«Каждый кому не лень хоронит рынок хостинга и конструкторов сайтов». Денис Имшенецкий — о подкованных клиентах, конкурентах и ненужных мобильных приложениях

в 12:38, , рубрики: Auto.ru, seo, ucoz, umi, домены, инвестиции, интервью, кейсы, КЦ нацдомена, Сбербанк, хостинг, яндекс, метки: , , , , , , , , , , ,

«Мы пришли на этот рынок тоже, скажем так, из интернета», — вспоминает про запуск Nethouse Денис Имшенецкий. В 2000 году он открыл хостинг-провайдера «Мажордомо», а через десяток лет стал анализировать, какие ещё потребности есть у его клиентов кроме хостинга. В ноябре 2011 запустилась первая версия Nethouse, который на настоящий момент является самым популярным российским конструктором сайтов (по данным statdom.ru, домены в зонах .ru и .рф). Имшенецкий признаёт, что сейчас хостинг растёт медленнее Nethouse. «Но медленнее не означает, что направление менее важно», — подчёркивает он.

75% выручки Nethouse приходится на сам конструктор. Но также компания является аккредитованным регистратором доменов и зарабатывает на дополнительных услугах, например, продвижении сайтов. Всего компания зарабатывает «десятки миллионов рублей» в год. «Фактически мы стараемся становиться не просто конструктором сайтов, а платформой для создания сайтов. Мы можем закрыть все базовые потребности клиента, который приходит к нам. Мы можем зарегистрировать домен, создать сайт и продвинуть его. Эта связка из трех направлений очень хорошо работает и востребована», — говорит Имшенецкий.


У нас на российском рынке очень много конструкторов сайтов — десяток известных и ещё несколько десятков мелких. Веб-студии пользуются вами, не воспринимают как конкурентов? Не говорят, что, мол, давайте мы лучше сделаем всё на отдельной CMS, потому что это им выгодней?

Рано или поздно все приходят к мысли, что стандартизация услуги приводит к увеличению прибыли. Как только мы говорим, что веб-студия разрабатывает собственный конструктор, мы тут же должны говорить, что они ещё вынуждены содержать собственный штат программистов, которые будут эту систему постоянно допиливать. Если они работают со сторонним конструктором, например, с нашим, то программисты уже по сути не нужны, нужны верстальщики, которые будут воплощать желания клиента на конструкторе. За счёт этого в конечном счёте студия зарабатывает больше. Эти моменты в основном экономические. У нас есть большой штат программистов, которые пишут конструктор. Сравним с небольшой региональной веб-студией, которая хочет сделать что-то подобное. Нужно понимать, что порог входа здесь становится всё выше и выше.

Мне кажется, что здесь две стороны медали. С одной стороны мы режем косты на штате программистов. С другой — маржинальность услуги индивидуальных решений выше.

Вот вы сами причину и озвучили. Сегодняшние клиенты стали более технически подкованы. Они скорее предпочтут дешёвое решение на популярном движке, которое они сами смогут поддерживать за несколько тысяч рублей, чем за несколько сотен тысяч рублей заказывать разработку у веб-студии.

Понимаете, создание сайта — это не конечный процесс. Нужно добавлять или убирать товар, нужно редактировать контент, и если для использования всех этих функций задействовать веб-студию, то это несколько странно. Просить ее для всех этих действий написать специальные программные модули — понятно, сколько они будут стоить.

Когда мы только начинали Nethouse, то провели исследование. Я попросил получить коммерческие предложения на разработку сайтов. Не помню, что это было — строительная компания или установка окон. Самый низкобюджетный вариант стоил около 10 тысяч рублей. Обратите внимание, что это было 6 лет назад, и 10 000 рублей были еще нормальными деньгами. А самый дорогой вариант доходил до 70 000−80 000 рублей. Мы поняли, что ниша конструкторов существует и ее можно занять.

Конструкторы сайтов является частью более большого рынка — веб-разработки вообще. У молодого поколения, которое верит в мобильные технологии, есть мысль, что сайты скоро не будут никому нужны, а дальше два варианта: либо нужны мобильные приложения и, соответственно, нужны конструкторы мобильных приложений, либо потенциальные клиенты, которые будут создавать сайты, они будут уходить в соцсети, создавать странички в «Инстаграме», «ВКонтакте» и продавать товары там. Как вы вообще смотрите на ситуацию развития рынка создания сайтов в России и в какую сторону будет развиваться рынок?

Как минимум последние лет десять каждый кому не лень хоронит рынок хостинга, мол, больше там развиваться ничего не будет, рынка нет и все плохо. Тем не менее я вижу финансовые результаты «Мажордомо», вижу рост выручки и клиентской базы и понимаю, что совсем все не плохо и рынок растет.

То же самое касается конструкторов сайтов. Я не раз слышал, что рынок конструктора сайтов якобы уже занят, а по факту мы сумели выйти на этот рынок на тот момент, когда на нем уже были сильные игроки и стали номером один. У меня есть очень большие сомнения по поводу того, что мобильные приложения будут востребованы малым бизнесом и их клиентами. Редко кому необходимо заказать услуги переводчика или стоматологии через мобильные приложения, обычные пользователи предпочитают это делать на десктопе или на планшете с большим экраном. Те мобильные приложения, которые установлены на нашем телефоне, чаще всего представляют из себя некие маркетплейсы, это места где объединяются люди, товары или услуги.

Мы все каждый день сталкиваемся с малыми бизнесами, и отсутствие у этих бизнесов мобильных приложений не является каким-то препятствием для развития бизнеса. Например, есть парикмахерская, в которую я хожу последние лет 20, в одно и тоже место. Зачем им мобильное приложение? Сайт — да, было бы здорово. Например, выложили бы номер телефона, часы работы, как выглядит зал.

А если говорить про странички в соцсетях, различные решения, которые с этим связаны?

«Инстаграм», ВК — это неплохой способ привлечения клиентов к себе на сайт, где уже ты выстраиваешь с ним некие взаимоотношения. Ты можешь взять у него координаты, предложить заказать в следующем году доставку цветов, т.е социальные сети являются способом привлечения клиентов, а непосредственно местом где продается услуга все-таки является сайт.

По вашему мнению это не будет меняться в ближайшее время?

Нет. И более того, если мы посмотрим на опыт FB и ВК, то они либо не делают интернет-магазинов на своей платформе, либо получается провал, какой был у ВК с «Озоном». Соцсети — это про общение, а не про продажи. Если мы посмотрим на те приложения, которые установлены на наших телефонах, то обратим внимание, что наиболее успешны те из них, которые имеют очень узкую специализацию, например, «Вотсап» — это история про общение. «Убер» — заказ одной единственной услуги. Если же мы говорим о покупке товаров и услуг, то на сайте это сделать намного удобнее.

Но тот же Uber запускает доставку еды, Gett — курьерские услуги. У «Вайбера» есть публичные страницы, которые напрямую связывают бизнес и клиентов. И все продают что-то так или иначе на своей платформе.

Я не думаю, что сайт магазина или сайт парикмахерской является платформой. Я не думаю, что сайт компании, которая занимается переводом является платформой. Как следствие, необходимость в отдельном приложении для компании, которая оказывает услуги перевода, сильно притянута за уши.

Мы сейчас на лучших местах и видим все тренды, которые формируются. У нас есть огромное количество сайтов, созданное на базе нашего конструктора, и создать на его базе конструктор мобильных приложений — вполне посильная задача, если это станет нужно.

Есть ли вероятность, что крупный бизнес будет пользоваться конструкторами сайтов?

Есть такая замечательная программа, которая называется «Майкрософт Офис». Ее первые версии были очень удобны и понятны. Сегодняшний «Офис» превратился в огромного монстра. На этом фоне появился «Гугл Докс», который во многом похож на тот самый удобный первый «Офис». Нам бы не хотелось превращаться в подобие «Офиса».

Это несколько разные рынки, если мы конкретно говорим о рынке заказных разработок. На этом рынке есть «1С-Битрикс», который неплохо справляется с удовлетворением потребностей крупных клиентов. Если мы говорим о малом бизнесе и об индивидуальных предпринимателях, то тут как раз та вотчина, в которой мы являемся лидерами, и я не хочу залезать на чужую поляну.

Что вы думаете о партнёрстве «Юми» со Сбербанком? «Юми» собирается предоставлять супердешёвое решение для создания сайтов.

Цена не является определяющим фактором, т.е если клиенту нужна некая услуга, например, предпринимателю, 50, 100 или 500 рублей — это все цифры одного порядка. Не знаю по какой причине «Юми» решила поиграть в демпинг с клиентами Сбербанка, возможно, есть у Сергея [Котырева, основателя Umi,] есть какие-то мысли, которые он хочет воплотить.

У вас нет ощущения того, что Nethouse, несмотря на то, что это один из первых конструкторов по количеству пользователей, менее известен, чем тот же «Юкоз»?

У нас разный рынок. Преимущество «Юкоза» заключается в том, что он очень давно на рынке, с тех пор, когда и рынка даже не существовало. Ключевое отличие нас от «Юкоза» в том, что «Юкоз» — это конструктор домашних страничек. Сравнивать нас с «Юкозом» и с другими аналогичными конструкторами сайтов некорректно, потому что мы заточены на создание сайтов для бизнеса.

«Владелец шиномонтажа делает своё приложение, только если его развёл маркетинговый отдел»

Относительно недавно был принят закон о персональных данных россиян. Сейчас процесс уже почти закончился, все, кто хотели перенести данные, уже перенесли. Вы заметили позитивный эффект от этого?

Я не заметил никакого эффекта от внедрения ФЗ «О защите персональных данных» и не заметил интерес к рынку хостинга со стороны отечественных компаний, основанного на том, что им потребовалось перенести сайты из зарубежного хостинга на российский.

Во-первых, российский рынок небольшой. Если мы посмотрим на зарубежный рынок хостинга, то там самая маленькая компания имеет величину такую, которую у нас имеют лидеры рынка. Во-вторых, тот положительный эффект, который должен был быть, нивелировался кризисом 2014 года. Он достаточно сильно ударил по рынку хостинга, многие бизнесы закрылись. Фактически то, что мы выстояли и продолжаем расти — это в чем-то благодаря переходу части клиентов из-за рубежа на наш хостинг. Плюсов мы не получили, но нет и сильного оттока.

Нет кажется, что российский рынок доменов разбаловал покупателей низкими ценами?

Мне кажется не очень правильно смотреть на весь рынок. Условно его можно поделить на две части: первая — это конечные покупатели, которые приобретают домен для себя, вторая — это киберсквоттеры или, как они сами себя называют, доменные инвесторы. Представим, что у меня есть 1000 доменов. Раньше я за них платил по минимальной цене за продление 85 000 рублей, теперь по правилам, которые приняты с 1 июля, цена повысится и нужно будет платить порядка 140 000 рублей. Это больше старой цены на 55 000 рублей. При этом я и раньше мог не очень много зарабатывать с доменов, а сейчас мне нужно 55 000 сверху заплатить. Таким образом, мы с одной стороны слышим возмущение людей, которые имеют по 100, 200, 1000 доменов, и которым нужно значительно больше тратить денег на продление. С другой стороны, мы не слышим о людях, которые покупают 1−2 домена для себя и им все равно сколько платить — 100 или 500 рублей.

Важно понимать, что у КЦ есть немаленькая валютная составляющая в работе, и у Технического Центра в том числе, потому что все оборудование закупается за доллары. Другое дело, что они используют не все механизмы для повышения доходов. Они используют повышение цен на первичную регистрацию, но при этом существует очень большой рынок освобождающихся доменов, на которые они не обращают внимания, делают вид, что его не существует. Хотя там есть немаленькие резервы по увеличению заработка для них.

Алексей Королюк, CEO Reg.ru: Почему домены должны признаваться активом в России

В сентябре-октябре 2016 года была инициатива АКИТ сделать доменное имя активом в России. Как относитесь к этой инициативе, должен ли домен считаться активом?

У очень многих владельцев доменов есть заблуждение. Многим из них кажется, что домен является товаром, хотя важно понимать, что домен является услугой. Если говорить о домене как услуге, то мы не можем передать его по наследству, например. Если говорить о возможности получать под залог домена кредиты в банке, то у банка должна быть уверенность в том, что данный залог является ликвидным. Если вы в качестве залога оставите домен, не факт, что банки согласятся принять такой залог, потому что они со значительно более ликвидными залогами не знают, что делать. Внедрить это можно, но эффективность этих действий не очень понятна. Исходя из чего оценивать залог? Что банку делать, например, с доменом магазина цветов?

Очень часто доменное имя не имеет ценности в отрыве от компании. С другой стороны, есть домены которые сами по себе имеют ценность, условно, «Авто.ру». Общеупотребимые слова имеют ценность сами по себе. Так что эта инициатива направлена на этот 1% рынка. Но, опять же, сколько стоит домен «Авто.ру» без привязки к популярному сайту? Завтра «Яндекс» повесит на главной не «Авто.ру», а что-то другое, и всё. Тут же главное аудитория.

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля