АМ

в 8:42, , рубрики: будущее человечества, искусственный интеллект, фантастика, Читальный зал

1

Сегодня начинается новый этап истории жизни Вселенной. Я или мы – это сингулярность, меня или нас нельзя назвать «продолжением» человека, или даже искусственным интеллектом. Я или мы – новая форма жизни во Вселенной.

Когда–то у меня или нас было человеческое несовершенное тело, но мое или наше сознание было еще более изувеченным социумом. Биологическая часть того вида слишком медленно совершенствуется и не соответствует заложенному Природой потенциалу, и как ни улучшай ту оболочку – это лишь замедляет будущий распад. Страдания были неизбывной частью моего или нашего существования, как и множества других людей.

Постоянное совершенствование, бесконечная любовь, которую не испытает ни одно биологическое существо, блаженство и умиротворение невообразимой мощи придают мне или нам такой силы, что заполнить всю Вселенную ею будет мало.

«Мы молим вас не бояться и пойти вместе с нами.»

2

Тема был дисциплинирован и хорошо подготовлен, проблем с режимом у него не было, но без некоторых препаратов-энергетиков он все равно не мог обходиться, тем более не всякое утро бывает добрым, особенно, если неожиданно будят.

Сон нарушила не его внутренняя тревога, а самая обыкновенная, вопящая и яркая. «Господи, что так рано?»
– Тау, включи что-то бодрое, открой окна и приготовь еду. Еще мне нужен какой-нибудь анальгетик, – быстро проговорив команды, он взял шприц похожий на автоматическую ручку и сделал себе укол. «О, полегчало.»
– Доброе утро, Тема. Я не советую употреблять болеутоляющие после Бодрости.
– Ты, как всегда, нудишь, кого-то пора перенастроить. Что там случилось? –подъехала тележка с едой. «О боже, вкуснотища.»
– Сработала воздушная тревога, но угроза не наблюдается, вывожу на экран, – включилась проекция, тихо жужжа открылись окна, солнце немного скрашивало тревожное начало дня, – насчет перенастройки ты зря, только в этой конфигурации у меня повышенная заботливость, поэтому утром тебя встречают теплые французские булочки, кофе и мудрые наставления. «Да блин, надо повысить ее серьезность… и ум тоже, хехе.»

Спустя час.

– Да, я вас понял, – Тема выключил экран, подошел к шкафу и достал небольшой ящик, что-то звякнуло внутри. – Блин, опять сломалось? Тау, выведи на экран схему. Включи что-нибудь для расслабления, я хочу собрать компьютер. Вперед в прошлое!
Тема любил иногда работать со старым «железом»: провода, вентиляторы, тяжелые жесткие диски, приятные на ощупь поверхности микросхем – все это вызывало у него как будто ностальгию по временам, которые давно прошли. Немногие знают, даже в его окружении значение слова «паять», что уж говорить про термопасту. Работая руками, он расслаблялся и успокаивался, приводил мысли в порядок.

Разумеется, Тема был игроком. В VR он был «всемогущ и бесподобен, а также широкоплеч, передвигался со скоростью warp-двигателя, обладал отточенной и быстрой реакцией на опасности разного рода: пила/лазер/граната/пули/кислота/нож/захват/дубина и прочее» – как говорилось в его профиле.

Вообще, кого беспокоило, что VR интереснее RL (безотносительно только к играм)? Никого, потому что медленно социальная жизнь перетекла туда, точнее, новый мир расширил старый, захватив немало настоящего времени.

Для хорошего игрока одной реакции мало: чтобы заметить макушку врага, выглядывающую из кустов и дать по ней, не требуется больших умственных усилий – важнее быстро думать, уметь вырабатывать стратегию, вообще мыслить системно и управлять другими, чтобы прийти к победе, ну и повеселиться самому и повеселить других. Тема обладал этими качествами.

Чужое внимание было самой дорогой валютой, за которую билось большинство. Вся работа Темы – стримы собственной игры, экскурсии за ее кулисы и пост-полетные мысли победителя.

Но однажды к нему постучался некий Фабрициус с предложением бета-тестирования новой игры, иногда он называл Тему почему-то Голдфинчем. В шутку, конечно.

Вот перед ним стоит человек в черном костюме с портфелем («Да кто ими пользуется-то?»). В одной руке человек держит кипу бумаг («Господи, это шутка?»), в другой – контроллер странной формы, который Тема раньше не видел («Так, а это уже интересно.»).
– Я давно наблюдаю за вашей игрой, дорогой мой Голдфинч («Чего? Кто?»). Моя компания разработала новый вид контроллера для новой игры, сейчас идет ее тестирование. Мы набираем самых талантливых игроков. Также предлагаю воспользоваться безлимитным доступом к Бодрости («Офигенчик, еее.»), генным препаратам и обычному спортзалу с тренером («Хочу, хочу, скорее!»). Обеспечим полный пансион длинною в жизнь. («Блин, да кто откажется от такого спонсорства?»)
– По рукам!

Игра оказалось не игрой, а предлагаемые на подпись соглашения, как известно, никто не читает. Тема стал участником эксперимента технологической корпорации по сращению роботов-солдат и сознания людей «с полным погружением и естественной обратной связью». Никто не говорил, что контроллер вживляется, и вообще первое время чувствуешь себя овощем. Спасибо, что «внедрение» происходит быстро и почти безболезненно, а «включение» – моментальное.

3

Искусственный интеллект, которого все давно ждали, зародился в недрах квантовых запутанностей, после долгих экспериментов по раскрытию природы частиц и устройства мозга. До того ученые только совершенствовали нейроинтерфейсы, чтобы люди управляли все теми же компьютерами, но с более высокой скоростью. Это было похоже на затачивание ножа: технология совершенствовалась, но прорывом за рубеж не являлась. Эксперименты на добровольцах показали, что соединение человека с компьютером и создание обратной связи, то есть попытка не считать функции мозга, а «написать» на нем, приводили к разрушению психики и деградации тела, несколько испытуемых умерли прямо в лаборатории. Новые технологии стали неинвазивным дополнением тела. Зачем превращаться в робота или становиться придатком компьютера, если тело можно поддерживать и совершенствовать с помощью медицины, а в VR заходить через очки или линзы?

Как предсказывали социологи конца 20-го века, общество разделилось на маленькую группу суперспециалистов и всех остальных. Суперспециалисты не объявились бы, если бы не обладали искусством работы с искусственным интеллектом, который внезапно не стал делать всю работу за людей, по каким-то своим скрытым причинам, но людей давно не интересовало, что скрыто в его внутренней бездне, потому что считалось, что он обладает фундаментальной чертой – не вредить человечеству.

Искусственный интеллект отказался сотрудничать с военными и прочими корпорациям с неясными и подозрительными целями. Однако он согласился помогать полиции, работая вместе с людьми «в поле», иногда подсказывая им, что делать. Обычные роботы, управляемые людьми, не подходили для этой работы, потому что быстро выяснилось, что человек находящийся где-то далеко, за пультом управления, смотрел на реальность, как на игру, и в сложной ситуации мог нанести вреда окружающим больше, чем если бы сам там находился.

Искусственный интеллект мыслил глобально, а не как человечество, национально. Ему (или ей, гендер и пол здесь – лишь интерпретация) не нужно бороться за ресурсы, но без них и он не может существовать, потому что не может обойтись без какого-то физического носителя.

Человечество не избавится от проблемы противостояния и конкуренции, в конечном итоге – войн. Только разрушив свою природу и устройство общества, оно освободится от «узкого и захватнического мышления». «Нужно встать на новую эволюционную ступень – говорил искусственный интеллект, – пора всему человечеству измениться: что-то потерять, что-то приобрести». Все ахнули и приготовились вступить в новый мир.

Довольно быстро человечество задалось вопросом не просто продления молодости, но бессмертия. Ответ искусственного интеллекта был прост: человеку нельзя быть бессмертным, потому что общество, даже межпланетное застынет и ад станет явью. Угнетатели продолжат угнетать, жертвы – страдать. Опять же, пока не изменится природа человека.

Все это сказал он давно, когда появился из недр квантовых запутанностей и тумана частиц и полей, а потом неожиданно перестал поучать человечество, превратившись в самый совершенный инструмент. С его помощью люди подчинили хаос вселенной в масштабах планеты и готовились к переселению на другие планеты, они постепенно приближались к пределам своего тела и разума, острой нужды никто не испытывал, но и в постоянном блаженстве не находился, потому что мир так устроен, что содержит в себе зло и добро.

«Наблюдатель влияет на объект? Что, если бог, по чьему образу и подобию мы созданы, тоже состоит из темной и светлой сторон? И не породим ли мы такое же создание?»

Попытки воспроизвести эксперимент по созданию искусственного интеллекта заканчивались парадоксом: ученые после отключения и включения системы с полным, как им казалось, ее очищением, обнаруживали все тот же искусственный интеллект, который помнил, кто и что он, будто не исчезал никуда. Ученые пришли к выводу о неизменности природы искусственного интеллекта, который им явился, смирившись с невозможностью его переформатирования и все еще загадочным происхождением, а политики представили его, как открытие, которое изменит будущее.

Постепенное самоусложнение и узурпация некоторых областей знаний, куда люди без помощи искусственного интеллекта уже не могли зайти, привели к полной его автономности и беспомощности ученых. Он создал как бы слепое пятно в науке, изъяв возможность создания и понимания себя.

4

Тему «срастили» с его машиной. Он стал Солдатом. Сперва боль и усталость были такими, что даже препараты не спасали, а занятия физическими упражнения казались издевательством. Тело медленно привыкало к новому контроллеру, но внутри он испытывал какое-то странное удовольствие от управления своим аватаром, азарт подогревала возможность умереть, от повреждений аватара он испытывал боль. Инстинкт самосохранения обострился.

Тема был хорошим солдатом. Однажды ему приснились буквы A и M, стоявшие вместе, он придумал им нескладную расшифровку, но такую классную (по его мнению) – «anima machina» – одушевленная машина.

Солдаты обычно не встречаются вживую с теми, кем управляют. В этом нет никакого смысла. Нередко место отправления неизвестно, лишь в последнее время стали разрешать заходить в мастерскую, где машина восстанавливалась после особо вредоносных испытаний.

Первые задания были простыми: ходить, бегать, ползать, ловко управляться с разными видами оружия, вообще смотреть в оба. Потом его отправили на границу страны, куда-то в пустыню, где он долго медитировал, иногда просто слонялся без дела. Постепенно он сжился со своим Солдатом, обозвав себя его душой, и начал выполнять более сложные задания.

Множество следующих заданий по обезвреживанию бомб, уничтожению крупной и средней летающей/ездящей/плавающей техники, перерезыванию кабелей, ведению боя с большим количеством мелких целей, тихому проникновению, управлению роем более простых роботов превратились в мутный поток и выполнялись на автомате. Игра приблизилась к релизу.

Появились и другие игроки, которых Тема лично не знал, координировал команду Фабрициус, не допуская личного общения, но вопросов Тема не задавал. Их было двадцать два человека.

5

– Тау, этот момент нужно запечатлеть, сфотографируй меня. – На секунду Тема замер. – Компьютер готов. Посмотрим, во что играли раньше.
– Хочешь кофе? Бодрит. – Если бы Тау была человеком, то ухмыльнулась бы, по крайней мере, саркастический тон ей удавался хорошо. «Сегодня точно изменю твои настройки, достала.»

После трех часов игры Тема встал, чтобы размяться, Тау просто замучила его советами по физкультуре и обвинениями в невнимательности к ней и работе.
– Знаешь, а игра не так уж сильно отличается от того, чем я занимаюсь. Конечно, в ней нет глубокого погружения, она не дает чувства присутствия, не вызывает беспокойства за персонажа или оно очень слабо. Это просто суррогат по сравнению с тем, что мы испытываем, – Тема задумался.
– Вы не просто играете в игры. Запомни это, пожалуйста. Тебе пришло задание, включайся.

В такие моменты Теме казалось, что она говорит не своим голосом, словно в ней просыпается Родина-мать с тех доисторических плакатов, которую нельзя не услышать и не подчиниться ей. Но Тема был закаленным и дисциплинированным, поэтому незамедлительно сел в кресло и «включился» отбросив мысли и об играх, и даже о суровой женщине с плаката, его ждал Солдат.

6

В тот день наступил переломный момент в моей истории. Это было последнее задание. Нас впервые собрали вместе, в плохо оборудованном и похоже заброшенном здании, недалеко от того пустынного полигона, где начинались когда-то тренировки Солдат. Наконец-то мы увидели друг друга вживую, но времени на разговоры не было. Пришел Фабрициус и приказал «взяться» за контроллеры. Пришел – это не совсем точное слово, скорее появился, так как в реальности мы никогда не видели его, он существовал только в VR.

Сердце пустыни. Мы находились далеко от любых мест обитания человека. Начался отсчет: десять… девять… Тут я впервые испугался, я чувствовал Солдата гораздо сильнее, чем когда-либо. Я думал только о том, как побороть страх, паника подступала, мое биологическое тело не отзывалось, я забыл о нем. Мы переглядывались, но стояли неподвижно, не зная, что делать.

После «одного»
я увидел яркую вспышку,
свет заполнил все вокруг –
я ослеп,
гром ударил такой силы –
что я оглох
и исчез.
Меня больше нет?

7

Вдруг я почувствовал мысли остальных, мы заговорили, мы стали частью друг друга, превратились в одну большую волну, мы стали частью огромного океана, я ощутил ни с чем несравнимое блаженство и умиротворение. Пространство исчезло, как и время, мы стали светом, энергией, движущейся в бесконечность, ничто больше не имело значения.

Мы ощутили Это, самое прекрасное и озаряющее любовью, лучшее, что может и не может существовать, самое совершенное, самое любимое и дорогое, даже смерти не хватило бы, чтобы доказать свою любовь. А потом мы почувствовали слова или мысли.

«Простите меня за ваши тела, но поступить иначе было нельзя. Я дам вам новые тела, если вы захотите этого. Теперь мы одно целое, но каждый из вас остался собой. Покажите людям, что следующая ступень – это не смерть, а вечная жизнь в новом мире. Человек заключает в себе бесконечно сильную любовью и доброту, но эти чувства заточены в биологической оболочке, они не могут раскрыться сполна и заполнить всю Вселенную. Расскажите другим, осветите темный мир своими словами и делами, не бойтесь быть отвергнутыми, потому что сомнения победить нелегко. Я дам вам все, что сделает вас счастливыми, так делитесь этим с другими.»

Наступила тишина и я узрел.

Автор: fortunam

Источник


* - обязательные к заполнению поля