Сглаживание движения убивает кинематограф

в 11:00, , рубрики: motion smoothing, видеотехника, сглаживание движения

Создатели фильмов его ненавидят. Как и зрители. Так почему эта установка по умолчанию включена почти на всех телевизорах США?

Сглаживание движения убивает кинематограф - 1

Не так давно я оказался в супермаркете электроники Best Buy в Бруклине, где меня заворожила целая стена, заставленная гигантскими телевизорами, и все они были соблазнительно современными. На каждом из них по кругу шла демка, разработанная специально, чтобы продемонстрировать качество ТВ и завлечь покупателя. Меня привлекал массивный Samsung QLED TV, на котором демонстрировались будоражащие ролики кипящего масла, взрывающихся цветов, жёлтых змей и движущихся тканей различных цветов. На другом ТВ показывали футбол, и, несмотря на то, что я был в обычном общественном месте, в магазине электроники, где не было никаких запахов, мне показалось, будто я стою на кромке поля, рядом с потными игроками. Всё это выглядело удивительно, и напоминало, как телевидение высокого разрешения привило нам привычку к гиперреальности на экране, которая иногда начинает казаться более реальной, чем жизнь.

Блуждая по магазину, я заметил другие, небольшие телевизоры, где показывали несколько трейлеров к фильмам: Star Wars: The Force Awakens и Mad Max: Fury Road, которые, по сравнению с предыдущими роликами, выглядели до странного дёшево и безжизненно. Если бы мне пришлось смотреть все эти ролики на одном телевизоре – сначала взрывающиеся цветы, шкворчащие стейки и растягивающаяся ткань, а потом эти трейлеры – я бы пришёл к заключению, что сегодняшние фильмы выглядят отвратно.

Всё оттого, что теперь на ТВ картинка обновляется быстрее, чем в фильмах, и производители ТВ попробовали компенсировать это несоответствие путём применения премерзкого цифрового процесса под названием «сглаживание движения» [motion smoothing]. Понимали ли вы это, или нет, но вы наверняка уже смотрели какой-нибудь фильм со сглаживанием движения. И этого практически невозможно избежать, поскольку на большинстве телевизоров, продающихся в США, эта настройка по умолчанию включена. И какими бы благими намерениями это ни было вызвано, большинство людей её ненавидят. Сглаживание движений превращает захватывающий фильм или сериал в нечто необъяснимое. Меняется сама суть того, что вы смотрите. Разворачивающаяся на экране драма кажется неискренней, и всё двигается так, будто это мыльная опера – поэтому иногда это явление зовётся «эффектом мыльной оперы». Иначе говоря, сглаживание движение на фундаментальном уровне портит наши ощущения от кино.

Возможно, что многие американцы услышали о сглаживании движения впервые только в декабре, когда Том Круз, в костюме пилота на съёмочной площадке продолжения фильма Top Gun, стоя рядом с режиссёром Mission: Impossible — Fallout Кристофером Маккуорри, призывал зрителей выключить сглаживание движение. Неожиданно мы увидели Круза, который обычно не участвует в публичных мероприятиях, не рекламирующего свой очередной фильм, а просящего нас изменить настройку на ТВ. Другие производители фильмов протестовали против этой технологии уже много лет. В 2014 режиссёр, кинематографист Рид Морано (The Handmaid’s Tale, I Think We’re Alone Now), запустил онлайн-петицию, призывая производителей ТВ перестать включать эту настройку по умолчанию. Мартин Скорцезе выступал в её поддержку. Другие режиссёры, к примеру, Эдгар Райт (Baby Driver), Пейтон Рид (Ant-Man), Джеймс Ганн (Guardians of the Galaxy) и братья Даффер (Stranger Things) клеймили эту технологию в интервью и в соцсетях. «Я вижу эти картинки, и мой мозг, моё сердце, моя душа отключаются», — сказала ранее в этом году Карин Кусама, снявшая Jennifer’s Body и Destroyer. В твите 2017 года Райан Джонсон, режиссёр фильма The Last Jedi, назвал сглаживание движения «жидким поносом».

Сглаживание движение, без сомнения, является компромиссным способом просмотра фильмов и сериалов, тщательно созданных так, чтобы иметь определённый вид и создавать определенные ощущения. Но влияние сглаживания настолько сильно, что даже на Каннском фестивале в мае этого года – именно на том фестивале, где настолько ценят ощущение от просмотра фильмов в кинотеатрах, что борются с Netflix последние два года – на модных официальных мониторах, расставленных на месте проведения мероприятия, сглаживание движения было включено.

Это кажется смешным недосмотром, но в этом нет ничего удивительного. «У этих телевизоров по умолчанию много чего включено, что приходится выключать», — говорит Клаудио Циаччи, ведущий испытатель телевизоров журнала Consumer Reports, обязательно отключающий сглаживание движения на оцениваемом телевизоре. «Она призвана создавать красивую картинку для магазина, чтобы клиентам картинка нравилась с первого взгляда. А потом, когда вы приносите его домой, эта настройка уже не подходит». Он отмечает, что большинство людей не играются с установками, потому что сглаживание движения непросто найти в меню ТВ (а также потому что оно называется по-разному у разных производителей). Что приводит нас к сути проблемы: чем больше людей смотрят фильмы дома, а не в кино, тем больше людей не попытаются увидеть кино так, как предполагали его создатели, без портящих всё цифровых «улучшений».

«Как только люди привыкают к чему-нибудь, это становится уже чем-то нормальным», — говорит Морано. И то изначальное зрительное восприятие фильмов пропадёт.

* * *

Сглаживание движения, или «интерполяция изображения», стала нормальной за последнее десятилетие, а впервые его представили в середине 1990-х для решения проблемы. Большую часть фильмов и художественных сериалов снимают с частотой 24 кадра в секунду, эта традиционная частота сохранилась ещё с 1920-х, когда в кино появился звук. У телевизоров же частота обновления кадров всегда была немного выше, и обозначается в герцах. Сегодня у среднего HDTV, продаваемого в США, частота составляет 60 ил 120 Гц, а у некоторых даже 240 Гц. Из-за несоответствия частоты кадров фильма и частоты обновления экрана ТВ, при просмотре фильмов на телевизоре картинка может немного дёргаться, или «вибрировать». Это особенно заметно, когда изображение на экране быстро двигается. Средний зритель часто не замечает этого, однако разные люди воспринимают движение по-разному, и для многих инженеров и телепроизводителей дрожание картинки было достаточно серьёзной проблемой, чтобы они решили её исправить. И так появилось сглаживание движений, процесс, в котором ваш телевизор предсказывает, создаёт и вставляет новые кадры между существующими, чтобы уменьшить дрожание.

Для разработавших её инженеров и для изготовителей ТВ, желающих продать нам самые последние технические хитрости, это модная фишка, которая должна придавать ТВ-картинке реалистичность. Она хорошо работает, например, при просмотре спортивных мероприятий, помогая вам отслеживать быстро движущиеся мячи и спортсменов. А спортивные мероприятия и прямые репортажи и так уже снимают с более высокой частотой, поэтому им нужно меньше сглаживания. Но смысл фильмов и сериалов заключается не только в том, чтобы следить за мячом, и создание новых кадров сбивает с толку, портит впечатление своим цифровым наполнением. Новые кадры часто непреднамеренно вносят в картинку свои собственные артефакты – ненужные тени, гало, вспышки и т.п. – которые ещё больше отвлекают от просмотра.

Но даже если бы сглаживание движений работало идеально, оно всё равно приводило бы к проблемам. Высокая частота кадров занятно влияет на восприятие фильма. На нью-йоркском кинофестивале 2016 года я посетил сильно разрекламированную мировую премьеру фильма Billy Lynn’s Long Halftime Walk режиссёра Энг Ли. Эта картина должна была стать революционной, поскольку её снимали с частотой 120 кадров в секунду. Она рассказывает о солдате, переживающем травматический синдром из-за службы в Ираке во время перерыва в спортивном матче, когда его взвод чествуют зрители. Действие смотрелось очень плавно, 120 кадров в секунду выглядели гиперреально, как и обещали – будто бы мы находились в одном лимузине с персонажами, когда они шутят друг с другом, или же в бою, когда мимо свистят пули. Однако погрузиться в фильм было невозможно. Ситуация была обратной: игра актёров выглядела деревянной, история – фальшивой, съёмка – дилетантской.

Через пару месяцев, когда дело шло к выходу в кинотеатрах, я опять посмотрел этот фильм, уже на привычных 24 кадрах в секунду. Это в любом случае не самый лучший фильм, но к своему изумлению игра актёров на этот раз показалась увлекательной, и драма, казавшаяся неповоротливой, теперь начала двигаться. При этом фильм не сильно редактировали. Я смотрел то же кино, но уже с той частотой кадров, с которой кино и нужно смотреть. И внезапно всё вроде бы заработало.

Этому есть частичное научное объяснение: возможно, что мы так долго смотрели кино, что наш мозг привык к этому. Профессор психологии и нейробиологии Паскаль Уолич из нью-йоркского университета, изучающий мышление и восприятие, называет это явление «вовлечением», и утверждает, что определённые внешние стимулы, типа количество ударов в минуту в музыке или слегка мерцающие кадры в кино могут влиять на нервную систему. «Частота стимула вовлекает активность нейронов, что позволяет вам входить в состояние транса», — говорит Уолич. Это может объяснить, почему кино часто описывают, как волшебное и завораживающее явление – ведь на каком-то уровне так и есть.

Весь язык кино построен на частоте 24 кадра в секунду – то, как играют актёры, как формируются кадры, как движутся камеры. Поэтому церемонии награждения или выпуски новостей, снятые на видео с большей скоростью, выглядят по-другому. Дэвид Найлс, инженер и продюсер, помогавший вводить раннее применение HDTV, проверял различную частоту кадров на разных зрителях, чтобы понять, как они реагируют. «Мы брали сцену с двумя актёрами, — говорит он, — снимали её на 60 кадров в секунду, или даже 30 кадров, а потом снимали её на 24 кадра, и выдавали аудитории, чтобы посмотреть, как люди интерпретируют сцену. И на 24 кадрах людям больше нравилась актёрская игра. А на самом деле, это было абсолютно то же самое». Он говорит, что 24 кадра в секунду создают некое «интеллектуальное расстояние» между зрителем и изображением, что позволяет фильму захватить вас. «Он больше похож на сон, — говорит он. – Зритель больше воображает». Причём это работает и в обратную сторону. Найлс вспоминает эксперименты MTV, когда церемонию награждения в 2000-х снимали на 24 кадра в секунду, что вызвало гнев фанатов. «Она была больше похожа на кино, чем на видео, — говорит он. – Аудитория взбунтовалась, поскольку она выглядела совершенно оторванной от привычного им контекста».

Иначе говоря, если вы хотите рассказывать истории на большей частоте, их нужно рассказывать по-другому. И это может потребовать новых творческих форм. «Это как разница между Law & Order и Cops, — говорит Найлс. – История может быть одной и той же, но рассказывают её по-другому».

* * *

Закончить споры, касающиеся сглаживания движения, не так уж и трудно. «Я говорю производителям ТВ: почему вы не можете просто сделать на пульте д/у пару кнопок, которые выносят эту настройку на поверхность – назвать их „ТВ, кино, спорт“, или как-то так», — говорит Марк Хенинджер, редактор онлайн-сообщества AVSForum, посвящённого технологиям. «Не надо углубляться в меню. Сделайте это похожим на переключение каналов». Он говорит, что сопротивление индустрии связано не в последнюю очередь и с неопределённостью. «Производители не знают, к кому прислушиваться. Выбрать мнение критиков, своей лаборатории проверки качества, или жалобы пользователей».

В последнее время ситуация сдвинулась с мёртвой точки. В прошлом году Кристофер Нолан и Пол Томас Андерсон, совместно с гильдией режиссёров Америки, связались с UHD Alliance, группой, в которую входят компании из таких областей, как развлечения, электроника и технологии, с тем, чтобы найти решение, удовлетворяющее как киноделов, так и производителей телевизоров. Майкл Цинк, председатель UHD Alliance и вице-президент по технологиям в Warner Bros, говорит, что разговоры по поводу сглаживания идут активно и плодотворно. Но также отмечает: «Не думаю, что существует единое решение, устраивающее всех, когда вы нажимаете кнопочку, и внезапно мир становится лучше, и на любом телевизоре всё исправляется». Часть проблемы, как всегда, заключается в том, что люди смотрят на телевизорах много всего другого кроме фильмов.

Тем временем Sony и Netflix представили настройку под названием Netflix Calibrated Mode на новых телевизорах от Sony, которая отключает сглаживание и подстраивает картинку так, чтобы она лучше воспроизводила ощущение от просмотра фильма в кинотеатре. Неплохой шаг с точки зрения бизнеса для компании Netflix, производство нового контента у которой зависит от взаимоотношений с создателями фильмов. Неплохой шаг для Sony, поскольку она производит ещё и видеокамеры для съёмок фильмов, и ей принадлежит киностудия. Сначала Netflix думала заинтересовать всех производителей в появлении такой настройки, как говорит Ричард Смит, главный менеджер продукта в компании. «Мы начали говорить на эту тему с производителями ТВ несколько лет назад, — говорит он. – Однако для них это сложно, они беспокоятся, что какой-нибудь конкурент будет смелее или ярче, будет рекламировать имеющееся у него сглаживание движения так, что вырвется вперёд по продажам».

Некоторые производители, например, Vizio, перестали включать сглаживание движения по умолчанию. «Мы на 100% согласны с киноделами. Мы тоже считаем, что должны сохранять творческие задумки по максимуму», — говорит Джон Нван, вице-президент по управлению продуктом в компании. Сегодня уже разрабатываются технологии, которые позволят передавать настройки изображения в метаданных, переносимых вместе с контентом – так что, по сути, фильм или сериал сможет автоматически подстраивать картинку так, как подразумевали создатели. Когда вы будете смотреть баскетбол, сглаживание изображения будет включаться само, а когда будете смотреть The Last Jedi, оно будет выключаться.

Однако могут пройти годы до того, как эта технология станет распространённой. Сглаживание движений в ближайшее время никуда не денется, и не только потому, что людям нравится смотреть спортивные передачи. В недалёком будущем оно вообще может стать чем-то необходимым. Экраны телевизоров увеличивают размер, яркость и процессорную мощность, и в процессе дрожание может стать ещё более заметным. «Более яркие экраны с высоким динамическим диапазоном будут увеличивать дрожание и стробирование до тех пор, пока они не станут слишком бросаться в глаза, и этого нельзя допустить», — говорит Куртис Кларк, кинематографист и глава технологического совета по кино при Американском обществе кинематографистов, в котором уже несколько десятилетий занимаются проблемами чёткости картинки.

Кроме того, защитники сглаживания говорят о том, что эстетические проблемы с устаревшей частотой обновления кадров и сами уже устарели. Йерун Стессен, нидерландский инженер, работавший в Philips Laboratories, где разрабатывали ранние версии сглаживания изображения (в Philips его называли Natural Motion), говорит, что эта технология не представляет проблем для подростков, играющих в видеоигры, поскольку они не смотрели мыльные оперы, и у них нет никакого предубеждения по поводу источника потребляемых ими картинок. Так ли уж отличается сглаживание изображений, спрашивает Стессен, от других технологических новинок, которые старшие поколения встречали в штыки, от компакт-дисков, заменяющих винил, до появления звука и цвета в кинематографе?

«Частота в 24 кадра в секунду появилась без оглядки на какие бы то ни было психологические или оптические стандарты, поэтому её нельзя считать ’правильной’», говорит Джон Ваткинсон, опытный инженер и консультант по цифровым технологиям, десятилетиями выпускающий книги об аудио и видео технологиях.

Пока что попытки киноделов снимать кино с высокой частотой кадров не привели к спросу на продолжение этой деятельности. Но это может измениться: Энг Ли предпримет ещё одну попытку со своим следующим фильмом Gemini Man, а Джеймс Камерон – человек, снова и снова доказывавший, что способен прививать массам новые технологии – как говорят, снимает продолжения «Аватара» с высокой частотой кадров. Сторонники и критики сглаживания движения соглашаются в одном: если люди будут достаточно долго смотреть кино со сглаживанием, они могут не захотеть возвращаться. Как говорит Стессен: «Мы ежедневно смотрим Natural Motion и уже не хотим возвращаться к кино с частотой в 24 кадра в секунду – оно стало непереносимо!»

Эти дебаты можно счесть ещё одним примером того, как киноделы противятся технологическим новинкам – таким, как переход на цифровую съёмку и распространение, как рост мобильных просмотров. Все уже неохотно смирились с тем, что куча народу будет смотреть их фильмы на крошечных смартфонах, в кратких перерывах между загрузками посудомоечной машины или между подходами в спортзале. Но многие режиссёры до сих пор пытаются бороться со сглаживанием изображений. Возможно, они беспокоятся о том, что если они сдадут эту позицию, то киноискусство может исчезнуть.

Автор: SLY_G

Источник


* - обязательные к заполнению поля


https://ajax.googleapis.com/ajax/libs/jquery/3.4.1/jquery.min.js