Таможня разворачивает телефоны Xiaomi на границе. Это законно?

в 18:14, , рубрики: e-commerce, xiaomi, Госвеб, Железо, кейсы, колонка, Нам пишут, Правообладатели, советы, суд, таможня, экспорт, метки: , , , , , , , , , , ,

На днях российские покупатели столкнулись с тем, что устройства Xiaomi, заказанные на AliExpress и других зарубежных магазинах, стали задерживать на таможне. Партнёры компании Claims Анастасия Кузнецова и Алексей Петров по просьбе «Роем!» разобрали историю с юридической точки зрения.


В конце апреля таможенные органы начали неоднозначную кампанию, внесшую смуту в ряды любителей зарубежного онлайн-шоппинга - значительное количество заказанных в Китае смартфонов Xiaomi были задержаны при пересечении границы.Официальный представитель и дистрибьютор компании в России заявил о том, что таким образом производитель борется с ввозом техники по «неавторизованным каналам».

Несмотря на всплеск внимания к действиям таможни именно после инцидента с Xiaomi, вопрос о досмотре посылок (в юридической терминологии — международных почтовых отправлений) таможенниками ставился уже не раз. Так, зимой прошлого года Ассоциацией компаний интернет-торговли предлагалось введение нормативного объема вскрытия посылок для повышения эффективности контроля за потоком контрафакта. Тогда представители ФТС высказались в позитивно-нейтральном ключе, указав, что посылки уже вскрывают для таможенного контроля. На этой неделе вопрос с проверкой международных почтовых отправлений был поставлен ФТС применительно к детским креслам, но речь шла в большей степени о продукции, не соответствующей нормативам безопасности.

Случай со смартфонами Xiaomi интересен тем, что в очередной раз поднимает проблему так называемого параллельного импорта (ввоза товаров, маркированных товарным знаком, без согласия правообладателя) и способов борьбы с ним.

Параллельный импорт

Не вдаваясь в юридические дискуссии о том, является ли товар, который был произведен и маркирован товарным знаком самим правообладателем за пределами РФ, но ввезен без его согласия (то есть неофициальным поставщиком, с которым у правообладателя нет лицензионного или дистрибьюторского договора), контрафактным, мы будем исходить из актуальной на данный момент практики приравнивания таких товаров к «классическому» контрафакту, который изначально был произведен и маркирован незаконно. На текущий момент параллельный импорт в Российской Федерации (несмотря на дискуссии о его экономической целесообразности, соответствии принципам свободы предпринимательской деятельности, открытости рынка и т. п.) не разрешается, а правообладатели товарных знаков вправе бороться с ввозом таких товаров.

Одним из инструментов борьбы с параллельным импортом являются меры, предусмотренные нормами таможенного законодательства, основу которых составляют действующий на данный момент Таможенный кодекс Таможенного Союза и Федеральный закон РФ о таможенном регулировании в Российской Федерации. Таможенные органы осуществляют ведение реестра объектов интеллектуальной собственности и вправе, в рамках специально предусмотренной процедуры, приостанавливать выпуск товаров, содержащих признаки нарушения прав на объекты интеллектуальной собственности, включая товарные знаки (глава 46 Таможенного кодекса Таможенного Союза, глава 42 Федерального закона о таможенном регулировании в Российской Федерации).

Товарный знак Xiaomi был внесен в Таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности 14 марта 2017 года, Федеральной таможенной службой было подготовлено письмо о необходимости принятия мер по защите товарного знака, которое было направлено территориальным органам таможни.

Ситуация была бы значительно проще, если бы речь шла, как это чаще всего бывает, о поставке партий товара в коммерческих целях. Но указанные меры не применяются в отношении «товаров, перемещаемых через таможенную границу физическими лицами для личного пользования, в том числе пересылаемых в их адрес в международных почтовых отправлениях». Получается, что все правила о действиях таможни для защиты объектов интеллектуальной собственности, в том числе обязательность принятия правообладателями действий по защите своих прав в уполномоченных органах (например, посредством обращения с иском в суд) для приостановки выпуска товаров на срок свыше 10 дней, в данном случае неприменимы.

Как таможня работает с почтой

На каком же основании таможня «работает» с международными почтовыми отправлениями? И почему товары, приобретенные российскими покупателями за рубежом (в неавторизованных на осуществление продаж в России интернет-магазинах), подвергаются соответствующим таможенным процедурам?

Как указывается в Таможенном кодексе ТС, международные почтовые отправления могут быть выданы операторами почтовой связи их получателям — российским покупателям — только с разрешения таможенного органа, принимаемого по результатам осуществления мер таможенного контроля. Среди них — осмотр (внешний осмотр без вскрытия упаковки) и досмотр (со вскрытием) отправлений, которые должны быть выданы оператором почтовой связи сотрудникам таможни.

Осуществление таможенным органом указанных процедур связано с выполнением очень важной задачи — не допустить попадания на территорию России товаров, которые запрещены к ввозу. Статья 313 Таможенного кодекса ТС предусматривает, что в международных почтовых отправлениях не допускается пересылка товаров, запрещенных, в том числе, к пересылке в соответствии с актами Всемирного почтового союза.

Если обратиться к основополагающему акту — Всемирной почтовой конвенции 2008 г. (на которую ссылается, в том числе, официальный представитель Xiaomi — например, в официальной группе компании «ВКонтакте»), то в соответствии с ее положениями к почтовой пересылке запрещены «контрафактные и пиратские предметы».

Формально таможенный орган вправе не дать разрешение на выпуск товара, который по тем или иным признакам может быть признан контрафактным. Поскольку применительно к международным почтовым отправлениям, адресованным физическим лицам и не содержащим признаки отправления для коммерческих целей, не применяются положения об обязательности обращения правообладателя (уполномоченного им лица) за защитой своих прав в суд, в рассматриваемой нами ситуации таможенный орган самостоятельно принимает решение о признании товара контрафактным (опираясь при этом при оценке наличия признаков контрафактности на заявление правообладателя, полученное и ставшее основанием для принятия ФТС соответствующего письма в рамках формально неприменимой процедуры). Как само такое полномочие, так и порядок его реализации на данный момент может быть признано спорным — без четких формулировок о том, что таможенный орган вправе принимать решение о признании товара контрафактным, вполне может быть поставлен вопрос — почему в ситуации с поставками коммерческих партий товаров контрафактность товара окончательно устанавливается только судом (это подтверждается, в том числе, актуальной судебной практикой), а в ситуации с посылками для физических лиц это делает таможенный орган? Должно ли в этой ситуации понятие «контрафактного» товара включать в себя товары, ввозимые без согласия правообладателя, а не ограничиваться традиционным пониманием контрафакта как незаконно произведенного и маркированного товарным знаком — тоже справедливый вопрос. Тема вызвала широкий резонанс и не обсуждалась разве что ленивым; вполне вероятно, что в ближайшей перспективе действия ФТС будут обжалованы в судебном порядке.

Внимание к посылкам для физических лиц и использование полномочий таможенных органов для признания тех или иных товаров контрафактными в последнее время, на наш взгляд, характеризует позицию органа в борьбе с параллельным импортом и демонстрирует тенденцию к ее расширению. И в этом смысле потребители, приобретающие товары в зарубежных интернет-магазинах, становятся заложниками данной позиции. Как раньше до покупателей могли не дойти товары, которые были запрещены к ввозу по иным основаниям (даже при условии незнания потребителями о таком запрете), сейчас до них не будет доходить и техника, признанная таможенными органами контрафактной по причине ее несакционированного ввоза.

Что делать покупателям

Справедливым является вопрос о том, как законным образом можно избежать финансовых потерь. Очевидно, принимая решение о покупке, следует, прежде всего, заранее убедиться в том, осуществляется ли поставка смартфонов через авторизованных дистрибьюторов товаров данного бренда. На сегодняшний день с приобретением смартфона не будет проблем в случае, если товар ввозится в Россию одной из четырех московских компаний, представляющих Xiaomi в России, а именно: Smart Orange, Mixtech, Retentiva Distribution Company и «Консул», имеющих при этом авторизованные фирменные магазины на территории России, а также интернет-площадки. Данные компании указаны в Письме ФТС России «О товарном знаке Xiaomi» от 15.03.2017 г. № 14−40/12293 как уполномоченные импортеры.

Вариант покупки, при котором на упаковке товара, адресованного российскому покупателю, будет вовсе отсутствовать указание о том, что в отправлении находится именно смартфон, или смартфон марки Xiaomi — как по инициативе продавца, который сознательно исключает соответствующее указание, так и по договоренности с ним, представляется весьма рискованным, как и случай с указанием заведомо неверного наименования содержащегося в отправлении товара. Здесь следует учитывать, что для целей осуществления осмотра и досмотра представители таможни вправе использовать технические средства таможенного контроля. Учитывая, что в случае осмотра применяемым техническим устройством является сканерная техника, соответственно, сканер все равно покажет, что в действительности содержится в отправлении. В случае обнаружения в отправлении смартфона сотрудник таможни вправе начать досмотр соответствующего отправления и вскрыть его упаковку, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В любом случае, если долгожданный смартфон оказался заложником таможенных процедур, интересы покупателя могут быть защищены в гражданско-правовом порядке путем предъявления к продавцу материальных требований, связанных с неисполнением договора купли-продажи товара. Вместе с тем, следует учитывать, что в случае оформления покупки у иностранной компании напрямую, для покупателя могут возникнут определенные временные и организационные сложности, связанные с обращением в российский суд и взысканием денег. В этом случае стоит особенно внимательно проанализировать схему организации купли-продажи и рассмотреть возможность привлечения «ближайшего» участника сделки.

Обратить внимание на формирующуюся практику таможенных органов на данный момент нужно не только покупателям бренда Xiaomi, поскольку в реестре объектов интеллектуальной собственности по состоянию на 19 апреля 2017 г. (информация, доступная на сайте ФТС на момент написания статьи) внесены и другие товарные знаки производителей электронной техники, в том числе смартфонов, например, Sony, Nokia, iPhone. Информация о товарных знаках, внесенных в реестр ФТС России, является открытой, и прежде чем заказать тот или иной товар с учетом сложившихся реалий, покупатель может проверить, озаботился ли соответствующий правообладатель защитой в России своих прав на объекты интеллектуальной собственности подобным способом и спрогнозировать активность таможенных органов в отношении совершенной им за рубежом покупки. Вполне возможно, что с учетом общественного резонанса и негатива, направленного в текущий момент в большей степени в адрес компании Xiaomi, а не таможенных органов, другие правообладатели пересмотрят свою позицию в отношении пресечения неавторизованного потока продукции в Россию.

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля