Как мы сократили количество справок на выдачу кредита с пяти до нуля

в 10:22, , рубрики: азия, банки, Доверие к соцсетям, кейсы, колонка, Нам пишут, онлайн-кредитование, пластиковые карты, советы, финтех, метки: , , , , , , , , ,

В 2015 году мы основали финансовый стартап MicroMoney и начали выдавать микрозаймы в странах Юго-Восточной Азии (таких, например, как Камбоджа и Мьянма). Нужно сказать, что рынок займов в этом регионе довольно своеобразный — местные банки и микрофинансовые организации вообще не представляют себе кредита без залога (земли, дома или другой недвижимости). При этом от клиентов требуют минимум пять справок, оригиналы паспортов и поручителя в лице местного старосты, а то и характеристику от владельца дома (напомнило кое-что советское, верно?). Поэтому мы сделали ставку на две вещи: первыми стали выдавать деньги без залогов и поручителей, а еще первыми же начали обрабатывать заявления на кредит онлайн, без кучи бумажных документов. В итоге обработка заявления чаще всего занимала менее пяти минут, а при его одобрении деньги поступали на счет клиента в течение суток. В качестве источника всех данных в 88% случаев мы использовали мобильный телефон клиента, а в 12% — его компьютер или ноутбук.

Антон Дзятковский, основатель стартапа MicroMoney
Антон Дзятковский, основатель стартапа MicroMoney

Вся жизнь в смартфоне

Парадоксально, но факт: страна, которая отличается довольно низким технологическим развитием, особенно по сравнению с соседями по региону — Сингапуром и Таиландом, — сподвигла нас работать с такими вещами, как нейронные сети, блокчейн и Big Data. Мы используем эти технологии в скоринговом процессе (при оценке платежеспособности потенциального заемщика).

Происходит это так: клиент приносит нам свой смартфон или ноутбук (более чем 30% людей приходят с айфонами), скачивает на него наше приложение и заключает с нами договор об обработке персональных данных. И телефон начинает рассказывать нам про человека намного больше, чем он сможет он сам, причем этот рассказ часто более детальный и достоверный, чем паспортные данные или десяток справок. Мы собираем и интегрируем все доступные данные из самых разных источников. Смотрим на транзакции человека (помогает то, что любой владелец SIM-карты здесь одновременно владеет и электронным кошельком). Анализируем, на что именно он тратит деньги, какие товары ищет с телефона, а если оплачивает что-то с помощью Apple Pay, смотрим и это.

«Некоторые считают наш бизнес живодерским, это не так… если выдавать займы людям в сложных ситуациях, то никто их не вернет»

Во многих странах Азии дико популярен «Фейсбук», а для 95% пользователей весь интернет им и ограничивается: люди даже «Гуглом» не пользуются. В «Фейсбуке» люди буквально живут и пишут о мельчайших подробностях своей жизни — вплоть до того, что сегодня ели на ужин (с полным фотосетом всех блюд). Поэтому социальные аккаунты для нас — ценнейшие источники данных: смотрим информацию о работе заемщика (многие даже причину увольнения выкладывают), интересах, времени создания аккаунтов в социальных сетях (которое подтверждает реальность существования конкретного человека), о поездках, семейном статусе, и вообще о том, как он живет.

Когда данные собраны, включаются такие инструменты Big Data, как статистика и прогнозная аналитика, на основе которой система автоматически выдает заключение о благонадежности клиента. В итоге он может получить свой заем, даже если пришел без каких-либо бумажных документов. Вопрос с идентификацией клиента тоже решается просто — мы начисляем деньги на местные пластиковые карты. Их выпускает одна-единственная компания, а открыть счет можно только по оригиналу паспорта.

Как соцсети и история поиска влияют на выдачу займов

Вся система подобного отслеживания данных о клиентах строится на искусственном интеллекте и самообучающихся нейронных сетях, а последующее внесение данных о клиентах в наш реестр — на технологии блокчейн. А именно мобильный телефон в качестве замены бумажным справкам мы выбрали по нескольким причинам. Во-первых, это высокий уровень проникновения смартфонов даже в странах с низким уровнем распространения банковских услуг. Например, в Африке у 80% населения нет банковского счета, зато 63 человека из 100 успешно пользуются мобильными телефонами. Во-вторых, смартфоны популярнее ноутбуков и компьютеров (и банально стоят дешевле). Наконец, каждое новое поколение смартфонов мощнее и функциональнее предыдущего, так что возможности мобильных и десктопных устройств уже практически равны.

Bank the unbanked

Зачем вообще внедрять такие технологии в довольно простой, на первый взгляд, отрасли микрозаймов? Дело в том, что в 90% случаев мы обслуживаем клиентов, у которых вообще нет и никогда не было никакой кредитной истории. Таких в этом регионе, по данным агентства McKinsey, более 65%. Unbanked (так называют тех, кто никогда не был клиентом банка) — это огромная и перспективная аудитория, которая не попадает в зону внимания централизованной банковской системы именно по причине того, что в ней таким людям никогда не давали кредит. Всего их в мире более 2,5 миллиардов, а у 39% взрослого населения планеты нет даже банковского счета. McKinsey утверждает, что больше всего страдают такие регионы, как Африка, Латинская Америка и Ближний Восток. Там количество людей, которые не имеют доступа к банковским услугам, составляет от 65% до 80% взрослого населения. Однако даже в сравнительно благополучных Штатах, где unbanked всего 8% населения, около 15,6 миллиона людей по-прежнему не пользуются кредитными продуктами, а около 51 миллиона, по оценке Global Findex, не могут получить доступ к финансовым услугам.

Между тем, это самая что ни на есть целевая аудитория для рынка кредитования. Дело в том, что основную группу unbanked, по данным Worldbank, составляют люди от 25 до 64 лет, 35% проживает в городах, а большая часть обладает ежедневным доходом не более, чем в 5 долларов. 59% из них живут в развивающихся странах с низким или средним доходом. Эти страны эксперты сейчас признают самыми перспективными для финансовых компаний в плане аудитории, но выходить на эти рынки гораздо сложнее: мешает большой риск и незнание местных клиентов.

Не мы первыми начали подключать для анализа кредитоспособности клиента альтернативные источники. Например, в Мексике Banco Azteca отправляет к нему домой специалистов, которые проводят инвентаризацию бытовой и компьютерной техники. А в Великобритании при оформлении ипотеки банк вполне может изучить все ваши покупки за год и даже чекины в пабах, чтобы установить, не слишком ли много вы тратите на алкоголь.

P2P-кредитование: какое оно есть «здесь» и «там»

Ничего личного

С помощью технологий мы, прежде всего, снижаем свои риски. Поверьте, взаимосвязь очень четко видна — если человек тратит деньги на алкоголь, вечеринки, модные, но необязательные вещи типа нового iPhone, то вероятность того, что он не вернет взятый заем, возрастает в разы. Это просто статистика, ничего личного. Нельзя сказать, что мы сначала не попробовали другие методы: например, сделали сложную систему кросс-проверок: спрашивали цвет и количество этажей здания, где работает человек (а затем проверяли), у родителей (если они были указаны, как контактные лица) спрашивали дату рождения их ребенка, а у родственников — домашний адрес. Но в итоге операционные затраты и время на обработку одной заявки увеличилось, количество одобрений снизилось (клиенты путались в показаниях, но часто не из-за вранья, а по чисто человеческим причинам), да и людям это не нравилось. Кроме того, скоринг мы вели в Excel. После десятитысячного клиента стало понятно, что нужно что-то менять.

Выигрываем в итоге не только мы: все клиенты, вернувшие кредит, попадают в ценнейший список надежных заемщиков, из которого мы затем сможем выбирать определенные сегменты аудитории по какому-либо признаку (возраст, пол, профессия, цель займа) и определять их корреляцию с затратами, степенью риска и тому подобными факторами. Это поможет и другим финансовым организациям выходить на неосвоенные рынки. А клиент получает не только решение сиюминутных задач, но и старт в виде позитивной кредитной истории — и может идти с ней в любой другой банк с любыми другими запросами.

Фактически с помощью платформы по сбору и анализу информации о клиентах мы рассчитываем сформировать легальный рынок услуг по созданию и поддержке кредитных историй «с чистого листа». Отсутствие кредитной истории не означает, что клиент некредитоспособен, и банки это понимают. Поэтому появление софтверных решений, которые собирают и анализируют информацию о заемщике из любых доступных источников, вполне закономерно. После окончательного оформления нашего продукта по доступу к кредитным историям мы ожидаем всплеска интереса у банков, финансовых и страховых компаний. Ведь по сути мы сделаем за них самую рискованную работу — отсеем информационные зерна от плевел.

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля