом сигналами. По моим прикидкам, у меня в доме от 5 до 10 тысяч вещей в зависимости от сезона. Не только одежды, а вообще всего. Считая кружки, ложки, вилки, которые просто репортят о своей чистоте, пять тысяч объектов. Смотрите, в среднем доме около тысячи квартир суммарно. Тысяча квартир — десять тысяч устройств в каждом доме.

Десять миллионов объектов в сети одного дома. Проблема коннективити этих всех устройств друг с другом, обмен информацей и всем таким — чудовищная проблема, которую до сих пор никто не то, что не решил, но никто и не решает прямо сейчас.

Алексей: С тех пор как Сisco ушла из России так и вообще плохо всё, да?

Григорий: Я общался и с Cisco, и с Intel, и с IBM, с прочими ребятами. Они говорят: «Ну как же? У нас есть лампочка, она подключена по вайфаю». Какая самая большая проблема у интернет-конференций?

Приезжаешь на интернет-конференцию, а там нет интернета. Ну, потому что огромное количество вайфайных передатчиков просто забивает все частоты.

Алексей: Но всё-таки, что такое интернет вещей? Что должно быть интернетом вещей?

Григорий: Чтобы все стало хорошо, предлагаю «интернет вещей» заменить на формулировку «умные вещи». Это вещи, которые умеют о себе что-то рассказывать или умеют узнавать что-то у других вещей. Интернет — слово очень плохое в данном случае.

Значит, давайте с самого простого начнем, с того, что уже было в прошлый раз. В прошлом году почти все говорили про биткоин. Слава Богу, люди поняли, что биткоин — концепция, которую не нужно принимать as is. Биткоин — концепция о деньгах, но в её основе, в базе, лежит технология blockchain, которая сама по себе очень интересная и позволяет строить новые, совершенно волшебные штуки, не прибегая к интернету. Кто из вас понимает, как работает биткоин, кстати?

Сама фишка блокчейна заключается в следующем: каждый участник сети может проследить все транзакции, которые происходят в сети. Ты знаешь буквально какая монетка, в какой момент, куда передвинулась. Но в силу того, что эти кошельки не привязываются к конкретному человеку, все считают, что эта сеть анонимна.

Каждый из этих элементов можно спокойно убрать и прекрасно жить. Например, выдавая эти кошельки исключительно по паспорту, можно сделать гражданскую блокчейн валюту, как несколько раз пытались сделать в Ирландии. Это была гражданская инициатива, но ничего не получилось.

Благодаря этой же технологии можно, например, обеспечить сквозные транзакции между банками. Так сейчас делают некоторые финтех компании. Прелесть всей ситуации в том, что каждая эта транзакция верифицируется некоторым количеством компьютеров, находящихся в этой сети. Каждый раз эти компьютеры разные. То, что транзакция выполнена, может быть подтверждено всей сетью.

В общем, это такая схема, которая позволяет распределенно построить некоторую монетарную-немонетарную систему. По счастью, прямо сейчас многие компании, которые я видел, работают над тем, чтобы эту систему улучшить и применить для тех самых датчиков, того самого интернета вещей, как я всё время мечтаю. Сама технология блокчейн будет в следующем году страшно активно эксплуатироваться всем финтехом и, слава Богу, выйдет за его пределы.

В хэштэгах у меня также стоит искусственный интелект. На самом деле, появилось очень много интересных наработок, которые позволяют использовать блокчейн как основу для передачи информации внутри системы искусственного интеллекта. Концепция страшно интересная и следующий год, посмотрите, она обязательно выстрелит. Одно из интересных применений почти всего этого — автоматический скоринг.

Что такое скоринг? Когда вы приходите в банк и просите кредит, есть специальный человек, который собирает о вас огромное количество данных и, исходя из этих данных, предполагает, насколько рискованным будет выдать вам этот кредит. Или насколько рискованно вам будет выдать кредит того или иного масштаба. Сейчас это делают люди. Есть система автоматического скоринга, но они почти всегда верифицируются людьми.

Вот попомните мое слово, следующий год будет первым, когда появятся системы настоящего автоматического скоринга для больших кредитов. Что произошло? Почему собственно это происходит в этом году?

Во-первых, появились очень развесистые системы искусственного интеллекта, которые позволяют очень достоверно получать информацию о вас, причём не из каких-то там паспортных данных, еще чего-нибудь… Мы ставили эксперимент, который показал связь между вашим аккаунтом в социальной сети и вероятностью того, что вы не отдадите кредит. Искусственный интеллект начал формировать такие кластеры, группы людей из общей массы, которые сложно описать человеческим языком.

Например, здесь сидит небольшое количеств девушек, но их можно разделить на три категории: блондинки, брюнетки и рыжие. Можно попытаться еще как-то делить: с короткими волосами и с длинными волосами. Современные системы искусственного интеллекта устроена так, что они не используют такие формулировки, которые мог бы использовать человек.

Они строят такие группы, общность которых человеку непонятна. До недавнего времени это было очень большой проблемой, потому что система скоринга в банках подразумевает, что когда ты человеку говоришь: «Мы вам выставим вот такой-то процент», — человек имеет право в некоторых случаях спросить: «А почему именно такой процент?». И ты должен ему явно объяснить.

До недавнего времени системы автоматического скоринга не умели объяснять, почему они приняли то или иное решение, почему выставили тот или иной процент. Появились новые системы искусственного интеллекта, которые объясняют, как работает другой искусственный интеллект. Если вы читали книгу рассказов Пелевина «Ананасовая вода для прекрасной дамы», то в нем есть прекрасный рассказ о системах искусственного интеллекта, обязательно прочитайте.

Еще один поинт автоматизации, от которого страдают все и от которого в будущем году все будут страдать и плакать — автоматический дизайн. До недавнего времени считалось, что дизайн — великое искусство, нанимались очень дорогие люди.

В любой специальности можно выделить художников и маляров. Соотношение примерно 7/93. Так вот, в следующие два года мы увидим изменение ландшафта дизайнеров. На таких массовых задачах, как лэндинг, можно будет отказаться от использования любого дизайнера, потому что если на ваш сайт приходит миллион человек, то первые сто тысяч научат искусственный интеллект и он поймет, какой должна быть ваша посадочная страница, чтобы добиться максимальной продаваемости товара.

В этом году мы наконец-то увидим первые настоящие автоматические дизайны. Я видел в прошлом году некоторые прототипы, это было увлекательно. Весь ужас текущей ситуации заключается в том, что то, что мы 10 лет назад считали невероятным, сейчас доступно для массовой аудитории.

История с автоматическим дизайном страшно интересна, потому что произойдет вытеснение на рынок большого количества специалистов, которые вместо того, чтобы рисовать вам дизайн, будут настраивать вам средства для построения автоматического дизайна.

Следующий тренд — мой любимый тренд, я про него всем рассказываю. Health and zozh (ЗОЖ). Тема здоровья следующие два года будет самая большая и самая значимая.

Тема здоровья делится на два сегмента: здоровье и здоровый образ жизни. Всё что относится к устройствам, которые сообщают, например, твой пульс — здоровый образ жизни, но не здоровье. Про настоящую работу со здоровьем есть много стратапов, которые делают всякие интересные вещи. Например, система помощи врачу.

На будущие два года такие системы будут активно переть вверх, тому есть две причины. Первая — уровень неквалифицированности врачей дошел до такой степени, что даже обывателю видно, что врач, любой врач — не очень хороший специалист. Человечество дошло до такого состояния, что больше терпеть оно уже не может. Гики-то уже давно не терпят.

Я в прошлом году попытался построить очень простую диагностическую машину для небольшого количества заболеваний. Для этого я собрал большое количество в открытом виде существующих карт пациентов, их набор симптомов и диагнозы, такие вот готовые пары. Когда вы приходите к врачу и он ставит вам диагноз глядя на симптоматику, какова вероятность того, что он ставит вам правильный диагноз? 24%.

Нет нормальной доказательной базы. По сути, диагностика — итеративный процесс. Я последнее время очень много общаюсь с медиками на эту тему и ужас заключается в следующем: на публике это: «Какой ужас! Как вы можете так говорить!», а потом закрываются двери: «Нет, ну вы правы, конечно…».

На самом деле, правда, медицина сейчас находится в ужасном состоянии. Настолько, что человечество уже хочет что-то с этим сделать. Здоровье — тема, которая всех страшно интересует и от которой все страдают. Есть сегмент медицины, в котором все в общем очень неплохо. Но это не те сегменты, которые нас всех радуют.

Алексей: Очень давно есть системы, которые следят за докторами, особенно в платных клиниках, деньги которые получают от корпораций. Но это уже с середины 80-х есть. Вот тут куда мы идем? Можешь привести пример?

Григорий: Нынешняя медицина устроена так. Есть протокол, в котором прописано следующее: к вам пришел пациент с таким-то симптомом, вы должны диагностировать у него вот это и назначить ему вот это.

Все эти штуки прекрасно алгоритмизируются. Дело в том, что почти весь этот цикл можно систематизировать с помощью набора датчиков и приложений. Собственно, этим сейчас и занимаются организации, связанные с улучшением медицины. Постоянный анализ изменений в человеке очень круто будет влиять на систему.

Это радикально изменяет систему медицины и настолько алгоритмизирует ее процесс, что половину врачей можно просто заменить. Например, я уверен, что в медицине можно отменить поликлиники. На самом деле, это очень опасный путь, так что мы движемся по нему медленно.

Начали двигаться в этом году, появилось много западных стартапов, которые пытаются поставить вам диагноз или помочь с самолечением так или иначе, но все это происходит очень медленно, потому что есть сильное медицинское лобби, сильное лобби страховых и это на самом деле правильно с точки зрения человечества, потому что неправильный диагноз иногда страшнее чем правильный. Давайте потихоньку двигаться дальше, а то мы засядем здесь надолго.

Комментарий из зала: Хотел бы сказать, что в этой теме алгоритмизации процесса можно дойти до того, что человеку будет объяснено что нужно делать для того, чтобы не болеть.

Григорий: Это следующая стадия, вы совершенно правы, есть такая интересная статистика о том, что по разным официальным и неофициальным данным от 5 до 10% людей — диабетики начиная с 30-летнего возраста.

При этом в некоторых странах, например, Нидерландах, где диабетикам выдается аппарат, который крепится на руку, раз в час проверяющий состояние сахара в крови. Это не очень приятно, пусть к этому и привыкаешь, аппарат прокалывает кожу, так как неинвазивного способа узнать количество глюкозы в крови ещё никто не придумал. Выдача этих аппаратов на 50% снизила попадание таких людей в больницы.

То есть вероятность госпитализации у человека с таким браслетом в два раза ниже. Это именно то, к чему человечеству надо стремиться. Мы все хотим очень долго жить, особенно такие толстые и потные, как я.

Продолжим. Немножко поговорим про виртуальную реальность, почему эта тема важна. Сразу же скажу, что мне не интересна виртуальная реальность в играх, в последние два года я играл в подобные игры, чудовищное убийство времени, никому не советую.

Если вы кстати ещё не знаете игру Elite: Dangerous, симулятор комического корабля, она поддерживает Oculus Rift. Если я кому-то убил следующие новогодние праздники, простите меня.

На самом деле тема виртуальной реальности гораздо более интересна в других областях, например, мне это наиболее интересно с точки зрения рабочего места профессионала. Я для себя проводил эксперимент и пробовал программировать сидя в Oculus. Это невероятно интересное ощущение, ты создаешь себе несколько виртуальных рабочих столов, крутишь головой, набираешь на клавиатуре. Я делал движущийся фон на обоях, самое интересное ощущение было, когда ты включаешь какого-нибудь Жана Мишеля Жарре, пускаешь на фоне всякие космические фотографии и ощущение непередаваемое, когда у тебя открыт текстовый редактор, а вокруг космос.

Виртуальная реальность в таких областях на самом деле гораздо более интересна, потому что радикально меняет жизнь человека.

Алексей: Гриша, ты отдохни, я расскажу про стартап. В #tceh был Hack’n’Roll с Ростуризмом — они запустили Национальный туристический портал и нужно было использовать API этого портала.

Существуют коробочки, которые можно купить в Китае за 400 рублей, в них вставляется смартфон. Ребята взяли панорамы из Google и Yandex, запихнули их в заранее подготовленный софт. Они взяли из API портала описания большого количество мест в России, куда можно поехать, запихнули их в панорамы и вот ты ходишь по панорамам и у тебя практически реализован виртуальный тур по Казани, например. По Сочи можно походить и так далее.

Это вызвало дикий интерес, пусть это и был всего лишь прототип, но по прототипу можно было походить, там были всякие пасхальные яйца, вроде красных точек, за которыми находилась информация, которую можно было прочитать. Примитивная реализация без какого-либо устройства, то есть с тобой всего лишь айфон, но это реализуется всего за пару выходных.

Григорий: Действительно, виртуальная реальность в таком виде, как делают в кардбоксах или в готовых вариантах Oculus. Они доступны любому, программируются очень быстро. В прошлом году мы делали с Yandex очень смешную штуку, ребята побывали в Калифорнии и на пляже записали четырехминутный ролик с помощью шести GoPro, такое круговое видео и это было ещё до того, как Facebook у себя это запустил. Так вот фишка была в том, что всё это происходило у меня в кабинете, там выключали свет, тебя сажали и надевали шлем, наушники, чтобы слышать шум моря.

И тут из-за шторы достают вентилятор что бы создать эффект ветра, и это ощущение настолько добавило реализма, что даже меня посетил некий испуг и ощущение телепорта.

Круче всех попался Аркадий Юрьевич Волож. Его посадили, он сказал, что всё круто и собрался уходить, и тут ему позвонили, а знаете как реагирует человек, находящийся в этой виртуальной реальности, которому пришел звонок? Он берёт телефон и пытается на него посмотреть.

Вот ровно в этот момент я понял, что виртуальные развлечения, игры, кино, это штука — ближайшее будущее. Так вот, если вернуться к виртуальной реальности как не к развлечению, то там очень много интересных ниш. Не только таких, которые я упоминал, вроде программирования. Если вы посмотрите куда двигаются Microsoft c их Hololens — они позиционируют свои очки как дополнение к реальности, как средство, позволяющее врачу одновременно принимая пациента накладывать прямо на него какую-нибудь рентгенограмму, например. Это же невероятно крутое ощущение, когда ты видишь пациента и буквально на нём же видишь рентген его грудной клетки.

Алексей: Мне кажется, ты говоришь о далёком будущем, а не о 2016.

Григорий: Да нет, это 2016−2017 год, история с Hololens это конечно 2016-й год. Oculus в игровой сфере выходит в первой половине 2016-го года. Профессиональное применение вещей подобных дополненной или виртуальной реальности это буквально следующий год.

Комментарий из зала: Ремарка про дополненную реальность в медицине. В прошлом году была проведена операция где использовался Google Glass для отображения сосудов сердца. Врач наблюдал за сосудами с помощью Google Glass и одновременно оперировал.

Григорий: Это разовое явление, а я говорю о массовом применении. Потому что разовые штуки — это огромное количество экспериментов, которые происходят буквально каждый день и я уверен, что даже прямо сейчас кто-то из врачей что-то делает с разными штуками дополненной реальности. А я имею ввиду массовое применение в какой-либо компании или какой-либо области средств виртуальной реальности.

Вопрос из зала: У меня короткий вопрос. А получилось ли поработать в 3D среде?

Григорий: Да, на самом деле это просто замечательное ощущение, кроме шуток. Если у вас вдруг дома есть Oculus или даже просто кардбоард, надеваете кардбоард, надеваете наушники и включаете любую успокаивающую или бодрую музыку, пускаете фоном под текстовым редактором любое изображение звездного неба. Невероятное ощущение, вы концентрируетесь на этом текстовом редакторе настолько, что просто входите в совершенное иное состояние сознания. Ты просто висишь в воздухе и в какой-то момент было четкое ощущение что у меня нет ни ног, ни живота (хотя, как его можно спрятать непонятно, но тем не менее), нет ничего, только редактор, в котором усилием мысли появляются буквы (потому что руки ты тоже не видишь), которые ты хочешь. Просто офигенное ощущение, обязательно попробуйте. Это ощущение дополнительной концентрации оно тоже очень сильно помогает.

Вопрос из зала: Я хочу точнее спросить, а что стало с тем стартапом, который тур по Казани?

Алексей: Он вышел на следующий… знаете, что бывает на следующий день после хакатона?

Григорий: В каком-то смысле да.

Алексей: На следующий день после хакатона начинается настоящая работа и в течение вот этого года, а прошло несколько недель, в течение следующих полугода они либо появятся, либо не появятся. Статистика хакатонов, к сожалению, такова, что очень часто бывает, что ты приходишь на десять хакатонов подряд, а там сидят одни и те же ребята и у них ничего так и не выстрелило, и об инвестициях или платящих клиентах они только мечтают.

Григорий: Слушай, ну им просто нравится кодить. Ну что ты? Это просто люди, которым нравится процесс создания чего-то нового. Знаете, у меня девушка рисует в приложении, которое называется Zen Paint, это совершенно прекрасное приложение, там нельзя ничего сохранить никак вообще. Ты можешь или что-то нарисовать, или всё стереть.

Алексей: Ну так нельзя, потому что бизнес-идея хорошая, прототип хороший, надо двигаться дальше, я абсолютно согласен, мы все хотим эту штуку.

Григорий: Да, я знаю две компании, одна из которых находится в Екатеринбурге, её делают отличные ребята, которая делает виртуальные туры по вашей будущей квартире. Ровно такая же история, надеваешь шлем и тебе говорят: «Вот, это ваша будущая квартира». И ты буквально заходишь в помещение своей будущей квартиры, где у тебя пока пустые стены, а тебе показывают как стоит мебель, что у тебя стены не серые, а красные, с потолка что-нибудь свисает.

Алексей: Ну и там логотип риелтора, который тебе за небольшие деньги поможет нанять этих строителей и этих декораторов.

Григорий: Ну монетизация может быть любая, ты же понимаешь, главное — это концепт. Монетизацию можно придумать любую. Да, значит, про сенсоры, я уже начал про них немного рассказывать, история с сенсорами вот какая, мы за прошедший год, вот за этот 2015-й год, человечество добилось того, чтобы построить большое количество сенсоров, которые не только позволяют передавать информацию, но при этом ещё живут от одной батарейки, ну, например, десять лет.

Таких сенсоров сейчас много, они миниатюрные и это говорит нам о том, что на самом деле эти сенсоры могут быть буквально везде. Но в будущие два года мы увидим бум встраивания сенсоров во всё что угодно.

Самолеты одной крупной авиакомпании, одной из двух крупнейших авиакомпаний, производят в секунду четырнадцать тысяч измерений разных датчиков на своем борту. Представьте себе какое количество информации они собирают за один полет. Представьте себе какое количество инфраструктуры нужно для поддержки одного этого самолета. А теперь давайте сделаем то же самое упражнение. Представьте, что в каждом элементе вашей одежды, как считают в Google, 52 датчика. Очень много получается, да?

А ведь они должны как-то этими данными обмениваться. Что-то с этими данными делать. И это самое что-то и говорит мне о том, что в следующие два года это всё появится. Потому что датчики появились, а теперь пришло время появления стартапов, которые придумают что со всеми этими датчиками делать и зачем нам вся эта информация.

Кроме датчиков, то есть непосредственно сенсоров, появилось ещё огромное количество разных штук, которые позволяют так или иначе манипулировать физическими объектами. И это не только банальные моторчики, существуют различные соленоидные средства для перемещения объектов. Средства для регулировки проходимости, к примеру, как у Дайсона, средство для регулировки проходимости воздушного потока.

Всё это, будучи связанным друг с другом, позволяет придумать бесконечное количество разных интересных продуктов и компаний, и я уверен, что в следующие два года это будет не просто тренд, а все попрут прямо. Успеха, скорее всего, не добьется никто, но всем будет интересно.

Алексей: Почему так много ты говоришь про одежду? Какое практическое применение есть у этого?

Григорий: Да нет, просто я смотрю на человека и вижу, что тут все одетые. Я серьезно сейчас, одежда эта штука, которая всегда на нас. Почему, когда все говорят про пульсометр, все думают про какие-то браслеты? Зачем? Датчик пульса нужно встраивать в майку, понимаешь? Датчик пота нужно встраивать в майку. Огромное количество медицинских данных можно собрать с майки. Гораздо больше, чем вам кажется. Браслеты для этого на самом деле не нужны, браслеты — лишний элемент. На самом деле в майку можно батарейку больше вставить, а это сейчас важно.

Давай себе представим самую типичную историю NFC. Все же знают историю про человека, который вживил себе в торец руки чип от карты-тройки? Вы понимаете, как это выглядит? Он подходит к датчику метро, проводит рукой и идёт дальше. Ну круто же! На самом деле ничего не мешает по сути тот же самый NFC-чип с помощью татуировки. И это гораздо круче и гораздо понятнее, чем эти бесконечные, как в фантастических фильмах, втыкающиеся куда-то в затылок огромные джеки (хорошо, что в затылок).

Мы все воспитаны этими фантастическими фильмами с людьми, у которых куча разных имплантов. Возможно, импланты будут делаться наколками, почему бы и нет?

О connected cars. Я человек очень скептический и поэтому не верю, что в следующие два года нас ждет большой бум, так сказать, самобеглых повозок.

Driverless car — это же самобеглая повозка, да? Почему я в это не верю? Во-первых, потому что самоездящий автомобиль — это не что-то, что срочно нужно человечеству, человечество этого не очень жаждет. А жаждет оно другого — всё более и более крутых машин. Кто знает, почему в современных автомобилях такие плохие компьютеры, интерфейсы и так далее? Значит смотрите, дело не в цикле разработки — если бы проблема была только в этом, мы бы в современных автомобилях видели компьютеры трехлетней давности, а они там примерно восьмилетней давности.

Причина в другом — современные автопроизводители почему-то думают, что автомобиль — такая штука, у которой есть двигатель, а всё остальное — ерунда.

Как выглядит цикл производства бортового компьютера, интерфейсного компьютера в типичном автомобиле? Например, компания BMW, которая говорит: «Мне в новой машиине нужна навигация с 3D объектами», чтобы проезжая мимо кремля, видно было нарисованный кремль. Она приходит в компанию первого уровня, которая осуществляет для нее разработки разных штук, в данном конкретном случае эта компания называется Harman, каждый аудиофил знает бренд Harman/Kardon.

Приходит и говорит: «Ребята, вот вам 20 миллионов долларов, сделайте нам, пожалуйста, такой компьютер». Компания Harman говорит: «Интересно. Для этого нам понадобится какой-нибудь hardware и какой-нибудь software». Harman идет в две разных компании, одна из которых говорит: «Ну, слушайте, а сколько у вас денег на hardware? 300 долларов? Нет, за 300 мы ничего сделать не сможем, давайте за 400 и вот этот кусок окаменелостей восьмилетней давности вам за 400 долларов идеально подойдет!». Что происходит дальше? Берут этот кусок окаменелости и на вытянутой руке несут в другую компанию, и говорят: «Ребята, мы не знаем, как вы будете выкручиваться, но нам нужна 3D навигация вот на этом. Вот ваши два миллиона».

Пропорции там примерно такие. И несчастная эта компания второго уровня пытается выжать из этой железки хоть что-нибудь. Исключительно благодаря таким компаниям, как Luxoft, мы получаем хоть какого-то качества компьютеры на этих старых-старых железках. Я сейчас не шучу, я видел, как ребята из Luxoft оптимизируют на ассемблере куски кода, для того, чтобы хоть что-то успевало отрисовываться на этих старых мипсах.

К счастью этому приходит конец, мы сейчас видим большое движение в этой области, оно на самом деле не связано со словом connected. Почему-то все думают про connected cars, но на самом деле в современном автомобиле connected, то есть подключение к интернету, дает ровным счетом ничего.

Да, можно себе позволить систему развлечения, подключить и слушать Spotify или Яндекс.Музыку в машине. Но, например, средства навигации делать онлайновыми совершенно невозможно, просто физически невозможно, потому что, например, в Швейцарии есть тоннели. Попробуйте там поймать сотовую связь.

Или, например, в Москве, в районе Павелецкой, как я сегодня заметил, всегда пропадает сотовая связь, не знаю почему. И не только там, совершенно верно. И поэтому слово connected в данном случае очень сильно переоценено. Smart cars это не очень понятное слово, smart может значить что угодно.

Есть действительно такой большой тренд, собирать статистику с машины и, благодаря этому, изменять скоринг в страховых компаниях. Существует одна проблема: во-первых, втыкая что угодно в эту машину, вы физически лишаетесь гарантии. Втыкая вилли в OBD-разъем, в случае большой немецкой тройки, ты лишаешься гарантии. Этот разъем есть в каждом автомобиле, он использует одну общую шину с довольно развесистой спецификацией, но, к сожалению, большая часть автопроизводителей не хочет, что бы что-то втыкали в их прекрасный, замечательный четырехколесный чехол для двигателя. Они очень против.

Действительно, есть много компаний, которые пытаются собрать статистику и таким образом изменить скоринг для автомобиля, чтобы подешевле продавать вам страховку.

Или побольше денег с вас получать, потому что вы очень плохой водитель. Есть много проблем, связанных с тем, что, во-первых, получается, что этот скоринг на автомобиль, а не на водителя, а водителей, как вы знаете, в машине может быть несколько. Совершенно непонятно как это будет работать при авариях, которые происходят не по вашей вине, а так тоже бывает и ни один датчик не облегчает этой жизни.

Есть гораздо более интересная деятельность, связанная, например, с применением искусственного интеллекта в современных машинах. Мне страшно не нравится хайп вокруг Tesla. Я на этой машине поездил, и это не машина, а кусок американского дорогого пластика. Но у них есть одно очень важное отличие, которое сильно дистанцирует от всех остальных и это вовсе не электродвигатель. Это то, что у них есть software-апдейты.

Пока водитель спит, они накатывают по воздуху через симкарту новый апдейт, радикально изменяющий поведение автомобиля. Например, прекрасная система безопасности, которая позволяет вам перестраиваться из ряда в ряд просто переключая поворотник. И это апдейт, которых приехал по воздуху полтора месяца назад. До этого этой фичи в Tesla не было.

Эти средства, помогающие водителю что-то делать, это невероятно крутая история, потому что она радикально изменяет жизнь водителя. Мне не нужна машина, которая будет возить меня из дома на работу. Если бы мне хотелось такую машину, я бы просто каждый день ездил на такси. На самом деле, это дешевле, чем владеть собственной машиной в Москве.

Мне нужно средство, которое облегчит или улучшит мне жизнь за рулем. Например, новая система развлечений или система, которая не заставляет меня смотреть на спидометр, а сама мне показывает, еду ли я слишком медленно или слишком быстро на этом участке. Или система, которая мне сообщает, что я еду уже четыре часа и устал, пришло время заняться чем-нибудь ещё, как сейчас в новых грузовых автомобилях Daimler и Mercedes. Все эти «облегчения жизни» — они на самом деле завязаны на три больших штуки.

Первое — это применение систем искусственного интеллекта и систем компьютерного зрения, например, существует компания Mobileye из Израиля, где умеют детектить почти все объекты впереди водителя. И помогают быть осторожнее — кажется, что ты начинаешь съезжать из своей полосы и система кричит: «Осторожно, опасность на дороге!», как мы видели из их демо в Финляндии, которое мне очень понравилось.

Едешь по дороге и вдруг навстречу выскакивает лось. Mobileye кричит: «Осторожно, лось на дороге!», а ты уже сам принимаешь решение давить или не давить. Обратите внимание — это тоже очень важно.

Есть очень интересные моменты, например, ты едешь в крайней левой полосе, решаешь повернуть налево и Mobileye не кричит, что ты, дескать, съезжаешь с полосы, потому что он знает, что ты не съезжаешь, он трекает твое положение глаз, положение рук на руле и понимает, что ты собрался повернуть. Все эти системы искусственного интеллекта, применяемые в системах автомобилей — это очень крутая тема сама по себе.

Точно так же используются системы, которые не connected с интернетом, но connected друг с другом, как та берлинская история, о которой я говорил, она сама по себе не интересна, но на самом деле таких штук очень много.

Можно представить себе бесконечное количество интересной информации, которую один автомобиль может передать другому. Например, в современной пробке можно легко представить себе, что машины по цепочке друг-другу передают информацию о том, где пробка начинается, а где кончается.

Машины коллективно могут принимать решение, как разделить этот поток машин на два разных потока и отправить разными маршрутами. Таких штук можно придумать очень много. Это всё — ближайшее будущее, как ни странно. Если задуматься, то на свете есть две компании, которые могли бы прямо сейчас начинать заниматься средствами для применения распределенных технологий для маршрутизации трафика. В России это умеет Yandex, в Израиле это умеет Waze. Ни в одной другой стране мира такой концентрации одной программы, которая управляет трафиком, на самом деле нет.

Да, в Штатах многие ездят по Google, но там они не смотрят постоянно в навигатор, потому что у них нет такого количества пробок. И есть ещё один момент, связанный с облегчением жизни водителям — средства для изменения интерфейса, которые очень похожи на средства дополненной реальности, потому что почти все инновации, связанные с интерфейсом там есть, и они все связаны с проекцией на лобовое стекло.

Вопрос из зала: Будет ли CarPlay, Google Auto платформой для автомобилей?

Григорий: Если вы обратите внимание на то, что сейчас делают автопроизводители, а они делают очень хитрую штуку. Они соглашаются ставить CarPlay, Google Auto, но там есть одна проблема: Carplay, как и Google Auto — это отображение экрана телефона на экране бортового компьютера, больше ничего.

До тех пор, пока нет перехода информации из бортового компьютера в телефон, всё это — совершенно бесполезное фуфло. Автопроизводители, как Стоппер из старой игры Лемминги, стоят и закрывают проход.

У Tesla тоже нет своей платформы. Платформа подразумевает, что есть несколько компаний, которые пользуются одним и тем же. Прямо сейчас этого не происходит, потому что есть всего две большие компании, которые пытаются сделать новую платформу в этой области, одна из них — NVIDIA, у которой есть очень интересный проект про два бортовых компьютера Drive PX и Drive CX. Это, по сути, новая платформа для автопроизводителей. Но пока, к сожалению, никто из автопроизводителей на это не повелся, все боятся NVIDIA.

Вторая история называется Here, это бывшая часть Nokia, которая называлась Nokia Here. Это единственный в мире альтернативный производитель карт. Компания, которая всем остальным компаниям продает геоданные. Недавно произошло феноменальное событие — большая немецкая тройка договорились друг с другом и сообща купила Here. Для того, чтобы (по слухам) пилить новую платформу.

Возможно, этого никогда не произойдет. Но тем не менее они стараются. Возвращаясь к вопросу, к сожалению, никто из автопроизводителей не хочет пускать игроков с рынка мобильного в свои внутренние системы.

Вопрос из зала: Вы не думали, что это не совсем будет тренд? Есть такая штука, которая называется «одобрение типа транспортного средства», которая регулируется государственными структурами и что бы ее получить, нужно пройти достаточно долгий путь. В зависимости от автомобиля, в среднем это занимает один год. Это же относится и к встраиваемым компьютерам и ко всему остальному. Эти бортовые компьютеры управляют очень многими системами, как можно будет получить одобрение типа транспортного средства?

Григорий: Бортовых компьютеров в современном мире два. Один, управляющий бортовыми системами и второй, который помогает водителю. Я сейчас говорю о революции во второй части.

Вопрос из зала: Я понимаю, но для того, чтобы пройти эту революцию, в нашей стороне необходим определенный процесс в виде получения ОТТС.

Григорий: Как это происходит всегда в авторынке: первое — начинает массово производиться автомаркет устройства. Автомаркет — это те устройства, которые вы покупаете после того, как купили машину. Так было с магнитолами.

Изначально магнитол не было. Появилось несколько компаний, которые захотели вставить музыку в ваши автомобили. Затем появились компании, которые улучшали музыку, поставленную автопроизводителем из простого радио в, например, CD-плеер или кассетник.

И всегда это происходило так — сначала появлялось автомаркет-устройство, а затем кто-то из производителей решает, что это отличная идея и давайте её внедрим у себя. Сейчас я говорю о том, что появится много устройств, которые облегчают жизнь водителя на автомаркете.

Много дополнительных устройств, которые вы сможете установить к себе в машину, так же как раньше вы устанавливали навигаторы или очень модное устройство в России — dashcam, авторегистратор. Все эти штуки потихоньку уходят внутрь самого автомобиля. Пришло время для нового поколения устройств, которые так или иначе облегчают жизнь водителю.

Вопрос из зала: Пока все это находится в тестовой эксплуатации, все здорово и хорошо. Завтра, например, кто-нибудь на Tesla убьется насмерть и сразу же пойдут судебные разбирательства. Почему не внедряются данные системы, потому что если завтра кто-то там, накатив обновление на Tesla, уедет в столб…

Григорий: То ничего не будет. Все эти системы помогают водителю, но решение принимает каждый раз водитель. Это принципиальное решение почти всех автопроизводителей. Производить устройство, которое облегчает водителю жизнь, но не заменяют его решение.

Обратите внимание, что появляется при запуске любого навигатора табличка, где написано, что, дескать, ребята, мы ни за что не отвечаем и вообще, это справочная информация, а за рулем сидите вы. Все сейчас решает прокладка между рулем и сидением. По сути вы покупаете справочный сервис.

Сейчас есть много медицинских стартапов, где вы что-то пишете, а какой-нибудь врач приходит и оказывает консультацию, но он не может сказать, что это медицинская консультация, потому что дистанционная консультация в России, как и в большинстве стран мира, запрещена. Поэтому это называется очень красиво — снятие тревожности. Вы приходите на медицинский сайт и говорите, что у вас отваливается нога, а в ответ вам говорят помазать ногу зеленкой и все пройдет. Так вот, большая часть этих устройств снимает тревожность в том смысле, что они помогают водителю что-то делать проще, веселее проводить время в пробке, но они не принимают за него решение.

Вопрос из зала: Не вопрос, а утверждение против. Буквально год назад читал отзыв одного из владельцев машины большой тройки, который написал, что, поставив себе опцию в машину за 150 тысяч рублей, в банальнейшей ситуации, когда он двигался в крайнем левом ряду, к нему на полосу выехала машина. А у него стоял ассистент, который следил непосредственно за разметкой. Единственное, что спасло водителя от аварии — то, что он успел затормозить. Система не позволила ему уехать влево, потому что, согласно разметке, ехать влево нельзя. Я не уверен, что эти системы будут помогать, если они будут работать в постоянном режиме.

Григорий: Это как история о Форде, который не прислушивался к мнению потребителей. Потому что если бы он прислушивался к нему, то просто начал бы выращивать новую породу лошадей. Тут точно такая же история. Конечно же, все эти системы драйв-ассиста, они все так или иначе пытаются тебя обезопасить. И я думаю, что в среднем они спасли больше людей, чем убили. А дальше работает закон больших чисел.

Естественно, найдется случай, где эта система скорее навредила, чем помогла.

Насчет shared economy — это тема очень простая и в этом году претерпит изменения, появится много shared economy-стартапов, которые не привязаны к интернету.

То есть давайте представим себе, что у вас сейчас установлено некое приложение и кто-то нажимает кнопку и говорит: «слушайте, мне срочно в долг нужно 100 рублей». И у всех присутствующих появляется в телефоне табличка, что человеку на третьем ряду слева нужно 100 рублей. Оно может быть не подключено к интернету вообще.

Это страшно интересная тема, но гораздо интереснее она тем, что если бы у людей появлялась надпись «тут человеку нужно 100 рублей, не хочешь ли вложить свою долю?». Не 100 рублей дать, а 30−20. Это коллективное распространение ответственности сильно снижает риск каждого конкретного человека.

В результате выигрывают все и это страшно удобно. А если применить системы современного ИИ, которые применяют скоринг для каждого конкретного человека, которые знают в какой ситуации сейчас находится человек, потому что в вашем мобильном телефоне сохранена вся информация о вашей жизни.

Современные системы анализа изображений позволяют извлечь из телефона все, как в истории про чайник. Человек продавал чайник на eBay, и когда он его фотографировал, он был не очень одет. И ни один человек изображение другого голого человека не увидел, а компьютерное зрение eBay не только нашло. но и заблокировало этого человека. А ещё, по слухам, отправило туда полицию, потому что возникло подозрение, что ему нет 18-ти.

Так вот, системы AI сейчас находятся в таком состоянии, что могут принимать множество сложных решений. Например, в случае с моим воображаемым предложением поделиться деньгами можно легко представить, что, проанализировав телефон этого человека, она решает, что, наверное, это слишком рискованно и не пошлет никому предложения выделить этому человеку денег — «попробуйте в следующий раз».

Система управления рисками может быть не подключенной к интернету, достаточно принимать решение на базе каких-либо данных.

Еще пара примеров shared economy, мне очень нравится Airbnb как средство эффективного разделения времени использовать жилых пространств. Таких проектов в последнее время огромное количество. У меня, например, два телефона. Я в январе на 14 или 15 дней уеду в Штаты, потому что там CES и другие интересные конференции. При этом у меня заплачено за трафик за месяц вперед в телефоне. Почему бы кому-то другому не выдать эту sim-карту для использования трафика в течение этого времени. Ну кроме того, что это незаконно.

Я таких проектов могу придумать бесконечное количество. Вот сидит справа Обровец. Я точно знаю, что с 1 по 13 число у него недостаточное количество работы. А у меня, например, есть заказ на четыре детских утренника. Таких примеров shared economy может быть огромное количество.

На самом деле, что такое shared economy вы можете прочитать в Wikipedia. История shared economy — это история разделения любых ресурсов, которые так или иначе могут быть блокируемые.

Григорий: Интересно на самом деле то, что почти во всех проектах shared economy работает так называемый принцип двойного рынка. То есть система, в которой с одной стороны есть рынок предложений, а с другой — рынок покупателей. И система пытается, так или иначе, свести покупателя с продавцом. Здесь очень сильно не хватает AI и я знаю, что ребята из Airbnb очень много над этим работают и я надеюсь, что на будущий год таких примеров будет очень много.

Вопрос из зала: Про sim-карту понял, но хотел уточнить — когда вы уедете в Штаты на две недели, вы свой BMW X5 готовы сдать в аренду?

Григорий: Дело вот в чем, это будет очень дорого. Я объясню почему — у меня страховка оформлена только на меня. Придется открыть страховку на всех.

Вопрос из зала: А если вам не нужно будет беспокоиться на эту тему?

Григорий: Я в Америке пока жил, пользовался такими сервисами. Сдавал и нанимал машины. Вы можете посмотреть, на самом деле в Штатах есть пара таких примеров.

Один из них очень эффективно работает, правда на территории Сан-Франциско, не вспомню название. Второй недавно сменил название с Right на какое-то другое. Давайте я просто попытаюсь обобщить, потому что я вам накидал много примеров больших. Мне кажется, что у всех этих примеров есть несколько общих моментов.

Во-первых, в наступающих двух годах люди будут очень много думать о деньгах. Не как раньше. Если вы вспомните предыдущие несколько лет… Вот в прошлом году я в интервью рассказывал, стартапы превратились в шоу-бизнес. Мне теперь интересно, что будет во втором сезоне, потому что первый сезон, кажется, закончился. Вот этот хайп вокруг стартапов, кажется, стих. Теперь наконец-то в этом бизнесе будет люди, которые действительно хотят что-то делать. К сожалению, или к счастью, большая часть стартапов привязана к деньгам. Человечество вообще используют деньги как универсальное мерило успеха, поэтому на будущий год появится гораздо большее количество проектов, которое думает о деньгах, а не как раньше пытаются просто изобрести новое колесо. Большая часть интересных проектов на будущий год будет связана не с software в чистом виде, а с hardware. Связано это с тем, что на самом деле мы близки к новой революции и сейчас делать новый hardware так же просто, как десять лет назад начать программировать. Это очень крутое изменение, я этому, на самом деле, страшно рад, потому что да, я знаю, с какой стороны берется паяльник, поэтому у меня в новом мире есть тоже какое-то место под солнцем.

Автоматизация всего, что вы можете придумать, это на самом деле тренд, который не утихает последние 4,5 года и он никуда не денется в следующие два года. Все, что касается автоматизации любых процессов, всегда выгодно, всегда прибыльно. Один из смешных примеров этого года и, я надеюсь, что следующего — история с нашей технологией распознавания голоса. Мы внезапно для себя поняли, что это можно продавать, потому что огромное количество колл-центров хотят автоматизировать свою работу. Вот такая банальная история. Деньги, колл-центр, автоматизация.

Все совершенно банально. Это все. Последний слайд, на котором написано smart. У этого слова очень много смыслов и все они в данном случае верны. В следующие два года нужно не пытаться изобразить из себя что-то особенное, а просто быть достаточно умным, для того, чтобы компоновать то, человечество создало за предыдущие несколько лет, потому что никакого особенного интеллекта, никаких особенных изобретений вам сейчас делать не нужно.

Куча готовых кирпичей, из которых нужно собрать правильную конструкцию. Нужно прекращать думать о далеком будущем и пару лет подумать о том, как улучшать настоящее.

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля