Cинхронный перевод: как это устроено

в 19:53, , рубрики: Блог компании ABBYY, перевод, синхронный перевод, управление персоналом, управление проектами

Cинхронный перевод: как это устроено - 1От редактора. Сделать эту статью меня вдохновил Milfgard. Я вернулась с семинара, который всепомогающая редакция Хабрахабра провела для редакторов корпоративных блогов. Сергей рассказывал там, что интересная информация есть в любой компании, надо только уметь её раскопать. Я вернулась с семинара, открыла Facebook и увидела там короткую заметку о том, что ABBYY LS — одна из наших компаний, которая занимается лингвистическими услугами — организовала весь синхронный перевод на торгово-экономическом форуме, где участвовали Россия, Монголия и Китай. Вот бы раскопать, как устроен синхронный перевод на крупном международном форуме… В раскопках мне помогала наш новый автор AnastasiyaMaksimova, ну а что у нас с ней получилось — читайте ниже. luciana

В некоторых вузах, где обучают будущих переводчиков, есть такое упражнение. Преподаватель начинает читать какой-то текст, а вы должны повторять за ним с отставанием в 3-4 секунды, ни на что не отвлекаясь. Просто повторять слово в слово, не добавляя ничего от себя и ничего не забывая. Неподготовленные «отваливаются» через минуту-две, те, кто покрепче, выдерживают минут десять. В какой-то момент твоё сознание съеживается до тонкой цепочки слов, ты ни о чем не думаешь, ничего не замечаешь вокруг себя — просто повторяешь.

Это упражнение — лишь слабая тень настоящей работы синхрониста. Профессия синхронного переводчика входит в Top 10 самых стрессовых профессий в мире, по мнению Forbes.

Какие бывают устные переводы

Устные переводы бывают синхронные и последовательные. Последовательный перевод осуществляется в паузах между отрезками речи спикера, равными примерно 5 предложениям. Выглядит это примерно так: спикер произносит реплику и делает паузу, давая возможность переводчику обработать информацию и перевести ее. Обычно последовательный перевод используют на небольших мероприятиях, где можно относительно безболезненно умножить время выступления на два — например, на деловых встречах и переговоров один на один, или на протокольных мероприятиях. Главное достоинство такого типа перевода в том, что переводчик очень точно передает содержание беседы.

Второй тип устного перевода — синхронный перевод, самый психологически и физически тяжелый, во время которого переводчик транслирует речь спикера с отставанием в несколько слов или в 2-4 секунды. Обычно он используется на крупных мероприятиях с жестким графиком, который нельзя нарушать. Синхронные переводчики, как правило, работают в специальных звукоизоляционных кабинах в наушниках и с микрофонами. «Как правило», потому что иногда они работают техникой «нашептывания», то есть ходят за участником мероприятия (встречи) и в прямом смысле слова нашептывают перевод ему на ухо. На крупных мероприятиях синхронисты всегда работают по двое, потому что одному человеку физически не справиться с такой нагрузкой. Переводчики должны сменяться максимум каждые полчаса (лучше — чаще).

Как устроена кабина переводчика

Синхронный перевод требует большой концентрации, поэтому важно, чтобы переводчика ничего не отвлекало. Такие условия помогают создавать небольшие звукоизоляционные кабины. Это не просто «какие-нибудь» самодельные кабины, а специальные кабины для синхронного перевода.

Cинхронный перевод: как это устроено - 2

Очень важно, чтобы кабина обеспечивала звукоизоляцию, климатические условия и хороший обзор на спикера. Конструкция таких кабин обычно довольно примитивная: они состоят из нескольких панелей — стены, двери, окна и крыша. Бывают напольные и настольные, их еще называют «скворечниками».

Cинхронный перевод: как это устроено - 3

Так как редко в каких конференц-холлах есть свои кабины для синхронистов, обычно все кабины мобильные, их можно разобрать и везти хоть на машине, хоть взять с собой в самолет.

Звукоизоляция достигается за счет специального пеноматериала с алюминиевой фольгой или других звукопоглотителей. Если кабина будет недостаточно акустически изолирована, переводчики будут слышать в наушниках все, что им слышать не нужно — разговоры между делегатами, шуршание бумаги, кашель и все остальное, что будет сбивать их с мысли и мешать работать.

Существуют определенные стандарты звукоизоляции, а если точнее, то:

21 дБ на частоте 250 Гц;
24 дБ на частоте 500 Гц;
27 дБ на частоте 1000 Гц;
30 дБ на частоте 2000 Гц;
33 дБ на частоте 4000 Гц.

За счет высокой степени звукоизоляции такие кабины практически не пропускают воздух извне “естественным” путём, поэтому все они оснащены системой вентиляции с принудительной вытяжкой воздуха, иными словами — двумя малошумящими вентиляторами. Воздух в кабине должен обновляться примерно каждые 3 минуты. В кабинах всё равно бывает душно, поэтому, как вы видели на фото выше, переводчики иногда жертвуют тишиной ради свежего воздуха.

В кабине большие окна — переводчик должен хорошо видеть все, что происходит перед ним на сцене — следить за артикуляцией спикера и за его презентацией, чтобы ничего не упустить.

Cинхронный перевод: как это устроено - 4
Вид из кабины

Разумеется, у переводчиков также должно быть свободное пространство, чтобы положить туда материалы конференции или поставить ноутбук.

Комплекс для синхронного перевода (СПР), состоит из кабины, о которой мы уже рассказали, помехоустойчивого цифрового инфракрасного оборудования, наушников с приемниками для участников и звуковой аппаратуры.

Как устроен звук

Если кратко, то акустическая система устроена примерно так: звук забирается с микшерного пульта и выводится в пульт, который является частью оборудования для синхронного перевода в кабине переводчиков.

Cинхронный перевод: как это устроено - 5

При помощи пульта переводчик слушает выступающего, переводит его речь в микрофон, регулирует громкость, частоты и другие характеристики звука. Например, может нажать кнопку Mute, если закашлялся или если сейчас очередь его напарника переводить. Их наушники, кстати, звукоизоляционные, чтобы переводчикам не приходилось слышать собственные голоса. Они говорят свой перевод, этот перевод поступает обратно на центральный блок, а оттуда уходит на излучатель, который через ИК-сигналы выходит на отражатели. Отражатели же пускают это излучение по всей аудитории, приемники у аудитории «ловят» его и передают сигнал в ухо.

Излучатели, которые передают сигнал, работают, как правило, на базе одной из двух технологий: радио и передача звука по ИК-каналу. У первого варианта есть два серьезных плюса: во-первых, для него не требуется монтаж, во-вторых, можно выходить за территорию и ходить с наушником в радиусе волны. Участник конференции получает небольшой карманный радиоприемник с селектором каналов и миниатюрным наушником. Такой вариант подойдет для «сложных» помещений — с колоннами, возвышениями и другими препятствиями — или для открытых пространств. Но есть и минусы — радиоканал может запараллелиться с сигналами с другого оборудования, может быть заглушен «глушилками», помимо этого в радиоканале бывает технический шум.

Инфракрасный излучатель работает по тому же принципу, что и телевизионный пульт. Сигнал идет четкий, отличного качества, но приемники работают только в прямой видимости от излучателя. То есть если засунуть приемник в карман, сигнал пропадает.
Дотошный читатель наверняка скажет, что беспроводные наушники с инфракрасной передачей, которые можно потрогать в магазине, дают просто отвратительный звук. Конечно, для организации синхронного перевода берут профессиональное высококлассное оборудование, и с качеством звука там полный порядок.

Трудности обычно возникают при настройке «родного» звукооборудования зала и оборудования для синхронного перевода. К примеру, у выступающего выключился микрофон, он решает, что зал не такой уж большой, он вполне справится своими силами — и начинает вещать уже без микрофона, при этом переводчикам в наушники звук, разумеется, не идет. Обычно такие случаи решаются с помощью гонца техника, который все время сидит рядом с кабиной. Но, случается, и переводчикам приходится проявить находчивость. На одной конференции был случай, когда звук перестал идти в наушники переводчикам, но в аудиторию продолжал идти. Кабина была не закрытая, как обычно это бывает, а настольная — «скворечник», с открытой задней стенкой, — и переводчики подняли свои пульты, поставили на крышу и говорили в микрофон. Так и стояли два часа.

Иногда бывают чисто механические проблемы с проводкой. Однажды мы организовывали синхронный перевод на одном крупном мероприятии в Грозном, где работать пришлось на огромной арене. От кабины по всей арене расходились провода, а излучатели располагались по периметру зала под самым куполом. Соответственно, все, кто сидел наверху, то и дело задевали ногами эти провода, и те разъединялись. Техник тогда носился по всей арене и постоянно поправлял провода.

Иногда бывают нестандартные случаи. В прошлом году на «Пикник. Афиша» мы делали синхронный перевод на занятии по йоге. Тренер вводил слушателей в медитацию, давал подробные инструкции, а наша задача была в том, чтобы участники могли выполнять асаны и одновременно слышать тренера. Важно было, чтобы процесс перевода был максимально незаметен и не мешал участникам погрузиться в себя. Мы тогда решили совсем не выводить звук в колонки и раздали всем участникам приёмники, которые они прицепили себе на одежду. Спикер говорил в микрофон, звук с микрофона шел непосредственно в наушники

Как устроен перевод на несколько языков

Иногда на форумах выступают ораторы не на одном иностранном языке, а на нескольких. В этих случаях слушатели могут просто переключаться между каналами перевода у себя на приемниках. Максимальное количество каналов — 32. При этом часто перевод осуществляется в несколько этапов.

Например, спикеры Восточного экономического форума в 2015 году выступали на пяти языках: английском, корейском, китайском, русском и японском. На каждой сессии форума их сопровождали 32 синхронных и 19 последовательных переводчиков. 18 переводчиков работали с английским и по 11 человек — c каждым из азиатских языков.

Перевод ВЭФ проходил параллельно в 11 залах, при этом участники каждой сессии могли переключаться на любой из пяти доступных языков. Такая сложная схема обеспечивалась несколькими этапами перевода: если спикер говорил на китайском, его речь переводили сначала на русский, а другие переводчики переводили уже с русского на корейский, японский и английский.

Как устроены переводчики

Подбор переводчиков

Подбор переводчиков — это всегда очень кропотливая работа для организаторов. Конечно, мы стараемся работать с теми, в ком уверены на 100%. Здесь всегда два пути, один длинный, другой короткий. Короткий путь — это начать работать с уже «готовым» переводчиком. Если у синхрониста впечатляющее резюме, опыт работы по этой тематике, а еще один из наших проверенных переводчиков-старожилов уже работал с ним в паре, шансы на благополучное сотрудничество отличные. Рекомендации в индустрии устных переводов играют огромную роль. Это не тот случай, когда друг будет советовать друга, потому что у них прекрасные личные отношения. Ведь ему работать с ним в паре. Второй путь более длинный — это «выращивание» собственных кадров, когда не очень опытный, но талантливый переводчик, стремится к лаврам синхрониста и готов работать над собой.

Но вне зависимости от того, как к нам попал переводчик, мы обязаны организовать первичное тестирование. Мы просим кого-то из наших проверенных переводчиков послушать новичка. В назначенное время отправляем ему ссылку, скажем, на ролик на YouTube, а затем по телефону или по Skype слушаем его перевод.

Для некоторых проектов перед лингвистическим тестом мы проводим “тест на адекватность”. И это не шутки: когда мы готовились к ВЭФу, мы даже привлекали для этих целей HR-отдел. И только те, кто прошли собеседование, допускались на лингвистическое тестирование. Это очень важная часть отбора, потому что мы должны быть уверены, что во время работы «в поле» переводчик не выкинет ничего неожиданного. Уровень стресса у людей этой профессии зашкаливает, поэтому человек должен быть спокойным и уравновешенным.

Даже самые бывалые и опытные переводчики очень нервничают, когда их тестируют. Поэтому нужно дать время синхронисту разогнаться. Во время синхронного перевода мозг работает очень интенсивно, его невозможно «раскочегарить» за секунду. Поэтому, когда мы проводим тестирование, всегда слушаем человека в течение 10-15 минут, потому что уже через 5 минут ситуация становится понятнее. У нас бывали случаи, когда сессия началась, перевод запущен, и в первую минуту переводчик выдает какой-нибудь перл или пропускает первые две фразы. Зато потом переводит блестяще.

Двое в одной лодке

Работа в паре для синхронистов — это реальная необходимость. При этом важно, чтобы переводчики хорошо дополняли друг друга. Некоторые синхронисты работают в одной команде на протяжении многих лет. Они не только сменяют друг друга во время перерывов, но и помогают: если один переводчик не может перевести какое-то особенно сложное слово, у второго есть секунда-полторы, чтобы найти это слово в словаре.

Cинхронный перевод: как это устроено - 6

Как правило, переводчики берут с собой в кабину ноутбуки, на которых могут открыть презентацию и наброски по проекту (например, список фамилий и должностей спикеров, торговые марки и их верное произношение, ещё какие-либо специфические термины). Если спикер вдруг начинает говорить на тему, о которой заранее не сообщалось и с которой переводчики не знакомы, то второй переводчик в помощь первому может загуглить термин или поискать его в википедии, чтобы было понятно, о чём речь.

Бывают забавные случаи, когда организаторы конференции не предупреждают о некоторых особенностях перевода, и этот сюрприз переводчиков поджидает уже на мероприятии. На одном из крупных форумов у нас был случай, когда рядом располагались две кабины — переводчиков с английского и китайского. И вот, когда один из спикеров завершил свою речь на английском, вышел другой спикер, китаец. Английская кабина расслабилась, и вот оратор начинает говорить, а перевода нет. «Англичане» подбежали к китайской кабине, спрашивают: «А почему вы не переводите?», а те отвечают: «А это не китайский». «А какой?» — растерялись «англичане». Мы не уверены, говорят, но нам кажется, что английский. На самом деле, был английский, просто с таким акцентом, что даже профессиональные переводчики не сразу это поняли.

Существует расхожее мнение, что, поскольку синхронный перевод сложнее последовательного, синхронист может отлично работать и на последовательном переводе. Это не так. Обычно у человека только одна суперспособность. Если для синхронного перевода должен быть по-особому «настроен» мозг, то для последовательного нужен большой объем «оперативной памяти», потому что нужно много запоминать. Синхронисты не владеют переводческой скорописью и не умеют запоминать информацию, их «фишка» — это скорость, а стандарт запоминания последовательного переводчика — 5 средних предложений.

В любом случае, переводчики должны быть очень находчивыми и, да, готовыми к стрессам. Один из наших блестящих последовательных переводчиков делился одним своим не самым приятным опытом. Рассказал, как приехал на заказ, а его вдруг посадили в кабину и говорят: «Будешь синхронить. 4 часа». Он в панике. А это была встреча двух министров экологии, так что нельзя было просто встать и уйти (хотя очень хотелось). Говорит, это была самая страшная и тяжелая практика в его жизни. Отработал. Вышел из кабины весь мокрый.

Как устроен работает мозг переводчика

Медицинские эксперименты установили, что во время работы пульс синхрониста достигает 160 ударов в минуту. После получаса мозг включает охранительное торможение и наступает «мертвая точка». Пруф-линка не будет, но мы видели много синхронистов в работе — честно говоря, похоже.

Синхронный перевод — это больше, чем простой билингвизм, считает Нэрли Голестани, лидер группы исследователей в лаборатории мозга и языка Женевскго университета. Два языка активны в одно и то же время: переводчик вынужден одновременно воспринимать речь и воспроизводить. Поэтому в процесс вовлечены не только участки мозга, отвечающие за языки, но и другие, более высокого уровня. Какие это области, удалось выяснить в ходе функциональной магнитно-резонансной томографии. Как пишет Нэрли, существует целая сеть различных зон мозга, которые делают процесс перевода возможным. Одна из этих зон, разумеется, зона Брока, которая отвечает за речедвигательные органы и рабочую память, которая помогает поддерживать внимание. Эта зона также связана с соседними отделами мозга, которые отвечают за воспроизводство речи и понимание. Весь вопрос в том, как именно переводчики «переключаются» между этими зонами? Как мозгу удается ими руководить?

Две области в полосатом теле послужили ключом и ответом на вопрос, как же мозгу переводчиков удается «менеджерить» такие сложные задачи: хвостатое ядро и так называемая «скорлупа» (putamen). Нейробиологам уже известно, что эти структуры служат для выполнения таких сложных задач, как обучение, а также планирование и выполнение движения. Это означает, что не существует единого мозгового центра, который занимался бы исключительно контролем за переводом, в него вовлечены множество зон и областей мозга. Подробнее — читайте здесь.

Переводчик — тоже человек

Есть важная деталь, которая часто ускользает от организаторов мероприятий, особенно крупных. Переводчики часто воспринимаются как «ресурс» — с одной стороны, это так и есть: вот работа, её нужно выполнить, и вот он — тот, кто может. Но важно помнить, что он — тоже живой человек, которому нужно отдыхать и который может испытывать дискомфорт, хотеть пить или выйти подышать свежим воздухом. Когда мы отправляли переводчиков на экономический форум во Владивосток, где им предстояло несколько суток напряженной работы, каждому из них выдавали памятку о здоровье: к примеру, сколько часов стоит спать и сколько пить воды в сутки, как перенести акклиматизацию и куда обращаться, если почувствуешь себя плохо. Для синхронистов отдых особенно важен. Очень часто переводчиков начинают отвлекать в обеденный перерыв, когда им просто необходимо перевести дыхание перед следующей сессией. Их работа и без того непростая, не стоит усложнять ее еще больше.

Автор: ABBYY

Источник

Поделиться новостью

* - обязательные к заполнению поля