«Хочется верить, что будут вживлять чипы в голову, которые переводят всё на лету. Но это малореально»

в 10:26, , рубрики: ABBYY, Иван Смольников, инвестиции, интервью, кейсы, советы, Стратегия, метки: , , , , , ,

«Роем!» запускает новый формат интервью, который мы беззастенчиво подсмотрели у NY Times. Сегодняшний гость — Иван Смольников, сооснователь и бывший руководитель ABBYY LS, который теперь возглавляет собственный проект — SmartCAT, объединяющий биржу переводчиков и инструмент, который помогает им автоматизировать и ускорить свою работу. Смольников согласен, что финансировать компанию вне ABBYY — проще, и спорит с тем, что людей заменят машины.


Рынок переводов следует за растущими рынками — точки роста сейчас в азиатских и латиноамериканских языках.

Это так, но нужно понимать, что точки роста действительно «языковые» — это азиатские, семейство индийских языков, языки стран Латинской Америки. Но при этом бюджеты, которые тратят компании, по-прежнему находятся в основном в США и Западной Европе.

Глобальный рынок переводов в скором будущем будет не расти, а падать.

Нет, не так. Потребность в переводе контента возрастает, потому что растет объем контента, который нужно переводить. Лишь совершенно незначительная часть контента переводится сегодня на иностранные языки.

При этом крупнейшие корпорации, как вы отметили в предыдущем вопросе, стремятся на новые рынки. Именно поэтому возрастает потребность в азиатских, индийских, латиноамериканских языках. Технологии автоматизации, включая достижения в области машинного перевода, не заменяют работу профессиональных переводчиков.

Картина на рынке какая — у нас есть ограниченное количество переводчиков, как горлышко воронки, и оно не растёт. А рядом есть резервуар огромнейшего размера с контентом. Сегодня через это ограниченное количество переводчиков протекает определенный размер контента. Технологии позволяют пропускную способность увеличить, но резервуар с контентом такой большой, что в ближайшее время точно не планируется уменьшение размеров рынка переводов. Он растет, примерно, на 5-10% ежегодно и будет продолжать расти с такой скоростью в ближайшее время.

У DuoLingo есть инициатива перевода статей силами учащихся, есть и другие волонтёрские инициативы. Так что если машины не заменят профессиональных переводчиков контента, то это сделают волонтёры.

Это прекрасная и полезная инициатива рынка, которая, тем не менее, не заменяет профессионального перевода. Такие инициативы возникают и востребованы ровно по той причине, что потребность очень высока, а пропускная способность профессиональных переводчиков ограничена, плюс стоимость их работы достаточно высока. Мы тоже занимаемся такими проектами. Например, для Coursera мы сделали большой краудсорсинговый проект. Есть и еще глобальные клиенты сегодня, для которых такая модель перевода востребована и мы работаем с ними. Волонтерские проекты направлены на определенные специфические цели и контент, которого очень много. Но более ответственный тип контента они не переварят таким образом. Поэтому такие модели будут сосуществовать совместно с учетом большой потребности в переводе.

SmartCAT отделился от ABBYY LS, так как сам ABBYY LS не мог обеспечить достаточное количество инвестиций для выхода на международный рынок.

Это так отчасти. Действительно, внутри бизнеса ABBYY было тяжело продолжать финансирование SmartCAT, поэтому мы привлекли венчурное финансирование, но это было не главной причиной.

Пока SmartCAT был внутри ABBYY LS, мы проинвестировали достаточно много, около $10 млн за первые три года жизни. Главная причина состояла в том, что бизнес переводческих услуг оказался не таким комплементарным к бизнесу технологий для автоматизации этой отрасли, как мы раньше предполагали. SmartCAT - полностью продуктовый бизнес, это раз. Второе — бизнес направлен на всех участников рынка переводов, как пользователей этого продукта. Участники делятся, грубо, на три категории: переводчики, переводческие компании и конечные клиенты. Пока SmartCAT оставался внутри ABBYY, переводческие компании чувствовали конкуренцию. Они считали, что SmartCAT разрабатывается конкурентом и поэтому настороженно относились к продукту, не понимая что это совсем разные бизнесы. Хотя примеры таких кейсов есть и успешно живут на рынке: например, известный продукт автоматизации «Традос», он предоставляется компанией SDL, которая одновременно является одной из крупнейших переводческих компаний в мире.

Ещё одна причина в том, что мы увидели активный рост SmartCAT на международном рынке и поняли, что хотим из этого сделать глобальную историю. А для этого нам нужны международные партнёры в качестве инвесторов. ABBYY — хорошая международная компания, но опыта по настоящему успешных облачных историй пока еще нет.

«Это миф, что люди слушают музыку во „ВКонтакте“ и больше им ничего не надо»

Мои знакомые переводчики говорят, что идея заработать на бирже внутри SmartCAT не оправдала себя, так как вы не смогли привлечь достаточно работодателей.

Это не совсем так. Аудитория переводчиков растёт очень быстро, каждый месяц где-то 4-5 тысяч новых регистраций со всего мира, общее количество уже более 80 тысяч. Они переводят уже под 100 млн слов в месяц, за прошлый год количество контента, переводимого независимыми переводчиками-фрилансерами, выросло в 4 раза.

Говорить о том, что найти заказчика на SmartCAT непросто, — тезис спорный. С одной стороны, когда в проекте находиться уже больше 80 тысяч переводчиков из 130 стран, мы действительно не обеспечиваем их всех загрузкой. Примерно 10% переводчиков из всех зарегистрированных получают работу на SmartCAT. Количество таких переводчиков ежемесячно растёт примерно на 20%. И на мой взгляд, это очень хороший показатель, потому что еще год назад это был 1%.

Почему всего 10%? 80 тысяч переводчиков это, примерно, около 30% всех переводчиков в мире по максимальной оценке и 10% по минимальной. Если бы мы могли сейчас всех обеспечить работой, это бы означало, что примерно 30% всего рынка проходит через SmartCAT. Это был бы невероятнейший успех, и так мы видим свою цель через 5 лет.

Конечная цель SmartCAT — натренировать с помощью переводчиков алгоритмы так, чтобы лишить переводчиков работы.

Это на 100% не так. Мы действительно не верим в то, что переводчики будут полностью заменены технологиями. К тому же мы не занимаемся разработкой движков машинного перевода на данный момент вообще.

На данный момент.

Ну, я не могу говорить о том, что будет через пять лет. На данный момент, я могу констатировать, что заниматься разработкой движков машинного перевода, если вы не Google, Microsoft или Amazon, — странно. Когда я общаюсь с вендорами машинного перевода, я всегда интересуюсь, зачем они этим занимаются, если есть очевидные глобальные лидеры отрасли.

Мы, кстати, недавно запустили свой «магазин приложений». И там мы предлагаем, кроме перечисленных, ещё штук пять других решений для машинного перевода. Если бы мы делали свой машинный перевод, то, наверное, не продавали бы чужой.

И даже не смотря на успехи Google и Microsoft, я не верю, что они смогут заменить человека полностью в обозримой перспективе. Но они эффективно помогают переводчикам, и КПД от такой помощи растет постоянно - поэтому использовать машинный перевод нужно, особенно на проектах с большим количеством пользовательского контента и в e-commerce.

Самое сложное для работы с сообществом переводчиков — поддерживать миф об их нужности в будущем.

Не так. Не сложнее, чем в любой другой отрасли. Есть ретрограды, которые сопротивляются инновациям. Есть те, кто воспринимают инновации адекватно и постепенно. Есть так называемые early adopters, которые с радостью принимают все инновации и несут их в массы. Иногда возникает ощущение, что наша отрасль очень консервативная, но мы ориентируемся в основном на две последние группы людей, а не на ретроградов. Если переводчик сидит на печи и говорит, что хочет переводить на бумаге или в “Ворде”, а всё остальное — от лукавого, то он уже очень скоро будет не востребован рынком.

Из-за новых технологий, в том числе из-за «кошек», доходы переводчиков за последние несколько лет сильно упали.

Это не так, если переводчик делает всего две вещи. Во-первых, работает качественно. Если результат работы откровенно плохой, то естественно, что и рынок начинает «покупать» тебя хуже. В таких ситуациях люди могут винить весь окружающий мир — но так в любой отрасли. Во-вторых, использует новые технологии. Зачастую с помощью них доход как раз получается повысить. SmartCAT делает так, что переводчик выдаёт больше слов за то же время, работает эффективней и качественней, легче приобретает новых клиентов - и, как следствие, повышает доход.

Сейчас рождается последнее поколение людей, которым потребуется знание иностранных языков.

Совсем нет. Знание иностранного языка как разговорного инструмента для социализации и ведения бизнеса не умрёт. Вот представьте, что вы ведёте бизнес в Латинской Америке или в Китае. Вам поможет приложение на смартфоне, которое переводит вывески и дорожные знаки? Для бизнеса в Аргентине желательно разговаривать на испанском, в Китае — лучше на китайском, а в США без свободного английского невозможно вести бизнес и не будет возможно в ближайшей перспективе точно.

Через пятьдесят лет, хочется верить, будут вживлять чипы в голову, которые будут всё на лету переводить, но что-то подсказывает, что и это малореально. Ведь с языком приходит понимание культурного контекста, а с контекстом — способы выстраивания отношений. И тут без погружения в язык никуда не деться.


Если вы хотите озвучить слух, услышать личное мнение или задать острый вопрос, то предлагайте новых кандидатов в комментариях, на почту ulankin@roem.ru или анонимно через форму обратной связи.

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля