Улей: маленькая война, глубокая стратегия, странный GameDev

в 14:30, , рубрики: game development, Блог компании Мосигра

Улей: маленькая война, глубокая стратегия, странный GameDev

В одной из школ Подмосковья психолог столкнулся с тем, что у детей очень плохо с концентрацией внимания. По тестам 90-х годов, разработанных для нормальных учеников СССР, наши современные дети справлялись чуть лучше чем никак. Учительский состав тоже на это жаловался, виня компьютерные, консольные и планшетные игры. Кидать свиньёй в птицу, очевидно, приятнее, чем доказывать равенство треугольников.

Психолог попросила у нас логических игр, чтобы дети могли играть и думать при этом. Мы насыпали немного разных. Особенно показательна история Улья – через полгода группа учеников, играющая в него, показывала самый большой отрыв от контрольной по внимательности и концентрации.

Я рассказал об этом Джону Янни, разработавшему Улей. И тем самым ввёл его в приступ умиления и ностальгии. И он поделился историей разработки игры от первых настольных шагов в 1982 году до неожиданного рывка на Steam, Android и iOS в современности. Ниже — уютная сказка про гика, который внезапно встретился с реальностью и немного моих заметок по этой истории.

Первые шаги и игра без багов

В 1982 году Джону Янни было целых 18 лет. Он торговал одеждой в семейном магазине и немного увлекался шахматами. В один прекрасный день он увидел фильм, где два друга каждый день играли в парке в шахматы, причём каждый приносил половину поля и половину фигур. Это сильно зацепило юный разум, и он решил, что нужна игра без поля. И чтобы все фигуры можно было носить в кармане.

Первая версия была про замки, драконов и рыцарей. Некоторые монстры сохранились: например, гигантские крысы ходили как муравьи в базовом Улье. Также были камни, просто блокирующие дорогу, и кабаны, толкающие другие фишки. Вместо королев улья были короли. Поле было прямоугольным, а не гексогональным. В отличие от современной игры, начинающейся с двух фишек в начале поля, в старой версии была полная стартовая позиция (в современном Улье каждый ход есть выбор: двигать одно из существующих насекомых или вводить в игру новое).

Улей: маленькая война, глубокая стратегия, странный GameDev
Инициализация партии

Примерно через 18 лет (когда Джону исполнилось 36, и он работал вебмастером-на-все-руки), он вдруг вспомнил игру из детства. И начал потихоньку выпиливать фигурки из фанеры во время обеденных перерывов. Тема фэнтези была уже не так популярна, и он перешел на биологию. После тестов с друзьями и семьёй квадратные фишки были заменены на шестиугольные. После кучи-кучи переделок и доработок, удалось получить более-менее стабильный релиз со сходящимся балансом. Поскольку Джон не был профессионалом, ему нужна была обратная связь от настоящих настольных гиков. И он решил обратиться в Finchley Games Club для тестов – это клуб в его городе, который он нашел в сети — и даже не представлял, что там и как.

Он объяснил про свою игру, и его очень тепло встретили. Но сразу остановили: объяснять правила не надо. Сиди и молчи, мол, мы будем читать и пробовать понять, как игроки будут разбираться без тебя. Через несколько часов они сказали: «Джон, мы тебя ненавидим. Из-за тебя мы завтра будем играть в это вместо работы». И расстроились, потому что протестировать игру и не найти в ней багов – это как-то непривычно.

Гаражное производство

В 2001 году Джон решил выпилить первую 1000 игр руками. Вместе с женой Марией они наделали деревянных шестиугольников, напечатали наклеек и стали клеить. 22 тысячи наклеек – это не так просто как может показаться. Последние добивали толпой из друзей и знакомых в местом KFC с друзьями, Джон проставлялся.

Потом они начали рассылать игры в магазины. Первым 6 штучек взял мужик, который слышал про эту игру от друзей из клуба. Позже его магазин стал одним из самых крупных покупателей Улья — но на 2001 год продажи измерялись единицами, а не тысячами игр в месяц.

Джон поехал на свой первый игровой конвент «Dragonmeet» — это что-то типа Техкранча, только для настольщиков и ролевиков. Продаж было мало, но нашлась ещё пара магазинов, готовая поставить игры на полки. Дальше – сбор любителей комиксов, ярмарка фантастики в Лондоне и так далее. Игра нравилась всем, кто попробовал, но продаж всё ещё было мало.

Успех, провал, провал, успех

В 2002 году случился Эссен. Эссен – город в Германии, где проводится одна из самых здоровых в мире выставок настольных игр. Майк, владелец магазина, где продавался Улей, посоветовал взять столько коробок, сколько влезет в машину. Джон с Марией смогли упаковать около 500 штук в багажник и салон, плюс взяли плакаты. На выставке выяснилось, что большинство самостоятельных издателей продаёт по 20-30 игр, что расстраивало.

В первый день на выставку ворвалась огромная толпа гиков со списками игр, которые нужно обязательно купить. Уже известные настольщикам начали хорошо продаваться, а Улей что-то не шел: в списках его попросту не было. Ближе к вечеру, когда настроение стало ниже плинтуса, начались первые продажи. Гики успокаивались, похватав дефицитные игры, и начинали спокойно ходить по выставке. Заходили, смотрели на игру, читали правила, пробовали за столами рядом… К концу дня почти все столы играли в Улей. И вдруг как-то неожиданно тираж начали расхватывать как горячие пирожки. Уже первая сотня казалась настоящим волшебством – а впереди ещё были главные дни выставки. Сразу скажу, они продали 400 коробок в итоге.

На второй день к ним подошёл Клаус из German Publishers Zoch. Он предложил контракт на издание, но Джон ничего не понял из условий и решил переждать, набираясь опыта. Год за годом Клаус подходил потом к его стенду на Эссене, пока не подписал эксклюзив по Германии.

Домой Джон уехал с предложением от «Космоса» — крупного международного издателя. И призом зрительских симпатий Эссена.

Надо сказать, что несмотря на продажи около 1000 штук за два года, некоторые магазины настолок и товаров для хобби в Великобритании уже знали про игру и размещали предзаказы. Чуть позже начали поступать заявки из Европы.

Проблема была в том, что у Джона, как и у многих начинающих производителей, себестоимость коробки зашкаливала: нужно было срочно работать над удешевлением тиража. С трудом через знакомых удалось найти производителя деревянных игрушек, который смог организовать всё серийно. Итак, было решено, что минимальный тираж – 5000 штук. Много, но меньше было просто нерентабельно. Наши герои получили тираж и начали потихоньку продавать его магазинам – но все новые контакты брали по 5-10 штук, не рассчитывая на особые продажи. Тираж грозил отлёживаться дома ещё 5-8 лет такими темпами. Настроения «нафига мы за это взялись» начали витать в воздухе. В 2004 году последним шагом стала Нюрнбергская выставка игрушек, где подписывались крупные контракты. Всё складывалось так, что либо игра выстрелит там, либо придётся всё это бросать и возвращаться в скучный офис.

В отличие от Эссена на Нюрнберге творились совершенно странные вещи. На соседние стенды подходили люди, и подписывали предзаказы на десятитысячные, двадцатитысячные и (о ужас!) пятидесятитысячные тиражи игр, коробки которых даже не видели. К концу выставки Джон понял, как мало он знает про этот бизнес – и почти чудом получил контракт от американского магазина на 5000 единиц игры. Уф!

Настольные игры — серьёзный бизнес

В 2005 году Джон пересмотрел свою стратегию и начал делать следующие умные вещи:

  • От прямых заказов на мелкие магазины он перешел к работе с дистрибьюторами и агентами. Они сразу дали ему хорошие продажи как в Англии, так и в Европе.
  • Оказалось, что Англия – один из самых сложных рынков. Та же Германия была куда прибыльнее. Остальные европейские страны и США тоже давали большую отдачу.
  • Производство перевели на полимеры (у нас этот материал называется «бакелит» — искусственный камень, нечто среднее между керамикой и пластиком, вы его можете знать по домино, корпусам старых городских телфонов и ступеням эскалатора). По словам Джона, это сразу дало очень ощутимый рост продажи. Фишки было крайне приятно держать в руках, и они звонко стучали о стол. Плюс они стали намного тяжелее и солиднее.
  • Начал номинироваться на премии. Американский приз в одной из категорий игрушек сразу позволил подписать новые контракты с реселлерами в США.

В 2007 году один из агентов предложил выпустить промо-фишку специально для фанатов игры. Джон взял и придумал москита, умеющего «воровать» способности других насекомых. Когда тираж кончился, на всех выставках стали спрашивать «дополнение с комаром», и Джон решил выпустить две фишки москита в отдельной упаковке. Это было достаточно важно, потому что примерно к этому моменту у Улья появилась оптимальная стратегия выигрыша, дающая сильным игрокам однозначное преимущество. Москит увеличивал вариативность стратегий и вносил необходимую глубину. Много позже появятся ещё дополнения «Божья коровка» и «Мокрица». Кстати, «Мокрица» понадобилась для игроков, предпочитающих психологически-комфортную стратегию глубокой защиты.

Переход на онлайн-версию

В этом же году Джон нанимает одного из практикантов по специальности «Разработка компьютерных игр», и они вместе делают первую реализацию для PC. Требование возможности играть по сети – базовое. Есть затыки с AI, но в итоге получается некий «средний робоигрок», который хорошо учит перед выходом на турниры. До сих пор Джон считает, что сделать хороший AI под игру – нереальная задача.

В 2009 стало понятно, что в Улей хорошо играют гики, но достаточно сложно рассказать о нём тем, кто никогда не играл во что-то сложное логическое. Маркетинговую компанию переориентировали с «Маленькая война, глубокая стратегия» на «возьми с собой в дорогу». Игру перенесли на iOS.

В 2010 году пользователи iOS предложили множество новых идей, дополнения к правилам (для онлайна) и, в целом, сформировали турнирные принципы для игры. Важным моментом было то, что кто-то из пользователей попросил чёрно-белую версию для ребёнка с плохим зрением. Поняв, как это нужно, Gen42 (так называлась компания Джона) не только добавила такой режим в приложение, но и выпустила Улей Карбон – чёрно-белый вариант настольной игры, который внезапно стал продаваться больше базовой версии.

Вышла компактная версия игры с мешком и уменьшенными фишками. Она добавила немного продаж.

В 2012-2013 году вышли варианты игры на Android и Xbox. Улей попал в Steam.

Новые дополнения в реале начали продавать как вместе с базовым набором, так и отдельно.

Резюме

Вообще, история очень показательна. Смотрите: сначала Джон вообще ничего не понимает о рынке, но выезжает на диком энтузиазме. Затем у него образуется первая сеть коммерческих контактов — клубные друзья и 3-4 магазина. Он выходит на выставки, набирается опыта и начинает понимать, как всё устроено. Дальше он идёт по пути гика, думая, что его товар нужен узкой аудитории. Переход от потребности «логическая игра» к «крутой игре в дорогу» резко меняет ситуацию. Дальше Джон понимает ещё одну простую вещь: важна не только сама игра как механика и сеттинг, но и то, какие ощущения оставляет коробка. Он переходит на бакелит с дерева, делает коробку больше, добавляет удобную сумку внутрь и вообще заботится о том, чтобы всё это вместе стало похожим на хороший подарок, а не гиковский хендмейд. И это срабатывает. Следующий шаг — он усваивает принципы работы системы дистрибуции и вместо «я всё сам» начинает работать с агентами. Разумеется, это создаёт дополнительные наценки, но точно вовремя Джон компенсирует их удешевлением коробки за счёт серийного производства на фабрике.

По вполне очевидным причинам с развитием мобильного рынка он идёт туда же с хорошей настолкой, уже известной стране. Улей очень хорош для телефона как в игре с AI, так и в игре с живым оппонентом по сети. Образуется турнирный ресурс, где можно играть через браузер и приложения на разных платформах. Параллельно он увеличивает ассортимент, сегментируя рынок (цветная версия, чёрно-белая версия, компактная версия, дополнения, большой набор со всем сразу). Не забывает про новые и новые выставки, прессу и конкурсы (награды в Европе, в отличие от отечественных, значат куда больше).

Давайте ещё раз пробежимся по истории. Что стало главным фактором успеха? На мой взгляд, есть три важные точки:

  1. То, что Джон смог сделать игру с невероятной реиграбельностью и просто дико тестировал её с манией перфекциониста. Изначально крутой продукт — это очень мощно. Позже он поддержал главное качество — разнообразие стратегий — как рекламой, так и выпуском дополнений.
  2. То, что был выбран правильный сеттинг. Абстрактная тактика стала «игрой с кузнечиками и паучками», что наверняка радовало широкую аудиторию. У игры появился какой-никакой, а сюжет. На нашем рынке, кстати, это определило любовь девушек (не очень-то жалующих в среднем стратегии, да ещё и сложные) именно к Улью. Хотя я такого совсем не ждал – всё-таки пауки там, муравьи...
  3. И третье — то, что он получил заказ на 5000 штук из США. Это позволило сразу перенести хобби в область бизнеса и научило его думать не единицами продаж, а процессами.

Обратите внимание, в 2007 году он уже не сам организует турнир онлайн, а делает это через boardspace.net — крупного игрока, способного собрать аудиторию. С тех пор они неразлучны как Бойль и Мариотт. Охват iOS, XBOX, Андроид и Steam даёт новых игроков в турниры. Одновременное развитие онлайн-версии и настолки поддерживает оба направления. Игроки онлайн покупают физическую игру, когда хотят сделать подарок. Игроки настолки идут в онлайн, чтобы участвовать в турнирах.

В итоге Джон сейчас счастлив и передаёт привет всем русским игрокам. А мы только получили Улей Карбон и уже развезли его по магазинам. Ну и дали ещё ульев в ряд школ – тем, кто захотел проверить и продолжить тесты. Вы же получили возможночть чут-чуть увидеть мир глазами обычного пользователя не-гика. Надеюсь.

Автор: Milfgard

Источник

* - обязательные к заполнению поля