Как интернет остановит пиратство 

в 11:27, , рубрики: Новости

(не знаете английского? поезд глобализации ушел без вас)

У HP есть рекламный слоган «Компьютер вновь стал персональным». Это довольно иронично, потому что мы переживаем момент, когда компьютеры перестают быть персональными. И вот почему:

В начале девяностых персональный компьютер стоял на столе и использовался для игры в Arcade Volleyball. В течение десятилетия его подключили к BBS, затем к интернету, и мир столкнулся с «компьютерным пиратством», то есть неконтролируемым копированием и распространением текстов, программ, музыки и фильмов. С персонального компьютера на персональный компьютер. Через интернет.

Владельцы прав на «интеллектуальную собственность» боролись как могли. В публичной дискуссии аргументами с их стороны были «воровать нехорошо и противозаконно» и «Боно и Билу Гейтсу скоро будет нечего кушать». Доводами тех пользователей пиратской продукции, что готовы были вступать в дискуссии, были «алчные корпорации наживаются на артистах и слушателях, и поэтому мы не будем им платить» и «дело не в деньгах - музыкальная и кино-индустрии не поспевают за новыми технологиями, пиратить гораздо удобнее, сделайте удобным легальную покупку, и мы заплатим». Владельцы прав пытались использовать разные технические методы DRM, пираты тоже сложа руки не сидели. Рекорд-лейблам (как и Билу Гейтсу лично) советовали адаптироваться или умереть. И, пожалуй, сейчас самое время признать, что некоторые выжили, но и адаптация произошла.

Владельцы прав били по двум фронтам. С одной стороны, на законодательном и законоприменительном поле они преследовали пиратов (те, кто считает, что это был сизифов труд, могут поинтересоваться, где сейчас Mininova, Demonoid или BTJunkie). С другой стороны, в сотрудничестве с мейджорами IT-индустрии развивали технологии и сервис продаж «цифрового добра» через интернет.

Решая технические и юридические проблемы борьбы с пиратством и доставки контента легальным пользователям, производители «железа», «софта» и «контента» пришли к симбиозу, в рамках которого компании типа Apple, Google и Microsoft выстроили вертикально-интегрированные схемы: компания производит все составляющие продукта, от «песка для микропроцессоров», до конечного ПО и, частично, контента. То есть Apple производит и устройство (iPhone), и платформу (iOS), и берет на себя продажу контента (iTunes). Только песни сами не пишут пока.

Глядя на список компаний, можно спросить - был ли удачным рейд таких компаний, как Google и Apple, на мейджоров рекорд- и кино-индустрии? Безусловно. Обратите внимание, что многие музыкальные исполнители второго эшелона теперь выпускают свое творчество не на больших лейблах, а на маленьких собственных или независимых лейблах, и продают через iTunes, Amazon и BeatPort. Причем, если еще недавно релизы происходили по схеме «завтра на iTunes, послезавтра на CD», то теперь «завтра на iTunes и BeatPort точка».

Пока то да сё, интернет достиг таких скоростей, что позволил передавать музыку и видео в реальном времени. А производителям программного обеспечения позволил уйти в «облака», когда вся бизнес-логика приложения находится на сервере поставщика приложения, и там же в заложниках находятся данные пользователя.

И если в девяностых вы могли играть на своем «персональном компьютере» в Arcade Volleyball (и, затем, в Duke Nukem 3D), в двухтысячных слушать пиратские mp3 с диска «Дискография в MP3», смотреть кино и писать курсовую в «Ворде», и интернет к этому был лишь приятным дополнением, то теперь наступает время, когда без подключения к сети ваш ноутбук, планшет и смартфон с Google Apps, Office 365 и потоковыми музыкой и фильмами превращаются натурально в тыкву. Причем планшеты и смартфоны этому подвержены гораздо больше, но они же стремительными темпами вытесняют традиционные компьютеры с рынка.

И тут мы возвращаемся к «персональному компьютеру». Внезапно оказалось, что всё ваше «цифровое добро», будь то музыка, текст диссертации или приложения, всё это ваше только условно, так как хранится на мейнфреймах под названием “Google Inc.” и “Microsoft Corporation”. И если раньше «честно спираченное» и реально самостоятельно написанное можно было отобрать у пользователя только вместе с физическим носителем, то теперь файлы из вашего облачного хранилища «выпилят» просто по подозрению в нелегальности их происхождения. А у вас в руках не «персональный компьютер», а «тонкий клиент» к мейнфреймам корпораций, подключенный через интернет. И практически всё, что вы можете сделать с этим устройством, контролируется его поставщиком. В таких условиях, когда приложения пиратить невозможно по техническим причинам, распространителей пиратского контента сажают в тюрьмы на несколько лет, а пользователям дают удобную законную альтернативу, пиратство как ПО, так и контента значительно теряет привлекательность, и, ей-богу, проще купить. К чему, собственно, и стремились. А побочные негативные эффекты для пользователей - это проблемы пользователей.

Открытые же платформы и бесплатное ПО вряд ли смогут служить альтернативой коммерческим аппаратно-программным платформам ввиду недостаточной конкурентоспособности из-за отсутствия ресурсов на разработку и разобщенности. Кроме того, большая часть этого ПО вышла из коммерческих компаний. А у коммерческих компаний уже нет стимула писать программы для «персонального компьютера». Так что свободное ПО будет стремительно устаревать и отставать от коммерческих аналогов. И Ричард Столлман нам не поможет.

Источник



https://ajax.googleapis.com/ajax/libs/jquery/3.4.1/jquery.min.js