Из эскулапов в сисадмины: есть ли жизнь в IT после Клятвы Гиппократа?

в 23:24, , рубрики: врачи, медицина, смена работы, Учебный процесс в IT

На написание этого поста меня сподвигло прочтение другого поста моего, во всех смыслах, коллеги: "Из хирурга в разработчики: как в 40 лет сменить профессию?"

Дело в том, что наши с автором судьбы, в общем похожи. Я тоже окончил лечебный факультет СамГМУ — в 2001 году. Тоже работаю в IT-компании на руководящей позиции (только не разработчик, а линуксоид-системщик с уклоном в DevOps). Тоже получил второе высшее айтишное образование экстерном — не ради знаний, а исключительно ради того, чтобы иметь диплом. Разница в том, что я ушёл сразу после института, успел поработать в фармбизнесе, в продажах, и даже начальником IT в одной из больниц (а это самый жёсткий опыт, который только может быть в айтишной профессии — вот там реально помогало, что я врач). Теперь вот очередная ступень.

Ничего экстраординарного в подобной карьере нет. Это обычная история человека, который решил уйти из медицины. Да, к 40 годам мы с автором оба являемся руководителями среднего звена в сфере IT. Если бы остались работать врачами — это соответствовало бы позиции заведующего отделением (с сопоставимым доходом).

Через все отзывы к посту коллеги рефреном проходят две основные мысли. Первая — как это здорово, что Вы бросили нищенский оклад и занимаетесь тем, чем нравится! Вторая — в каком ужасном состоянии находится медицина в России, что врачи из неё бегут, а вот в Голландии/США/Чехии/страна мечты по вкусу такое невозможно, там у врачей достойный доход!

Обе эти мысли совершенно наивны. Сограждане, вообще, представление о людях в белых халатах строят на основании просмотренного сериала «Интерны». Врач для них — существо романтизированное и загадочное.

Проще, наверное, разъяснить людям их заблуждения в виде небольшого FAQ-a.

Кто уходит из медицины?

Из медицины обычно уходят люди достаточно умные и деятельные. Умные, чтобы понимать, что они не нашли себя на этом поприще и никогда не найдут. Деятельные, чтобы иметь решимость всё в одночасье изменить. В моей группе было 9 человек, из медицины ушло 7 (в том числе я), причём, один из двоих оставшихся практикой почти не занимается, а решает вопросы организации здравоохранения. У второго всё отлично, он преуспевающий хирург, и официальный оклад в 20 тысяч рублей его не смущает нисколько. Правда, наша группа, может быть, не показатель — она была экспериментальной, туда собрали всех школьников-медалистов.

Куда уходят из медицины?

Обычно уходят в фармацевтический бизнес — в медпредставители. Про медпредставителей написано достаточно, есть книга «Как я продавал Виагру», есть даже Сайт по борьбе с фармбизнесом. Кому интересно, что это за звери, может ознакомиться самостоятельно.

Также, врачи часто уходят в любые другие (а не только фармацевтические) продажники — уровень цинизма, подвешенный язык и мировоззрение «врач по образованию — высшая каста» этому способствуют. Уходят в страховые компании, ну или открывают свой околомедицинский бизнес.

В айтишники из медицины уходят редко. Но и не настолько редко, чтобы прямо это был уникальный случай. Даже в США есть свой пример — взять вот компанию Bioware. Врачи сделали шедевральные Baldurs Gate и Planescape.

Почему врач-айтишник — редкость?

Медицинское образование, наверное, в наименьшей степени предрасполагает к тому, чтобы получивший это образование человек начал заниматься компьютерами. Процесс обучения — это тупая зубрёжка и практически полное отсутствие технических дисциплин. Медицина — вообще дело тёмное. Очень много всяких малоизученных до сих пор процессов, эффект плацебо, подавление мнения коллег авторитетом светил, куча экспериментальных методик из разряда «а давайте попробуем на крысах. Работает? Хорошо, ведите добровольцев»…

Здесь очень мало чётких работающих алгоритмов. То, что подействовало на одного пациента, для другого окажется совершенно неэффективным, или вообще губительным, а почему так- можно только гадать. Есть, конечно, доказательная медицина, но доктора упрямо предпочитают полагаться на собственный опыт или на заявления представителей фармацевтических компаний. Для медпредставителей же доказательная медицина — это диалог "- Докажи! — Мамой клянусь!".

Короче, медицина — это один сплошной танец с бубном. То, над чем стебутся люди айтишных и околоайтишных профессий — в медицине это базовый метод лечебной и научной деятельности. Надо признать, что мы до сих пор толком ничего не знаем во всей полноте даже об элементарных, казалось бы, состояниях человеческого организма. Взять тот же аппендицит. Простейшая операция — аппендэктомия, которую, в теории, обязан уметь выполнить в экстренных условиях любой человек с медицинским дипломом (как и трахеостомию). Каждому врачу известны симптомы заболевания и методы диагностики. А что его вызывает? А почему он возникает у одних людей, и не возникает у других? Да хрен его знает, и не ломай себе голову, ты же хирург? Вот и режь к чёртовой матери, не дожидаясь перитонитов.

Почему так много плохих хирургов?

По окончании института единственное, чем в совершенстве овладевает молодой врач — это цинизм и равнодушие к человеческим страданиям и смерти. К какой-либо самостоятельной работе он не способен, да его никто к ней и не допустит — нужна специализация. Многие студенты во время основного обучения чуть ли не с первого курса посещали кружки по будущей специальности. Но ещё больше молодых врачей выбирает специализацию уже на последнем курсе, и выбирает чисто умозрительно — где есть свободные места, какая специальность более модная и востребованная, где больше платят.

Для парней, разумеется, будет естественным выбрать специализацию хирурга. Мужская работа, престижная, денежная — в самом деле, не в терапевты и не в гинекологи же идти? Причём, всяких хирургий масса — есть общие хирурги, есть торакальные, есть урологи, есть нейрохирурги, есть ЛОРы — в общем, долго перечислять, просто поверьте, есть из чего выбрать.

Однако, внезапно оказывается, что хирургом быть тоже дано далеко не каждому. И что не из всякого молодого хирурга получится второй Амосов, Ратнер или Пирогов. Причём, квалификация, конечно, коррелирует со стажем работы, но до определённых пределов. Можно и 20 лет проработать хирургом, при этом тебе доверять будут максимум панариции и вросшие ногти — да и то, хорошего знакомого к тебе не отправят, только всяких люмпенов и нищебродов.

Классический пример хирурга-неудачника — это Женя Лукашин из «Иронии судьбы», работающий хирургом в поликлинике. В поликлинике! Кого он там оперирует? Максимум, пишет неразборчивым почерком «Годен» в медицинской карте после вопроса «Жалобы к хирургу есть?»

Но в большинстве случаев человек остаётся в профессии не полным бездарем (от таких всё же стараются избавляться), а обычным середнячком, осознающим, что своего потолка он уже достиг, а выше головы не прыгнешь. Многие из таких, как раз, спиваются, или уходят в административную работу, либо вообще сваливают из медицины.

Сколько на самом деле получает хирург?

В комментариях многие поливали слезами клавиатуру, прочитав об окладе в 20 тысяч рублей, положенном главному герою.

На самом деле, уж кто-кто, а хирурги (те, у которых руки правильным концом вставлены) — они как раз живут неплохо. Всё дело, естественно, в благодарности пациентов. Благодарность пациентов — это система. О том, сколько в конверте принято дарить врачу, пациенты прекрасно осведомлены. Осведомляют их медсёстры и младший медицинский персонал, а также другие пациенты по цепочке. В Самаре, например, операция не слишком сложная, вроде холецистэктомии, стоит в пределах десятки. За сложные, типа удаления доброкачественной опухоли, скажем, почки — могут содрать уже тридцатник.

Можно, конечно, дать и больше. Можно вообще ничего не дать — никто, в общем-то, не заставляет и со скальпелем у горла не стоит. Но большинство платит. Так принято.

В месяц набегает сумма, вполне сопоставимая с зарплатой тимлида.

Почему уход из медицины — не повод для гордости?

Потому что значительная часть жизни потрачена впустую, а люди вдвое младше имеют огромную фору. Потому что понимаешь, что изначально выбрав правильное учебное заведение, ты бы смог достичь сегодняшнего уровня лет на 10 раньше. Потому что шесть лет жизни, как минимум ты занимал чьё-то место — место того паренька, который не прошёл по конкурсу и стал бы отличным врачом. Который не прошёл, ради того, чтобы ты отучился на врача и стал айтишником — пусть даже и очень хорошим.

Это не история успеха. Стыдиться нечего, но и вдохновляться ей глупо.

Автор: Shaltay

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля