Руководство по созданию стартапов, часть 7: почему первоначальный бизнес-план не так уж важен

в 20:13, , рубрики: бизнес-план, гадание на кофейной гуще, планирование, предусматривай это, стартап, управление проектами

Часть 6

Первоначальный бизнес-план стартапа значит очень мало, потому что крайне сложно определить, какая комбинация из продукта и рынка будет успешной.

По определению, вы будете заниматься чем-то новым, в мире, характерном своей неопределённостью. Вы просто не сможете предугадать, сработает ли ваш продукт и бизнес. И скорее всего, вам придётся приспосабливаться к реальности на лету.

Как говорят военные, «никакой план битвы не выдерживает столкновения с противником». В вашем случае – с реальным миром. Поэтому для стартапа важнее поактивнее искать большой рынок и выстраивать попадание продукта в рынок, вместо того, чтобы пытаться загодя всё планировать. История успешных стартапов говорит об этом явно.

Я бы просто указал на Microsoft, которая начиналась как компания из области программных утилит, пока IBM чуть ли не силком заставила Билла Гейтса уйти в область операционок. Или Oracle, которая занималась консультированием ЦРУ, пока Ларри Эллисон не решил сделать реляционную базу данных. Или Intel, которая фокусировалась на чипах памяти, пока наступление Японии в середине 80-х не подтолкнуло Энди Гроува к смене деятельности на производство процессоров.

Но недавно я читал чудесную книгу Рэндала Стросса про Томаса Эдисона, «Волшебник Менло Парка». Первым коммерческим прорывом Эдисона был фонограф – предшественник проигрывателей, вертушек, Walkman, CD-плееров и iPod. Эдисон продолжил свою деятельность и стал одним из величайших изобретателей (прим. перев. – и патентных троллей) всех времён.

В начале истории Эдисон, неизвестный изобретатель, работающий над своим стартапом, хочет сконструировать более удобное устройство для операторов телеграфов. Особенно интересует его возможность отправлять голосовые сообщения по телеграфным проводам.

Из книги:

На следующий день после того, как Эдисону пришла идея о записи голосовых сообщений, полученных по телеграфу, у него возникла идея реализации. Тем вечером, 18 июля 1877, после обеда в лаборатории, Эдисон повернулся к своему ассистенту Чарльзу Бачелору, и заметил: «Бач, если мы поставим сюда иголку, мы сможем что-нибудь записать, а потом протянуть под иголкой и получить запись».

После это предложение показалось таким очевидным, они даже не стали восхищаться им, а сразу перешли к опытам. Через час конструкция стояла на столе. Эдисон сел, пригнулся к звукоприёмнику и сказал фразу, которой в лаборатории тестировали телефонные диафрагмы: «У нашей Мэри был баран».

Бачелор вставил полоску, на которой была записана фраза, снова, и она выдала «у… шей… ри… ыл… ран». «Это не было очень чётко,» — вспоминал Бачелор, — «но суть явно прослушивалась». Мужчины издали победный вопль, обменялись рукопожатиями и продолжили работу. К следующему завтраку им удалось получить чистое воспроизведение с бумаги, намазанной воском (первый аудионоситель), после первой записи этим же днём.

Открытие было упомянуто в журнале удивительно вскользь.

Это был важный момент в истории изобретений, но в последующие годы Эдисон никогда не рассказывал историю так, как она на самом деле произошла тем летом, а постоянно сдвигал события с июля 1877 на декабрь. Можно догадаться, почему: в июле они с ассистентом не придали должного значения своему открытию. В то время они напряжённо работали над созданием работающих телефонов для демонстрации их в Western Union. Не было времени остановиться и подумать о случайном изобретении первой работающей модели фонографа.

Изобретение отмечали в записных книжках под рубрикой «говорящий телеграф», так как предполагали его использование на телеграфных станциях для записи сообщений. Один из сотрудников составил список возможных названий для машины, куда входили: тел-автограф, тел-автофон, хронофон – время-говоритель – говорящие часы, дидаскофон – говорящий учитель – переносной учитель, глоттофон – языковое устройство, климатофон – объявлятель погоды, клангофон – воспроизводитель пения птиц, хулагмофон – лаятель (who, who, who, who, who let the dogs out? – прим.пер.)

В октябре 1877 Эдисон пишет отцу, что он «в данный момент нуждается в деньгах», но если его «говорящий телеграф» ждёт успех, ему дадут аванс от роялти. Коммерческий потенциал этого неназванного устройства ему виден не был.

Описание фонографа в журнале Scientific American в ноябре вызвало неистовство в Европе и Америке. В The New York Sun были поражены метафизическими последствиями изобретения, которое могло проигрывать «эхо умерших голосов». В The New York Times предсказали (что странно совпало по сути с их обзорной статьёй про интернет в середине 1990-х), что отличный бизнес можно сделать на «бутылированных проповедях», и богатые знатоки будут хвастаться собранными подвалами с ораторскими наборами.

Таков был авторитет Scientific American, что вся эта истерия случилась не из-за работающей модели фонографа, выставленной на всеобщее обозрение, а всего лишь из-за описания, которое сделал помощник Эдисона.

В конце ноября Эдисон и его команда догадались о коммерческом потенциале фонографа в качестве устройства для развлечения. Был составлен список возможных областей использования: говорящие игрушки, игрушечные поезда, музыкальные шкатулки, говорящие часы. Был даже намёк на будущие музыкальные коллекции – фонограф, в качестве машины для всей семьи, снабжённый тысячей музыкальных записей, мог бы предоставить «безграничное развлечение».

Но реальная модель всё ещё не была построена. 4 декабря 1877 в дневнике Бачелора читаем: «наш сотрудник Джон Круизи сегодня построил фонограф». Ничем не примечательная запись; выше её стоит «работаем над говорящим телеграфом»…

7 декабря Эдисон вошёл в нью-йоркский офис Scientific American, поставил на стол небольшую машинку и в присутствии дюжины собравшихся вокруг людей повернул ручку завода. «Как дела?» — спросила машина, слегка похрипывая. «Как вам фонограф?». Фонограф сообщил слушателям, что сам он себя чувствовал прекрасно, и пожелал всем спокойной ночи.

Работая в области телеграфного оборудования, Эдисон был отлично подготовлен к внезапному вдохновению на изобретение фонографа. Но тот мир, ориентированный на огромных индустриальных клиентов, не имел ничего общего с рынком сбыта.

История продолжается дальше… Рекомендую прочитать всю книгу, там очень интересно. А я вот о чём: если даже Томас Эдисон не понял сначала, что у него получилось, когда он изобрёл фонограф… Ведь он пытался улучшить оборудование операторов телеграфа… Каковы шансы у вас, или у другого предпринимателя, предусмотреть всё заранее?

Часть 8

Автор: SLY_G

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля