Реквием по «Морскому старту»

в 8:04, , рубрики: "Морской старт", s7 space, космонавтика, Научно-популярное, ракета-носитель "Зенит", частная космонавтика

На прошлой неделе ТАСС сообщило о том, что компания S7 ведет переговоры о продаже плавучего космодрома «Морской старт» одной из структур Росатома. Неприятная новость не стала сюрпризом — о заморозке проекта говорилось еще в апреле, и так как прогресс по возобновлению работы комплекса не заметен, пандемия коронавируса, уменьшившая доходы авиакомпаний, выглядит скорее удобным предлогом слезть с дохлой лошади.

Реквием по «Морскому старту» - 1
Единственная летавшая ракета с логотипом S7 Space, фото РКК «Энергия»

Без преувеличения уникальный проект «Морской старт» родился из сочетания многих факторов. В начале 90-х годов космодром Байконур оказался в независимом Казахстане, и в возможных политических пертурбациях у России могли начаться проблемы с запуском ракет с него. Во-вторых, в СССР еще для ракеты «Циклон» в конце 60-х был спроектирован высокоавтоматизированный старт, и когда началась разработка новой ракеты-носителя «Зенит», концепты по запуску ее с корабля появились еще до первого пуска. В-третьих, распространение спутникового телевидения сделало коммерчески очень привлекательной геостационарную орбиту, на которую гораздо выгоднее выводить спутник с экватора, а не северных российских космодромов. Ну и в-четвертых, у России 90-х не было денег на самостоятельную реализацию проекта.

В 1993 году руководитель РКК «Энергия» Юрий Семенов установил контакты с компанией «Боинг». Перспективы выглядели очень привлекательными, к тому же в Выборге удачно нашлась буровая платформа «Одиссей», и уже 25 ноября 1993 года РКК «Энергия», «Боинг» и норвежская компания Kvaerner Maritime, владелец платформы, подписали первое соглашение о совместной разработке морского космодрома. «Боинг» обеспечивал финансы, организацию и маркетинг, «Энергия» — ракету, интеграцию и разгонный блок (когда в 1994 году определились с выбором «Зенита», в кооперации появился участвующий в ее создании украинский «Южмаш»), а норвежцы — платформу. Когда «Морской старт» официально родился в 1995, доли участников распределились соответственно: «Боинг» 40%, РККЭ 25%, Kvaerner — 20%, «Южмаш» — 15%.

Уже в декабре крупный заказчик пусковых услуг, компания Hughes, разместила первый заказ. В 1996 году Hughes заказала еще три пуска, и Space Systems/Loral — пять. Первые пуски ожидались в 1998. В 1997 году закончился норвежский этап переоборудования буровой платформы в пусковую, и был спущен на воду корабль управления. В следующем году оба судна отправились на базу проекта в Лонг-Бич, Калифорния. Конечно, не обошлось без проблем, от повреждения старта упавшим на переходе в шторм краном до приостановки специального разрешения от Государственного департамента США для компании «Боинг» на участие в проекте. Но проблемы были решены и, со сравнительно небольшой задержкой относительно плана, 27 марта 1999 в космос отправился первый тестовый спутник. Казалось бы, у проекта блестящее будущее.

Реквием по «Морскому старту» - 2
Фото компании «Морской старт»

Стартовый комплекс состоит из двух кораблей — пусковой платформы и корабля управления. К месту старта ракета плывет в корабле, затем ее перегружают в ангар на платформе. Затем люди покидают платформу, и ракету готовит автоматика: выдвигает на старт, устанавливает вертикально, заправляет, проводит финальные проверки и запускает.

Реквием по «Морскому старту» - 3
Перегрузка ракеты, фото компании «Морской старт»

Оптимизм не подкосила даже первая авария в 2000 году. Но на горизонте стали появляться первые облачка. Оказалось, что затраты на проект значительно превысили ожидаемые. Далее, «Боинг» в 1997 году поглотил компанию McDonnell Douglas и оказался владельцем семейства ракет-носителей «Дельта», получив на балансе таким образом два конкурирующих проекта. Если посмотреть на количество пусков по годам, то можно сделать вывод, что к середине нулевых наметился рост, который, однако, был перечеркнут аварией 2007 года.

Причиной аварии стал отказ двигателя на четвертой секунде из-за постороннего предмета в турбонасосе. Мощный взрыв не нанес серьезных повреждений платформе, но подорвал веру в надежность проекта.

Реквием по «Морскому старту» - 4
Если не знать, куда смотреть, повреждений не заметно. Фото компании «Морской старт»

Компания-заказчик Hughes перешла на европейскую «Ариан 5», а новых клиентов привлекать не получалось. После аварии виден всплеск пусков — завершение уже подписанных контрактов, и затем резкий провал.

Реквием по «Морскому старту» - 5

Недооценка расходов на проект и недостаточно высокая прибыль привели к тому, что в 2009 году «Морской старт» подал на банкротство по главе 11, предусматривающей реорганизацию компании. В результате реорганизации новым собственником стала РКК «Энергия» с 95% акций. Но, увы, былой пусковой активности вернуть уже не получилось. Следующее десятилетие принесло только новые удары по проекту. В 2013 из-за отказа бортового источника мощности первой ступени (гидравлический агрегат, обеспечивающий поворот сопел двигателя первой ступени) аварией закончился запуск спутника Intelsat 27. Украинские события 2014 года крайне осложнили кооперацию. В том же году «Южмаш» остановил производство ракет-носителей. А в 2016 году «Боинг» отсудил 322 миллиона долларов как долю от своих инвестиций в проект. Последний, 36 пуск, «Морской старт» выполнил 26 мая 2014.

И на этом фоне в сентябре 2016 появляется новость о покупке «Морского старта» компанией S7. Для того, чтобы понять всю рискованность решения, приведу краткий результат предыдущих абзацев об истории проекта. S7 покупала не готовый к работе и прибыли бизнес, а буквально увешанный проблемами проект. У «Морского старта» фактически не было ракеты — производство «Зенита» надо было возобновлять. Не было заказов — поток клиентов обмелел еще за десять лет до этого. Сам рынок пусковых услуг изменился, и было бы очень оптимистично ожидать, что не ставивший раньше экономических рекордов «Морской старт» сможет конкурировать с отъевшими у старых игроков долю рынка SpaceX.

В 2017 S7 Space выступила оператором пуска спутника Angosat, но, по слухам с форумов, ее участие заключалось в привлечении украинских специалистов в обход санкций. Сейчас, спустя четыре года после покупки, мы наблюдаем финальные аккорды трагедии. В 2019 году оказалось, что контракт на производство компонентов для 12 «Зенитов» (70% деталей — Россия, 30% — Украина) был отменен. А альтернативной ракеты для «Морского старта» нет — теоретически подходящий по размерам «Союз-5» находится в разработке и не полетит в ближайшие годы. «Ангара» потребовала бы серьезной переделки старта, но и она только готовится к возвращению к полетам после испытаний в 2014. И на этом фоне жалобы на неожиданно большую стоимость базирования в России особо ни на что ни влияют, и апрельская новость о заморозке проекта сенсацией стать не могла. Неизвестно, купит ли «Росатом» корабли проекта, и, если да, во что их переоборудует, но надеяться на воскрешение «Морского старта» было бы слишком оптимистично. Нормально, что Роскосмос проводит расчеты экономической эффективности переделки комплекса под «Союз-7» (вариант «Союза-5» специально для «Морского старта»), но вряд ли там получатся привлекательные цифры.

С инженерной точки зрения это был прекрасный комплекс, но похоже, что политика и экономика, породившие «Морской старт», его же и убили. И ответ на вопрос «мог ли проект стать успешным» лежит скорее в этой плоскости. Если бы получилось начать пуски еще раньше и при этом не выйти сильно за первоначальный бюджет, суметь привлечь клиентов и не потерять их в предотвратимых авариях, а также сохранить кооперацию стран-участниц, может быть, тогда «Морской старт» нашел бы свою нишу на рынке.

Автор: Филипп Терехов

Источник


* - обязательные к заполнению поля


https://ajax.googleapis.com/ajax/libs/jquery/3.4.1/jquery.min.js