Software v.s. Hardware. Или почему электронщику жить тяжело?

в 14:01, , рубрики: Без рубрики
Software v.s. Hardware. Или почему электронщику жить тяжело? - 1

С глубины прожитых лет, я уже давно понял, что различие между программированием и разработкой электроники вообщем-то незначительные, а в конечном итоге это одно и тоже. В электронику уже давно проникли всякие контроли версий, регрессионное тестирование и прочие юнит-тесты, а программисты начинают считать надежность своих программ и проходить прочие сертификации и испытания. Программирование — это всегда новшества, новые технологии и новая философия. Электроника — это консерватизм и знание физики. Хороший программист помнит законы Кирхгофа, а хороший железячник умеет программировать. В любой более менее сложной электронике уже есть программная часть, а любая программа требует аппаратуры на которой будет выполняться. Так что это одно и тоже — обработка информации. Либо на уроне классов, массивов или переменных, либо на уровне аналогового сигнала и фильтрация шумов. И подходы должны быть одни и те же со стороны государства в части поддержки. Да, к сожалению поддержки, так как ковидная эпопея опять вбила клин между программистами и железячниками.

Российское лобби программных гигантов уже давно работает с органами власти, всякие преференции программные компании получали еще до 2020 года, узнавая о которых я мог сказать только «А что так можно было ?». Например, налоги для софтверных компаний с 2017 года составляли:

  • на обязательное пенсионное страхование — 8% (для сравнения, общий тариф — 22%)
  • на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством — 2% (общий тариф — 2,9%)
  • на обязательное медицинское страхование — 4% (общий тариф — 5,1%). Таким образом, тариф для софтверных компаний был на уровне 14%, в то время как общий тариф, предусмотренный для большинства налогоплательщиков, составляет 30%.

image

Но вроде на жизнь хватало пока не начался ковид. Во время изоляции Хабр пестрел статьями о том как IT компании перевели своих разработчиков на удаленку, развозя их на такси с корпоративными аккаунтами, и организуя им дома рабочие места с числом мониторов, чуть меньше чем в ЦУПе. А железячники решали, можно ли осциллограф, с ценником как у однушки, дать студенту в общагу. Или есть ли место на балконе для тестового стенда с мотором на пару киловатт и можно ли договорится с соседями и ЖЭКом кинуть от щитка три фазы? Вот и пришлось железячникам стойко изолироваться в своих офисах. Программисты обновляли и выпускали новые релизы через Интернет, рапортовали о росте трафика. Железячники же в самодельных масках и строительных перчатках выдавали со склада продукцию лично, и как сводки боевых действий читали о закрытии цехов, так как там наши заражённого. Может это и не форс-мажор, но индустрии электроники придавило прилично. Поэтому для поддержки президент РФ подписал закон о «налоговом маневре» для IT компаний, в который, наконец, включили и «железячные» компании — с 1 января 2021 года налог на прибыль для таких компаний должен снизится с 20% до 3%, а страховые взносы — с 14% до 7,6%. При этом обнуляется налог на прибыль, который должен был зачисляться в региональные бюджеты.

«Ух, заживем!» — сказала отрасль и пошла читать Федеральный закон от 31.07.2020 N 265-ФЗ «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации».

4) статью 284 дополнить пунктами 1.15 и 1.16 следующего содержания:

«1.15. Для российских организаций, которые осуществляют деятельность в области информационных технологий, разрабатывают и реализуют разработанные ими программы для ЭВМ, базы данных ..., налоговая ставка по налогу, подлежащему зачислению в федеральный бюджет, устанавливается в размере 3 процентов, а налоговая ставка по налогу, подлежащему зачислению в бюджет субъекта Российской Федерации, в размере 0 процентов.

Указанные в настоящем пункте налоговые ставки применяются при одновременном выполнении следующих условий:

доля доходов от реализации экземпляров разработанных организацией программ… по итогам отчетного (налогового) периода составляет не менее 90 процентов в сумме всех доходов организации за указанный период;

Software v.s. Hardware. Или почему электронщику жить тяжело? - 3

„Пошью костюм с отливом“ — сказали программисты.

1.16. Для российских организаций, которые осуществляют деятельность по проектированию и разработке изделий электронной компонентной базы и электронной (радиоэлектронной) продукции, налоговая ставка по налогу, подлежащему зачислению в федеральный бюджет, устанавливается в размере 3 процентов, а налоговая ставка по налогу, подлежащему зачислению в бюджет субъекта Российской Федерации, в размере 0 процентов.
Указанные в настоящем пункте налоговые ставки применяются при одновременном выполнении следующих условий:

доля доходов от реализации услуг (работ) по проектированию и разработке изделий электронной компонентной базы и электронной (радиоэлектронной) продукции по итогам отчетного (налогового) периода составляет не менее 90 процентов в сумме всех доходов организации за отчетный (налоговый) период;

Software v.s. Hardware. Или почему электронщику жить тяжело? - 4

„Ну как так та а?“ — сказали железячники.

То есть если вы смогли в России разработать микросхемы, электронную аппаратуру, или что либо физически-материально осязаемое, начали это производить и самое главное продавать, то налоговые послабления не для вас. Если ваша компания делает новые процессоры, коммутаторы, АСУТП контроллеры, датчики, цифровые подстанции, светофоры, блоки управления лифтов, станции зарядки электротранспорта и прочее и прочее — вам все так же придется платить налоги в полном объеме. Так как ваши 90% доли доходов должны быть только от разработки (услуги), а не от реализации конечной продукции. Вот такая она поддержка.

Автор: Сергей

Источник


* - обязательные к заполнению поля


https://ajax.googleapis.com/ajax/libs/jquery/3.4.1/jquery.min.js