Специальная теплица для стартапов: тут их погибает не 99%, а 98,5%

в 7:06, , рубрики: masschallenge, акселератор, Блог компании Digital October, Идеи для стартапов, инкубатор, обучение, опыт, стартап, метки: , , , , ,

Специальная теплица для стартапов: тут их погибает не 99%, а 98,5% Джон Хартон — человек, который знает всё про MassChallenge. Это крупнейший в мире бизнес-инкубатор, где раз в год проводится огромный конкурс проектов. Проходит это так: сначала рассматриваются тысячи заявок, потом отбирается 125 лучших из них. Победители получают бесплатный доступ к вычислительным мощностям, офисным помещениям, спонсорам, юристам и другим вещам, нужным для резкого рывка с места.

На лекции в Digital October он рассказал, что российская команда может подать заявку, приехать в Бостон, проработать там 3 месяца, поговорить с юристами, клиентами и инвесторами, выиграть 100 тысяч долларов и поехать на своём тракторе обратно в Россию.

Что там делают с людьми?

Лидеры каждого проекта проходят через сотни семинаров, конференций, лекций и, главное, постоянно общаются с бизнесменами из различных сфер. Через 3 месяца этого марафона выбирается 10-20 проектов под финансирование. Есть миллион долларов, который делится между проектами-победителями кусками от 10 до 100 тысяч. Что самое весёлое – MassChallenge при этом не претендует на долю в новой компании.

Как обычно запускается успешный стартап?

Появляется один чокнутый парень с нереальной идеей, которая не имеет никаких шансов на успех. У стартапера обычно нет опыта, и потому вероятность заработать практически равна нулю. Опыт, понимание рынка и понимание того, что одной технологии мало – это как раз то, что даёт MassChallenge. Но будем считать, что наш безумец уже всё знает и даже успел собрать прототип в гараже.

Первое что требуется – это выстроить юридическую защиту интеллектуальной собственности. Здесь нужны юристы: они помогут определиться с долями, оформят всё как нужно, организуют пакет документов на компанию, оформят команду и так далее. Следующий шаг – деньги. Если их не дали друзья, дураки или близкие, то потребуются инвестиции или государственный грант. Потом нужен пиар – понадобится взаимодействовать со СМИ, соцмедиа и делать другие подобные штуки, чтобы раскрутить проект. Дальше – нужен офис и другая инфраструктура.

Экосистема

В итоге стартап на 90% состоит из того, что стандартизировано и очень даже понятно, и только на 10% — из инновации и хорошей идеи. Лидеру проекта приходится во всём разбираться и вникать во все детали обслуживания своей же инфраструктуры, что очень мешает проекту. Задача – вынести всё это на аутсорс в бизнес-акселераторе и дать возможность проектам развиться.

Говоря о системе в целом, требуется «прокачивать» много параметров для развития малого бизнеса: начиная от повышения юридической грамотности населения и заканчивая доступностью инвестиций. Таких параметров в обществе десятки, но государство обычно сосредотачивается всего на паре, полагая, что тогда бизнес будет расти. Джон говорит, что нельзя приготовить яблочный пирог, просто увеличивая вдвое, втрое или вдесятеро сбор яблок.

Экосистема – это как раз то, что хорошо описывает MassChallenge. Обычная схема – безумный лидер проекта наименее важен: университет даёт технологию, государство требует налоги, юристы хотят заработать на новичке и так далее. Плюс, если идея хорошая, то каждый, с кем идёт общение, пробует «отщипнуть» долю от проекта. Это не то, что нужно для выращивания новой волны бизнес-проектов.

Как всё начиналось

Сначала акселератор работал только для ближайших штатов. Потом – стал действовать по всему миру. Спецы площадки консультируют совершенно бесплатно, ничего не требуя взамен. Платят не сами лидеры стартапов, а инвесторы и другие стороны, которые позже получат прибыль от развитых проектов.

Показательна история с тем, как проект получил финансирование и офисы. Сначала было объявлено о первом цикле с миллионом евро (самих средств тогда ещё не было). Дальше нашлись инвесторы, которые оценили преимущества появления стартаперов в экосистеме и дали денег. С офисами было ещё интереснее: Джона позвали как-то на встречу в 8 утра на юге Бостона, где располагаются все мафиозные квартиры (если верить фильмам):

Приезжаю в красивое здание расположенное на набережной Бостонской бухты. Девелопер, мультимиллионер ездит на Mazeratti, очень-очень успешный дядька встречает меня на первом этаже, поднимается со мной на 13 этаж, показывает мне имеющиеся у него помещения, спрашивает меня побольше про цели MassChallenge, как будет устроен проект. Я ему рассказываю будет так-то, такие-то цели. Спрашивает — «Ну что, договорились»? Я: «О чем договорились-то? Я так до сих пор и не понял, что я здесь делаю». Он сказал, что хочет предоставить нам офис. Я говорю — “Так денег то у нас нет». Он говорит — «Да ладно, я вам бесплатно предоставлю». Я говорю — «Здорово! А какие офисные помещения вы нам предоставите?»

Мне тогда и в голову не приходило, что это красивое здание прямо на набережной, где аренда стоит порядка 60$ за квадратный фут. Я и не предполагал, что мне предлагают это место, думал, что это будет какой-то склад на выселках. Он говорит — «Нет, бери прямо это помещение, оно могло бы нам стоить 1.6 миллиона в год если бы мы его сдавали в аренду, но вам ребята, дадим бесплатно». Я сказал — «Извините, но я не уверен, что я смогу платить здесь хотя бы за коммунальные услуги и даже за интернет. И мебель нам купить не на что». Он говорит — «Да ладно, не переживайте, я вам все куплю и заплачу за все и ремонт сделаю — и все бесплатно». Я честно говоря в этот момент совсем струсил, я решил, что это мое посвящение в какой-то мафиозный клан, и что дальше этот человек будет решать, как мне называть моих детей. И я не был уверен, что я готов к такому тесному типу взаимоотношений с другими мужчинами. Дальше мы с ним заключили договор, что мы совершенно бесплатно получаем эти помещения на 4 года. И, как я потом выяснил, его логика состояла в том, что у него в этом 18-этажном здании 13 этажей — пустые. Он хотел их сдать инвесторам, крупным компаниям, банкирам, юристам и так далее. Но никто не приходил. Он понимал, что на молодых предпринимателей, которые приезжают, слетятся все его целевые клиенты плюс СМИ. Таким образом он понял, что мы можем стать полезными для него, таким своеобразным симбиотом.

Так Джон открыл «порог жадности» — грань, где экономическая система начинает эксплуатировать себя, не закладываясь на будущее. В примере с офисом логично (жадно) было бы сдавать объект за деньги. Нелогично (ниже порога жадности) – вложиться в будущее, пожертвовав частью потенциальной прибылью, чтобы потом получить существенно больше. С этой идеей и с пониманием того, как важная экосистема для бизнеса, он и начал первый цикл отбора проектов.

Основные ответы

  • Для поездки подходит обычная туристическая виза: зарплата на площадке не выплачивается. В сфере ядерной физики уже были проблемы с получением виз из РФ, пришлось оформлять компанию в США. В остальных случаях этого не требуется, то есть можно заявляться и с российским бизнесом.
  • Да, через пару лет планируется отделение в России (после ряда в других странах Европы).
  • Критерии оценки идеи такие: стартовый капитал меньше 500 тысяч долларов и годовой оборот меньше 1 миллиона долларов.
  • Участники первой программы (111 проектов) суммарно заработали 103 миллиона долларов за 12 месяцев после программы. Из только около десятка вышло в финал, то есть получили гранты от акселератора.
  • Бояться — нормально. Большая часть стартапов не взлетает, но акселератор нужен для того, чтобы успешные не погибли по случайности. Боятся все без исключения, и это хороший признак: нужно просто начать делать.

Джон называет приз в акселераторе всего лишь маркетинговой уловкой: все участники понимают, что важнее всего сам доступ к платформе, обучение и опыт за те 3 месяца, когда идёт работа и общение в США.

Ссылки

  • Лекция в Digital October (на русском и английском).
  • Заявки можно подавать на masschellenge.org, это стоит 199 баксов.
  • Почта — contact@masschellenge.org.

Автор: lesnikova


* - обязательные к заполнению поля


https://ajax.googleapis.com/ajax/libs/jquery/3.4.1/jquery.min.js