АГАТ — плохая копия Apple?

в 8:24, , рубрики: агат, История ИТ, копия apple, советские компьютеры, старое железо, метки: ,

АГАТ — плохая копия Apple? - 1

«Впервые я увидел Агат в августе 1983 года. И у меня была возможность пользоваться им в течение недели. Понаблюдав за работой компьютера после загрузки, я окрестил его «яблочко»», — Лео Борс, глазной хирург и программист, пишет о компьютере Агат в журнале BYTE (ноябрь 1984)

Однажды, изучая просторы интернета в поисках информации об удачно приобретенном Apple IIe, я наткнулся на сайт, посвященный отечественным компьютерам Агат. Ресурс приятно удивил хорошо структурированной информацией и большой базой образов дискет с ПО.

В разделе «Были и небылицы» на этом сайте был приведен краткий обзор статьи из журнала BYTE за ноябрь 1984 года. Статья называлась «AGAT: A Soviet Apple II Computer» с подзаголовком «The Russians first microcomputer is a bad copy of the Apple». По словам автора сайта, на эту статью часто ссылаются, когда рассуждают о том, является ли Агат клоном Apple II, и если является, то насколько плохим. Я быстро нашел оригинал статьи и с удовольствием его прочитал (не так часто встретишь публикации об отечественных ПК в известных западных журналах).

Автором статьи значился Лео Д. Борс (Leo D. Bores), глазной хирург и по совместительству руководитель маленькой компании по разработке медицинского ПО для Apple, который в то время сотрудничал со Святославом Федоровым и несколько раз приезжал в СССР, где и познакомился с Агатом. Я был удивлен тем, насколько хорошо г-н Борс «владел предметом» – скорее, на уровне программиста, чем врача.

К сожалению, перевод статьи на русский язык так и не был опубликован. На мой взгляд, это является досадным упущением для любителей старых компьютеров, поэтому мы с подругой (профессиональным переводчиком) решили исправить ситуацию и сделали свой перевод.

Свое мнение о том, являлись ли компьютеры времен СССР копиями зарубежных и, если да, то насколько плохими, вы можете высказать в комментариях.


АГАТ

Советский Apple II

Первый русский микрокомпьютер – плохая копия Apple

При упоминании персонального компьютера рядовой советский гражданин просто потеряет дар речи. Компьютер? Дома? «Не-воз-можно!» В России даже нет такого понятия, как «частный»: производство ориентировано не на товары народного потребления, посудомоечная машина – это что-то из области фантастики, а уж о том, чтобы иметь свой персональный компьютер, можно только мечтать. У русских компьютеры ассоциируются с огромными машинными залами, которые на пичканы непонятным электронным оборудованием и запрятаны в недрах секретного НИИ где-то в Сибирской глуши под надежной охраной взвода солдат.

Автор – Доктор медицины Лео Д. Борс (Leo D. Bores, M.D.), глазной хирург, получивший международную известность за свою новаторскую (совместную с советским хирургом) работу по разработке радиальной кератотомии – принципиально нового метода микрохирургической коррекции близорукости (миопии) и астигматизма. Он провел первый совместный советско-американский семинар по офтальмологии и сейчас проводит семинары по офтальмологии для американских хирургов в Москве. Он является президентом Sun Bear Software, небольшой компании, которая специализируется на медицинском программном обеспечении.

Международная обстановка медленно, но меняется. Западные товары появляются в России (Pepsi продается в киосках по всей Москве), а российские товары – на западе. Но все же прототип настольного компьютера, представленный Советами на Московской промышленной выставке в июле 1983 г., стал большим сюрпризом. Вычислительная машина производства ЭЛОРГ (Электроноргтехника) является знаковой для России. ЭЛОРГ отвечает за выпуск, закупку и продажу электронного оборудования и компьютеров на территории СССР. До этого ЭЛОРГ производила машины категории миникомпьютеров, на которых обычно стояла корявая версия операционной системы CP/M или аналогичный BIOS (базовая система ввода-вывода). Стоит отметить, что в России чаще всего используются копии ранних моделей IBM 1401 и 370, многие из которых снабжены устаревшими устройствами считывания с перфоленты и перфораторами. За исключением иногда попадающихся Hewlett-Packard и уж совсем редких DEC (и, возможно, скрытых в недрах Уральских гор VAX), компьютеры в советских учреждениях устарели, хоть и работают исправно. Так что компьютер, совместимый с Apple, это определенно шаг вперед.

Впервые я увидел Агат в августе 1983 года. И у меня была возможность пользоваться им в течение недели. Понаблюдав за работой компьютера после загрузки, я окрестил его «яблочко». Операционная система и ПЗУ (постоянное запоминающее устройство), казалось, еще вчера стояли в компьютере Apple и претерпели едва заметные изменения, а корпус был патриотично окрашен в красный, так что прозвище подходило как нельзя лучше.

АГАТ — плохая копия Apple? - 2

Аппаратное обеспечение

Агат определенно не принадлежит к категории портативных. Это, скорее, транспортабельный компьютер (если переносить его не слишком далеко, то ни грыжа, ни боль в спине вам не грозят). Мне кажется, его можно назвать внушительным. Монитор, который идет в комплекте с машиной, весит практически столько же, сколько сам компьютер. Это стандартный цветной телевизор стандарта SECAM с диагональю 30 см и разъемом RCA на задней панели для приема композитного видеосигнала.
Клавиатуру можно прикрепить к передней части компьютера с помощью двух легких металлических зажимов. Место для хранения кабеля не предусмотрено. Метровый кабель от клавиатуры оконцован 9-контактным разъемом типа DIN (Deutsche Industrie Norm), который подключается сзади к системному блоку.

Клавиатура полноразмерная с приподнятым верхним краем (угол наклона 15 градусов). Раскладка – традиционная для русских печатных машинок, не имеющая ничего общего с тем, что вам доводилось когда-либо видеть: в кириллице – 33 буквы (31 из них обозначает звуки). Клавиша Control расположена в самом верхнем левом углу. Клавиша Return практически не выделяется размером и расположена так, что ее легко случайно задеть. Клавишу Escape я так и не обнаружил. Справа на клавиатуре предусмотрена полноценная цифровая панель – от алфавитно-цифрового блока она отделена набором предположительно программируемых функциональных клавиш. Над алфавитным блоком расположены традиционные цифровые/вспомогательные клавиши. Кириллические и английские буквы нанесены на клавиши друг под другом. Предусмотрены автоповтор и нижний регистр. Защита от дребезга контактов нестабильна и иногда вызывает ложное срабатывание клавиш, особенно при быстром вводе данных. По ощущениям клавиши Агата напоминают клавиатуру IBM PC, и даже звук производят похожий. Поскольку клавиатура достаточно толстая (3,5 см) и имеет чуть более крутой, чем обычно, угол наклона, работа с ней быстро утомляет, а при длительном использовании появляется боль в кистях.

В правую часть системного блока встроен один 5,25’’ дисковод стандартной высоты. Возможность установки еще одного дисковода, по всей видимости, не предусмотрена, во всяком случае не внутреннего. Сзади также нет порта для добавления дисковода. У Агата есть порт для принтера, последовательный порт и порт для клавиатуры, но нет игрового порта. Машина имеет конвекционное охлаждение сверху, снизу и сзади.

Я не пытался открыть корпус, но заглянул внутрь через отверстия сзади и сверху. Передо мной предстало не слишком обнадеживающее зрелище. Я увидел кошмарные дебри проводов. Бледно-коричневые платы выглядели, как старые полупрозрачные платы времен античности. Я не обнаружил ничего, напоминающего материнскую плату (хотя, возможно, она была погребена где-то в глубине), и пришел к выводу, что передо мной разновидность объединительной платы (backplane), с жестко закрепленными дочерними платами.

Программное обеспечение

Я не предполагал, что буду изучать русский компьютер – особенно русский Apple – так что не захватил с собой «набор инструментов», с помощью которых я обычно «препарирую» дискеты Apple. Однако мне удалось провести несколько тестов и записать свои впечатления от системы. Во время следующей поездки я более подробно изучил DOS (дисковую операционную систему).

На мой взгляд, система загружается немного медленнее, чем на Apple под DOS 3.3. Как я позже выяснил, эта медлительность не ограничивается процессом загрузки. Двигатель и механизм перемещения головки привода производили больше шума, чем можно было ожидать. Программа приветствия была на русском языке и предназначалась для демонстрации трех доступных графических режимов. По-видимому, для отображения текста использовался графический режим. В этом я убедился после просмотра демонстрации и перезагрузки Агата. Компьютер вошел в нормальный текстовый режим, отобразив беспорядочных набор английских букв. Было очевидно, что для отображения кириллицы в пользовательском интерфейсе использовался Apple Tool Kit. Это подтвердил и листинг исходного текста программы.

Также из листинга я понял, что в ПЗУ записана вариация Applesoft BASIC. Я сказал «вариация», потому что хоть все обычные команды Applesoft BASIC и имели место быть, использовались они слегка по-другому. А в некоторых случаях и обрабатывались иначе. Например, команда TEXT. На Агате можно использовать команду TEXT с аргументом в виде числа, задающего положение курсора. В целом команды работали так же, как обычно. Я не тестировал их все, но те, что протестировал, ничем не отличались от Applesoft.

Мне особенно понравилась возможность обращаться напрямую к текстовым и графическим видеостраницам – в демонстрационной программе было три текстовых страницы. Я понял, что в целом можно обращаться к семи текстовым страницам, однако сам не пробовал. И учитывая, что в базовой комплектации компьютера установлено всего 64 Кб ОЗУ (оперативной памяти) и, по всей видимости, возможности расширить память нет, мне кажется, это весьма полезная функция.

В Агате предусмотрено три графических режима – низкого, среднего и высокого разрешения – и отображение графики в общем соответствует ожиданиям. Разрешение в режиме среднего разрешения практически такое же, что и в режиме высокого разрешения, количество цветов то же, что и в низком разрешении. Цветовые артефакты практически отсутствуют. Еще мне понравилась возможность задавать цвет в текстовом режиме. Также текст можно вывести на экран в режиме среднего разрешения.

Экран, по всей видимости, с побитовым отображением памяти (bit-mapped), а команды смены видеорежимов такие же, как в Apple, плюс добавлены команды для дополнительных страниц. Используя цвет и графические команды в режиме низкого разрешения, я смог вывести на экран символы с параметрами, аналогичными Apple. На этом основании я предположил, что для вывода на экран используется та же система побитового отображения памяти, что и в Apple.

Мне было доступно только одно «приложение» – программа для хирургических расчетов. Представители ЭЛОРГа проинформировали меня о том, что просматривать исходный код программы «запрещено», но, к их большому разочарованию, я быстро обошел защиту. Программа была написана на путаном BASIC, с использованием английского языка. Программный код выглядел коряво и пестрел петлями IF…THEN. Я сократил программу на 5 Кбайт, просто уплотнив код.

Тесты производительности

Я не готовился ко тщательному тестированию компьютера, однако у меня с собой был прошлый номер BYTE со статьей о тестировании производительности. Я запустил на Агате программы для расчета решета Эратосфе́на и последовательности Фибоначчи и выяснил, что он примерно на 30% медленнее компьютера Apple. Сохранение на диск (SAVE) BASIC-программ проходило на 15% медленнее, а бинарных и текстовых файлов – на 22% медленнее. Загрузка (LOAD) шла немного быстрее, но все равно медленнее, чем на Apple.

Стандартное «перемалывание чисел» тоже выполнялось медленнее, но сложно сказать, насколько. Я запускал на Агате программу расчета с интенсивным использованием функций SQR и SIN. Я скопировал эту программу на дискету, которая была у меня с собой, и запустил ее на Apple, когда вернулся домой. Apple справился на 6% быстрее. Думаю, это объясняется преднамеренным замедлением системы, возможно, из-за низкой производительности микросхем или из-за длинных токопроводящих дорожек и использования навесного монтажа. Вероятно, эти факторы приводят к сбоям при работе на более высоких скоростях. В любом случае я не инженер-электронщик, так что, скорее всего, не до конца все понимаю.

Несколько слов о DOS

Во время моей последней поездки в СССР, в апреле 1984 года, мне снова довелось поработать с Агатом. Тогда мне подарили копию дискеты с DOS, чтобы я попробовал запустить ее дома на Apple. Я выяснил, что код загрузчика не совпадает с DOS 3.3, и загрузить диск, инициализированный с помощью этой системы, на Apple невозможно. Вероятно, это попытка избежать судебного преследования со стороны Apple.

Однако это не исключает обратного. Исследование инициализированного диска с помощью посекторного редактора Locksmith 5.0 показало, что VTOC (таблица содержания тома), подпрограмма RWTS в составе DOS (подпрограмма, которая отвечает за чтение и запись секторов диска) и менеджер файлов идентичны DOS 3.3. После загрузки диск можно читать и записывать на любой из систем. В советском DOS отсутствует часть функционала Apple DOS, например, код начальной загрузки. Поскольку Apple включает эту часть кода только для того, чтобы обеспечить совместимость DOS с более старыми версиями Apple с памятью меньше 48 Кб, очевидно, что на русской машине он не нужен. Но все команды на месте – например, в русской системе CHR$(4) также передает команду в DOS – так что различия в общем-то не существенные.

АГАТ для учителя?

В целом компьютер произвел на меня положительное впечатление, особенно принимая во внимание источник копирования, однако я бы его не купил. Слишком сложно пользоваться клавиатурой, не зная русский, и система работает слишком медленно, чтобы конкурировать с моделями, представленными на рынке. Агат, скорее, похож на старый Apple I. Поскольку запад бойкотирует экспорт компьютеров в страны Восточного блока, спрос на подобные устройства там не покрывается предложением, а значит, Агат может быть востребован и за пределами Советского Союза. Он должен хорошо продаваться в России как вычислительное устройство для использования в институтах или в других учреждениях, но не дома.

Если компания ЭЛОРГ планирует активно продвигать Агат на западе, ей придется существенно снизить цену, которая, как мне сообщили, составляет 17000 долларов, включая ПО. Когда я сказал представителям ЭЛОРГ, какую машину я мог бы купить на эти деньги в США, они были шокированы. Не уверен, что они вообще мне поверили. И, думаю, предложения конкурентов они точно не изучали.
Как правительственная организация ЭЛОРГ может себе позволить продавать Агат по очень низкой цене, чтобы создать для него рынок сбыта. Однако думаю, что даже если бы Агат попал на современный международный рынок, у него не было бы ни малейшего шанса на успех. Он не обладает ни элегантностью, ни техническим превосходством, чтобы составить конкуренцию другим ПК. Кажется, Советам не хватает деловой хватки – особенно в этой области.

Если ЭЛОРГ выпустил этот компьютер для внутреннего рынка Советского Союза, тогда Агат является предвестником беспрецедентного шага, который руководство страны делает навстречу широкой общественности. Однако учитывая паранойю советских властей по поводу утечки информации и их склонность хоронить всё за семью печатями, сомневаюсь, что Агат разрабатывался для домашнего применения. Советские лидеры с большой подозрительностью относятся к новым технологиям, и они могли усмотреть риск в самой идее использования кибернетического устройства.

Даже если бы микрокомпьютер был доступен русским для использования дома, он смог бы конкурировать с более приземленными, но желанными товарами народного потребления – холодильниками и стиральными машинами – только при очень низкой цене. Да и зачем советскому гражданину персональный компьютер? Ему же не нужно волноваться об инвестициях или рассчитывать подоходный налог.

Вполне возможно, что Агат разрабатывался для образовательных целей: есть предположение, что он предназначен для системы высшего образования. Я не вижу возможностей для его применения в средней школе, по крайней мере в ближайшем будущем. В русском образовании упор делается на чтение, письмо и счет, при этом механическое запоминание и заучивание наизусть поощряется высокими оценками. На мой взгляд, консерватизм системы начального образования свидетельствует отнюдь не в пользу возможной компьютеризации учебных классов.

Вряд ли в обозримом будущем вы увидите Агат в местном компьютерном магазине. Высокий курс доллара США на фондовом рынке и почти 60-процентная пошлина, которой США обременит эту машину, переносят Агат в категорию экзотических устройств.

Автор: sintech

Источник

Поделиться новостью

  1. kot-morse:

    Отлично помню Лео Борса. В те времена я участвовал в этом проекте — попытке продать технологию глазных операций, разработанную МНТК им.Федорова. Под эту технологию программисты НИИВК, где разрабатывался Агат, создали программное обеспечение на Бэйсике. Но принтер Лео Борс не получил. Так вот, Лео за неделю работы на Агате смог не только переписать программу на бумагу вручную, но и разобраться в ней и даже указать нашим программистам на ошибки. После этого Лео отказался от сделки и уехал в Италию. Считаю этот случай классическим примером промышленного шпионажа.

* - обязательные к заполнению поля