О «жёлтом дожде» и «оранжевом агенте»

в 17:01, , рубрики: выживание, демократия, Здоровье гика, справедливость, токсины, химия, Читальный зал, яды

О «жёлтом дожде» и «оранжевом агенте» - 1

Привет, %username%.

Поздравляю тебя: по итогам голосования меня, видимо, ещё не заткнули и я продолжаю отравлять твой мозг информацией о самых разнообразных ядах — сильных и не очень.

Сегодня мы поговорим на ту тему, которая, как выяснилась, интересует большинство — это уже стало очевидно, тем более что ближайшего конкурента организатор конкурса снял за несоответствие нормам WADA. Ну и как обычно после текста будет голосование на счёт стоит ли продолжать и о чём продолжать.

Помни, %username%, теперь только ты определяешь, стоит ли мне продолжать рассказывать подобные истории и о чём рассказывать — это и рейтинг статьи и твой собственный голос.

Итак…

«Жёлтый дождь»

Желтый дождь стучит по крышам,
По асфальту и по листьям,
Я стою в плаще и мокну зря.

— Чиж и Ко

История «жёлтого дождя» — это история эпикфэйла. Название «жёлтый дождь» возникло в результате событий в Лаосе и Северном Вьетнаме, которые начались в 1975 году, когда два правительства, которые были в союзе с Советским Союзом и поддерживали его, сражались против повстанцев-хмонгов и красных кхмеров, которые встали на сторону Соединенных Штатов и Южного Вьетнама. Забавно то, что красные кхмеры в основном обучались во Франции и Камбодже, а пополняли движение подростки 12—15 лет, лишившиеся родителей и ненавидевшие горожан как «пособников американцев». Их идеология базировалась на маоизме, неприятии всего западного и современного. Да, %username%, в 1975 году насаждение демократии ничем не отличалось от сегодняшнего.

В итоге, в 1982 году государственный секретарь Соединенных Штатов Александр Хейг обвинил Советский Союз в поставке некого токсина коммунистическим государствам во Вьетнаме, Лаосе и Камбодже для использования в борьбе с повстанцами. Якобы беженцы описали множество случаев химических атак, в том числе липкую желтую жидкость, падающую с самолетов или вертолетов, которая получила название «желтый дождь».

Под «жёлтым дождём» считали токсин Т-2 — трихотеценовый микотоксин, продуцируемый при метаболизме токсинов плесневых грибов рода фузариум, который чрезвычайно токсичен для эукариотических организмов — то есть всего, кроме бактерий, вирусов и архей (не обижайся, если тебя назовут эукариотом!). Этот токсин вызывает лиментарный токсический агранулоцитоз и множественные симптомы поражения органов при попадании на кожу, в лёгкие или в желудок. Одновременно могут быть отравлены и животные (так называемый Т-2 токсикоз).

Вот красавец Т-2

О «жёлтом дожде» и «оранжевом агенте» - 2

История была срочно раздута, а токсины Т-2 отнесены к биологическим агентам, которые официально признаны такими, которые могут быть использованы в качестве биологического оружия.

В учебнике 1997 года, выпущенном медицинским департаментом армии США, утверждалось, что более десяти тысяч человек были убиты в результате нападений с применением химического оружия в Лаосе, Камбодже и Афганистане. Описания нападений были разнообразными и включали в себя аэрозольные баллончики и аэрозоли, мины-ловушки, артиллерийские снаряды, ракеты и гранаты, которые производили капли жидкости, пыли, порошков, дыма или «похожие на насекомых» материалы желтого цвета, красный, зеленый, белый или коричневый цвет.

Советы опровергали заявления США, и первоначальное расследование Организации Объединенных Наций было безрезультатным. В частности, эксперты ООН осмотрели двух беженцев, которые утверждали, что страдают от последствий химического нападения, но вместо этого им поставили диагноз: грибковые кожные инфекции.

В 1983 году биолог из Гарварда и противник биологического оружия Мэтью Мезельсон и его команда отправились в Лаос и провели отдельное расследование. Команда Мезельсона отметила, что трихотеценовые микотоксины встречаются в естественных условиях в регионе, и поставила под сомнение свидетельские показания. Они выдвинули альтернативную гипотезу о том, что желтый дождь был безвредными фекалиями пчёл. Команда Мезельсона предложила следующее в качестве доказательства:

Отдельные «желтые капли дождя», которые были найдены на листьях и которые были «приняты как подлинные», состояли в основном из пыльцы. Каждая капля содержала различную смесь пыльцевых зёрен — как и следовало ожидать, если бы они происходили от разных пчел — и зёрна проявляли свойства, характерные для пыльцы, перевариваемой пчёлами (белок внутри пыльцевого зерна исчез, а внешняя неперевариваемая оболочка осталась). Кроме того, смесь пыльцы происходила из видов растений, типичных для области, где была собрана капля.

Правительство США очень расстроилось, обиделось и отреагировало на эти выводы, утверждая, что пыльца была добавлена ​​намеренно, чтобы сделать вещество, которое можно легко вдыхать, и «обеспечить удержание токсинов в организме человека». Мезельсон ответил на эту идею, заявив, что было довольно надуманным представить, что кто-то будет производить химическое оружие, «собирая пыльцу, переваренную пчелами». Тот факт, что пыльца возникла в Юго-Восточной Азии, означал, что Советский Союз не мог производить это вещество внутри страны, и ему пришлось бы импортировать тонны пыльцы из Вьетнама (видимо, в баночках бальзама «Звёздочка»? Надо было подсказать Мезельсону!). Работа Мезельсона была описана в независимом медицинском обзоре как «убедительное доказательство того, что «жёлтый дождь» может иметь обычное естественное объяснение».

После обнародования гипотезы о пчелах внезапно (как обычно) всплыла более ранняя китайская статья о явлении жёлтого помета в провинции Цзянсу в сентябре 1976 года. Поразительно, что китайские жители также использовали термин «жёлтый дождь» для описания этого явления (и рассказывай теперь про богатство китайского языка!). Многие жители деревни полагали, что жёлтые пометы были предзнаменованием неизбежного землетрясения. Другие полагали, что помёт был химическим оружием, распыляемым Советским Союзом или Тайванем. Однако китайские ученые также пришли к выводу, что помёт произошел от пчёл.

Анализы предполагаемых образцов «жёлтого дождя», проведённые правительствами Великобритании, Франции и Швеции, подтвердили наличие пыльцы и не смогли обнаружить никаких следов микотоксинов. Токсикологические исследования поставили под сомнение достоверность сообщений о том, что микотоксины были обнаружены у предполагаемых жертв вплоть до двух месяцев после воздействия, поскольку эти соединения нестабильны в организме и выводятся из крови всего за несколько часов.

В 1982 году Мезельсон посетил лагерь беженцев Хмонг с образцами пчелиного помёта, которые он собрал в Таиланде. Большинство опрошенных хмонгов заявили, что это были образцы химического оружия, которым они были атакованы. Один человек точно определил их как помёт насекомых, но после того, как его товарищ отвёл его в сторону и что-то сказал, переключился на историю с химическим оружием.

Австралийский военный учёный Род Бартон посетил Таиланд в 1984 году и обнаружил, что тайские жители обвиняют «жёлтый дождь» в различных недугах, включая чесотку, поскольку «американские врачи в Бангкоке сообщают, что Соединенные Штаты проявляют особый интерес к „жёлтому дождю“ и оказывают бесплатную медицинскую помощь всем предполагаемым жертвам».

В 1987 году New York Times подготовила статью, в которой описывалось, что полевые исследования, проведенные в 1983–85 годах правительственными группами США, не дали никаких доказательств в подтверждение первоначальных утверждений о химическом оружии «жёлтый дождь», а вместо этого поставили под сомнение надёжность первоначальных отчетов. К сожалению, в стране победившей демократии и неслыханных свобод эта статья была подвергнута цензуре и к публикации не допущена. В 1989 году в Журнале Американской медицинской ассоциации опубликован анализ первоначальных отчетов, собранных от беженцев-хмонгов, в котором отмечены «явные несоответствия, которые сильно подорвали достоверность показаний»: команда армии США проводила интервью только с теми людьми, которые утверждали, что знали о нападениях с применением химического оружия, следователи, задавали исключительно наводящие вопросы во время допросов и т.д. Авторы отметили, что истории отдельных лиц со временем менялись, не соответствовали другим рассказам, и что люди, которые утверждали, что были очевидцами, позже, заявляли, что передавали рассказы других. Короче, путаница в показаниях в чистейшем своём виде.

Кстати, в этой истории есть и пикантные моменты. В докладе ЦРУ 1960-х годов сообщалось об утверждениях правительства Камбоджи о том, что их силы подверглись нападению с применением химического оружия, которое оставило после себя жёлтый порошок. Камбоджийцы обвинили Соединенные Штаты в этих предполагаемых химических атаках. Некоторые образцы «жёлтого дождя», собранные в Камбодже в 1983 году, дали положительный результат на CS — вещество, которое США использовали во время войны во Вьетнаме. CS является формой слезоточивого газа и не токсичен, но может объяснять некоторые более легкие симптомы, о которых сообщали жители деревни Хмонг.

Тем не менее, были и другие факты: вскрытие трупа бойца «красных кхмеров» по имени Чан Манн, пострадавшего от предполагаемой атаки «жёлтого дождя» в 1982 году, обнаружило следы микотоксинов, а также афлатоксина, лихорадки Блэкуотер и малярии. История была немедленно раздута США, как якобы доказательство использования «жёлтого дождя», но причина этого оказалась вполне банальной: грибки, производящие микотоксины, очень распространены в Юго-Восточной Азии, и отравление ими не является чем-то необычным. Например, канадская военная лаборатория обнаружила микотоксины в крови пяти человек из района, которые никогда не подвергались воздействию «жёлтого дождя», из 270 протестированных, но не обнаружили микотоксины ни у одного из десяти предполагаемых жертв «химической атаки».

В настоящее время признано, что загрязнение микотоксинами таких продуктов, как пшеница и кукуруза, является распространенной проблемой, особенно в Юго-Восточной Азии. Кроме естественной природы, военные действия также усугубляли ситуацию, так как зерно стали хранить в неподходящих условиях для того, чтобы его не изъяли противоборствующие стороны.

Большая часть научной литературы по этой теме в настоящее время считает опровергнутой гипотезу о том, что «жёлтый дождь» был советским химическим оружием. Тем не менее, этот вопрос остается спорным, и правительство США не отказалось от этих утверждений. Кстати многие документы США, касающиеся этого инцидента, остаются засекреченными.

Да-да, мой друг, Колин Пауэлл в те года скорее всего только начинал свою карьеру — но его дело жило, так что нечего считать, что он изобрёл что-то новое — как и нечего считать, что США каждый раз придумывают какую-то новую технологию борьбе за свои интересы.

Кстати, другие исторические случаи истерии о «жёлтом дожде».

  • Эпизод массового высвобождения пыльцы у пчел в 2002 году в Сангрампуре, Индия, вызвал необоснованные опасения по поводу нападения с применением химического оружия, хотя на самом деле это было связано с массовой миграцией гигантских азиатских пчёл. Это событие возродило воспоминания о том, что «New Scientist» охарактеризовал как «паранойю холодной войны».
  • В преддверии вторжения в Ирак в 2003 году газета «Wall Street Journal» утверждала, что у Саддама Хусейна было химическое оружие под названием «желтый дождь». На самом деле иракцы исследовали микотоксины Т-2 в 1990 году, но очистили только 20 мл вещества из грибковых культур. Уже тогда был сделан практический вывод, что хотя Т-2 может быть пригодным для использования в качестве оружия вследствие своих токсических особенностей, но практически не применим, так как его чрезвычайно трудно изготовить в промышленных масштабах.
  • 23 мая 2015 года, незадолго до национального праздника 24 мая (день болгарской письменности и культуры), в Софии, Болгария, выпал жёлтый дождь. Все срочно решили, что причиной является то, что болгарское правительство критиковало действия России в Украине в то время. Чуть позже, Болгарская национальная академия BAN объяснила это событие цветочной пыльцой.

Короче говоря, весь мир уже давно перестал смеяться над темой «жёлтого дождя», но США по-прежнему не сдаются.

«Оранжевый агент»

«Оранжевый агент» — это тоже фэйл, но к сожалению не такой весёлый. И смеха тут не будет. Уж прости, %username%

Вообще, впервые гербициды, или как их назвали — дефолианты — были использованы в ходе Малайской операции Великобританией с начала 1950-х годов. С июня по октябрь 1952 гг. 1,250 акров растительности джунглей были опрысканы дефолиантом. Химический гигант Imperial Chemical Industries (ICI), производивший дефолиант, охарактеризовывал Малайю, как ”прибыльное экспериментальное поле".

В августе 1961 года под давлением ЦРУ и Пентагона президент США Джон Кеннеди санкционировал применение химикатов для уничтожения растительности в Южном Вьетнаме. Целью распыления было уничтожение растительности джунглей, что облегчало бы обнаружение подразделений северовьетнамской армии и партизан.

Первоначально в экспериментальных целях южновьетнамская авиация под руководством американских военных применила распыление дефолиантов над небольшими лесными массивами в районе Сайгона (ныне Хошимин). В 1963 году обработке дефолиантами подверглась более обширная площадь на полуострове Камау (нынешняя территория провинции Камау). Получив успешные результаты, американское командование начало массированное применение дефолиантов.

Кстати, довольно быстро речь уже не шла только о джунглях: американские военные начали нацеливаться на продовольственные культуры в октябре 1962 года. В 1965 году 42% всех опрыскиваний гербицидами были нацелены на продовольственные культуру.

В 1965 году членам Конгресса США было сказано, что «уничтожение посевов понимается как более важная цель… но при публичном упоминании программы акцент делается на дефолиацию в джунглях». Военнослужащим говорили, что они уничтожают посевы, потому что урожаем якобы собираются кормить партизан. Позже было обнаружено и доказано, что почти вся еда, которую уничтожали военные, не производилась для партизан; на самом деле он выращивался только для поддержки местного гражданского населения. Например, в провинции Куанг Нгай только в 1970 году было уничтожено 85% посевных площадей, в результате чего сотни тысяч людей страдали от голода.

В рамках операции «Ranch Hand» химическому воздействию подверглись все районы Южного Вьетнама, многие районы Лаоса и Камбоджи. Кроме лесных массивов обрабатывались поля, сады и каучуковые плантации. С 1965 года дефолианты распылялись над полями Лаоса (особенно в его южной и восточной частях), с 1967 года — в северной части демилитаризованной зоны. В декабре 1971 года президент Никсон отдал приказ о прекращении массового применения гербицидов, однако их применение разрешалось вдали от американских военных объектов и крупных населённых пунктов.

Всего между 1962 и 1971 годами, военные США распылили около 20 000 000 галлонов (76 000 кубометров) различных химикатов.

Американские войска преимущественно использовали четыре гербицидные рецептуры: пурпурную, оранжевую, белую и голубую. Их основными компонентами являлись: 2,4-дихлорфеноксиуксусная кислота (2,4-Д), 2,4,5-трихлорфеноксиуксусная кислота (2,4,5-Т), пиклорам и какодиловая кислота. Наиболее активно применялась оранжевая рецептура (против лесов) и голубая (против посевов риса и других сельскохозяйственных культур) — но вообще «агентов» было достаточно: кроме оранжевого, использовались розовый, фиолетовый, синий, белый и зелёный — отличие было в соотношении ингредиентов и цвете полосы на бочке. Для лучшего распыления химикатов к ним добавлялся керосин либо дизельное топливо.

Разработку соединения в виде, готовом для тактического применения, приписывают лабораторным подразделениям корпорации «Дюпон». Ей же приписывают участие в получении первых контрактов на поставки тактических гербицидов, наряду с компаниями «Монсанто» и «Доу Кемикэл». Кстати, производство указанной группы химикатов относится к категории опасного производства, в результате которого сопутствующие заболевания (нередко, со смертельным исходом) получили работники заводов вышеперечисленных компаний-изготовителей, а также жители населённых пунктов, в пределах городской черты или в окрестностях которых были сосредоточены производственные мощности.

2,4-дихлорфеноксиуксусная кислота (2,4-Д)

О «жёлтом дожде» и «оранжевом агенте» - 3

2,4,5-трихлорфеноксиуксусная кислота (2,4,5-Т)

О «жёлтом дожде» и «оранжевом агенте» - 4

Пиклорам

О «жёлтом дожде» и «оранжевом агенте» - 5

Какодиловая кислота

О «жёлтом дожде» и «оранжевом агенте» - 6

В основу для создания состава «агентов» легли наработки американского ботаника Артура Галстона, который впоследствии требовал запретить применение смеси, которую он сам считал химическим оружием. В начале 1940-х гг., тогда ещё молодой аспирант Иллинойсского университета Артур Галстон исследовал химико-биологические свойства ауксинов и физиологию соевых культур, он обнаружил влияние 2,3,5-трииодобензойной кислоты на процесс цветения указанной категории растений. Он установил лабораторным способом, что в больших концентрациях данная кислота приводит к ослабеванию целлюлозных волокон на стыке стебля с листьями, что ведёт к опадению листьев (дефолиации). Галстон защитил диссертацию на избранную им тему в 1943 г. и следующие три года посвятил научно-исследовательской работе на тему производства резиновых изделий для военных нужд. Тем временем, сведения об открытии молодого учёного, без его ведома были использованы военными лаборантами на базе «Кэмп-Детрик» (головное учреждение американской программы по разработке биологического оружия) для выяснения перспектив боевого применения химических дефолиантов для решения тактических задач (отсюда официальное название такого рода веществ — «тактические дефолианты» или «тактические гербициды») на Тихоокеанском театре военных действий, где американские войска столкнулись с ожесточённым сопротивлением японских сил, использующих преимущества, предоставляемые им густой растительностью джунглей. Галстон был потрясён, когда в 1946 г. к нему в Калифорнийский технологический институт прибыли двое ведущих специалистов из «Кэмп-Детрик» и торжественно сообщили о том, что результаты его дипломной работы послужили основой для текущих военных разработок (ему как автору полагалась государственная премия). Впоследствии, когда подробности американского военного вмешательства во Вьетнаме в 1960-е гг. освещалась в прессе, Галстон, ощущая свою личную ответственность за разработку «оранжевого агента», требовал прекратить распыление вещества над странами Индокитайского полуострова. По словам учёного, применение этого препарата во Вьетнаме «поколебало его глубокую веру в конструктивную роль науки и привело его к активной оппозиции официальной политике США». Как только сведения о применении вещества в 1966 году достигли учёного, Галстон тут же составил речь для своего выступления на ежегодном научном симпозиуме Американского общества физиологов растений, а когда исполнительный комитет общества отказал ему в предоставлении слова, Галстон в частном порядке начал сбор подписей коллег-учёных под петицией к Президенту США Линдону Джонсону. Двенадцать учёных написали в петиции свои соображения относительно недопустимости применения «агентов» и потенциальных последствий для почв и популяций опрыскиваемых территорий. Президент не ответил на обращение, но заместитель Государственного секретаря США Николас Катценбах написал Галстону официальный ответ, в котором убеждал его, что применяемые ВС США в Юго-Восточной Азии химикаты «безвредны» и что их распыление имеет место только «в отдалённых районах», жители которых «заранее предупреждаются».

Масштабное применение американскими войсками химикатов привело к тяжёлым последствиям. Практически полностью были уничтожены мангровые леса (500 тыс. га), поражено 60% (около 1 млн. га) джунглей и 30% (более 100 тыс. га) равнинных лесов. С 1960 года урожайность каучуковых плантаций снизилась на 75%. Американские войска уничтожили от 40% до 100% посевов бананов, риса, сладкого картофеля, папайи, помидоров, 70% кокосовых плантаций, 60% гевеи, 110 тыс. га плантаций казуарины.

В результате применения химикатов серьёзно изменился экологический баланс Вьетнама. В поражённых районах из 150 видов птиц осталось 18, произошло почти полное исчезновение земноводных и насекомых, сократилось число рыб в реках. Был нарушен микробиологический состав почв, отравлены растения. Резко сократилось число видов древесно-кустарниковых пород влажного тропического леса: в поражённых районах остались единичные виды деревьев и несколько видов колючих трав, не пригодных в корм скоту.

Изменения в фауне Вьетнама повлекли вытеснение одного вида чёрных крыс другими видами, являющимися разносчиками чумы в Южной и Юго-Восточной Азии. В видовом составе клещей появились клещи-разносчики опасных болезней. Аналогичные изменения произошли в видовом составе комаров: вместо безвредных комаров-эндемиков появились комары-разносчики малярии.

Но всё это меркнет в свете воздействия на человека.

Дело в том, что из четырёх компонентов «агентов» самым токсичным является какодиловая кислота. Наиболее ранние исследования какодилов провёл Роберт Бунзен (ага, горелка Бунзена — это в честь него самого) в Марбургском университете: «запах этого тела вызывает мгновенное покалывание в руках и ногах, и даже вплоть до головокружения и бесчувствия… Примечательно, что когда человек подвергается воздействию запаха этих соединений, язык покрывается чёрным налётом, даже когда отсутствуют дальнейших негативные последствия». Какодиловая кислота чрезвычайно токсична при попадании внутрь, вдыхании или контакте с кожей. На грызунах было показано, что она является тератогеном, часто вызывает расщепление нёба и внутриутробную смертность при высоких дозах. Было показаны, что она проявляет генотоксические свойства в клетках человека. Не являясь сильным канцерогеном, какодиловая кислота усиливает действие других канцерогенов в таких органах, как почки и печень.

Но и это цветочки. Дело в том, что вследствие схемы синтеза, 2,4-Д и 2,4,5-Т всегда содержат не около 20 ppm диоксина. Я о нём уже, кстати, рассказывал.

Правительство Вьетнама заявляет, что 4 миллиона его граждан были подвержены воздействию «оранжевого агента», и целых 3 миллиона страдали от болезней. По оценкам Красного Креста Вьетнама, до 1 миллиона человек являются инвалидами или имеют проблемы со здоровьем из-за «оранжевого агента». Около 400 000 вьетнамцев погибло от острого отравления «оранжевым агентом». Правительство Соединенных Штатов оспаривает эти цифры как ненадежные.

Согласно исследованию, проведенному доктором Нгуен Вьет Нган, дети в районах, где использовался «оранжевый агент», имеют множество проблем со здоровьем, включая расщепление нёба, умственные нарушения, грыжи и дополнительные пальцы рук и ног. В 1970-х годах высокие уровни диоксина были обнаружены в грудном молоке южновьетнамских женщин и в крови военнослужащих США, которые служили во Вьетнаме. Наиболее пострадавшими зонами являются горные районы вдоль Труонг Сон (Длинные горы) и граница между Вьетнамом и Камбоджей. Пострадавшие жители в этих регионах страдают множеством генетических заболеваний.

Нажми сюда, если ты действительно хочешь увидеть последствия действия 'оранжевого агента' на человека. Но я тебя предупреждаю: не стоит.

О «жёлтом дожде» и «оранжевом агенте» - 7

О «жёлтом дожде» и «оранжевом агенте» - 8

На всех бывших военных базах США во Вьетнаме, где гербициды хранились и загружались в самолеты, все еще могут содержаться высокие уровни диоксинов в почве, что создает угрозу для здоровья окружающих общин. На бывших авиабазах США в Дананге, округе Фо-Кат и Биен-Хаа были проведены обширные испытания на загрязнение диоксином. Некоторые из почв и отложений имеют чрезвычайно высокие уровни диоксина, требующие дезактивации. На авиабазе Дананг загрязненность диоксином в 350 раз выше, чем предусмотрено в международных нормах. Загрязненная почва и отложения продолжают поражать жителей Вьетнама, отравляя их пищевую цепь и вызывая болезни, серьезные кожные заболевания и различные виды рака в легких, гортани и простате.

(Кстати, ты всё ещё пользуешься вьетнамским бальзамом? Ну что мне сказать...)

Надо быть объективным и сказать, что военные США во Вьетнаме также пострадали: им не сообщали об опасности, а потому они были убеждены, что химическое вещество безвредно, и не предпринимали никаких мер предосторожности. По возвращении домой вьетнамские ветераны что-то начали подозревать: здоровье у большинства ухудшилось, у их жён всё чаще случались выкидыши, рождались дети с врожденными дефектами. Ветераны начали подавать иски в 1977 году в Департамент по делам ветеранов на выплаты по нетрудоспособности за медицинские услуги, которые, по их мнению, были связаны с воздействием «оранжевого агента», или, более конкретно, с диоксином, но в их претензиях было отказано, поскольку они не смогли доказать, что заболевание началось, когда они были на службе или в течение одного года после увольнения (условия предоставления выплат). Нам, в нашей стране, это очень знакомо.

К апрелю 1993 года Департамент по делам ветеранов выплатил компенсацию только 486 жертвам, хотя он получил иски об инвалидности от 39 419 солдат, которые были подвергнуты воздействию агента Оранжевого во время службы во Вьетнаме.

С 1980 года принимаются попытки добиться компенсации с помощью судебных разбирательств, в том числе и с компаниями-производителями этих веществ (Dow Chemical и Monsanto). В ходе утренних слушаний 7 мая 1984 г., в рамках судебного процесса, инициированного американскими ветеранскими организациями, корпоративным юристам «Монсанто» и «Доу Кемикэл» удалось урегулировать коллективный иск без суда за несколько часов до того, как должен был начаться отбор присяжных. Компании согласились выплатить 180 миллионов долларов в качестве компенсации, если ветераны откажутся от всех претензий к ним. Многие ветераны, которые стали жертвами, были возмущены тем, что дело было урегулировано вместо обращения в суд: они чувствовали, что их предали адвокаты. «Слушания о справедливости» были проведены в пяти крупных американских городах, где ветераны и их семьи обсуждали свою реакцию на урегулирование и осуждали действия адвокатов и судов, требуя, чтобы дело было рассмотрено присяжными их коллегами. Федеральный судья Джек Б. Вайнштейн отклонил апелляции, заявив, что урегулирование было «честным и справедливым». К 1989 году страхи ветеранов подтвердились, когда было решено, как собственно будут выплачиваться деньги: максимально (ага, именно максимально!) нетрудоспособный ветеран Вьетнама мог получить максимум 12 000 долларов с выплатой частями в течение 10 лет. Кроме того, принимая эти выплаты, ветераны-инвалиды могли лишиться права на получение многих государственных пособий, которые обеспечивали гораздо большую денежную поддержку: таких как талоны на питание, государственная помощь и государственные пенсии.

В 2004 году представитель Monsanto Джилл Монтгомери заявил, что Monsanto вообще не несет ответственности за травмы или смертельные случаи, вызванные «агентами»: «Мы сочувствуем людям, которые считают, что они получили ранения, и понимаем их беспокойство и желание найти причину, но надежные научные данные факты свидетельствуют о том, что «оранжевый агент» не является причиной серьезных долговременных последствий для здоровья".

Вьетнамская ассоциация жертв отравления «оранжевым агентом» и диоксином (VAVA), подала иск «об ответственности при нанесении телесных повреждений, разработке и производстве химического вещества» в окружной суд Соединенных Штатов по восточному округу Нью-Йорка в Бруклине против нескольких американских компаний, утверждая, что использование «агентов» нарушило Гаагскую конвенцию 1907 года о сухопутных войнах, Женевский протокол 1925 года и Женевские конвенции 1949 года. Dow Chemical и Monsanto были двумя крупнейшими производителями «агентов» для вооруженных сил США и были названы в иске вместе с десятками других компаний (Diamond Shamrock, Uniroyal, Thompson Chemicals, Hercules и др.). 10 марта 2005 года судья Джек Б. Вайнштейн из Восточного округа (тот самый, который председательствовал в коллективном иске ветеранов США 1984 года), отклонил иск, постановив, что никаких прав на претензии нет. Он заключил, что «оранжевый агент» не считался ядом по международному праву во время его использования в США; США не было запрещено использовать его в качестве гербицида; и компании, которые произвели вещество, не были ответственны за метод его использования правительством. Вайнштейн использовал британский пример, чтобы помочь отклонить иски: «если бы американцы были виновны в военных преступлениях за использование «оранжевого агента» во Вьетнаме, то британцы были бы также виновны в военных преступлениях, поскольку они были первой страной, применившей гербициды и дефолианты в войне и использовавшей их в большом масштабе на протяжении всей Малайской операции. Поскольку не было протестов со стороны других государств в ответ на использование Британией, то США рассматривали это как создание прецедента для использования гербицидов и дефолиантов в войне в джунглях". Правительство США также не было стороной в судебном процессе из-за суверенного иммунитета, и суд постановил, что химические компании, как подрядчики правительства США, имеют тот же иммунитет. Дело было обжаловано и рассмотрено Апелляционным судом второго округа в Манхэттене 18 июня 2007 года. Три судьи Второго окружного апелляционного суда поддержали решение Вайнштейна о прекращении дела. Они постановили, что, хотя гербициды содержат диоксин (известный яд), они не предназначены для использования в качестве яда для людей. Поэтому дефолианты не считаются химическим оружием и, следовательно, не являются нарушением международного права. Дальнейшее рассмотрение дела всей коллегией судей Апелляционного суда также подтвердило это решение. Адвокаты пострадавших подали петицию в Верховный суд США для рассмотрения дела. 2 марта 2009 года Верховный суд отказался пересмотреть решение Апелляционного суда.

25 мая 2007 года президент Буш подписал закон, предусматривающий выделение 3 миллионов долларов США специально на финансирование программ для дезактивации мест загрязнения диоксинами на бывших военных базах США, а также для программ общественного здравоохранения для окружающих общин. Надо сказать, что для разрушения диоксинов требуются высокие температуры (более 1000 °С), процесс разрушения является энергоемким, поэтому некоторые эксперты считают, что только авиабаза США в Дананге потребует 14 миллионов долларов для очистки, а на то, чтобы очистить другие бывшие вьетнамские военные базы США, на которых отмечено высокое загрязнение, потребуется ещё 60 миллионов долларов.

Госсекретарь Хиллари Клинтон заявила в ходе визита в Ханой в октябре 2010 года, что правительство США начнет работу по очистке от загрязнения диоксинами на авиабазе Дананг.
В июне 2011 года в аэропорту Дананга состоялась церемония, посвященная началу финансируемой США дезактивации горячих точек диоксина во Вьетнаме. На сегодняшний день Конгресс США выделил 32 миллиона долларов на финансирование этой программы.

Чтобы помочь тем, кого затронул диоксин, вьетнамское правительство создало «мирные деревни», в каждой из которых находятся от 50 до 100 жертв, которым оказывается медицинская и психологическая помощь. По состоянию на 2006 год насчитывается 11 таких деревень. Американские ветераны войны во Вьетнаме и люди, которые знают и сочувствуют жертвам «оранжевого агента», поддержали эти программы. Международная группа ветеранов из США и их союзников во время войны во Вьетнаме вместе со своим бывшим врагом — ветеранами из Ассоциации ветеранов Вьетнама — основали деревню дружбы во Вьетнаме за пределами Ханоя. Этот центр предоставляет медицинскую помощь, реабилитацию и профессиональную подготовку для детей и ветеранов из Вьетнама, пострадавших от диоксина.

Правительство Вьетнама предоставляет небольшие ежемесячные стипендии более чем 200 000 вьетнамцев, предположительно пострадавших от гербицидов; только в 2008 году эта сумма составила 40,8 миллиона долларов. Вьетнамский Красный Крест собрал более 22 миллионов долларов для помощи больным или инвалидам, а несколько фондов США, учреждений ООН, европейских правительств и неправительственных организаций выделили в общей сложности около 23 миллионов долларов США на уборку территории, лесовосстановление, здравоохранение и другие услуги.

Подробнее о поддержке жертв «оранжевого агента» можно найти здесь.

Вот такая вот история насаждения демократии, %username%. И это уже ни разу не смешно.

А теперь…

Автор: Gray Jack the Fixxxer

Источник

* - обязательные к заполнению поля