Из дневника призера первой Всероссийской олимпиады по программированию для школьников 1989 года

в 7:32, , рубрики: информатика, Программирование, Учебный процесс в IT

Из дневника призера первой Всероссийской олимпиады по программированию для школьников 1989 года - 1
(из личного архива Даниэля Алиевского: «Второй слева — Илья Жильцов, светлая ему память. Я стою за ним, моя голова третья слева»)

(про саму олимпиаду Первая Всероссийская олимпиада школьников по программированию (информатике) 1989 года)

По моей просьбе Даниэль (http://algart.net) поделился воспоминаниями:

«Мы, т.е. свердловская „команда“ из 2 человек — первые два места с областной олимпиады, Максим Стацюк и я — вылетели в Красноярск ночью с 18 на 19 марта 1989 года. Рано утром мы наконец добрались до гостиницы. В гостиницах до той поры я никогда не был, только читал про них в книжках, и впечатление от советской гостиницы получилось довольно тяжелое. Но жить можно было. Даже был туалет и душ в номере, а вообще номер был рассчитан на двоих. Не так плохо, по советским временам! (Позже, на Всесоюзной, я понял, что бывает и хуже.)

Первый день был потрачен на сон (4 часа) и, конечно же, на карты, в которые мы резались со Стацюком и ребятами из других городов до полтретьего ночи. 3.40 — все же отбой.

Выспаться, впрочем, не получилось, поскольку с 9 утра, после завтрака, следовало снова заняться делом, а именно картами. Ну а после 3 дня мы все пошли по магазинам. Красноярск — большой город, интересный для новичков. С семи вечера и до 0.30 — снова карты, пока нас не разогнала наша руководительница, которая и привезла нас с Максимом из Свердловска. Кстати, очень милая девушка, звали, если не ошибаюсь, Виктория Викторовна.

Следующий день, 21 марта (вторник), я все же выспался. Встав в 12.30 утра и пообедав, отправился со всеми на открытие олимпиады, которое состоялось в 16.00. Дневник утверждает, что на открытии имело место глупое шоу-представление; что ж, спустя 25 лет я его не помню абсолютно.

А вот на следующий день, в среду, была большая радость. Рано утром приехал мой друг, Илья Жильцов. (Светлая ему память; около 15 лет назад он утонул в Черном море.) Он приехал с нашим учителем, руководителем Школы юных математиков при УрГУ, Александром Гейном.

Собственно, „по правилам“ Илья не проходил на всероссийский тур, так как занял только 4-е место на областной олимпиаде. Однако, он был победителем предыдущей областной олимпиады и, если не ошибаюсь, призером предыдущей Всесоюзной олимпиады по информатике, которая прошла у нас в Свердловске; это давало ему привилегии. На самом деле, пожалуй, среди нас он был самым сильным участником; впоследствии он стал очень серьезным математиком. На этой, Всероссийской олимпиаде он тоже занял скромное 4-е место, отстав от меня; однако после этого, на Всесоюзной, он меня обогнал, снова заняв 4-е место и получив первый диплом, в то время как я занял только 7-е (второй диплом). В итоге он все же попал на Первую международную олимпиаду в Болгарии. Он потом часто говорил, что 4-е — его „любимое“ место. Но я забегаю вперед.

А приехал он рано утром, собственно говоря, потому, что это был день первого тура. Теоретического. Так что выспаться опять не дали, уже в 8.30 пришлось ехать в Красноярский университет, и с 9.55 до 13.55 решать задачи. Я решил три задачи из четырех, и далось это мне с трудом. Илья решил все. Теоретический тур для олимпиады по программированию — все же очень странное изобретение. Там была, в частности, задача: реализовать модель сталкивающихся дисков. Ну как можно делать такие вещи НА БУМАГЕ? Это же какое-то извращение. (К тому времени у меня был опыт решения более сложной задачи по моделированию на компьютере, естественно, с графикой.) Что ж, после обеда смогли отдать должное картам, на этот раз уже с Ильей.

На следующий день, в четверг 23 марта, нас повезли на экскурсию, чтобы продемонстрировать Красноярскую ГЭС. Такое вот советское „чудо природы“. При этом природа там действительно потрясающая. А после обеда нас познакомили с еще одним чудом советской инженерной мысли, а именно, с компьютерами БК 0010, на которых нам предстояло заниматься на практическом туре. Если кто не знает, что это такое, то и слава Богу — более жуткого монстра среди персоналок я никогда не видел. А смотреть на его экран было вредно не то что много часов, но даже одну минуту.

Последующий спектакль в ТЮЗе, которым нас хотели развлечь, я проигнорировал, вместо этого прогулялся со своим новым приятелем Колей Козловым из Уфы в сторону этого самого ТЮЗа. Всегда лучше гулять самостоятельно, а не строем.

24 марта, пятница — практический тур. На этих самых монстрах. (А ведь обещали нормальные по тем временам компьютеры, Ямахи.) Задачи оказались практически школьные, обыкновенная длинная целая арифметика и анализ простых чисел. Даже скучно. Что ж, зато после обеда можно было наконец заняться делом. Мы с Ильей и ребятами из Челябинска-70 — двумя мальчиками и их руководителем — несколько изменили правила известной игры в „тысячу“, так что выигрыш стал чрезвычайно затруднительным — мы время от времени скатывались на несколько сотен очков назад (а чтобы выиграть, надо набрать 1000 очков). Это, наверно, была самая длинная карточная игра в моей жизни. Начав в 15.00, мы играли до 6.40 утра, после чего я скис и пошел спать — но через полтора часа все же проснулся и вернулся к игре. Закончили мы только в девять утра. У нас была встреча с местными школьниками (т.е. школьникам показывали нас, диковину), а потом очень важная вещь в жизни олимпиадника — апелляция. Впрочем, она мне, насколько я помню, ничего не дала.

В этот же день было торжественное закрытие, куда пришел, кажется, министр образования и говорил какие-то речи. После чего мы смогли вернуться к прерванной игре, чем и занимались до часу ночи.

Победителем олимпиады стал незнакомый мне тогда еще человек, Белевцев из Обнинска, набравший 120 баллов из возможных 175. Я набрал 114 и получил второе место, разделив его с Максимом Плаксиным из Кирова (112 баллов). С ними и с Ильлей мы впоследствии поехали на Всесоюзную (всего туда взяли, насколько я помню, порядка 20 человек из Всероссийской). Максим Стацюк, кажется, занял 17-е место или что-то в этом роде и тоже поехал на Всесоюзную; там, к сожалению, и он, и Белевцев не получили уже почти ничего (8 баллов из 50, у Плаксина 15).

Меня наградили весьма своеобразным призом — так называемым „монокуляром“. Фактически, здоровая такая половинка от бинокля. Видимо, на целый бинокль у организаторов денег не хватило. После Свердловской областной было как-то даже неудобно — там мне подарили отличный радиоприемник и несколько хороших художественных книг. Впрочем, на Всесоюзной подарки были еще хуже.

На этом наши приключения могли бы и закончиться, но наша руководительница, Виктория Викторовна, сумела добиться для нашей группы уральцев продления путешествия на пару дней — для того, чтобы мы смогли повидать знаменитый заповедник „Столбы“. Это было в воскресенье с утра, до обеда. Мы проехались на канатной дороге на одну из вершин „Столбов“ возле Енисея. Виды, и правда, удивительные. А один из наших мальчиков, приехавший из Петропавловска-Камчатского, даже обошелся без канатной дороги и прошел тот же путь по горам сам. Я не мог понять, как он это сделал — мы с друзьями насилу вернулись, спустившись по крутому склону не больше 100 метров. Увы, тогда у меня не было опыта хождения по горам, приобретенного уже сейчас и здесь, в Израиле. После чего мы с Ильей и челябинцами воздали должное картам, потратив на это следующую ночь до 7 утра.

На следующий день, в понедельник, нас выгнали из гостиницы (наш срок закончился), и нам пришлось на последнюю ночь поселиться в каком-то интернате. Тогда я понял, что гостиница — это было очень хорошо. В интернате была предусмотрена одна гигантская комната, в которой стояли койки — наверно, штук 30. Что ж, карты скрасили ужасы интерната. Следующий и последний день путешествия, вторник 28 марта, мы посвятили магазинам и картам. Не исключено, что именно в этот день я накупил книжек, отправившись в другой район города по другую сторону Енисея — по программированию и математической логике. Некоторые из них я привез в Израиль и храню до сих пор. А поздно ночью — аэропорт и ночной самолет в Свердловск.»
************************
Даниэль (DanielAlievsky)

Автор: MagisterLudi

Источник


* - обязательные к заполнению поля


https://ajax.googleapis.com/ajax/libs/jquery/3.4.1/jquery.min.js