Илья Сегалович: "Нам придется стать осью зла"

в 10:29, , рубрики: Новости, метки:

Roem.ru предлагает полную расшифровку интервью 2008-го года с Ильей Сегаловичем, техническим директором "Яндекса", фрагменты которого впервые были показаны в эфире телепередачи Вести.NET

1. О лидерстве: "Стало намного интереснее работать"

2. О подражании: "Никто никого не копирует постоянно"

3. О картах: "У нас лицензированы все секретные объекты на картах"

4. О троллинге: "От 500 троллей в моем ЖЖ мне стало нехорошо"

5. Об империи: "Google - империя добра! (типа)"

6. О Google: "No pasaran!"

7. О блогорейтинге: "Нервничают люди, переживают"


Юрий Синодов: Скажите, пожалуйста, как у вас получилось сделать компанию, которая в 1997 году воспринималась по сравнению с "Рамблером", как нечто маленькое, совершающее совершенно бесплодные попытки по своему развитию, которые вряд ли увенчаются успехом? 

Илья Сегалович: Хороший вопрос! (улыбается) Не знаю, но вообще мне кажется мы никогда так уж прям не были небольшими по сравнению с "Рамблером". Мы все были маленькими в 1997 году и никто не воспринимал, допустим "Рамблер", как какого-то состоявшегося уже монстра, а нас как крошечную, никому не известную компанию. Ну да, конечно они привлекли большее внимание аудитории и они вышли раньше нас, примерно на год, но сейчас уже прошло 12 лет, то есть это все как-то стерлось.

Был действительно интересный эпизод, когда почти одновременно много компаний получили инвестиции – это как раз был момент, когда мы образовались – до этого мы были частью большей компании просто занимающейся компьютерными технологиями. Технологическая компания, но она не производила интернет-продукты в серьезном масштабе. И мы отделились создали именно компанию Yandex и началась интересная гонка, года 2 или 3 она продолжалась, она и по сей момент продолжается. Мы были, я не знаю, шестые, четвертые в Интернете по посещаемости и мы, естественно, хотели быть первыми. Такое желание естественное (смеется). И мы очень старались – мы знали, что нам дали много денег. По тем временам это были колоссальные деньги, мы зарабатывали скажем 50 тысяч, или 40 тысяч в месяц, а нам дали несколько миллионов долларов и мы должны были эти деньги вернуть. Ну, неудобно – тебе дали деньги… Это первая проблема, вторая проблема – мы хотели сделать много сервисов, а программистов было мало и нужно было их всех найти. Как? Вот вопрос "как" – ну просто были определенные задачи и нужно было вести себя при решении этих задач, как обычно себя ведем, как нормальные люди себя ведут… по-хорошему.

Юрий Синодов: Сейчас вы стали компанией номер один. Вам легче или тяжелее? Все-таки когда вы догоняете вы видите недостатки впередиидущих, а так вам приходится самим определять рынок?

Илья Сегалович: Конечно тяжелее. Гораздо интересней. Масса интересных конкурентов, причем, естественно, мировых. Вообще в Интернете нет границ, поэтому сказать, что какие то конкуренты вдруг пришли из-за границы это неправда – они всегда были здесь. Никаких проблем в наборе адреса или добавить в закладки. Вам ставят ноутбук Sony, а там уже кто-то стоит. И это все всегда было абсолютно прозрачно, поэтому конкуренция она чем интересна? Тем что все время появляются новые продукты, новые задачи, новые повороты в старых продуктах и… и мы придумываем, стараемся делать что-то такое, чего ни у кого нет, чтобы привлечь внимание всех и удержать его.

Юрий Синодов: Вы как-то используете все-таки те вещи, которые ваши конкуренты нашли? Например, недавняя ваша бета карт, она все таки очень похожа на карты Google. Это что – неспособность Yandex придумать что-то новое или действительно получилось настолько хорошо, что это станет мейнстримом, и карты теперь будут всегда такие?


Илья Сегалович: Ну тут я готов немного поспорить. Да, безусловно, Google сделал одну очень важную вещь – они внесли в интерфейс, в достаточно удобный и понятный интерфейс карту всей земли и снимки – это был действительно инновационный такой момент, когда они внесли, договорились и купили космо-снимки – это был смелый шаг – я им аплодирую, безусловно. Но что касается каких то вещей – LookAndFeel, то есть ощущений от карты – это неправда, что мы кого то копировали – Google сам взял… то есть до него это уже было – zoom колесиком, которое было, перетаскивание мышечкой, ну как бы нет никакого суперинновационного момента. И да, мы повторяем и Google, точно так же как это сделал Microsoft, точно также как это сделали Yahoo и до Google это сделали другие ребята. То есть элемент интерфейса – я не вижу тут какого-то прорыва – у нас есть свои элементы, у нас были свои элементы до Google, мы открыли свой картографический сервис и до Google, у нас были свои интересные находки и до этого, то есть у нас происходит наше внутреннее развитие.

Да, мы учли, что несколько мировых конкурентов – не только Google, живут с возможностью постоянно перетаскивать карту по всему свету и переезжать из города в город просто быстро поднявшись зумом наверх, потом переехать в другой город, опустившись вниз – это замечательно, удобно, понятно и нам это не сделать? Но это просто общее место. Другое дело, что мы сосредоточены на том, чтобы иметь конкурентный, сильный, уникальный продукт и это понятно. И в данном случае мы его сделали более-менее. Сейчас оцифровали с такой степенью подробности Россию, ну вместе с нашими партнерами – это очень большой проект по объему и он продолжает быть очень большим – много еще работы предстоит. Вот такой подробности и такого объема по России просто ни у кого нет и наша задача не останавливаться на достигнутом, а двигаться дальше. Да мы повторяем. В следующий раз Google сделает карты каких-то городов, которые у нас есть - значит он будет повторять за нами. Это логика развития – мы все хотим замечательную карту с удобным интерфейсом, вот и все.

Юрий Синодов: А вот эти у вас карты России они раскрывают все-таки местоположение различных военных частей и раскрывают военные секреты. У вас с этим не возникают какие то проблемы?


Илья Сегалович: У нас с этим к счастью… То есть мы российская компания, живем в российском правовом поле, поэтому мы вынуждены все карты, включая космоснимки – все получать у лицензированных российских компаний. Это у нас и минус и плюс. Плюс в том, что все, что там секретное – у нас в лицензированном виде секретное. Понимаете? Уж точно. То есть, у нас ничего нет, никаких неразрешенных источников данных – все источники данных проверенные.

Не нами естественно, потому что мы не занимаемся такой функцией. Плюс в том что у нас нет опасности… У наших конкурентов некоторых западных, на них могут обидеться какие-нибудь военные, условно говоря, и будет за что, наверное – с нами проще, потому что на нас скорее всего не обидятся, а если обидятся, то известно кто выдал лицензию и куда идти, то есть тут вопросов вообще говоря нет. То есть у нас в этом отношении все очень аккуратно.

Юрий Синодов: по поводу копирования каких то идей - у самих сотрудников Яндекса не возникает некоторого недоумения из-за того что, вот мы лидеры, мы работаем и тут – бац, приходится все таки какие то вещи копировать? И может быть им все таки хочется как то делать именно то, что раньше никогда не было сделано, но не получается у них?

Илья Сегалович: На самом деле все это очень абстрактно звучит. А со стороны это выглядит не так. Вот есть кто-то, а эти кто-то их догоняет и так далее. То есть внутри когда находишься у тебя есть абсолютно конкретная задача – ее нужно абсолютно конкретно решить и решить ее наилучшим образом для пользователя. И когда ты этим занимаешься, да, ты не на одного конкурента посмотрел – на всех ты посмотрел, а если ты не посмотрел – ты будешь полным идиотом. Но ты должен сделать лучше или придумать…

Ну естественно – творец он – а) делает лучше; б) придумывает что-то свое – это неизбежно, потому что он делает сервис в конце концов с конкретными ограничениями, с конкретными технологиями для конкретных пользователей. Здесь очень просто и всегда получается что-то новое, если люди творческие – там нельзя без нового. Я тут не вижу проблем никаких, нет проблем с этим. Технологических, если вы про это. Вот сидят несчастные:

– Вот, мы не имеем права никого повторять.

Да нет такого! (улыбается) Есть пользователь, есть сервис – его надо делать хорошо.

Юрий Синодов: А не становится с течением времени работа программиста-создателя сервиса более скучной, потому что есть уже какие то наработанные ходы?

Илья Сегалович: Нет, нет, нет! Не становится – вот почему. Потому что постоянно подбрасывает нам в топочку жизнь новый материал. Во-первых, постоянно растет объем данных, причем растет так серьезно. То что мы начинали – миллион документов у нас был, то сейчас у нас даже не миллиард – мы выросли в 10 тысяч раз грубо говоря. Это если говорить про поиск. То же самое с почтой – там больше миллиарда писем, миллиард сообщений в блогах. То есть просто – первая проблема – это проблема масштаба. Он непрерывно меняется и технология, которая работала вчера, я даже не говорю о количественной технологии – добавить сервера… там качественная работа, простая вещь, которая работала раньше, перестает работать.

Ручная модерация объявлений о рекламе перестает работать – просто масштаб такой, что нужно вводить робота, который должен читать ваши объявления и пытаться догадаться – не нарушили ли вы договор о рекламе. Вот без этого уже сейчас не работает – без такого робота. И так далее. Куда ни ткни, то есть в любой области – проблема масштаба. Вторая проблема – во многих областях – это проблема, которая не дает скучать. Вот я рассказываю, почему у нас не скучно (улыбается). Вторая вещь, которая не дает скучать это вот что. Мы живем в такой социальной среде – мы делаем наших роботов, а еще есть в Интернете ребята, которые тоже делают роботов, которые хотят испортить жизнь нашим роботам.

Вот мы сделали робота, который пытается отличить человека от не человека. Значит, следующий этап технологической борьбы с той стороны возникает проблема, которая еще лучше мимикрирует под человека и теперь ее еще труднее отличать. Начиная от ввода капчи и слов при регистрации на Яндексе и заканчивая угадыванием почтового спама, угадыванием поискового спама, угадыванием спама в блогах, накруток всяких рейтингов. Вот во всех этих областях всегда есть такой экономический интерес, который подталкивает создателей антироботов к их дальнейшему совершенствованию и создает нам интересную среду – нам все время приходится это улучшать.

Юрий Синодов: Не получается так, что Яндекс тратит больше всего усилий на борьбу со спамерами, с дорвейщиками – с теми, кто засоряет поисковую выдачу, по сравнению с другими компаниями, такими как Google, Рамблер?

Илья Сегалович: Они тратят колоссальные усилия на это.

Юрий Синодов: А вы?

Илья Сегалович: И мы тратим. Это большАя часть нашей жизни. Вот масштаб, вот спам – это все то, что не дает нам скучать. Конечно мы тратим огромную часть усилий, чтобы представить материал, который мы обработали в идеальном виде, но идеальном, с точки зрения пользователя. И это неизбежно. Приходится при этом много усилий тратить на то, чтобы его превратить в человеческий, нормальный вид, ввести в нормальные рамки и так далее. Вот, кстати, по поводу интересности я важный момент, извините, еще добавлю про вопрос, потому что у меня была третья мысль, до которой я не дошел. Ребята которые работают здесь… и девчонки, им следует позавидовать – у них есть совершенно замечательная возможность – продукты их труда, вот прямо из под их пальцев, из под их рук – выходят в очень широкие массы, в публику. То есть человек, который дизайнит какую-нибудь фишечку на Яндекс-фотках – он может получить обратную связь от соседа по лестничной клетке, буквально через 10 минут после того, как он выпустит эту штуку. Потому что сосед в это дело загружает свои фотографии и говорит:

- Что ж ты там накосячил?

Или:

- Какой ты молодец! Какую ты хорошую кнопочку сделал, как все стало удобно!

Вот это ощущение обратной связи, причем непосредственной – сегодня сделал, завтра уже получил отклик. Не обязательно позитивный – может быть и негативный, но это супер! Это, извините, офигенно!

Юрий Синодов: Если говорить про обратную связь. В 2005 году еще вы написали пост про то, как можно ограничивать социальное взаимодействие в различных средах и может быть, когда это имеет смысл. То есть когда люди пропагандируют те взгляды, которые вам чужды, в том числе – нацизм, ксенофобия, другие вещи. Многие из них оказались сейчас, через три года, достаточно актуальными. Как сейчас? Вы пересмотрели взгляды на то, что общество может конфликтовать?


Илья Сегалович: Я веду свой блог. Личный. И выражаю свои собственные взгляды, поэтому это не взгляды компании. Но к сожалению все почему то решили, что я высказал мнение компании Яндекс на фильтрацию в Интернете – нет! Я выразил свои взгляды на то, что меня достали идиоты, которые приходили в мой личный дневник. Вот я не знаю почему так. На самом деле это глупость, то что я написал, хотя бы потому, что уже сейчас существует огромное количество социальных сетей, в которых все общение ограничено только друзьями и там оно вообще модерируется заранее. Просто так сложилось, что в российском Интернете общение живет в "Живом журнале", в котором не существует или очень слабо развиты средства, защищающие пользователя.

Вот тролли. Есть такое понятие тролли – набегают толпой и вам устраивают флэшмоб или просто начинают хамить. Это можете в Википедии прочитать. У меня был такой эпизод. У меня задержали милиционеры мою жену, я об этом написал в ЖЖ. Прибежали 500 троллей и сказали, что так и надо – не надо ходить… Она шла в одежде клоуна, вместе с другими людьми по Красной Площади – они шли из больницы. Они 20 лет ходят по московским больницам – в ноябре, 2 недели и вот у них такая традиция – ритуал. В 80-90-ее годы это не просто на ура принималось – все радовались, что клоуны пришли на Красную Площадь.

Последние несколько лет ситуация усложнилась и если ты идешь пять дней походив по больницам, поиграв с детьми, понадував шарики и так далее. Если ты после этого, не дай Бог, заходишь на Красную Площадь, то тебя за это арестовывают. Ну изменилась ситуация у нас немножко. И я об этом написал в ЖЖ. Ко мне прибежало человек 100. Причем они меня оскорбляли всячески и так далее. Я не мог понять почему – у меня в ЖЖ вообще, у меня тоже есть какие то друзья. Я почувствовал себя нехорошо. Я не мог понять почему я получил весь этот ворох обидных слов в свой адрес, от людей, которых я вообще не знаю. Да, и они выражали взгляды… как это вы там сформулировали… вот такие взгляды. В основном. Странные такие. Ну и на самом деле, в нашей реальной жизни, мы с людьми стараемся не иметь дела, если они ведут себя неадекватно, хамят нам.

Юрий Синодов: Или просто не нравятся.

Илья Сегалович: Ну мы просто их умеем избегать. И на самом деле все, что можно сделать, это в социальных средах, я сейчас не говорю про цензуру в Интернете – вообще на другую тему – это не про цензуру, не про информацию, а про общение. Вот в общении нужно давать больше возможностей, технических в том числе, которые бы вас предохраняли бы от такого вот. И это возможно все, в принципе. Сейчас карма есть на "Хабрахабре". Ну классический пример. Я разрешаю, чтобы мне в дневнике писали комментарии только люди, указавшие имя и фамилию. Вот такая вот простая вещь. Вот если бы такая была в ЖЖ. По умолчанию. То число троллей сократилось бы в 10 раз. Но в ЖЖ просто, они как бы в эту сторону не думают. Они что-то другое развивают. Ну хорошо – пусть развивают. Вот я просто высказал несколько идей, что надо сделать, чтобы спасти (пауза) душевное здоровье людей.

Юрий Синодов: А то что, например, сайт «Мой Круг», который был приобретен Яндексом полтора лет назад, он в общем то предполагает такую защиту, но, тем не менее, он не стал таким популярным, как «В контакте» или социальная сеть «Одноклассники». Может быть, это говорит о том, что люди не настолько хотят быть защищены?

Илья Сегалович: Нет! «Одноклассники» и «В контакте» от «Моего круга» не отличаются – они очень хорошо защищены. Все, что я выкладываю «В контакте» и в «Одноклассники»… ЖЖ отличается от этой среды. ЖЖ - просто там все публичнее, по умолчанию. Поэтому там кто угодно вам может написать – все, что вы пишете видно всем. Вы можете оскорбить в своем блоге кого-то, и он это прочитает. В «Одноклассники», «В контакте», в «Моем круге» этого нету – там все общение ограничено «френдами». Вот это – классическая социальная сеть, а ЖЖ это блоггинг – это иное. Но к сожалению просто у нас, социальное общение просто в блоггинге живет, со всеми вытекающими… Причем, плохо защищенном блоггинге. Теперь, что касается популярности «Моего круга». Совершенно тут ни при чем конечно же защищенность, просто «Мой круг», так же как и LinkedIn – это самая скучная в мире социальная сеть. Она профессиональная, она про работу – она скучная. Ну скучная, что поделаешь – ну про работу это. Она полезная – да, она очень хорошая, но она изначально вот такая. Она не должна быть популярная – почему он должна быть популярная?

Юрий Синодов: Вы же пытались, чтобы люди с ее помощью искали одноклассников, сокурсников.

Илья Сегалович: Был такой момент, но насколько понимаю, все упирается в то, что мы хотим это строить, как профессиональную, социальную сеть. И это противоречит, просто всего лишь противоречит вот такому развлекательному направлению, что ли. Просто общению ради общения. Здесь нет общения ради общения, здесь есть общение ради работы и так далее. Ну да – она «самая скучная» в кавычках, но это так и есть – она ужасно скучная, но ужасно полезная при этом.

Юрий Синодов: Помимо фидбэка, ваши сотрудники, от соседей по лестничной клетке, они получают, например, какое-то удовольствие от противостояния с тем же Google-ом, компанией с мировым именем и мы тут мелкие сошки?

Илья Сегалович: В Яндексе?

Юрий Синодов: Да.

Илья Сегалович: Да, конечно, конечно – просто кайф.

Юрий Синодов: Но тем не менее, в будущем, если вдруг компания станет номером два, какую мотивацию придется изобретать для них?

Илья Сегалович: (пауза) А зачем такую возможность рассматривать, я не понял? (улыбается)

Юрий Синодов: Потому что иначе у людей наступит шок, что мы…

Илья Сегалович: Да не будет никакого шока!

Юрий Синодов: Вот недавно были данные опубликованы по Mail-у, что у них аудитория и дневная и еженедельная и ежемесячная, больше, чем у Яндекса. То есть они вас обогнали.

Илья Сегалович: Понимаете, это как считать. Есть самые разные срезы, и по каким-то аспектам, например, есть аудитория Москвы, есть аудитория России. Что такое TNS, например? TNS считает Яндекс, но не считает сайты "Народа". Вот хорошее замечание такое. Сайты "Народа"... во всех других международных рейтингах такого рода, там так и написано - Google sites. Туда входит все, например MSN – входит MSN-spases, в Google входит Google-pages, ну потому что это Google sites. Но вот у нас TNS не считает Narod. Ну давайте мы посчитаем Narod и мы будем больше Mail-а. Это, ну просто не интересно. У нас есть свой рынок и мы его разрабатываем, у нас рынок информационных, технологических, передовых, лучших сервисов для Рунета.

И на этом рынке мы с Mail-ом, в общем, не очень конкурируем. Да, они очень хорошо развивают социальные сервисы – ну замечательно. Мы знаем, что мы в социальных сервисах им уступаем – ну и ладно. Но у нас есть поиск, у нас есть карты, у нас есть пробки, у нас инфраструктурные сервисы – типа Яндекс-деньги и тут мы абсолютные лидеры. У нас есть интересные сервисы, типа блоги. Ну в общем не имеет смысла… У нас много стимулов внутри Яндекса, чтобы было интересно ребятам.

Юрий Синодов: А как получилось, что Яндекс-пробки стал пожалуй одним из наиболее популярных ресурсов за последний год? То-есть все автомобилисты, которых я знаю – они пользуются… Кому вообще пришла в голову такая идея?

Илья Сегалович: Кому пришла в голову? (улыбается) Ну вообще говоря я не участвовал в процессе переговоров со Cмилинком первых, но по-моему это все от Аркадия исходило, если честно. Были еще ребята рядом с ним, но это его идея видимо.

Юрий Синодов: А какое будущее ждет этот сервис? То есть сейчас пробки, ну через год пробки, через два… Что там еще можно предложить?

Илья Сегалович: Ну совершенно понятно что… я не знаю, не хочу рассказывать ну понятно… Смотрите! Так! Ну хорошо, давайте уж прямо – правду матку. Смотрите, что получается – страна есть большая – Россия и нет хорошей карты. Правда нет хорошей карты – куда ни ткни – в любую область – везде нарисована, извините, какая то ерунда. Дороги помечены, которые там не дороги, проселок от асфальта не отличается, трехполоска от двухполоски не отличается, однополоска от двухполоски не отличается. Улучшенный проселок от неулучшенного, ну к примеру. В городах, нормальных, домов нету, улицы не все подписаны. Вот это все, надо доводить до ума. Как? Не знаю. Обратной связью. И в этом смысле то, что мы начали делать в пробках – у нас люди ездят, оставляют треки – это замечательный способ понять про карту страны гораздо больше, чем… к примеру…

Юрий Синодов: То есть по скорости движения, можно судить о качестве дороги?

Илья Сегалович: Ну примерно – да.

Юрий Синодов: А кто придумал вообще снимать эти треки? Это мировое какое-то явление?

Илья Сегалович: Честно говоря, не знаю. Опять же ну кто-то у кого-то посмотрел. Наверняка были сервисы уже раньше с треками. Опять же вот сама идея делать зеленые пробки, боюсь я не знаю кто в Яндексе предложил конкретно – ну либо Аркадий, либо Андрей Василевский, ну кто то из ребят, кто… ну даже не могу сказать. Ну точно это кто-то уже сделал. Понимаете, невозможно все изобрести первым, абсолютно – уже точно наверняка была компания в какой-нибудь, прости Господи, там Португалии или еще где-то.

Юрий Синодов: Но почему-то не раскрутилась.

Илья Сегалович: Ну почему не раскрутилась? Локально она была там или… Какие то вещи естественно, вы раздаете какой-нибудь службе развоза продуктов, вот эти вот GPS-датчики и у вас автоматом получается картина по пробкам. То что сделана у Рамблера – похожим образом сделана вещь. Ну и понятно, что мы же не могли… То есть мы или должны были идти договариваться со всеми или должны были придумать эту безумную идею – Пробки 2.0. Возможно даже она абсолютно оригинальная. Хорошо, давайте считать, что это мы придумали – мы инноваторы мировые. (улыбается) Yes! Мы придумали пробки 2.0 – ну вот, пожалуйста.

Юрий Синодов: В развитии Яндекса, что можете выделить, какие этапы? Потому что у меня лично складывалось впечатление, что где-то год назад, может быть полтора, Яндекс очень сильно прибавил – не очень понятно почему. Но у вас были, наверное, в период роста, сейчас у вас же больше тысячи человек, какие то кризисы? Как вы их решали?

Илья Сегалович: Все правильно описано. Мы консервативно росли и просто задыхались в объеме работы, люди были перегружены поддержкой старого кода, старых задач. И в какой то момент, пожалуй это было два года назад, когда мы поняли что ситуация просто аховая, и мы резко, резко усилили набор. Просто это было колоссально – мы открыли питерский Яндекс – кто помнит, в сентябре. Мы просто расширились, грубо говоря, мы наняли 200 новых людей, за полгода, год. И, естественно, новые люди – требовалось, чтобы они как-то вошли в курс дела. Вот они вошли в курс дела, плюс, конечно, мы сделали внутри серьезную реорганизацию.

Продумали как это все разбить, поменяли начальников, меня выгнали из организационной структуры, еще чего-то – вот какие-то такие вещи произвели и, в результате, люди, новички, начали выдавать продукт, как вы говорите – примерно года полтора, год назад. Вот и все - все очень понятно. То есть действительно был некий кризис, за счет консервативного роста. Мы какой-то период времени, потом – когда было много людей, приходили в себя и приспосабливались к тому чего и как надо делать и вот они начали выдавать продукт. Вот – выдают.

Юрий Синодов: Расставаться со старыми сотрудниками не приходилось?

Илья Сегалович: Наверное, конечно приходилось. У нас есть, какая то счастливая карма или особенность, что у нас старички почти не уходили. То есть, я не знаю, можно на пальцах одной руки назвать всех старичков, кто ушел, (задумчиво) может быть даже меньше, чем на одной руке, то есть… Под старичками я имею в виду, что такое в принципе есть уходы. Есть люди, которые приходят на месяц, два, три – на испытательный срок и если он не срабатывается и уходит, это жалко, это потеря, но это можно не считать… Что человека просто не взяли на работу, можно это так назвать.

Второй сценарий такой – приходит человек, талантливый, сильный человек – мы видим, что он может выдавать продукты, потенциально, но у него не получилось через три месяца и мы думаем – может он все-таки выдаст. И вот мы как то такое ждем, ждем, ждем и, обычно, это во всех компаниях так, примерно год, год – это время, когда от хорошего, сильного человека чего то ждут. Вот если человек не ушел, он как-то переходит в разряд старожилов или старичка, но вот людей, которые проработали год, больше года и ушли после этого – вот таких очень мало. А людей, которые вработались и вошли в Яндекс, вошли в основной такой, корневой состав и ушли после нескольких лет работы – их, ну ничтожно мало.

Юрий Синодов: Сейчас у Яндекса происходит все-таки быстрый рост, но, тем не менее на рынке сейчас присутствует и другой игрок - Google, который может быть за счет харизмы, за счет чего-то еще, иногда, по каким то показателям обыгрывает Яндекс. В чем причина? Почему у Яндекса, например, падает доля трафикогенерации – он меньше отдает переходов, чем раньше?

Илья Сегалович: Раньше условно… Когда-то, давным-давно мы тоже отдавали мало, потом мы выросли и есть годовые какие то циклы и трехлетние циклы. Да, мы, безусловно потеряли какую то часть доли, примерно в прошлом году – мы это понимаем, но к счастью или не к счастью, благодаря нашим усилиям и какому-то внутреннему единству и пониманию того, что мы делаем, мы последние несколько месяцев или уже полгода, долю держим. Да, есть какие причины, почему Google растет в России – это естественный рост – у них много отличных сервисов, превосходных сервисов. Да – это просто симпатичная, хорошая компания, которая не делает плохих вещей и третий иррациональный момент – то что вы назвали харизмой, он необъясним. Почему то люди склонны воспринимать это как некую империю добра – вот она идет сама по себе и несет добро в массы. К сожалению как бы нам присоседиться к империи добра, мы не знаем, ну наверное придется записаться в ось зла, что ли (улыбается), куда деваться. Там абсолютно иррационально – что бы они ни делали, многие люди воспринимают это все, как несущее добро, но… не знаю, что с этим делать, не знаю. Но постепенно, надеюсь, люди поймут, что многие вещи просто достаточно ужасны и это достаточно жесткий капитализм во всех его крайне неприятных проявлениях, от которых особо никому не деться и никуда, но с Google-ом это точно также как и со всеми. Ну хорошо, пусть будет империя добра, ничего не поделаешь.

Юрий Синодов: А Яндекс люди считают более домашним, более своим и поэтому воспринимают его с меньшим пиететом?

Илья Сегалович: Не знаю – я Яндекс считаю домашним (смеется), а кто как – не знаю. Но вообще мне кажется, что Яндекс он более родной такой, более простой.

Юрий Синодов: Но им, тем не менее, большинство людей пользуется на работе. Если вы посмотрите то те люди, которые постоянно сидят в Интернете, они все-таки используют Google.


Илья Сегалович: Ну вот по поводу домашних пользователей у меня вот такое замечание. Что хотелось бы посмотреть на исследование по домашним и рабочим, потому что вот видно совершенно конкретно по статистике это то что совершенно конкретные браузеры, которые много лет самым агрессивным образом, извините меня, недобрым образом бандлятся или как сказать – сливаются в едином экстазе с Google-ом, вот у них доля невероятно высокая, именно в Google. То есть люди, поставив себе FireFox без всякого предупреждения, без всякого объявления войны ни на каком FireFox-е не будет написано, что:

-Уважаемый пользователь, предупреждаем вас – вам поставят сейчас не только FireFox, но и, внимание… еще и поисковую систему Google. Ну потому что она прекрасна, это же империя добра, куда деваться. Прекрасный браузер FireFox – он тоже входит в империю добра, прекрасная поисковая система Google – ну как же иначе-то (сгибает и разгибает указательные и средние пальцы на обоих руках)

Поэтому это само собой разумеется, поэтому вот этот момент действительно я ощущаю, что вот это объединение с браузерами, оно влияет на графики.

Юрий Синодов: Герман Клименко, с которым мы встречались ранее, говорил, что может быть через полтора-два года Google обойдет Яндекс по аудитории или по трафикогенерации. Как вы относитесь к таким прогнозам?


Илья Сегалович: Как и раньше. Эти прогнозы впервые я прочитал в 2001 году – в мае 2001 года Google сделал русский интерфейс и в августе вышла заметка, ее растиражировали по всем… я могу найти, если постараться – в кэшах разных поисковых систем, что – ну вот Google уже начал расти и через считанные месяцы он съест Яндекс. Это был август 2001 года. Ну прекрасно. И меня спрашивали на форуме разработчиков в 2002 году – когда же и съест ли он. Но ответ один и тот же – No pasaran (улыбается).

Юрий Синодов: почему много людей возмущается блогорейтингом "Яндекса"?


Илья Сегалович: Этот сервис у нас, конечно не шел. Используется чаще всего людьми, которые ищут себя или сообщения своих друзей, реакцию на какие то события и какие у нас были альтернативы – либо делать рейтинг из интересных записей, понимая что данных для построения такого высококачественного, хорошо защищенного от накруток рейтинга, не так уж много.

Либо его делать потому что много интересного людям там будет видно. Там к сожалению будут попадаться накрученные материалы – но факт в том, что там будет много интересного. Либо не делать вообще, испугавшись накруток – мы выбрали первый путь и в общем то не раскаиваемся. Почему? Потому что плохо или хорошо, но это стало очень ярким информационным продуктом.

Да, там много попадается мусора, в основном за счет накрутки. Мы умеем 99% накрутки уничтожать, вообще говоря, но тем не менее, как вы понимаете, они тоже продолжают совершенствовать свой алгоритм и все равно там это пролезает. Он стал интересным – мне это интересно, вам это интересно, им это интересно – поэтому люди нервничают, переживают. Что касается политических всяких моментов – нет их у нас и вообще никогда не было, все что происходит – это борьба со спамом. Если уж говорить про антинакруточные вещи. Политических рейтингов там вообще нету, все, что есть, все фашисты антифашисты - все там представлены, пожалуйста – читай, не хочу. Что там происходит технически? Там часто перестраиваются рейтинги и там бывают скачки. Люди говорят:

- Ага, 15 минут назад там было мое сообщение, а сейчас его нет! Они удалили, проклятые редакторы Яндекса – это ось зла в очередной раз!

Ну и так далее (улыбается). То есть это неизбежно – мы тут ничего не можем поделать – ну перестраивается, происходят подвижки, не вижу здесь никакого криминала.

Источник


* - обязательные к заполнению поля


https://ajax.googleapis.com/ajax/libs/jquery/3.4.1/jquery.min.js