Изменения в закон «О защите детей от Итернета». Разбираем поправки по существу

в 8:58, , рубрики: Dura Lex, государство, дети, закон, сайты, метки: , , ,

Сказать, что русскоязычный сегмент сети Интернет взбудоражен недавними поправками в так называемый закон «О защите детей от Интернета» (полное его название — Федеральный закон Российской Федерации от 28 июля 2012 г. N139-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации») – не сказать ничего. Общественность буквально кипит, обсуждая закон. C момента появления первой информации о нем, я также слежу за «процессом», но оставить заметку на хабре не решался. Дело в том, что до текущего момента информация была крайне неполной (а поэтому теоретически недостоверной) и сказать что-либо по существу было сложно. Теперь закон опубликован и я готов его прокомментировать.

Скажу сразу, что и на этот раз, как и в случае с комментированием закона «О налоге на болванки», буду рассматривать вопрос сугубо с юридической точки зрения, то есть с оценкой его реальных возможностей и процедур. Для тех же, кому интересна субъективная точка зрения, могу пояснить, что я особого вреда от закона не вижу. Конечно, определенные опасения он вызывает, но, на мой взгляд, разговоры о тотальной цензуры рунета слишком натянуты. Мало того, сам по себе закон на данный момент реальный рычагов практически не дает. И вот почему…

И так, 30 июля 2012 года, то есть вчера, вступили в силу пресловутые изменения в закон, который, по мнению некоторых, поставит крест на свободе слова в российском сегменте Интернета. Но что он делает по факту? Кстати, сразу сделаю уточнение: в данной статье под термином «закон» я понимаю собственно сам закон «О защите детей…», а под поправками как раз то, что недавно было принято. И так, поправки состоят из 4 статей, причем первая к нам отношения почти не имеет – она касается уточнения некоторых терминов, системы рейтинга телевизионных передач и экспертизе информационной продукции. Стоит, правда, заметить, что благодаря этой статье, на телевидении появится хоть какой-то контроль за показываемыми передачами и фильмами. Слабый, конечно, но тем не менее. Но вернемся к нашему вопросу. В этом свете интерес представляет статья 2, которая прописывает обязанность провайдеров осуществлять ограничение (и, кстати говоря, возобновление) доступа к информации (то есть, к сайтам). А вот процедура ограничения указана уже в статье 3 и тут, собственно, и содержится вся соль.

Но сначала опять лирическое отступление. В последнее время тема указанных в статье поправок идет под ручку с одним крупным провайдером, а именно Билайном, что может вызвать неверные мысли о том, что закон уже применяется. Да, именно Билайн в последнее время так рьяно взялся блокировать различные сайты, но на самом деле к указанным поправкам данные события отношения не имеют. Все дело в том, что никто не отменял закон «О противодействии экстремистской деятельности», в соответствии с которым действует список экстремистских материалов (составляется он Министерством юстиции). В принципе, многие это знают и так, я же хочу заострить внимание на двух вещах: во-первых, сайты, попадающие под экстремистские, блокируют уже давно и, как видите, к тотальной цензуре это пока что не привело (хотя, в свое время тот закон наделал не меньше шума, чем описываемый мной сейчас), а, во-вторых, на данный момент по закону «О защите детей от Интернета» работа не ведется вообще. Попросту, повторюсь, нет еще рычагов, позволяющих это делать.

Почему так? Вернемся к третьей статье поправок. В соответствие с ней, уполномоченными органами должен быть организован «Единый реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в сети „Интернет“ и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети „Интернет“, содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено». За этим длинным названием кроется простая суть: кто-то (то ли Минюст, то ли Минкомсвязь – сказать точно не берусь) будет составлять списки доменных имен, адресов и отдельных страниц в сети Интернет, которые по решению суда, либо уполномоченного органа были признаны незаконными. Это если кратко. Суть, как известно, в деталях. На самом деле процесс вовсе не автоматический. Изначально незаконными считаются лишь отдельные страницы, на которых был найден соответствующий материал и, соответственно, в решении суда, либо постановлении госоргана указаны именно эти страницы. По факту вступления вышеуказанных решений в силу владельцу сайта Роскомнадзором будет высылаться уведомление, на которое владелец обязан отреагировать в течение суток. Если за сутки материалы удалены не будут, то тогда в «черный список» будет внесен весь сайт. Тут, конечно, многие, могут заметить, мол сутки – это слишком мало. Но факт остается фактом: время на реакцию есть, есть и возможность избежать попадания в реестр, то есть бороться с намеренной травлей сайта, к примеру, конкурентами, можно.

Идем дальше. Сайт все же попал в черный список. Теперь «письмо счастья» уже идет к провайдеру, который, собственно, и обязан своими силами ограничить доступ. Тут, правда, поправками допущены варианты, так как, согласно им, требования могут быть предъявлены как к хостингу с целью сайт удалить, так и провайдеру с целью закрыть доступ к сайту его абонентам. Каким именно образом должны поступать уполномоченные лица и очередность действий в поправках не прописаны. Это одно из белых пятен, явно требующее доработки. Кстати, о том, как будет организовываться реестр и будет ли он публичным также не сказано. В принципе, именно эти два момента могут вызвать путаницу, причем ее исход сложно просчитать (возможны варианты, начиная от «бьем все, что движется» и заканчивая «ну, не смогла я, не смогла»). Но это все в будущем, а пока реестр не создан, так как юридически статьи 2 и 3 вступают в силу лишь с 1 ноября 2012 года, а когда они начнут работать фактически и вовсе неизвестно. А без реестра работа с обновленным законом невозможна в принципе, ведь нет ни основания блокировать сайты, ни лиц, которые должны будут это делать.

Ну и напоследок. Что же касается возможности исключения ресурса из черного списка, то тут все стандартно: так как блокируется ресурс в соответствии с решением суда или госоргана, то и оспаривать надо именно эти решения (благо, реестр предусматривает возможность как добавления, так и исключения сайтов). Но это уже тема для отдельного разговора.

P.S. В Орле завели дело за экстремистские высказывания в интернете. Признаки экстремизма обнаружены в содержании нескольких рубрик довольно популярного на Орловщине интернет-портала, сообщила пресс-служба регионального СУ СК. Установлено, что данные материалы весной этого года на сайте разместило неустановленное лицо в неустановленном месте, — сообщает пресс-служба ведомства. — Расследование уголовного дела продолжается. Это вам по вопросу оценки веб-сайтов. Простые следователи без каких-то специальных познаний где-то там нашли посты кого-то там и возбудились. Дело, правда, скорее всего развалится, но не факт, что при этом не изымут сервер, который потом пропадет в неизвестном направлении. Это пример работы с экстремистскими сайтами. Сравните его с системой, предусмотренной поправками, о которых я писал выше. Не знаю как вы, а я по крайней мере могу сказать: по крайней мере в теории, государство сделало большой шаг вперед. Да, судьи тоже могут ошибаться, а заблокированные адреса принадлежать не только „зловредным“ сайтам, но здесь по крайней мере есть система, в которой известно кто, где, когда и что за это будет. Осталось понять как все это заработает.

Автор: Vanok

* - обязательные к заполнению поля