Власти намерены ввести монополию на выдачу электронных подписей юрлицам

в 5:07, , рубрики: Законодательство в IT, кэп, УЦ, электронная подпись

Несмотря на возражения предпринимателей, комитет Госдумы по финансовому рынку рекомендовал принять 23 июля в первом чтении поправки в закон «Об электронной подписи», пишут «Ведомости». Поправки существенно ужесточат для юридических лиц правила получения электронных подписей.

Квалифицированные электронные подписи (КЭП) юрлицам сможет выдавать только удостоверяющий центр (УЦ) Федеральной налоговой службы (ФНС), а кредитным организациям — УЦ Банка России, говорится в поправках.

Проблемы нынешнего закона «Об электронной подписи» подробно обсуждались на Хабре. Главная проблема — недостаточная идентификация клиентов удостоверяющими центрами. В стране работают сотни коммерческих УЦ, которые предлагают получить цифровую подпись по копии паспорта или в офлайне по ксерокопии, и тому подобное.

Законопроект ужесточает требования к коммерческим УЦ: они должны иметь капитал не менее 1 млрд руб. (произвольное количество филиалов) или не менее 500 млн руб. (филиалы не менее чем в трёх четвертях регионов). Но самое главное, что монополию на выдачу квалифицированных электронных подписей юрлицам получает ФНС.

Триггером для внесения изменений в закон «Об электронной подписи», возможно, стали недавние истории, как с помощью электронной подписи воруют квартиры и как мошенники оформляют на ничего не подозревающих граждан фиктивные фирмы.

Хотя председатель комитета по финансовому рынку Анатолий Аксаков говорит, что правила выдачи КЭП власти хотят давно, потому что УЦ допускают слишком много нарушений.

С начала 2018 года по II квартал 2019 года одна лишь ФНС зафиксировала примерно 43 300 случаев неправомерного использования квалифицированной электронной подписи. Самое распространённое нарушение неоднократно описано на Хабре — КЭП выдается по фиктивным документам, используется для регистрации юрлиц и ИП.

Причина этих нарушений понятна — коммерческих УЦ слишком много и они зарабатывают с количества проданных электронных подписей. А люди хотят пройти процедуру как можно проще и быстрее: «Человек, получающий подпись, как правило, получает её не для себя, а для директора или бухгалтера той компании, где он работает. У человека, кроме получения подписи, ещё уйма дел. Если человеку говорят, что доверенность, по которой он хочет получить подпись, должна быть нотариально заверенной, то человек считает это жуткой бюрократией. В следующий раз, когда человек захочет получить новую электронную подпись, он постарается обратиться в другой, более „клиентоориентированный” удостоверяющий центр, — пишет imbasoft, автор статьи «Что не так с федеральным законом „Об электронной подписи” (63-ФЗ), и как это можно исправить», — Таким образом, мы получаем ситуацию, когда быть правильным удостоверяющим центром, проводящим строгую идентификацию клиентов, невыгодно. Всегда найдется другой удостоверяющий центр, относящийся к данному вопросу менее трепетно, чем и будет завлекать ленивых клиентов. Оформление злоумышленниками поддельных сертификатов это не проблема какого-то конкретного удостоверяющего центра, а системный кризис уровня федерального законодательства. Можно сказать даже больше — это глобальная проблема (примеры тут и тут) самой технологии инфраструктуры открытых ключей, лежащей в основе закона.

ФНС оценила ущерб: с начала 2018 г. по I квартал 2019 г. выявлены 3674 декларации с использованием КЭП, полученные на третьих лиц без их ведома или по поддельным документам, фиктивный оборот по ним — 88 млрд руб.

ФНС уверена, что государственная монополия решит проблему, потому что тогда из процесса уйдёт коммерческая составляющая. К тому же у ФНС имеются дополнительные сведения для выявления фальсифицированных документов, сказал Михаил Мишустин, руководитель Федеральной налоговой службы.

Почему бизнес против

Доводы против монополизации выдачи КЭП приводят и представители бизнеса, и представители коммерческих УЦ, которых выдавливают с рынка. Фактически, они лишаются 95% бизнеса: ежегодно в России выдаётся около 5,5 млн КЭП, из них 95% получают юрлица, рассказала советник гендиректора СКБ «Контур» (выдаёт электронные подписи) Анастасия Лабуцкая.

По её словам, централизованная система будет уязвима для неумышленных сбоев, деятельность всех юрлиц в России может быть парализована: не только приостановится документооборот, но будут сорваны торги и хозяйственная деятельность.

На законопроект уже жаловалось председателю правительства Дмитрию Медведеву некоммерческое партнёрство ECR (объединяет X5 Retail Group, Unilever, L’Oreal, Metro Cash & Carry и еще более 70 компаний). Эти компании не причастны к выдаче КЭП, но они волнуются, что принятие законопроекта может парализовать бизнес.

Кроме того, реализация законопроекта потребует дополнительных затрат, которые не предусмотрены авторами законопроекта и правительством. Ассоциация РОСЭУ («Разработчики и операторы систем электронных услуг») подсчитала, что монополизация рынка приведёт к увеличению расходов компаний на электронный документооборот более чем на 30 млрд руб.

Ещё 20 млрд руб. из бюджета уйдёт на доработку государственных систем электронного документооборота. Кроме того, государству придётся вложиться в создание инфраструктуры УЦ в ФНС, считают в ассоциации: это потребует разовых расходов в размере 5 млрд руб. и ежегодно еще 20 млрд руб. на её содержание.

Представитель ФНС не согласен с такой оценкой, поскольку у службы уже есть сеть УЦ и опыт поддержания работы сервисов выдачи ЭП физическим лицам в личном кабинете на сайте ФНС России.

Вдобавок ко всему, бизнес боится подорожания повышения цен: сейчас средняя рыночная стоимость сертификата электронной подписи составляет 1500 руб., а предполагаемая госпошлина за получение квалифицированного сертификата будет составлять 2500 руб. Это на самом деле не такая маленькая разница. К примеру, розничный банк использует несколько тысяч сертификатов на несколько миллионов рублей в год.

«Ведомости» пишут, что при поддержке бизнеса подготовлен альтернативный законопроект, который ужесточает требования к УЦ, но не вводит монополии на выдачу сертификатов, а предлагает наделить ФНС полномочиями приостанавливать сертификат. В предложенную участниками рынка редакцию внесены предложения по повышению качества работы УЦ и сокращение мошеннических действий с использованием электронных подписей: повышенные требования к УЦ (большой собственный капитал, большой лимит ответственности) и усиление надзора за их деятельностью (в том числе создание специального коллегиального органа, уполномоченного принимать решения об аккредитации)

Сейчас в коридорах власти будут решать, какой из законопроектов принять: один лоббирует ФНС, а другой — представители бизнеса и Сбербанк. Представители этого банка тоже выступили против монополизации рынка, потому что это «может вызвать недоверие бизнес-сообщества к технологии электронной подписи».

Советник гендиректора СКБ «Контур» Анастасия Лабуцкая говорит, что альтернативный законопроект позволит ФНС эффективнее бороться с мошенниками и блокировать деятельность юрлиц — примерно так, как ЦБ взаимодействует с банками, обязывая их блокировать счета.

Законопроекты совпадают на 95%. Речь только о том, передавать в ФНС монопольное право на выдачу квалифицированных электронных подписей или нет. Правительство поддерживает первый проект (утверждённый комитетом). Но есть ещё вероятность, что в него внесут изменения.

Автор: alizar

Источник


* - обязательные к заполнению поля