Испытание яблочного радиометра

в 10:49, , рубрики: apple, АЭС, Железо, радиация, разработка под iOS, тестирование, метки: , , ,

image

Измерение радиационного фона под Медным всадником

Я решил проверить, как работает ДО-РА в путешествии.

ДО-РА это компактный прибор для измерения радиации. Втыкается в аудио-вход iPhone и телефон начинает работать, как бытовой дозиметр. Разумеется, Вам становятся доступны красивые экраны, качественные шрифты и куча дополнительной информации и сервисов iOS.

Мне нравится возможность фотографировать пейзажи и объекты и отсылать приятелям полученные картинки с текущим уровнем радиационного фона. Я люблю неподвижную протоплазму.
Разумеется, история о путешествии иллюстрирована фотографиями из этих писем.

Инструменты

Железо, которое я использовал в пути:
• iPhone
• iPhone 4S
• DORA опытный образец 002 (на фото справа)
• DORA промышленный образец 003 ( на фото слева)

image

Программы, загруженные на телефон:
• DORA 2.20 из appStore (на фото в центре скриншот мониторинга Сарова)

Как измерить радиацию

Сразу скажу, что DORA прибор индикативный, спаян на основе СБМ-21, ловит исключительно гамма-кванты. Обычный уровень радиационного фона соответствует 1-2 пойманным гамма-квантам в минуту. В переводе на язык физиков это примерно 0.05 микро-зивертов в час. Для тех, кто не любит зиверты, можно перейти в рентгены, умножив число зивертов примерно на 100. Кстати, Рентген был немцем, а Зиверт – шведом.
А прибор СБМ-21 сделан в Мордовии.

Он порождает до 6 паразитных импульсов в минуту, поэтому говорить о какой-либо точности бессмысленно. При низком уровне радиационного фона, конечно. Высокие значения ловятся очень хорошо, например, компас с немецкой подлодки дает 1000 импульсов в минуту, что соответствует 60 микро-зивертам в час. Чтобы получить эти числа, необходимо положить телефон с DORA в сантиметровой близости от компаса. На расстоянии вытянутой руки от фашистского прибора повышенной радиации не наблюдается. 10 импульсов в минуту. Для сравнения гранитный монумент под Медным всадником показал 12-14 импульсов. Но об этом ниже.

Аппаратная часть DORA

Немного об аппаратной части. DORA питается от iPhone и дополнительно потребляет 0.03% энергии батареи телефона. Чтобы разрядить батарею iPhone нашим устройством необходимо 3 000 часов непрерывной работы DORA.
Каждые 4 секунды она посылает синусоидальный сигнал, в котором хранится 60 байт информации о серийном номере, версии программного обеспечения и типе протокола, уровень накопленной радиации, время накопления. Биты кодируются частотной манипуляцией. Волна синусоиды на период – это 0 (ноль). Пара волн – это 1 (единица). Все это давно стандарт. Биты складываются байты – байты в строки и числа.
При частоте 44100 (спецификация iOS) DORA успевает передать всю информацию за 1.5 секунды. Затем, еще 2 секунды необходимы для зарядки конденсаторов, им необходимо набрать силу для отправки следующих 60 байт. Исходя из этих цифр, Вы можете вычислить число аудио-samples на 1 период синусоиды и делать свой протокол.

Майские праздники 2012 года

Итак, я отправился в путь.
По шпалам и рельсам.

image

Стартовал из Сарова, где делают атомные бомбы. Уровень радиации в бывшем Арзамасе-16 в норме.
Фирменный поезд 58 НН-СПб не показал никаких опасностей. Купе, белье, проводница, чай, био-сортир – все в норме, кроме цены на билет. 5400 рублей – я в Америку летал дешевле. Богатая у нас страна.

Питер обрадовал холодом и 6 гамма-импульсами в минуту. Фонит великий город. Не случайно, половина жителей Санкт-Петербурга ходит без волос.
image

На фото типичный абориген

После волжских (+25) я выглядел в шлепках и шортах нелепо на ленинградском (+4) перроне. Половина встречающих были одеты в зимние сапоги, а одна тетка (симпатичная) куталась в шубу. Петербуржцы иронически косились на мой расчехленный iPhone с пристегнутой DORA. Здесь не принято кидать понты. Объяснять им, что я не пижон, а дозиметрист на отдыхе было бесполезно.

Центр Петербурга

Запустив ДО-РУ, мы с аборигеном отправились бороздить исторический центр Северной Пальмиры. На Хабре была статья об открывающемся здесь IT-ресторане. Ресторана, увы, не было обнаружено.

image

Медный Всадник, стрелка, ленинградское эскимо

Но были обнаружены и проверны на излучение Адмиралтейство, Исаакий, Медный всадник, Синод, набережные, Эрмитаж, Дворцовый мост, эскимо, Биржа, Ростральные колонны, Кронверк, молодожены, Петропавловская крепость, пляж, нудисты. Прибор развеял легенду, что гранитные набережные радиационно опасны. И только Медный всадник не подкачал, дал небольшой всплеск гамма-частиц.

Сосновый Бор и Кронштадт

На следующий день братство Кольца двинулось по КАД в Сосновый Бор. В Сосновом Бору есть АЭС, и было любопытно измерить уровень радиации в этом симпатичном городе. Заодно проехать по тоннелю под Финским заливом, замкнувшим кольцо вокруг Ленинграда. Слава Богу, в отличие от 1941-43 годов, кольцо было не вражеским, а автомобильным.
image

Копорская крепость, АЭС в Сосновом Бору, АндерсенГрад, Кронштадт

Сосновый Бор — режимный город и просто так в него не попасть. Пришлось делать круг через древнюю Копорскую крепость (1297 г.). Ни старая крепость, ни новая АЭС, ни отреставрированный Морской Собор в Кронштадте (замеренный на обратном пути) повышенного гамма-излучения не обнаружили. На выезде из Бора документов не спрашивают.

В дни Победы нельзя было не заехать в Ораниенбауманский Форт, где на железнодорожной платформе стоит со времен блокады морская гаубица, топившая немецкие корабли.
image

Число звезд на стволе должно соответствовать числу затопленных судов

Прочие места Северной Пальмиры

В Ленинградском метро гамма излучения практически не было. Земные недра хранят нас. В Ледовом Дворце, где мы побегали в хоккей с институтом Можайского было поймано 5 импульсов в минуту. В магазине компьютерной техники – 4 импульса. В театре ЛенСовета телефон пришлось выключить. Замерить Анну Ковальчук не удалось.
image

Метро, Ледовый Дворец

При трехчасовой прогулке по Питеру со включенным iPhone в режиме мониторинга, максимальный уровень фона – 0.60 мкЗв/час. А в среднем 0.1 — 0.3. Город может спать спокойно.

Впечатления

Скажу, как пользователь. Через 3 часа непрерывной работы iPhone 4S умер. Это грустно. Причина в 100% ярком экране и постоянно включенном 3G режиме. Старый iPhone мониторил целый день и разрядился менее, чем наполовину. Это радостно.
Обратный путь из Петербурга я совершил на автомобиле, купленном мной за деньги, вырученные от авторской iPhone игры. На заднее стекло авто я наклеил благодарную надпись, напечатанную в великолепном питерском центре полиграфии.

#include  <ios.h>

По дороге были проверены города Вышний Волочек, Тверь, Клин, Москва, Серпухов, Тула, Рязань, Шацк, Сасово.
Все в порядке, аномалий не обнаружено.

О нахлобучке

На шестой день эксплуатации фирменная красивая DORA в виде нахлобучки сломалась. Треснул плохо склеенный пластмассовый корпус.
image

Можно увидеть содержимое железа

Кроме того, обнаружено существенное неудобство подобного форм-фактора. Нахлобучка закрывает собой кнопку отключения телефона. Это бесит. Приходится снимать DORA, выключать iPhone, затем снова надевать DORA. Короче, неудобно. Справедливости ради добавлю, что по возвращению корпус был заново склеен и больше не разваливался.
А вот девайс в форме гибкой антенны мне понравился куда больше. Кроме прочего, он подходит для всех типов iOS устройств. К сожалению, аудио- штекеры для iPhone, Android устройств, WinPhone7 и Symbian-овских Nokia отличаются друг от друга.

О программе

Программу иногда приходилось перезапускать. В 25% случаев выхода из спящего режима или перетыкания DORA, она переставала опознавать сигнал и сигнализировала, что цифровой пакет missed.
Интерфейс понятный, локализация на 3 три языка – русский, английский, японский. Все данные о путешествии сохраняются на сервере и любой пользователь программы может отследить текущий уровень радиации по данным Росгидромета и других пользователей DORA.
Кроме того, понравилось музыкальное сопровождение. Лежа в кармане, ДораФон тихо щелкал раз в 4 секунды при зеленом уровне фона и в два раза чаще при приближении к оранжевой зоне. Красной зоне соответствует завывание сирены – ее я ни разу не услышал за 10 майских дней.

Что дальше?

image
А дальше вместо СБМ-21 готовится кремниевый датчик, который, скорее всего, будет выпущен в следующем форм-факторе (слева на фото). Надеюсь, в течении лета все исследования и дизайн будут завершены.

Спасибо за внимание, закупил валидола.

Автор: PapaBubaDiop


* - обязательные к заполнению поля


https://ajax.googleapis.com/ajax/libs/jquery/3.4.1/jquery.min.js