Как формировался публичный облик противоспутниковой системы «Нудоль»

в 15:54, , рубрики: космонавтика, Научно-популярное

Не помню точно с чего именно началось, но однажды, в тогда еще публичных годовых отчетах акционерных обществ военно-промышленного комплекса России, накопилась критическая масса упоминаний некоего комплекса 14Ц033 с названием “Нудоль”. С учетом того, что озвучившие комплекс предприятия входили в концерн ПВО “Алмаз-Антей”, а также с учетом того, что имя “Нудоль” как бы намекает на один из позиционных районов системы противоракетной обороны центрального промышленного района и города Москвы А-135, было сделано предположение о том, что у нас тут речь идет о дальнем эшелоне будущей системы ПРО А-235.

image
Предположительно вариант СПУ П222 комплекса 14Ц033 «Нудоль» на шасси МЗКТ-79291, публикация 2015 г.

Почему дальнем? Потому что индекс 14Ц говорит о принадлежности к космическим средствам. И индекс радиолокационной станции комплекса — 14Ц031 — так же как бы “космический”. А тут еще и индекс ракеты обнародовали — 14А042 — этот индекс относится к череде индексов ракет-носителей космических аппаратов. Но стал известен и разработчик данной ракеты — ОКБ “Новатор”. Вы знаете что-нибудь о ракетах-носителях ОКБ “Новатор”? Вряд ли. И я не знаю, но вот о зенитных ракетах и противоракетах системы ПРО А-135 разработки “Новатора” известно давно и много.

И тут вдруг из-за океана раздался голос Билла Гертца, который донес до нас слух из глубин Пентагона о том, что в России с полигона Плесецк прошел успешный испытательный пуск противоспутниковой системы “Нудоль”, ракета которой уже успела получить на Западе обозначение PL-19. Т.е. это у нас девятнадцатый неидентифицированный пока тип ракетной техники обнаруженный на полигоне Плесецк. Попутно стало известно, что первые два пуска были либо аварийными либо просто бросковыми (скорее всего). Один из пусков, судя по всему, сопровождался даже сообщениями в наших совершенно обычных региональных СМИ о неком аварийном пуске на полигоне Плесецк, который не удалось идентифицировать.

Итак, у нас на сцене уже противоспутниковый ракетный комплекс или его прототип. Что собственно неожиданно подтвердилось в одном из пресс-релизов Министерства обороны, которые указали на успешный пуск “ракеты космического назначения 14А042”. Но с давних времен не оставляет экспертов мысль о том, что от противоспутниковой ракеты до дальней противоракетной в общем-то рукой подать. И потому идея про дальний мобильный эшелон перспективной системы ПРО осталась в силе.

Почему “мобильный”? Ну как же? Годовые отчеты пишут про то, что в 2013 г. для КБ специального машиностроения (КБСМ) изготовлено и отгружено шасси МЗКТ для пусковой установки 14П222 (П222) стрельбового комплекса, обеспечено изготовление оборудования пусковой установки в согласованном объеме. Сие означает, что пусковая установка мобильная и на шасси МЗКТ. Возможно, на опытном шасси МЗКТ. А следом еще и контейнер и аппаратный контейнер командно-вычислительного пункта (КВП) 14П078 упомянули. И транспортную машину вновь на шасси МЗКТ. В общем, всё одно к одному — целый комплекс средств и все на шасси. Кстати, про пуск 26 марта 2018 г. на Западе также сообщили, что это был первый (из шести) пуск с мобильной пусковой установки.

А может ли ракета с мобильной пусковой установки долететь до космоса? Может. Посмотрите на размеры американских SM-3 или на габариты советских уже исторических мобильных ракет средней дальности “Пионер” или “Скорость”. А они могут и до космоса долететь.

image
Новое 12 х 12 шасси МЗКТ, которое предположительно может использоваться как шасси пусковой установки П222 комплекса ПКО 14Ц033 «Нудоль», 2018 г.

Теперь несколько слов о работе комплекса и его составе: командно-вычислительный пункт (КПВ) управляет работой комплекса по целям, информацию о которых скорее всего комплекс получает от “больших” РЛС СПРН (система предупреждения о ракетном нападении) или каких-то еще источников информации (например, от комплекса контроля космического пространства “Окно”). РЛС комплекса “Нудоль”, работая под управлением КПВ в заданном секторе пространства обнаруживает цель и начинает её сопровождать. Как только цель входит в радиус поражения ракет комплекса, пусковая установка производит пуск ракет — одной или двух — мы пока не знаем точно скольких. Ракеты, вероятно, двигаются к цели управляемые командами КВП, который руководствуется данными РЛС о цели и о ракетах. А вот на финальном этапе полета возможно применение и самонаведения поражающей части “перехватчика”. Это оправдано т.к. нынешние цели могут и помехи поставить линии управления ракетой и при маневрировании самонаводящийся “умный перехватчик” выглядит предпочтительнее с точки зрения быстродействия и эффективности. По способу поражения пока нет единого мнения — возможно, что это будет кинетический перехват (точное попадание противоракеты в цель с её механическим разрушением), а также я бы пока не стал исключать и любимой нами ядерной боеголовки (зона поражения десятки и сотни метров) или направленного осколочного неядерного боезаряда. Пока на эту тему окончательные выводы сделать не представляется возможным из-за недостатка информации. Есть и еще такая вероятность, что пока нет никакой боевой части — сначала надо научиться обеспечивать работу комплекса в целом, а потом уже заниматься деталями.

Вот так с множеством оговорок рождается описание перспективного комплекса воздушно-космической обороны по которому публичны пока лишь отрывочные сведения и индексы. Да, многое предположительно, но и оговорки есть и логические обоснования. И постепенно, по мере открытия информации, сформируется более точное и полное понимание о данной военно-технической системе — комплексе перехвата космических объектов 14Ц033 “Нудоль”.

Источники:

Комплекс 14Ц033 Нудоль, ракета 14А042 (http://militaryrussia.ru/blog/topic-806.html)

Автор: Барак Адама

Источник

* - обязательные к заполнению поля