Основы договорной работы в IT: контрагенты и сотрудники

в 12:28, , рубрики: договор, закон стартапа, Законодательство и IT-бизнес, оферта, сотрудники, управление персоналом, юриспруденция

Привет! Продолжаю публикацию своей книги о юридических аспектах IT-бизнеса. Сегодня — про текущую деятельность (заключение договоров, оформление сотрудников). Этот материал вполне актуален и для «обычного», то есть нетехнологического предпринимательства.

Основы договорной работы в IT: контрагенты и сотрудники - 1

  1. Стартапер vs. предприниматель
  2. Выбираем форму
  3. Регистрация
  4. Корпоративное управление
    Как юридически строится компания
  5. Текущая работа
    Договоры и как они работают
    Как проверить партнера по открытым источникам
  6. Налоги
    Что платит IT-бизнес в России?
  7. Государственная поддержка
  8. Цикл стартапа
    Как (в общем) работает венчурное инвестирование
  9. Венчурные сделки
  10. Венчурные фонды
  11. Интеллектуальная собственность
  12. Офшоры и ВЭД
    Преимущества и подводные камни офшоров

Оферта и акцепт

Текущая работа стартапа основана на договорах. Договор – не просто формальность, а важный документ, который фиксирует ваши обязательства перед контрагентом (другой стороной договора).

Не редкость — ситуации, когда у вас с контрагентом совершенно разное представление об обязанностях по сделке, о достаточном вознаграждении, о качестве товара и т. д. Договор же является документом, в котором выражаются ваши согласованные намерения, согласованная воля. Именно поэтому договор заключается в нескольких идентичных экземплярах для каждой стороны и скрепляется их подписями.

Большинство договоров заключается в простой письменной форме. Это означает, что для их заключения не нужен нотариус, а сама форма может быть любой (даже ручкой на салфетке). Более того, подписанными договорами можно обменяться по почте или по email, главное – учесть риски нетипичной формы договора; скажем, договор, заключенный в «Телеграме», будет трудно подтвердить в суде. Поэтому пока оптимисты обмениваются договорами по электронной почте, реалисты требуют поставить подпись на каждой странице.

С точки зрения юриста заключение договора — не одно действие, а несколько взаимосвязанных:

  • одна сторона направляет другой стороне оферту – предложение заключить договор;
  • получатель оферты может принять ее, то есть совершить акцепт,
  • или, в свою очередь, он может начать торговаться: направить тому, кто ее прислал, свои условия (встречную оферту), после чего весь процесс начнется сначала.

Основы договорной работы в IT: контрагенты и сотрудники - 2

ИП Петрова направила ИП Кружкову оферту поставки (разновидность купли-продажи) помидоров. По ее условиям, Петрова поставляла Кружкову тонну помидоров за 15 тыс. ₽. Кружков направил встречную оферту с предложением поставить помидоры за 12 тыс. ₽. Петрова акцептовала встречную оферту. Теперь она должна поставить помидоры за 12 тыс. ₽.

Этот процесс «оферта-акцепт» очень важен для доказывания факта и момента заключения договора. Например, если вы берете товар с полки супермаркета, то акцептуете оферту (ценник). Даже если на кассе вам скажут, что цена была указана неправильно и товар стоит дороже, вы можете потребовать продать по цене на ценнике – ведь вы уже акцептовали оферту и магазин не может отыграть ситуацию назад.

Оферта, которая не адресована конкретному лицу, а направлена сразу на всех, называется публичной офертой.

Если стороны подписывают договор при личной встрече, этот момент и является акцептом оферты. Следовательно, согласно статье 191 Гражданского кодекса, все сроки, указанные в договоре, начинают течь со следующего дня после его подписания. Сложнее определить начало сроков при обмене подписанными договорами: в этом случае моментом заключения договора является момент, когда сторона, направившая оферту, получила акцепт (подписанный другой стороной договор).

ИП Кружков предложил ИП Петровой поставку помидоров в течение месяца. Он направил Петровой подписанный со своей стороны экземпляр договора с проставленной датой подписания (1 марта). Петрова долго не возвращала договор, ссылаясь на болезнь и занятость; в итоге она вернула договор со своей подписью только 23 марта, а 10 апреля уже прислала Кружкову претензию о просрочке.

В этой ситуации просрочки нет: договор считается заключенным с момента, когда Кружков получил акцепт, то есть с 23 марта. Значит, срок поставки длится до 23 апреля вне зависимости от даты подписания договора.

Какие юридические последствия порождает акцепт оферты, то есть заключение договора?
Любой договор закрепляет некоторые права и обязанности сторон. Соответственно, как минимум одна из них обязана будет что-то выполнить в пользу другой стороны. Однако договор – это только условия совершения будущих действий. Факт исполнения договора подтверждается другими документами, которые в обиходе называются закрывающими.

Факт исполнения договора необходимо подтверждать для того, чтобы:

  • контрагент не смог заявить (например, в суде), что вы не выполнили или некачественно выполнили заключенный с ним договор;
  • подтвердить произведенные расходы перед налоговой службой и другими проверяющими.

Факт оплаты договора, если такая оплата проводилась в безналичном порядке (с расчетного счета), подтверждать не нужно: при необходимости банк выдаст выписку со счета. А вот факт поставки товаров, оказания услуг или выполнения работ подтверждается отдельными бумагами – накладной и актами соответственно. Их необходимо хранить.

ИП Петрова поставила ИП Кружкову огурцы на 12 тыс. ₽ по предоплате. Водитель, который привез огурцы, никаких документов у Кружкова не подписал. Через месяц Кружков подал иск с требованием вернуть ему деньги за якобы неисполненный договор, утверждая, что огурцы поставлены не были. Петрова была вынуждена доказывать поставку на основании косвенных доказательств (показаний водителя, записей с видеорегистратора на машине).

ИП Кружков купил тонну помидоров для своего ресторана за 12 тыс. ₽. Водитель, доставивший помидоры, передал ему накладную, однако Кружков ее потерял. Через год ресторан столкнулся с налоговой проверкой. Кружков не смог подтвердить расходы на помидоры (12 тыс. ₽), поскольку не сохранил закрывающих документов. Ему были начислены недоимка, пени и штраф.

Расчеты и обналичивание

Мы привыкли к наличным платежам (кредитки у основной массы наших сограждан появились недавно), в то время как бизнес уже давно работает по безналичным платежам с помощью специальных расчетных счетов. Когда нужно оплатить счет, предприниматель дает своему банку поручение осуществить платеж. Для этого необходимо знать название контрагента, его двадцатизначный расчетный счет и банк, в котором он открыт. Деньги перейдут со счета на счет за несколько часов, реже – на следующий день.

В отличие от переводов «Вестерн Юнион» и других подобных систем переводы между расчетными счетами проводятся через платежную систему Банка России или через взаимные (корреспондентские) счета банков друг у друга: конечно, физически деньги при этом никуда «не ездят».

Основы договорной работы в IT: контрагенты и сотрудники - 3

Государство заинтересовано в том, чтобы предприниматели обменивались деньгами в безналичном порядке: при этом все движения по счету фиксируются, и впоследствии их можно легко поднять (например, при проверке). Проще говоря, безналичный расчет – это +15 к «белизне» бизнеса.

Наличный расчет дает гораздо больше возможностей нечистоплотным предпринимателям. Если наличные поступают в компанию без учета (например, от физических лиц), то у предпринимателя появляется соблазн не класть их на расчетный счет и, соответственно, не учитывать при оплате налогов.

Понимая это, государство старается перекрыть лазейки для распространенных махинаций, которые приводят к появлению неучтенных наличных. Чаще всего барьером на пути наличных становятся кассовые аппараты с фискальными чеками, которые хранятся в памяти машины или в облаке. Таким образом, налоговая (удаленно или во время физической проверки) всегда может посмотреть, сколько денег прошло через конкретный кассовый аппарат. Главное – не допускать продажи мимо кассы (из этой же серии все предложения типа: «Вам не выдали чек – покупка бесплатно»).

Существует достаточно развитый теневой бизнес по обналичиванию переводов. Большое количество фирм-однодневок создается для того, чтобы переводить облагаемые налогами безналичные поступления в неучтенные купюры. С подобными вещами лучше не связываться: во-первых, это уже само по себе противозаконно.

Кружков, единственный учредитель и директор ООО «Алейхем», решил снизить налогообложение и получить наличные деньги не путем вывода дивидендов, а через обналичивание и сэкономить несколько процентов на уплате НДФЛ. Кружков нашел ООО «Лобион», управляющий которого предложил ему перевести безналичный вклад в наличные за комиссию в 8%.

Как оказалось впоследствии, ООО «Лобион» занималось деятельностью по обналичиванию в масштабах всего региона. Через год на управляющего и его коллег было заведено уголовное дело по ст. 172 Уголовного кодекса (незаконная банковская деятельность) и ст. 173 (лжепредпринимательство). Проводки от ООО «Алейхем» были изучены, Кружкова привлекли к делу в качестве свидетеля. Ему доначислили недоимку по налогам и денежный штраф, а в ходе следственных действий из его офиса на полтора года изъяли все компьютеры.

Во-вторых, фирмы наподобие ООО «Лобион» часто занимаются не только обналичиванием, но и отмыванием денег (в терминах нашего законодательства – «легализацией средств, полученных преступным путем»). Следовательно, ваш бизнес окажется связан с преступными организациями.

Основы договорной работы в IT: контрагенты и сотрудники - 4

Отмывание денег, по сути, является противоположностью обналичиванию: чтобы не привлекать внимания правоохранительных органов, преступники создают для своих доходов видимость легального происхождения. Для этого предприятиям, получающим большие наличные поступления, передаются «грязные деньги», якобы в рамках оплаты законных услуг. Во времена Аль Капоне «отмывание» совершали с помощью мелких b2c-предприятий наподобие прачечных. Такие заведения показывали в отчетности неадекватно большую прибыль, поскольку гангстеры проводили через них свои незаконные поступления. Формально же придраться было практически не к чему.

И сейчас бизнес, имеющий большой наличный оборот (например, сети маршруток), часто бывает связан с теневыми кругами. Связываясь с подобными «предпринимателями», легко получить реальный уголовный срок.

Трудовые отношения

В российском праве различают два класса договоров: по трудовому праву и по гражданскому. В ряде случаев (например, когда предприниматель нанимает исполнителя – физическое лицо на выполнение работ) это можно оформить и как трудовой, и как гражданско-правовой договор.
Сравнение трудового и гражданско-правового договора

Основы договорной работы в IT: контрагенты и сотрудники - 5

С точки зрения оплаты по обоим договорам выйдет примерно одинаковая сумма (взносы в ФСС небольшие), но расторгнуть гражданско-правовой договор не в пример проще. Поэтому работодатели предпочитают использовать именно его, чтобы не связывать себя ограничениями Трудового кодекса. Однако на этот случай действует правило: если отношения, урегулированные гражданско-правовым договором, фактически представляют собой трудовые отношения, к ним применяются нормы трудового права. Поэтому важно, заключая гражданско-правовой договор, следить, чтобы он включал результат работ, а также был срочным. Стоит учитывать и остальные признаки.

Директор ООО «Эдельвейс» Ибрагимов заключил с Тохтаровым договор оказания клининговых услуг. В договоре было прописано, что Тохтаров приходит в офис к 8 утра, моет полы и протирает пыль, зимой чистит дорожки от снега. Оплата была зафиксирована помесячно.
Через полгода Ибрагимов уволил Тохтарова. Тот обратился в суд, где было признано, что фактически речь шла о трудовых отношениях. Ибрагимова обязали снова заключить с Тохтаровым трудовой договор на тех же условиях, а также выплатить ему заработную плату за весь период с момента увольнения.

Почему работодатели не любят заключать трудовые договоры? Дело в том, что наш Трудовой кодекс, наследуя документы эпохи победившего пролетариата, дает работнику массу гарантий.

Самые явные гарантии касаются увольнения. Если в американских фильмах босс может просто сказать: «Ты уволен» – и работник пойдет собирать вещи в коробку, то в России сделать это против воли работника практически невозможно. Даже если он прямо нарушает договор (плохо работает, опаздывает), придется собрать целую комиссию, для того чтобы доказать это, а затем еще предоставить такому работнику второй шанс. Есть и другие парадоксы.

Обычно увольнение происходит по одному из трех сценариев:

  1. За нарушения (по статье). Если работник пришел пьяный или прогулял, нужно составить соответствующий акт с несколькими подписями. Если он просто плохо работает, придется провести аттестацию. В целом, любые нарушения приходится детально аргументировать, поэтому за них увольняют редко. Чаще работнику предлагают уволиться по собственному желанию. В этом случае работодатель приложит меньше усилий, а работник получит трудовую книжку без неприятных подробностей.
  2. По собственному желанию. Это самый бесконфликтный вариант. В этом случае работник должен отработать две недели (по соглашению с работодателем можно и меньше). Затем он получит окончательный расчет (в том числе оплату неиспользованного отпуска) и документы на руки – если, конечно, не передумает уходить.
  3. По соглашению сторон. Если работник упрямится, работодатель может попробовать договориться с ним о дополнительных компенсациях при условии увольнения. Это называется увольнением по соглашению сторон: по сути, речь идет о сделке «ты увольняешься – я плачу компенсацию».

Помимо трудового договора в трудовых отношениях фигурирует еще несколько документов, и прежде всего – трудовая книжка. В этот пережиток советского строя записывают всех работодателей – так книжка подтверждает стаж и компетентность работы. Сейчас смысла в ней немного: трудовая история все равно фиксируется в Пенсионном фонде, а трудовых книжек каждый может завести хоть миллион. Многие имеют их по несколько штук для одновременной работы в разных фирмах.

Однако организации до сих пор обязаны хранить трудовые книжки. Причем документы, регламентирующие их хранение, отчетливо отдают нафталином:

«Приходно-расходная книга по учету бланков трудовой книжки и вкладыша в нее и книга учета движения трудовых книжек и вкладышей в них должны быть пронумерованы, прошнурованы, заверены подписью руководителя организации, а также скреплены сургучной печатью...»
(из Постановления Правительства «О трудовых книжках»).

Помимо трудовых книжек организации должны вести массу документов по личному составу (кадровых документов). Причем не только вести, но и хранить от 50 до 75 лет! Таким документами, например, являются:

  • штатное расписание – таблица, где указаны все ставки (должности) компании. Чтобы принять работника, работодатель должен открыть у себя ставку с такой зарплатой;
  • личная карточка работника – что-то наподобие личного дела с информацией о сотруднике: где служил, какой вуз окончил, какой язык знает. До 1997 года там были графы «партийность» и национальность»;
  • табель учета рабочего времени – таблица, в которой отмечается, кто из работников пришел на работу и когда.

Подавляющее большинство этих документов давно ведется на компьютере (в «Экселе» или бухгалтерском софте). Однако по закону огромное количество бумаг нужно дублировать в бумажном виде. За соблюдением этих требований следит специальная служба – Роструд. Раньше она проверяла организации по своему желанию, сейчас делает это в основном по жалобам сотрудников.

К счастью, постепенно мы отходим от архаичных требований. Уже нет обязательных форм трудовых документов, а с 2017 года. микропредприятия (с численностью до 15 сотрудников) вообще могут ограничиться типовыми трудовыми договорами – лишь бы платили отчисления во внебюджетные фонды. Хочется верить, что когда-нибудь и трудовые книжки канут в Лету.

Работники и права на контент

Работодатели обычно считают, что права на контент, созданный штатными сотрудниками, по умолчанию принадлежат организации. На самом деле это совершенно не так. Ни то, что создано на оборудовании работодателя, ни то, что сделано в рабочее время, не становится собственностью работодателя автоматически.

Токарь Петя в свою смену вместо того, чтобы заниматься своей работой, выточил на заводском станке гениальный механизм. Завод потребовал передать ему все права на него. Имеет ли он такое право? Нет, поскольку рабочий действовал вне рамок своих рабочих обязанностей. Все, что создано за пределами трудового договора, принадлежит только работнику.

Фактически интеллектуальная собственность переходит к работодателю при одновременном соблюдении следующих условий.

  1. Создание произведения входило в трудовую функцию работника, в его трудовые обязанности (ст. 1370 Гражданского кодекса). Трудовые обязанности могут указываться в трудовом договоре или, если трудовой договор написан общими словами, в дополнительной должностной инструкции. Помните главу про текучку? На работника распространяются все внутренние документы, принятые работодателем.

    Маша написала код и отказалась передавать его работодателю. В заключенном с нею договоре не прописано, что Маша «пишет код на C#», поэтому она вправе сказать, что действо-вала вне рамок своих трудовых обязанностей.

    Работодатель показал должностную инструкцию, где указана обязанность «писать код на C#», а также приказ, которым Маше поручалось написать определенный алгоритм. Однако Маша сказала, что никогда не видела этих документов и, соответственно, подписывать их не будет. В данной ситуации Маша права: работодателю вряд ли удастся доказать, что Маша знала о существовании этих документов.

  2. Результат выполнения задания передан и зафиксирован – в идеале, актом или служебной запиской, содержащей результат (скрины, расшифровки и пр.). В ином случае работник всегда может сказать, что задание не выполнил и, соответственно, не мог никому передать результат.

    Маша работала программистом в ООО «Кодер». Однажды она продала часть своего кода конкурентам из ООО «В продакшен». Начальник узнал об этом и вызвал ее на ковер, однако Маша не растерялась и сказала, что переданный конкурентам код писала дома, в нерабочее время.До тех пор, пока у начальника не будет доказательств того, какой код Маша написала для ООО «Кодер», остановить утечку будет невозможно.

Также есть важное условие передачи кода работодателю – вознаграждение (причем заработная плата надлежащим вознаграждением не считается). Само по себе отсутствие вознаграждения не приводит к возврату IP работнику, но у того появляются основания подать судебный иск о компенсации.

Если не все условия соблюдены, у работника появляются возможности сохранить интеллектуальную собственность за собой. В этом случае он может не ругаться с работодателем, а перейти к конкуренту, захватив с собой все результаты работы.

В ряде случаев полностью соблюсти требования законодательства сложно. Например, фирма занимается разработкой, сотрудники работают по тикетам и выкладывают обновленный код в общий репозиторий; дублировать это актами и листингом, конечно, странно. Поэтому режим интеллектуальной собственности в организации представляет собой баланс: с одной стороны, закрыть основные риски, с другой – сохранить адекватность в глазах работников.

Например, исходный код можно защитить как ноу-хау по NDA; можно передать на CD/DVD-R и расписаться на них; можно детально прописать порядок загрузки во внешний эталонный репозиторий с персональных аккаунтов. Как вариант, можно вынести все отношения по интеллектуальной собственности в отдельные (авторские) договоры, которые гораздо проще составлять, подписывать и переводить на английский для инвесторов.

Опционы

После «Кремниевой долины» многие российские стартаперы стали предлагать работникам опционы – поощрения в виде долей или акций стартапа. Наделяя сотрудников долями (или правом купить долю по номиналу после определенного срока работы), работодатель экономит на зарплате и повышает мотивацию сотрудников. Чем быстрее развивается компания, тем дороже становится вместе с ней опцион.

Однако не все так просто.

  1. грамотно организовать опцион сложно. Грамотная организация означает, что сотрудник уверен, что получит опцион, а работодатель уверен, что сотрудник не будет вмешиваться в управление фирмой. Неквалифицированные юристы организовывают опционы двумя способами (оба неправильные):
    — сотрудники получают от работодателя обещание передать им долю – в этом случае по российскому праву работодатель ничем им не обязан и всегда может забрать свое обещание назад;
    — сотрудники сразу получают долю в компании – это делает их полноценными участниками фирмы, включая право на часть ее прибыли, а также возможность участвовать в управлении и блокировать невыгодные решения. Это создает проблемы крупным участникам компании, в первую очередь инвесторам.
  2. опционы передают сотрудникам без системы и без установленных показателей эффективности (KPI). В результате, в лучшем случае ничего не меняется, а в худшем – сотрудники излишне проникаются новым статусом и просто перестают работать.
  3. опцион сам по себе не дает сотруднику дополнительной прибыли. Чтобы конвертировать долю участия в компании в прибыль, ее надо продать, а кому нужна миноритарная доля в убыточном предприятии? Без условия о присоединении к инвестиционной сделке (tag-along) или о выкупе опциона компанией сотрудник может ждать реализации опциона годами.

С учетом этих факторов я не советую увлекаться раздачей сотрудникам опционов на ранних стадиях, не заручившись поддержкой инвесторов. Если же по каким-то причинам использование опциона неизбежно, лучше использовать «фантомный опцион» — по сути, договор о дополнительной премии работнику за выполнение установленных KPI. Единожды переданную долю в стартапе очень сложно вернуть, а большое количество собственников – всегда хуже, чем один.

Для тех, кто не хочет ждать публикации остальных глав на Хабре — ссылка на PDF полной книги есть в моем профиле.

Автор: Roman_Yankovskiy

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля