Почему в России патент почти бесполезен

в 17:30, , рубрики: законодательство, патентная система, патентование

В предыдущей статье я обещал рассказать о том, как я получил патент на полезную модель, а также о его бесполезности в случае нарушения патентных прав. Теперь, хоть и с большим опозданием, но все же выполню свое обещание. Сразу замечу, что я не юрист и не патентовед, поэтому статья может содержать неточные формулировки и наивные представления, но, очень надеюсь, не фактические ошибки.

Основная мысль заключается в следующем. По идее, любой патент должен иметь две функции — разрешительную и запретительную. Во-первых, патент разрешает его обладателю что-нибудь делать, например, производить и продавать запатентованный товар. И во-вторых (и это главное), патент запрещает неопределенному кругу лиц какие-то действия, связанные с объектом патентования. Т.е., обладая патентом, лицо может запретить другому лицу производить, продавать, хранить, использовать и т.д. товар, в котором используется этот патент.

В России, к сожалению, главная — запретительная функция патента была полностью уничтожена. Поэтому защищать объекты интеллектуальной собственности в России фактически не имеет смысла.

Начать следует с того, что любой патент, будь то патент на полезную модель или патент на изобретение, имеет прототип. Предполагается, что изобретатель не разработал свою идею с полного нуля, а взял за основу что-то известное, прототип, и этот прототип как-то улучшил. И это улучшение позволило получить какое-то новое и обязательно полезное свойство. Улучшение не должно быть просто дополнением, если это дополнение не несет качественно новых полезных свойств.

Например, есть у нас швабра...

Например, есть у нас швабра. Берем свисток и изолентой приматываем к швабре. Получился новый объект — швабра со свистком. Можно мыть, и можно свистеть. Здорово! Можно ли это запатентовать как полезную модель? Скорее всего, нет. Так как функционально эта штуковина может мыть, как и швабра, и может свистеть, как и свисток. Получилась сумма функций, которые и так были у исходных объектов.

А теперь берем швабру и приматываем к ней фонарик. И получаем новую функцию — возможность мыть в темных углах. Этой функции не было отдельно ни у фонарика, ни у швабры. Такое новое устройство уже можно попробовать запатентовать как полезную модель.

Что взять за прототип? В случае полезной модели в качестве прототипа может выступать другая полезная модель, или изобретение, или вообще какая-нибудь известная конструкция, предмет, способ или метод. В практическом плане поиск прототипа нужно начинать отсюда: заходим http://www1.fips.ru, далее “Информационные ресурсы”, “Открытые реестры”, “Реестр полезных моделей” (например). Далее ставим параметр “Индекс МПК” и вводим этот самый индекс. Индекс предварительно узнаем по классификатору. В моем случае это будет A47D9/02. В результате всех этих действий мы получим список полезных моделей данного индекса. Например, мой патент имеет номер 112007. Далее читаем все патенты из списка и выбираем что-нибудь подходящее в качестве прототипа. Конечно, источники выбора прототипа не ограничиваются этим списком. Можно, например, поискать и в международных патентах на полезные модели и изобретения.

Выбрав прототип, следует придумать патентную формулу. Это ключевой компонент любого патента. Именно патентная формула имеет юридическое значение, именно формулой определяются границы патентной охраны. Составление формулы — целое искусство, в нем есть много нюансов и неочевидных моментов. В формуле полезной модели или изобретения сформулированы все существенные признаки полезной модели или изобретения. В свою очередь, признак — этакая единица смысла, кирпичик, из которых складывается патентная формула.

Из Википедии:

Формула изобретения состоит из одного или нескольких пунктов. Каждый пункт этой формулы обычно состоит из двух частей, называемых ограничительной частью и отличительной частью, разделенных словосочетанием отличающийся (-аяся, -ееся) тем, что…. Ограничительная часть пункта формулы содержит название изобретения и его важные признаки, уже известные из уровня техники. Отличительная часть содержит признаки, составляющие сущность изобретения, и являющиеся новыми. Каждый пункт формулы представляет собой одно предложение. Пункты формулы делятся на зависимые и независимые. Независимый пункт формулы изобретения характеризует изобретение совокупностью его признаков, определяющей объём испрашиваемой правовой охраны, и излагается в виде логического определения объекта изобретения. Зависимый пункт формулы содержит уточнение или развитие изобретения, раскрытого в независимом пункте.

Пример патентной формулы (в данном случае патента на полезную модель 112007):

1. Устройство для качания кровати, содержащее опорную конструкцию, кровать, подвески, связывающие кровать с опорной конструкцией, расположенный на основании опорной конструкции электромагнит с обмоткой, подключенной к сети электрического тока через прерыватель с блоком управления, и металлическую пластину, закрепленную на днище кровати с возможностью взаимодействия с электромагнитом, отличающееся тем, что металлическая пластина смещена относительно электромагнита в направлении качания кровати.

2. Устройство для качания кровати по п.1, отличающееся тем, что металлическая пластина выполнена из металла с остаточной намагниченностью.

3. Устройство для качания кровати по п.1, отличающееся тем, что блок управления выполнен на основе микроконтроллера.

4. Устройство для качания кровати по п.1, отличающееся тем, что оно дополнительно снабжено пультом дистанционного управления.

Давайте более подробно разберемся, что в этой формуле что. Итак:

Сначала идет независимая часть формулы.

Устройство для качания кровати,

— объект патентования, объект правовой защиты. Далее перечисляются ограничительные признаки.

содержащее опорную конструкцию,

— первый признак

кровать,

— второй признак

подвески, связывающие кровать с опорной конструкцией,

— третий признак

расположенный на основании опорной конструкции электромагнит с обмоткой,

— четвертый признак

подключенной к сети электрического тока через прерыватель с блоком управления,

— пятый признак

и металлическую пластину, закрепленную на днище кровати с возможностью взаимодействия с электромагнитом,

— шестой признак. Все, ограничительная часть патентной формулы закончилась. Далее следуют отличительная часть, начинающаяся “отличающаяся тем, что…”.

отличающееся тем, что металлическая пластина смещена относительно электромагнита в направлении качания кровати.

— один отличительный признак. Всё, независимый пункт формулы закончился. Далее следуют зависимые пункты (пронумерованные). Они уже не так интересны, потому, что их юридическое значение гораздо меньше, чем значение независимого пункта формулы.

Разобравшись с тем, что же такое патентная формула, идем дальше.

Согласно п. 3 ст. 1358 ГК РФ

изобретение или полезная модель признаются использованными в продукте или способе, если продукт содержит, а в способе использован каждый признак изобретения или полезной модели, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы изобретения или полезной модели, либо признак, эквивалентный ему и ставший известным в качестве такового в данной области техники до совершения в отношении соответствующего продукта или способа действий, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи.

В свою очередь, согласно п. 3 ст. 1358 ГК РФ

использованием изобретения, полезной модели или промышленного образца считается, в частности, ввоз на территорию Российской Федерации, изготовление, применение, предложение о продаже, продажа, иное введение в гражданский оборот или хранение для этих целей продукта, в котором использованы изобретение или полезная модель, либо изделия, в котором использован промышленный образец.

Таким образом, казалось бы, Гражданский кодекс однозначно определяет случаи использования, к примеру, полезной модели. Если вдруг на рынке найдется устройство, содержащее опорную конструкцию, кровать, подвески и т.д. по формуле полезной модели, и это устройство, условно говоря, не моё — значит, оно нарушает мои исключительные (патентные) права на полезную модель.

Так и должно быть. Так и есть в других странах. Но, к сожалению, не в России.

А в России можно поступить так. Внимательно следите за руками.

Добавим-ка мы, например, еще одну катушку в устройство качания и посчитаем, что это изменение дает какие-либо преимущества (на самом деле это не обязательно так, но скажем, что именно так). Например, скажем, что это добавляет плавность хода. Все остальное оставим как есть. В качестве прототипа возьмем исходную полезную модель (ПМ) 112007 и получим патент на уже свою полезную модель, например, с номером 122860. После чего будем спокойно выпускать кровати с устройством качания, использующие все признаки ПМ 112007, но имеющие вторую катушку в приводном блоке. И будем говорить, что кровати выпускаются именно по патенту 122860.

Очевидно, что изделие с двумя катушками использует и ПМ 112007 и ПМ 122860. И, казалось бы, бери ГК и применяй к этому случаю. Но… (барабанная дробь….) внимание, дыра в законодательстве:

Пункт 9 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности»:

При наличии двух патентов на полезную модель с одинаковыми либо эквивалентными признаками, приведенными в независимом пункте формулы, до признания в установленном порядке недействительным патента с более поздней датой приоритета действия обладателя данного патента по его использованию не могут быть расценены в качестве нарушения патента с более ранней датой приоритета.

Позднее Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ подтвердил свою позицию (это не было ошибкой!) Постановлением № 8091/09 от 01.12.2009, распространив ее и на изобретения.

Таким образом, теперь я должен доказывать не то, что изделие с двумя катушками использует мой патент 112007, а то, что более поздний патент 122860 является недействительным. Это выглядит абсурдным, но это действительно так. Причем доказать недействительность патента 122860 не представляется возможным, так как он выдан по всем формальным правилам и вообще вполне себе состоятелен.

К сожалению, суды при рассмотрении патентных споров руководствуются именно этим постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. С правоприменением у нас все хорошо.

Эта совершенно нездоровая ситуация хорошо известна патентоведам и людям “в теме”. Например, в Википедии она описана и названа “Случаем правового вандализма” (статья “Изобретение”).

Смысл этого подхода заключается в том, что патентообладатель вправе использовать охраняемое решение, даже если при этом будет использоваться охраняемое решение третьего лица, без согласия последнего, что полностью противоречит самой сути исключительного права как права запрещения и последнему предложению пункта 3 статьи 1358 ГК РФ, недвусмысленно относящую такие действия к случаям использования изобретения.

Таким образом, патентовать что-то серьезное в России не имеет смысла. Любой человек может получить свой патент на аналогичную полезную модель, чуть ее видоизменив, и без проблем использовать ее. Патенты в России в результате ничего не стоят — гораздо дешевле будет провернуть этот нехитрый трюк, чем, например, покупать лицензию на использование существующего патента. Вкладывать какие-то деньги в разработку новых устройств, технологий, способов в России тоже бессмысленно — вложения, которые должны будут окупиться от продажи лицензий, также уйдут в никуда.

Патент в условия России нужен только в одном случае — если вы сами по нему производите продукт. В этом случае, по крайней мере, вам никто не запретит этого делать. А сами вы никому запретить производить аналогичный продукт не сможете — у вашего оппонента будет свой патент (более поздний, и в особо циничном случае в качестве прототипа будет использована ваша полезная модель), вследствие чего вы будете вполне законно им посланы на пункт 9 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122.

Автор: aloika

Источник

Поделиться

* - обязательные к заполнению поля