Уже скоро новое рабство: теперь с витаминами и минералами

в 8:24, , рубрики: информационные технологии, Исследования и прогнозы в IT, Финансы в IT-индустрии

image

Когда-то давным-давно каждый отвечал за свою работу и ни у кого не было вопросов. Люди трудились на предприятиях: в конторах и на заводах. Были, правда, исключения — люди искусства, аристократы, предприниматели — но их было немного.

Законы, постановления и статистика — все строилось на этом предположении; но чем дальше, тем больше то, чем люди занимались расходилось с тем, что понималось под этой анахроничной рубрикой из 50-х. У меня есть опыт объяснения представителям пограничной службы того, что моя «работа» состоит в заключении контрактов в стране А для клиента в стране B, а также в написании книг и продаже приложений. Повторять не советую.

И это расхождение будет только нарастать. Так называемая «экономика совместного пользования», посредниками которой выступают такие сайты и приложения, как Lyft, TaskRabbit, Thumbtack, Postmates, Mechanical Turk, и т. д. и т. п. трансформирует «постоянную работу на одного работодателя» в «совокупность краткосрочных/разовых мероприятий». Которые ну никак не укладываются в прежнюю экономическую схему. Даже профессии, требующие высокой квалификации, постепенно теряют свою долю под натиском программного обеспечения экономики совместного пользования; возьмите, к примеру, победителя конкурса TechCrunch Disrupt — YourMechanic.

Я написал «так называемая», потому что пора признать это: «экономика совместного пользования» — не более чем элемент не очень добросовестного пиара. Строится она в основном на том, что люди имеющие избыточный свободный доход нанимают тех, у кого его нет, а вот переместиться через водораздел, отделяющий одних от других, не так-то просто. Здесь гораздо уместней название “экономика услужения”. (Не путать с «экономикой патронажа», — Kickstarter, Indiegogo, — которая заслуживает отдельной статьи.)

Неудивительно, что относительно преуспевающие технари вроде меня благодаря этому создавали приложения и услуги, несколько улучшающие их собственную жизнь вместо того, чтобы решать реальные, действительно сложные проблемы, с которыми сталкиваются малоимущие слои населения. Тем более удивительным кажется тот факт, что эти приложения с точностью отражают то, что происходит в больших масштабах в мире бизнеса.

Знали ли вы, что «темп найма временной рабочей силы в пять раз превысил темп совокупного найма в предыдущем году», а «Количество временных рабочих мест выросло более чем на 50 процентов с момента окончания рецессии»? Тогда как в Великобритании медианный показатель дохода лиц свободных профессий составляет £5.58, что меньше половины от £11.21, того, что получают работающие по найму.

Как пишет по этому поводу Harvard Business Review:

Этот феномен «скоропреходящей рабочей силы» не является исключительно американским, в Великобритании количество условно занятых также достигает рекордных значений. Происходит нечто глубоко структурное по характеру. Даже здоровый экономический рост не сможет этого устранить.

Мы уже вполне представляем себе, как программное обеспечение уничтожит производство (роботы и 3D-печать) и грузо- и пассажироперевозки (самоуправляемые автомобили). Характер этой новой экономики дает нам представление о том, как программное обеспечение уничтожит большую часть сектора услуг, превратив многие из существующих рабочих мест на полный рабочий день в разрозненный набор не связанных между собой временных источников заработка.

Во многих своих аспектах это, безусловно, благоприятное явление. Я могу быть невысокого мнения о политике проводимой высшим руководством Uber, но я еще хуже отношусь к безумной системе лицензирования перевозчиков-такси, которая без особой на то причины прочно вошла в обиход по всей Америке. (Тем, кто соглашается с доводами компаний такси утверждающих, что их перевозки безопаснее, наверное также по душе доводы Управления транспортной безопасности США, предлагающего театр безопасности1 в качестве решения самой проблемы безопасности). Я буду только рад, когда этого идиотского регулирующего барьера больше не будет.

Более того, когда новым временным рабочим больше будут не нужны компании типа Manpower для того, чтобы выйти на своего работодателя, и они сходу смогут выбрать то, что нужно, из нескольких предложений конкурирующих третьих сторон, это также будет большим благом для всех заинтересованных. Довольно занятно читать сейчас комментарий высшего руководства Manpower опубликованный в недавней заметке в Wall Street Journal, который характеризует этот тренд как «довольно нишевый… Не думаю, что у него большое будущее». Подозреваю, этот комментарий будет выглядеть в высшей степени недалеким через каких-нибудь 10 лет.
Уже скоро новое рабство: теперь с витаминами и минералами
Однако, эта тенденция вызывает у меня беспокойство. Медленный переход огромной сферы экономики от постоянных рабочих мест к непрерывно меняющемуся водовороту краткосрочных контрактов с минимумом привилегий, на который претендует все большее количество людей, из-за все меньших трудностей на входе, в секторе где большинство рабочих мест и так плохо оплачиваются… как по-вашему, похоже на то, что все это снизит неравенство и повысит социальную мобильность? В некоторых специализированных областях требующих высокой квалификации — возможно. Но в целом? Сомневаюсь.

Все это может сильно снизить цены… однако, не стройте надежд, глядя на Wal-Mart, потому что те, кто являются основой производительной силой экономики услужения редко выступают ее потребителями. (По мере того как падают цены, падают и их собственные доходы, оставляя подешевевшие услуги по-прежнему вне досягаемости, создавая в итоге замкнутый круг.) Те, кто выиграют в этой ситуации — это сюрприз, сюрприз, — технари, профессионалы, банкиры, постоянно сокращающийся средний класс. Ну вы поняли. Люди вроде нас с вами. И, разумеется, компании занимающиеся наймом армий временных рабочих.

Не хотел бы, чтобы все это прозвучало, как размышления преисполненного пессимизма луддита; на самом деле, я верю, что это в конечном итоге лучше, чем сложившийся порядок вещей, для большинства людей. Но мне кажется, что — как в случае со множеством перемен в экономике, принесенных новыми технологиями, о чем я уже много раз писал — подавляющее большинство благ выпадет на долю небольшой и при этом уменьшающейся части населения.

Насколько негативным будет эффект этого неравенства? Если технико-экономический прилив поднимет в итоге все суда, то кому какое дело, что яхты поднимутся выше рыбацких лодок, а яхты класса люкс прямиком в стратосферу? Мне кажется ответ, по большому счету, зависит от того есть ли у рыбацких лодок какие-то перспективы превратиться хотя бы в какое-то подобие яхт:

Услышал на конференции: «Американцы готовы мириться с неравенством, если вы не подрываете их веру в вертикальную мобильность». Сложно не согласиться.
Энди Гудман (Andy Goodman @GoodmanCenter) 27 сентября 2013

С сожалением констатирую, что социальная мобильность в США на самом деле существенно ниже, чем в других богатых странах… и на текущий момент у меня нет никаких оснований полагать, что сочетание будущих технологий и нынешней экономической архитектуры смогут в этом смысле что-нибудь изменить. Как раз наоборот, меня не покидает неприятное ощущение, что верно как раз противоположное, как в Америке, так и во всем остальном мире.


1 англ. security theather — практика реализации контрмер, направленная на создание ощущения безопасности, при полном игнорировании сути проблемы и ее решения.

Автор: sumproxy

Источник


* - обязательные к заполнению поля


https://ajax.googleapis.com/ajax/libs/jquery/3.4.1/jquery.min.js