Нам надо поговорить о стартапах

в 17:03, , рубрики: венчурные инвестиции, доткомовский пузырь 2.0, доткомы, инвестиции в стартапы, Исследования и прогнозы в IT, кризис, пузырь, Развитие стартапа, рынок ИТ, стартапы, финансы в IT

Мы снова и снова развлекаемся так, будто на дворе 1999-й.

«Чувак, Кевин Систром реально облажался, когда продал Инстаграм за миллиард». Я был в аэропорту, ожидая вылета домой из Сан-Франциско. Парень рядом громко вещал своему другу, а тот кивал. В технологиях случилось удивительное: миллиард долларов уже не кажется большими деньгами! Несколько лет назад весть о том, что стартап продан за 25 миллионов долларов, заставила бы нас всех поднимать с пола наши челюсти. Сегодня же никто не моргнёт и глазом, есть речь не зашла о миллиардах.

Миллиард долларов

Быть может, миллиард – это новый миллион. В конце концов, мир меняется всё быстрее. Интернет и мобильные устройства прочно заняли свои позиции, и, по-видимому, наступила новая эра экспоненциального роста. Каждый день предприниматели свергают царьков-таксистов и отельных магнатов, обходясь едва ли большим, чем смартфоны и здоровое презрение к устоям. В этом безумном новом мире, кажется, кто угодно уже может создать миллиардный стартап, будь то Uber для уборки дома или AirBnB для размещения собак.

И не удивительно, если всё это кажется вам знакомым. В 1999-м, на вершине пузыря доткомов, каждую неделю происходили IPO и поглощения на миллиарды долларов. Зачастую, речь шла о стартапах с иллюзорными бизнес-моделями, основанными на «отслеживании движения глаз» или «залипаемости». Мы всегда будем помнить, как Yahoo самым глупейшим образом купила Geocities за $3,57 миллиарда, а Broadcast.com за $5,7 миллиардов. А ещё был такой стартап по доставке еды WebVan: имея доход лишь в $5 миллионов и отрицательную маржу, они вышли на биржу и достигли капитализации в $8 миллиардов. (Примечание переводчика: согласно Википедии по приведённой ссылке, в ноябре 1999-го доход WebVan составлял $400 тысяч, накопленный минус превысил $50 млн, а рыночная оценка достигла $4,8 млрд.) Через два года они загнулись и заявили о банкротстве.

В этот раз всё немного иначе. Большинство из компаний имеют хоть какой-то доход. Некоторые даже немного прибыльны. Единицы стремятся к IPO, предпочитая дольше оставаться частными. Но многие признаки указывают на то, что у нас опять начинается вечеринка в духе старого доброго 1999-го. Быть может, мы ещё не совсем на самой вечеринке, или она немного отличается от прежних, но что-то явно назревает. Как говорил Марк Твен: «история не повторяется, а рифмуется».

Коллекция забавных фактов

  • Доля новых рекламодателей в трасляции Супер Боул в этом году стала самой высокой со времён доткома, и многие из них — это стартапы, основанные на новых технологиях. Вспомните-ка вот это:
  • 114 стартапов оценены выше $1 миллиарда венчурными капиталистами на данный момент. Год назад их было 40. И снова среди них низкомаржинальная доставка еды, а также компании, чей доход формируют другие стартапы.
    image
    (Этот график на самом деле несколько устарел: столбик 2015-го года должен быть на 44 пункта выше!)
  • Только в прошлом году Forbes добавил 23 свежеиспечённых техно-миллиардера в свой рейтинг богачей.
  • Арендная плата в Сан-Франциско давно вышла за рамки разумного. Средненькая однушка обойдётся более чем в $3 000 в месяц (это нижняя планка), подорожав на 15% за прошлый год.
  • Доход программиста среднего уровня достигает $130 000 в год в Сан-Франциско, и это без опционов и бонусов. Но это мелкие людишки по сравнению с теми, у кого есть собственные агенты.
  • Инвесторы высокого полёта, такие как Билл Герли и Марк Андриссен (оба они успели прокатиться на волне доткомов) полагают, что стартапы сжигают деньги слишком быстро, а их оценки завышены, нам следует беспокоиться:

    «И кремниевая долина в целом, и сообщество венчурных инвесторов, и стартапы берут на себя неоправданно высокие риски. Беспрецедентные со времён 99-го. В некоторых случаях не настолько глупо, а иногда гораздо глупее, чем в 99-м. Никто не боится, всех обуревает жажда наживы, но внезапно всё это закончится.»

  • Фондовый рынок значительно перегрет согласно всем разумным метрикам. Коэффициент CAPE (Shiller P/E) достиг 27, превысив уровни 1929-го и 2007-го, но ещё не достигнув лишь 1999-го. Ещё раз: компании сломя голову бросаются на публичный рынок даже не показывая прибыли. В 1999-м из выходящих на рынок компаний 80% были неприбыльны. В прошлом году их доля достигла 72%, поднявшись с 46% в 2012-м, что не предвещает ничего хорошего для возврата инвестиций в будущем.
  • Вместо выхода на публичный рынок — что подразумевает строгость в аудите и управлении — многие компании привлекают огромные суммы частных инвестиций, основанные на сомнительных расчётах. В то же время многие компании, ставшие публичными, гордо возвещают о собственной прибыльности, не показывая при этом прибыли согласно бухгалтерским стандартам GAAP. Сверх того, они выставляют на показ коэффициенты цена/прибыль и мультипликатор продаж, «прокачивая» оценки частных инвесторов.
  • Каждый день запускаются сотни стартапов. Их стало столько, что популярность обретают стартапы для отслеживания стартапов. Недавно один из таких сервисов, ProductHunt, получил инвестиции с оценкой в $22 миллиона. Доходы многих таких стартапов целиком состоят только из средств других стартапов.

Поймите меня правильно, я люблю стартапы и технологии, там происходит много чудесного, независимо от сказанного выше. Признаки жизни подаёт искусственный интеллект. Рукой подать до самоуправляемых автомобилей. Дроны скоро будут доставлять нам зубную пасту. Нет сомнений в том, что прямо сейчас рождается невероятное количество инноваций.

Неправильным было бы говорить, что всё, над чем работают стартапы, бесполезно. Но финансовая ситуация говорит о том, что следует ожидать коррекции. Я пытаюсь сказать, что с инновациями-то всё хорошо, но оценки компаний совершенно нестабильны, и многие инвесторы, основатели, сотни и тысячи их сотрудников получат сильный удар в ближайшие годы.

Но как знать, вдруг история не повторится, и экспоненциальный технологический рост позволит нам прорваться. Быть может, Uber стоит своих $500 миллиардов. Может, я с презрением взгляну на этот пост через пять лет. Да я тут просто одеваю плавки…

«Вы узнаете, кто плавает голышом, только тогда, когда волна схлынет»

— Уоррен Баффетт

Приложение: Инструкция по обороне

Итак, вы обеспокоены тем, что ваш стартап может быть в зоне риска. Не паникуйте. Есть компании, которые могут рассказать о том, как они пережили прошлый пузырь. Вот несколько шагов для того, чтобы подготовиться к шторму:

  1. Диверсифицируйте клиентскую базу
    Если ваша выручка в основном идёт от венчурных стартапов, направьте ваш отдел продаж (или скорректируйте стратегию) на компании, находящиеся в более поздних стадиях, которые уже существуют достаточно долго и обладают ресурсом для выживания.
  2. Рост по разумной цене (GARP)
    Есть множество бизнес-моделей, при которых не нужно быть гением, чтобы продолжать вливать прибыль в воронку привлечения клиентов и роста продаж. Например, если ценность клиента (LTV) превышает стоимость его привлечения (CAC). Соревнуйтесь с конкурентами, но оставляйте возможность вовремя нажать на тормоза и не вылететь за красную линию. Фред Уилсон недавно написал отличный пост, в котором поделился формулой расходов: годовой рост продаж плюс рентабельность продаж должны превышать сорок процентов. Где-то здесь проходит граница между урезанием расходов и ликвидацией бизнеса.
  3. Избегайте постоянных затрат
    Сотрудников можно сократить, но ваш супер-офис за $100 000 в месяц (включающий спортивную и игровую комнаты, кафетерий с шеф-поваром) арендован по жёсткому 5-летнему контракту и никуда не денется. Каждый доллар постоянных затрат тянет к вас земле, лишая гибкости во время кризиса. Следует найти разумное равновесие между пространством для привлечения и выращивания новых сотрудников, и между тем, что действительно необходимо для бизнеса.
  4. Наличные прежде всего
    Если вы живёте с уверенностью в том, что по мере надобности всегда сможете привлечь ещё раунд инвестиций, то вам следует разработать запасной план. Смоделируйте ситуацию: что будет с вашей компанией, если вам не удастся найти деньги? Здоровый баланс и низкие издержки являются залогом того, что компания переживёт шторм тогда, когда конкуренты останутся без денег, и при их ликвидации вы перекупите технологии за сущие центы, если пожелаете. Банковский баланс — это ров вокруг крепости, защищающий вас от монгольского нашествия.

Всё это в основном здравый смысл и основы бизнеса. Но меня всегда удивляло то, как мало людей в мире технологий уделяют этому внимание. Последние семь лет были благоприятными для стартапов — непрерывный праздник! Легко поддаться обаянию раздумий об очередном раунде инвестиций, прибыльном поглощении, или IPO — будто всё это рядом. Но более ценно поупражняться в размышлениях о том, что будет, если музыка вдруг закончится.

Вам следует подписаться на мой Твиттер


Об авторе: Эндрю Уилкинсон (Andrew Wilkinson) — основатель MetaLab и Flow. Издатель Designer News
КДПВ: Michael Marcovici [CC BY 3.0], via Wikimedia Commons

Автор: rubyrabbit

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля