13 сюрпризов неайтишной компании

в 13:33, , рубрики: информационные технологии, карьера, Карьера в IT-индустрии, менеджмент, управление персоналом, управление проектами

Отработав много лет в компаниях, занимающихся разработкой программного обеспечения на заказ, невольно начинаешь задумываться — а как всё-таки выглядит вся эта суета с другой стороны, со стороны заказчика? Грешным делом начинает казаться, что там всё просто и понятно, все люди сведущи и профессиональны, решения принимаются осмысленно и обоснованно, да и вообще, жизнь кипит, а не как в этом нашем айтишном болоте…

Пару-тройку лет назад подобные соображения подтолкнули меня попробовать поработать в компании, где источником дохода является что угодно, только не разработка софта. Удачно подвернулось предложение от бывших коллег занять должность IT-директора в одной из ведущих организаций финансовой сферы, и я приступил к кипучей деятельности, браво закатав рукава. Теперь, спустя некоторое время, с высоты, так сказать, полученного опыта, хочу поделиться сюрпризами, что ожидали меня на этом пути – конечно, те, кому уже довелось поработать в разных сферах и разных организациях, скорее всего не обнаружат тут для себя ничего ни нового, ни удивительного, однако для наивных айтишников вроде меня, видавших доселе только однотипные «бодишопы»-аутсорсеры, что-то может показаться и вправду неожиданным.

  1. Внезапно живые женщины
    В первый же рабочий день я был в полнейшем ступоре просто от созерцания офисного народонаселения. Не секрет, что в айтишных конторах, как правило, работают в основном относительно молодые мужчины, плюс секретарша, менеджер по персоналу, бухгалтер, может быть юрист и пара-тройка девушек на технических позициях вроде аналитики или тестирования. На сотню работников, что выливается примерно в 90% мужского населения, что с годами начинает восприниматься как норма. Нет, конечно, утром по пути в офис ты замечаешь, что спешащих на работу людей примерно поровну, и все эти представительницы прекрасного пола тоже где-то должны работать, но когда я воочию увидел компанию, где практически две трети женщин – это был, честно сказать, шок. Без какой-нибудь сексистской подоплёки – просто невероятный отрыв от привычного положения вещей, к которому приходится привыкать, по первому времени тщетно пытаясь не охренеть в лифте с десятком коллег противоположного пола.
  2. Внезапно взрослые люди
    Подавляющее число разработчиков – люди относительно молодые. Статистикой не владею, могу только сказать, что в свои примерно 40 я почти везде, где доводилось поработать в последние годы, оказывался в верхних 5% по возрасту – проще говоря, большинство коллег оказывались младше меня. Здесь я поначалу просто заподозрил что-то «неладное», и только потом на глаза попалась официальная статистика, утверждавшая, что средний возраст в компании… около 43 лет. Чёрт, да впервые за последние лет двадцать я оказался моложе среднего в компании, где работаю – снова почувствовал себя молодым. Есть из этого момента и некоторые следствия, скажем так, неопределённого характера – например, впервые мне довелось провожать на пенсию коллегу, ведь в айтишных компаниях такого просто не бывает! Вызывает странные ощущения внутри организма, как-то связанные с внезапным осознанием течения времени, бренности всего сущего, и т.п.
  3. Непрерывные празднования
    Вот уж не знаю, почему, но айтишные конторы таковым не слишком грешат – да, конечно, поедят тортиков на день рождения, да и дело с концом. Здесь же… конечно, дни рождения, потом именины, все религиозные праздники, плюс 8 марта, и т.д., и т.п. Причём по каждому поводу собираются деньги (находятся коллеги, которые готовы тратить время и нервы на эту муть, лишь бы не работать), накрываются столы, в особых случаях даже режутся салаты и устраиваются песни и пляски – не вру! Для некоторых случаев даже нанимался профессиональный хореограф для постановки всех этих хороводов, с многодневными репетициями в митингрумах и корридорах. Пьяных драк только не было, поскольку с алкоголем тут строго, да и слава богу.
  4. Жизнь за компанию
    Каков привычный срок работы на айтишную компанию? Правильно, года два. Отработал три? Старожил. Пять? Ну, наверное, ты основатель и не хочешь бросать своё детище. И вот когда такая схема прочно укореняется в мозгах, вас ожидают непередаваемые ощущения на первом же ежегодном корпоративе, когда начальство начинает вызывать на сцену ваших коллег для выдачи грамот и ценных призов (опционально) за лояльность к компании. Вот идут те, кто проработал 5 лет, 10 лет, 15 лет, 20 лет, 25 лет… и их набивается если не полная сцена, то вполне прилично! То есть вот стоят реальные люди, которые четверть века оттарабанили на одну контору, которую за это время дважды перепродали и четырежды сменили название! В голове это категорически не укладывается, по крайней мере мне так и не удалось отскрести челюсть от пола.
  5. Жёсткая иерархия
    Для контраста: обычная структура айтишной конторы средней руки – это нечто весьма аморфное, и в то же время довольно плоское. То есть имеются, конечно, всякие там директора, менеджеры, тимлиды – однако назвать это иерархической структурой язык не поворачивается, в основном потому, что соль конторы айтишной – это проекты, суть образования временные, вокруг которых и возникают, как правило, какие-то зыбкие структуры. Привыкли? Отлично. А в неайтишной конторе всё не так! Структура многоуровнева, незыблема и священна. Своё место в ней блюдётся яростно и всеми возможными способами и средствами. И нет большего оскорбления, чем спутать должность человека, и назвать его специалистом, когда он давно уже старший специалист! Самое интересное, что в 80% случаев все эти звания, титулы и места в иерархии – абсолютно пустой звук, но самими работниками им присваевается настолько грандиозное значение, что зачастую просто хочется плакать, наблюдая, как вполне себе взрослые (см. пункт 3) люди определяют себя и строят своё поведение, основываясь на ничего не значащей «лычке».
  6. Жёсткие границы
    Оказывается, «not my job» — священная мантра, которую дозволяется постоянно применять всем, включая представителей самых нижайших иерархических каст. В то время, как айтишники несмело пропагандируют концепции вроде «collective ownership», в неайтишной конторе это – ересь, хуже которой, пожалуй, только нарушение иерархии. Тут каждый в точности знает, что он обязан делать на своей позиции, и не делает абсолютно ни малейшего движения ни одним своим мизинцем, если это движение не описано в его должностной инструкции. Казалось бы, отлично! Чёткость, ясность, определённость процессов – это прекрасно, однако стоит учесть, что ничто не бывает идеальным. Случается, что какая-то важная часть работы по недосмотру оказывается ничейной – тогда вы приплыли. Никто, ни за какие коврижки не согласится её выполнить, даже если всем вокруг очевидно, что сделать эту часть работы обязательно нужно. Хуже того, стоит кому-то уйти в отпуск или заболеть, если по невозможности это сделать или просто по забывчивости не будет официально назначен заместитель – всё, работа встала. Никто и никогда не возьмётся «впрячься» за коллегу, даже если это будет стоить 15 минут времени в неделю и ровно никаких мозговых усилий (буквально, это true story).
  7. Карьерный ужас
    Покуда за айтишниками гоняются стада рекрутеров, униженно упрашивая пообщаться на предмет открытых вакансий, в неайтишной среде всё совсем не так: рынок труда принадлежит по большому счёту работодателю. Он тут и царь, и бог, за редким исключением всё тех же местных айтишников, а также – немногочисленных узких специальностей, где ситуация похожа на айтишную. Из этого имеется ровно два важных следствия: во-первых, подавляющее большинство коллег имеет в глазах животный страх перед лицом начальствующим, в силу того, что в его силах взять да и прервать твою многолетнюю эпопею на своей теперяшней позиции. Страх усугубляется тем, что чем долше человек работает на одной позиции и в одной организации (см. также пункт 4), тем больше он становится пригоден только и единственно для работы на этой самой позиции. В итоге, чем дальше – тем хуже, и начальство этим активно пользуется для самовозвышения и местечкового властвования. Второе следствие – начальство понятия не имеет, как себя вести с теми же айтишниками, где всё происходит с точностью до наоборот, и в итоге наиболее адекватные айтишники просто разбегаются туда, где ценить их будут больше, да и платить, впрочем, тоже.
  8. Начальственный ступор
    Удивительным образом сочетается с тем, что работники в большинстве случаев – вполне себе сформировавшиеся люди, с приличным опытом работы, семьями, и т.п. Но, тем не менее, факт: свободно пообщаться ты можешь только с работниками, которые находятся на твоём иерархическом уровне, или на двух смежных – сверху и снизу. Попытка обратиться к кому-то вне этого диапазона напрямую вызывает начальственный ступор: вне зависимости от того, обращаешься ли ты к кому-то чересчур выше или чересчур ниже себя, субъект впадает в кататоническое состояние, вызванное тем, что он не знает, а что вообще тут происходит? Если вы посылаете е-майл, то он скорее всего останется неотвеченным, звонок тоже, а если провернуть немыслимое при личной встрече – можно понаблюдать натуральное остолбенение организма, остекленение взора, бессвязное бормотание, поспешное бегство, симуляцию входящего телефонного звонка, и прочие забавные эффекты. Реакция, судя по всему, физиологическая, и потому разрешению ситуация не подлежит – остаётся только тратить тысячи времени на обращение к нужным людям через иерархических посредников. Интересно также, что у аборигенов такая система не вызывает не то что возмущения или удивления, но даже каких-то неудобств.
  9. Неайтишные неайтишники
    Это, вобщем-то, скучный пункт – столько анекдотов придумано на эту тему; однако в личной практике человека, много лет на работе окружённого айтишниками, такое приключается когда-то в первый раз. Вот и мне впервые выдали лаптоп без админских прав. Вот и я впервые наткнулся на орды коллег, которые не в состоянии скопировать файл, удалить приложение из письма, подключить проектор, подключиться к беспроводной сети без пароля, распечатать документ, отключить микрофон в веб-конференции. Сделать снимок экрана и переслать его по электронной почте или вставить в документ не может практически никто. Шок прошёл примерно через полгода, фоновое непонимание не исчезает до сих пор, поскольку одним и тем же тривиальным действиям приходится раз за разом обучать одних и тех же людей, которые свято верят, что запоминать эту «айтишную чепуху» и мне с руки, не их это работа. Одновременно, тутошние айтишники зачастую разбираются в бизнесе своих коллег совсем неплохо, и эта ассимметрия воспринимается вобщем-то как должное.
  10. Расходная часть
    Концептуальное отличие айтишной конторы от неайтишной заключается, разумеется, в том, что в айтишной конторе ты – будучи программистом, тестировщиком, аналитиком, IT-менеджером, наконец – являешься частью доходной части бюджета (ну, по большей части), а в неайтишной – только лишь расходной его статьёй, причём зачастую одной из самых заметных. Соответственно, к внутренним айтишникам выстраивается соответствующее отношение – как к некоторым нахлебникам, которых мы, бизнес, вынуждены оплачивать из своего кармана, а они ещё и осмеливаются чего-то там себе хотеть. Соответственно, есть и будут происходить постоянные попытки сократить эту назойливую расходную часть – умилительно сочетающиеся с выкрикиванием пропагандистских лозунгов о том, как всё сейчас происходит в вебе, мобильных приложениях, соцсетях (нужное подчеркнуть), и о том, как жизненно нам необходима цифровая революция, машинное обучение и искусственный интеллект. Нередко проповедь о светлом цифровом будущем и призыв к сокращению расходов на информационные технологии звучит из уст одного и того же пламянноокого менеджера в рамках одного и того же получасового мероприятия – для меня это всегда выглядит особенно пикантно, но в то же время практически никого из моих коллег всерьёз, кажется, не напрягает.
  11. Внезапный декрет
    Из первых двух пунктов этого списка вроде бы как естественным образом вытекает тот факт, что работники (то есть — работницы) будут довольно часто уходить в декрет – ан нет же, для меня и это первые пару раз оказывалось сюрпризом! Ну не привык я синхронизировать проектные планы с неозвученными планами прироста семей сотрудниц. Выглядит это так: в критический момент важного проекта ты пытаешься связаться с ключевым сотрудником, которая оказывается сотрудницей, неделю назад ушедшей в декрет, и месяц назад «забывшей» об этом предупредить. И да, никто её не обязывает назначать заместителя (см. пункт 6), чай не об этом сейчас голова болит, так что вполне вероятно, что твой важный проект тупо встанет и потребует нечеловеческих усилий для дальнейшего продвижения вперёд. И да, всем плевать, ведь дети – цветы жизни. И да, за пару лет такое приключалось раз пять, так что, вероятно, это есть нормальное положение вещей, которое, опять же, в неайтишной конторе никого не напрягает, а в айтишной – абсолютно немыслимо, по-моему. И да, вполне нормально назначить только что вернувшуюся из декрета даму на какой-нибудь стратегический пост, с тем, чтобы спустя полгода она благополучно отбыла в следующий декрет.
  12. Нерешительные кадры
    Кадры-то, конечно, решают всё, да вот только если денег на них выделять мало (см. пункт 10), и вообще погрузить в пучину странной неайтишной жизни (см. остальные пункты), то становится понятно, почему так трудно сформировать и удержать достойную команду внутренних айтишников. Только ты соберёшь сильных разработчиков – начальство решает, что проект надо отдать аутсорсерам, ибо не барское это дело такой ерундой нам тут заниматься, у нас ведь core competence другой. Только ты уговоришь всеми правдами и неправдами толкового специалиста поработать в твоей команде – начальство урежет зарплатный бюджет и будет долго удивляться, почему же новичок так быстро ушёл. В итоге такой постоянной фильтрации в команде естественным образом остаются две категории людей: борцы за идею с горящими глазами, отцы тех систем, которые они тут годами строили по крупицам (это хорошо, но таких мало), а также – ребята нерешительные, которым тут «спокойно». Последних больше, профессиональным развитием они не сильно озадачены, зато готовы терпеть зарплату пониже и задачи пожиже. Вобщем, теперь я очень хорошо понимаю, что в силу сложившейся ситуации у самого разного рода аутсорсеров всегда будет хлеб с маслом к обеду, потому как не всякую гору свернёшь с такой специфической компоновкой команды.
  13. Язык куда только не заведёт
    И на сладкое – про языки. Нет, не про языки программирования, а про языки обычного человеческого общения, а также – написания документации. Удивительно, но даже во вполне себе многонациональных корпорациях, не для всех является сразу же очевидным, что техническая документация общего пользования должна быть на каком-то языке, который понимают больше миллиона человек на земле. На английском вот, например. В айтишных компаниях такого вопроса даже никогда не возникало – всегда всё и везде писалось на английском, так что в результате автоматически разрешались многие вопросы: аудиты, привлечения сторонних специалистов, передачи проектов кому-то ещё, да мало ли! Однако не так прост рядовой неайтишник. Что с того, что он работает в многоязычной среде? Что с того, что он даже наверняка знает наперёд, что пользоваться документом будут коллеги, не говорящие на его языке? Фи, разве это веская причина для такого, чтобы не писать стостраничную спецификацию на никому непонятном языке. Так же ему удобнее. А кому надо прочитать – ну пусть потом переводят как-нибудь, только не онлайновыми переводчиками, потому как мы же не хотим подвергнуть риску конфиденциальную информацию. Да-да, вот давайте привлечём профессиональных переводчиков! А кстати, чего это у вас расходы так возросли?

Вот, пожалуй, и всё – из основного. Глядишь, на несколько ошарашеных айтишников в мире станет поменьше!

Автор: TheR

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля