Как я переехал в Лондон c Revolut

в 9:15, , рубрики: it жизнь в лондоне, Revolut, Блог компании RUVDS.com, дмитрий михайлович, карантин, Карьера в IT-индустрии, Лайфхаки для гиков, продуктовый разработчик, прямые эфиры ruvds, Управление продуктом

Неделю назад в наших соцсетях выступал Дмитрий Михайлович. Дмитрий — продуктовый разработчик, он решает продуктовые задачи в Revolut, являясь при этом Senior Backend разработчиком. Полтора года назад он переехал в лондонский офис и поделился с нами историей, как это происходило, как проходит карантин в UK, а также несколькими инсайдами о том, как устроен один из самых интересных финтех проектов.

Делимся с вами расшифровкой и записью интервью

Меня зовут Дмитрий Михайлович, я работаю в Revolut. Формально – backend software engineer, неформально – я расскажу далее. Буду рассказывать немного про свою историю переезда, про Revolut, в целом про то, что такое банки, EMI, свою историю открытия банковских счетов в Лондоне, про то, что мне в Revolut нравится, и немного слов про продуктовую разработку – что это такое, и почему я хочу отдельно обратить на это внимание.

Я к Revolut присоединился в 2018 году. Как раз мне исполнилось 28 лет, и в первую неделю июня я пришел в Revolut. Хотел завершить предыдущую работу символично. Процесс собеседования происходил довольно забавно; про Revolut я слышал несколько раз: я состою в физтеховских группах, и Revolut также светился на Хабре. Я пошел на JPoint – конференцию Java-разработчиков – и увидел стенд Revolut. Название было примелькавшееся, и я подошел поболтать. На стенде оказались ребята с физтеха. Мы разговорились, оставили друг другу контакты.

После JPoint у меня был отпуск. Как это ни смешно, я поехал в первый раз в Лондон; было интересно, да и знакомые тут жили. Суббота – JPoint, а в понедельник я прилетел в Лондон, доехал до апартаментов и подключил ноут. Первое сообщение от Богдана – человека со стенда Revolut – было: «Дима, ты хочешь релоцироваться в Лондон?» По мне, это получилась забавная и символичная история; я посмеялся, у меня не было мгновенного ответа, но я задумался. Потом я начал собеседоваться в Revolut; на собеседованиях говорил, что скорее хочу в Москву, но Лондон – тоже интересно. Устроился в Москву. Но по мере того, как я начал работать, ко мне пришло осознание: хотя много разработки происходит в Москве, HQ находится в Лондоне, и, если я хочу чего-то добиться в рамках этой компании, нужно переехать ближе к основному движу. Я посчитал, что это важно, и уже на испытательном сроке (он тут 3 месяца) был в командировке в Лондон, общался здесь и говорил, что хочу переехать. Мне ответили: ты вроде парень нормальный, давай переезжай, будешь здесь код писать. Тогда получать аппрув на переезд было просто; я пообщался с CTO, он дал одобрение.

Если аппрув получался легко, то процесс переезда у Revolut тогда еще не был отработан. От момента, как я получил аппрув, до переезда прошло около полугода – переехал я в начале марта, а аппрув получал в августе. Процесс был долгим с двух сторон; Revolut был стартапом, процессы отрабатывались, и я сам тормозил: а нужно ли мне оно. Я был не уверен. После того, как я получил оффер (я еще скажу про него), я еще долго сомневался. Тогда меня еще на Хабре спросили – как я оцениваю оффер, зарплаты. Я сомневался конкретно из-за своей истории: я родился в Московской области, учился там же (в Долгопрудном), никогда не жил дальше 30 км от родителей и раз в 1-2 недели приезжал в гости. То, что нормальные мальчики и девочки делают в 16-18 лет, мне надо было сделать в 28. Плюс, оффер в Лондон: я пообщался с несколькими товарищами, и они говорили, что Лондон – дорогой город. За полтора года жизни здесь это мнение у меня не изменилось. Мне тогда дали грубую оценку: для того же уровня комфорта, что и в Москве, нужно получать на руки примерно в 2 раза большую зарплату. А в оффере столько не было.

Я на это смотрел; у меня двухлетний (на тот момент) сын и жена, и уровень жизни придется терять. Я засомневался – вроде бы в Москве хорошо. Но я подумал, что вернуться всегда успею; в крайнем случае, получится приключение. И я поехал.
Когда меня спрашивают о том, что было сложного при переезде в Лондон, я отвечаю: самое сложное – договориться с собой. Я хорошо помню этот момент; на каждом этапе переезда было много сомнений, страхов, непоняток. Но я вышел из визового центра на Курской с тремя паспортами (мой, жены и ребенка) со штампиками и понял: можно ехать. Это была очень сильная эмоция, она у меня до сих пор ощущается.

Это было в феврале; дальше началась волокита. Надо было понять, куда конкретно переезжать, что будет на момент переезда. Revolut покупал билеты всей семье, покупал дополнительный багаж. Я договорился, что мне оплатят отправку одной коробки почтой – очень не хотелось везти коляску и еще пару дополнительных багажей. Revolut потом оплачивал Airbnb на первый месяц. Когда мы выбирал район в Лондоне, когда еще были в Москве, мы почему-то остановились на Стратфорде – это северо-восток. На самом деле, оказалось смешно: пока мы шли от метро, наткнулись на два восточноевропейских магазина и одну вывеску «БУХГАЛТЕР». В ближайшем к нам магазине продавщица разговаривала по-русски, даже бомжи около станции орали по-русски. Как будто из Москвы и не уезжал.

После того, как мы пожили месяц в Airbnb (в течение которого мы выбирали постоянное место), мы переехали на другой край Лондона – юго-восток, район Бекенхем, один из лучших зеленых семейных районов. Отдельно хочу подчеркнуть то, чем он меня подкупил. Есть такая красивая фраза – «мальчика из Королёва можно вывести, но Королев из мальчика нельзя» (в оригинале было про девочку, но неважно). Я не москвич, я подмоскович; я учился в школе в Королёве, я каждый день добирался на работу за час на электричке и на метро, и мне казалось это нормальным. И сейчас тоже все тоже нормально и приемлемо. Я не стремился оказаться в пешей доступности от работы; для меня было важнее то, где будет гулять ребенок, насколько хорошие парки (в перспективе – детские сады и школы) будут доступны. Нужно было иметь в доступности большую площадь. Поэтому мы выбрали этот район; до работы я добираюсь за 40-50 минут. Он очень зеленый, что очень круто. Вообще, Лондон — очень каменный город; питерцы ржут, но мне, когда я был в командировке и жил близко к офису, было трудной найти нормальное место для бега. Приходилось бегать по камню. Но здесь очень зелено, везде парки, даже тротуары отделены зеленой полосой от проезжей части я знаю, что есть такие же крутые районы на севере, но я оказался на юге.

Про детский сад хотел рассказать отдельно. В Великобритании школы бесплатные – это правда; начинаются с 4 лет, действительно бесплатные. До этого – садик. Детский сад до 3 лет не оплачивает никто; немного не так: если оба родителя работают, и оба – граждане Великобритании или ЕС, то дается 15 бесплатных часов в неделю. В нашем случае (три российских паспорта) до 3 лет ничего не оплачивается, и в районе Canary Wharf, где находится офис, садик может стоить 1700 фунтов. Это 170000 рублей в месяц, это дохрена. А в том районе, где живем мы, будет 1200-1300-1400 в месяц – до 3 лет; все равно большие цены – особенно учитывая то, что работаю только я. Сыну уже исполнилось 3 года этим летом, и мы смогли получить 15 бесплатных часов. Я не уверен, как это градуируется, но цена после 3 лет снижается. Цена теперь порядка 1000 фунтов – все еще много, хотя не настолько.

Еще один важный момент для тех, кто с семьей. Моя жена – не технарь; она закончила хороший лингвистический ВУЗ, у нее шикарный английский язык, которого у меня нет, но это не помогает ей найти работу по специальности. Это частный кейс, но Маша после декрета в России не работала, и здесь на её резюме смотрели косо: человек после ВУЗа немножко поработал и два года не работал, что такое? Очень мало кто здесь рожает до 30 лет, это в какой-то степени связано с ценами на детский сад. Рожают сразу очередями: например, троих детей в 35-37-39 лет. Это мы наблюдаем у местных; то есть, никто не спешит это сделать раньше. Поэтому резюме моей жены выглядит странно по местным меркам. Но все разрешилось довольно интересно: Мария сейчас заканчивает магистратуру в местном университете и начинает поиск работы по новой.

Касаемо зарплаты: как я уже сказал, в 2 раза больше мне не предложили. Благо, спустя несколько месяцев после переезда Revolut сделал мощную переиндексацию зарплат в Лондоне; в два раза больше все равно не стало, но наступил относительный порядок. Важно понимать, что в моем любимом городе Королеве я не снимал квартиру; была старая родительская квартира, в которой нам было комфортно. Но здесь жилье — это большая статья расходов. Если в Москве мне хватало на то, чтоб хорошо жить, содержать машину и оплачивать няню, то здесь такого финансового спокойствия нет.

Конечно, в связи с этим встает вопрос: чего я, в таком случае, забыл в Лондоне. Собственно, я в Лондоне потому, что он мне любопытен. Я 28 лет прожил в Московской области, и ничего другого не видел. Я хочу посмотреть на этот город ещё; вернуться я всегда успею.
Кстати, мои контакты останутся на Хабре. Можно задавать вопросы.

Насчет банков. Когда я в первый раз, на JPoint, общался про Revolut, мне говорили: «крутой финтех, все топово, статьи». Про статьи мы еще поговорим, но тогда я спросил: а что именно крутого? Есть уже Рокетбанк, Тинькофф, другие – ну, получается еще один модный банк. Я тогда еще не понимал некоторых европейских особенностей; понял только тогда, когда переехал.

Q: переезжал ли всей семьей сразу?

Всей семьей сразу. Мы подумали, что, если я поеду один и что-то буду там искать, это будет сложнее. Плюс, я очень рад, что мы переехали вместе, потому что у жены английский гораздо лучше моего; общаться с разными state agents после переезда – это очень болезненное дело, я и сейчас их не всегда понимаю по телефону. Очень благодарен своей жене за то, что эту часть она взяла на себя.

Q: ощущалось ли отношение к мигрантам со стороны местных, были ли какие-то сложности?

Никаких. Вообще, я в Лондоне самих британцев вижу довольно редко. Лендлорды, естественно, британцы, но приехавших очень много. Все относятся спокойно.

Возвращаюсь к банкам. Когда я приехал в Лондон и окончательно подписал здесь бумажки, то понял (что логично), что нужно получить местный банковский счет для зарплаты. Дальше началась достаточно интересная история. Когда приходишь в банк, они говорят: нужен не просто адрес проживания, а proof of address. Обычно это какой-нибудь utility bill – счет за воду, или council tax, или другой документ, в котором написано твое имя, фамилия и адрес проживания. Договор аренды тоже годится. Понятно, что в первый месяц я жил в Airbnb, и такого подтверждения не было. Получается, что, чтобы куда-то заселиться, надо настроить direct debit с банковского счета: то есть, чтобы заселиться, нужен счет, но для того, чтобы сделать счет, нужно заселиться! Об этом все говорят вначале, почему-то; хотя, если копнуть поглубже, есть еще контракт с работодателем – то есть, в банк можно предоставить бумагу от работодателя о том, что ты трудоустроен как permanent employee (должны быть фамилия, имя, слово permanent и адрес), то такая бумага их устроит, и можно будет открыть счет.

У меня в России были счета в большом количестве банков – около 6 (что интересно, Рокетбанка среди них не было). Здесь моей первой мыслью было то, что следует открыть модный финтех, и это должен быть не только Revolut; а ещё – открыть счет в каком-нибудь старом, всем известном, надежном банке (вроде Сбера). На тот момент основными, шумными конкурентами Revolut были Monzo и N26; соответственно, в первые пару дней я скачал их приложения и начал оформление. Что характерно, предоставление proof of address у них происходит проще – все делается в мобильном приложении. Для Monzo процесс занял минут 15; анкета, фото, фото с паспортом. Через еще минут 15 пришло оповещение о прохождении верификации личности и одобрении предоставления услуг. С N26 было чуть сложнее. Анкета была менее удобна и заполнялась дольше, оповещение пришло на следующий день. Про Revolut по понятным причинам не буду говорить (но в целом, там как у Monzo).

Параллельно с этими нео-банками я пошел в Barclay’s – один из крупных старых банков. Отделение нашлось недалеко от работы. Я пришел и сказал о том, что хочу открыть счет; у меня сразу спросили нужные документы, включая PoA. А потом сказали: теперь надо записаться на appointment, в той очереди. Очередь была небольшая, но я сначала не понял, что за appointment. Мне сказали, что все первоначальные документы у меня в норме; а потом оказалось, что ближайший appointment в этом отделении банка – через три недели, «но вы можете попытать удачи в других отделениях». Это при том, что appointment – это даже еще не открытие счета; придя на appointment в их офис, вы заполняете анкету, а потом они делают проверку — ту же самую, вроде бы, которую в Monzo сделали за 20 минут (и в N26 – за день). И только после этого – еще через неделю или две – можно будет, наконец, открыть счет. А если хочется чуть побыстрее, то придется побегать по всему Лондону в поисках отделения, в котором очереди нет, чтобы получить appointment не через три недели. Правда, нашелся товарищ, который помог мне это сделать. Но после этой истории я понял, что Сбербанк, Альфа и даже ненавистный ВТБ — это просто верх удобства и инженерной мысли.

На момент appointment мне уже пришла карточка Monzo – он считается нормальным банком; тогда у Revolut еще не было лицензии в Великобритании. Я подумал: раз уже есть Monzo, не буду торопиться с Barclay’s – открою счет через несколько месяцев. И не стал ездить на другой конец Лондона за карточкой Barclay’s. Через несколько месяцев я попробовал получить карточку Barclay’s снова; дату appointment назначили через две недели. Хорошо. Я пришел через две недели и… забыл загранпаспорт (при себе оказался только resident’s permit). Но я все равно постоял в очереди 40 минут – несмотря на то, что пришел точно по назначению – с тем, чтобы услышать: «извини, без загранпаспорта нельзя». Дальше мне сказали, что я могу прийти с паспортом на следующий день и пройти без очереди. Я пришел; процесс заполнения анкеты растянулся минут на 40, после чего мне сказали: все замечательно, карточка придет через 2 недели. Я подождал месяц – карточка не пришла. Пошел в то же отделение Barclay’s, спросил, что происходит – меня отправили в очередную очередь. Я подождал 10 минут; человек сказал мне, что вроде бы все, что нужно, было заполнено, что он видит то, что карточка мне не пришла, и что теперь мне надо идти и спрашивать другого человека, который освободиться через 20 минут. Через 20 минут мне сказали, что тот человек будет занят еще полчаса. После этого я решил, что счет в Barclay’s мне не очень-то и нужен.

Эта история открыла мне глаза на причину того, почему всякие стартапы вроде Monza, Starling Bank, N26, Revolut, Vivid Money (который поехал из России в Германию) не просто имеют право на жизнь — у самой жизни есть желание, чтобы они росли и развивались.
Счет в N26 я недоверифицировал – дизайн карточки у них мне не понравился. Я себе открыл American Express; если честно, это – самая используемая мною карточка. Они сейчас – и платежная система, и банк, и у них самые большие бонусы. Мне нравится их кобрендинговая программа с British Airways; товарищ мне показал, что с ее помощью можно дешево покупать билеты Москва-Лондон. Я пока не пробовал – пандемия как-то не способствует трате баллов. Я еще открыл счет в HSBC: они работали гораздо лучше, чем Barclay’s. Проволочки, конечно, тоже были – они сильно тормозили с верификацией личности. Но я уже выучил к тому моменту правило: когда большая компания тупит – пиши в твиттер. Я написал: «HSBC, я понял, почему у Revolut так много клиентов – вы месяц не можете провести верификацию». На следующий день произошло чудо: мне позвонили и сказали, что можно получать карточку. Люблю твиттер.

Про банковскую лицензию. Есть такое мнение: нельзя хранить деньги в Revolut, потому что это как бы не банк, и в случае чего они могут оказаться утеряны. Я не буду рассматривать все аспекты, но здесь есть свой вариант российского АСВ (Агентства по страхованию вкладов, которое страхует все вклады до 1.4 млн. руб.). Здесь страхуются все вклады до 85 тысяч фунтов – это примерно 8.5 миллионов рублей. В этом плане все вклады в банках сохраняются. Есть законодательство – я могу дать ссылку на статью на gov.uk – касаемо e-money; оно гласит, что любое «electronic money institution» обязано сохранять ваши деньги. Кстати, я технически-продуктово работаю как раз рядом с этим проектом. По факту, все деньги (e-money), которые вы видите на своем счету Revolut, содержатся на счетах в банках. Есть специальные распоряжения, есть риск-модели; средства у Revolut распределяются по разным счетам в крупных и надежных банках. На случай, если что-то глобальное случится, все защищено. Это не отменяет других факторов и личного мнения, но проблемы со страхованием вкладов в принципе нет.

Собственно, вот история того, почему я люблю Revolut как продукт (и подобные ему продукты) и считаю, что это – крутая история.
Немного больше про сам Revolut и о том, почему именно Revolut. Мне очень нравится одна история, связанная с ним – одна ценность, которая у нас не прописана открыто в списке ценностей. Я даже не уверен, считает ли senior management это нашей ценностью, но для меня Revolut – открывает границы. Это первое позиционирование Revolut, и это – моя личная история: я себе открыл границу в другую страну с помощью этой компании. Когда в декабре 2018 года в Сочи был Финополис, и там была сессия с зампред ЦБ Скоробогатовой, и с Тиньковым, и с Верхошинским из Альфа-банка – то есть, с большими людьми из разных банков – Revolut говорил, что мы хотим запускаться в России. И на этой сессии также присутствовал наш CEO/основатель Николай Сторонский. Эпатажный Олег Тиньков заявил, что Revolut в России уже не нужен – его банк запустил 30 валют с хорошими rates. Они у них действительно были крутые, в каких-то местах – лучше наших (например, пара фунт/рубль). Это было круто, конечно. Но после этого, сколько мы ни проверяли, у Revolut всегда были лучшие рейты. Поэтому значение нашей карточки как карты путешественника, то, что мы предлагаем вам тратить деньги в любой валюте без скрытых комиссий и с минимальными spreads при тратах – это про Revolut. И это очень круто – это одна из тех ценностей, которые важны для меня.
Второй момент – это то, что Revolut закрепляет курс на момент авторизации. Те, кто чуть лучше осведомлены про карточные транзакции, знают, что, когда вы осуществляете платеж, он проходит в два этапа: первый — авторизация (когда вы прикладываете карту), второй – когда уже банки между собой общаются, перекидывают сообщения и приходит presentment. Некоторые банки – я не уверен, какие именно, но я это наблюдал – делают так, что, когда вы прикладываете карту в другой валюте, вам указывается сумма с одним курсом списания, а потом, в фоновом режиме, трата происходит с другим курсом. Revolut так не делает: курс перевода всегда закрепляется на момент авторизации. Сколько вы увидели в сообщении, столько и спишется.

Открытие границ для сотрудников – это не только моя личная история. Несколько раз, неофициально, я слышал такую мечту среди сотрудников Revolut: надо открыть сеть офисов по всей Европе, чтобы можно было приезжать и работать где угодно, откуда угодно. Это и простые командировки: чтобы сотрудники из Москвы и сотрудники из Лондона могли спокойно ехать в командировку в другой город, если это оправдано; это и простота работы из дома. Это круто, это очень важно, и меня это сильно цепляет. Правда, здесь есть и побочные эффекты; полтора года назад я был в команде из пяти человек – это была отличная команда. Все находились в разных городах: в Москве, Питере, Кракове, Лондоне, Нью-Йорке. Сейчас у меня в команде есть один человек из Торонто – и иногда бывает очень неудобно; особенно, если он задеплоит что-нибудь в свой вечер, в а лондонское утро он спит. С другой стороны, свобода перемещения и открытость помогла во время эпидемии: когда надо было пойти и сесть работать дома, все просто так и сделали. Сейчас офис превращается во внутренний коворкинг: надо работать из дома – вы работаете из дома; надо пойти в офис – вы в специальном приложении говорите, что будете в офисе, буду сидеть за конкретным столом. Это также – часть отслеживания эпидемии. Сейчас, правда, в Великобритании новое распоряжения правительства, и всем опять рекомендовано сидеть дома – но это уже не влияет на наш процесс принципиально.

Я считаю, что с командой важно встречаться лично, конечно. Хотя моя команда разбита по трем городам – Москва, Лондон и Торонто – и большую часть работы, до 80-90%, можно просто делать удаленно, и для этого не обязательно встречаться лично. Но налаживать контакты, проводить тимбилдинг очень важно.
Параллельно с этим важно настраивать рабочий контекст. Здесь у всех по-разному; моя история в том, что, когда мы только переехали, мы снимали квартиру поменьше, и единственным столом в ней был обеденный стол. Я за обеденным столом очень не люблю работать. Сейчас мы переехали в Терест-хаус: он чуть побольше, чуть подороже и дальше от центра – зато сейчас я сижу в комнате 1.70*2.5 метра, и тут четко помещается нормальное рабочее место. Мы переехали после окончания первого локдауна; я очень рад, что теперь в доме есть специальное место для работы из дома.

Q: знаю, что в Сбере очень много программистов; какой штат в Revolut?

Я не знаю точных цифр; знаю, что всего сотрудников в Revolut точно больше 1000, если не больше 2000. Разработчиков – конкретно, основных бэкендеров – порядка 100-200, наверно. На разработку ставится большой акцент. Еще одна основная ценность Revolut (которая мне также важна): все, что можно автоматизировать, нужно автоматизировать. Людской труд должен минимизироваться (хотя это не мешает разработчикам иногда писать круды), поэтому на разработчиков ставится очень значительный акцент. Но точных цифр я не знаю.
(…) Да, бэкендеров – в районе 200 человек, а всего разработчиков – около 400-500.

Вернусь к работе из дома и карантину. Возникает вопрос: если так удобно работать из дома, или просто издалека, то зачем вообще перевозить людей в Лондон? Я не знаю всей мотивации Revolut; могу повторить, что личный контакт важен, и от этой идеи никто не отказывается. Когда люди делают бизнес, непосредственно следят за продуктом, когда можно подойти к соседнему столу и что-то уточнить – это важно. Это было важной частью моей мотивации к переезду в Лондон, и она сохраняется. При этом Revolut взрослеет; какие-то процессы все еще остаются «на коленке», но какие-то – закрепляются. Процесс релокации усложнился; теперь с полуслова CTO она может и не получиться. Мы постепенно перестаем быть стартапом и становимся большой серьезной компанией.

Q: про культуру Revolut пишут много плохого.

Я не буду комментировать кучу статей, которые пишутся, но хочу отметить два важных пункта. Во-первых, жалуются в принципе одни и те же люди. Пока я учился в школе, ВУЗе, жаловались на то, как все сложно, одни и те же люди. Мне было нормально как в школе с углубленным изучением английского, так и в научно-инженерном лицее, так и на физтехе (безусловно, это крутой ВУЗ, но сложность учебы – все равно вопрос отношения, хотя я и не был очень крутым студентом). То же и с Revolut. Жалуются один и те же люди. Те, кто пришел в Revolut и жалуется на «плохую культуру», будут жаловаться и за пределами Revolut.
Второй вопрос – про личные границы и личные истории. Когда я собеседовался, я задавал вопрос про work-life balance. И мне ответили очень важной фразой: если ты не хочешь перерабатывать, то тебя никто не заставит. В мои 2.5 года работы здесь это только подтверждалось. Здесь работают люди, которые повзрослели и знают, что у них есть личные границы. Например, у меня есть ребенок и семья, и я в 17.30 встаю из-за стола и иду забирать ребенка из сада: это моя граница, и никто не заставляет меня ее переходить. Конечно, кто-то перерабатывает и работает по 12 часов в день, включая выходные; я думаю, это их собственный выбор – или у них слишком продавленные границы, и их легко склонить к переработке.
Вопросы переработки и work-life balance – они не столько про Revolut, сколько про личные границы. Revolut – не самая агрессивная среда, в которой я работал, но достаточно агрессивная; если вы будете прогибаться – возможно, будете перерабатывать.

Я хотел упомянуть тему продуктовой разработки. У меня не уникальная, хотя и интересная ситуация; я формально – инженер, моя должность на бумаге числится как «backend software engineer». Во внутренних системах я числюсь как product owner, хотя сам себя я считаю скорее product developer – не в плане написания кода, а в плане того, что я развиваю продукт, и мне интересно не строить. Мне очень нравится фраза, которую говорил Саша Морозов – мой начальник с предыдущего места: «Есть программисты, а есть разработчики». То есть, программисты – это те, кто пишет код, в разработчики – предлагают решения. Я благодарен Саше за очень большое количество мудростей, в том числе за эту, и я полностью согласен с этим утверждением. Крутое решение по разработке иногда приходит без единой строчки кода. Google Spreadsheet позволил не написать огромное количество кода.
В этом моя позиция. Я сам имею опыт в Java; кто-то спрашивает, как я пришел в Java: я изначально в школе занимался ею, в том числе на олимпиадах. У меня были дипломы по программированию и алгоритмам, математике и физике. Я просто перевел хобби в работу. Программирование мне интересно с точки зрения решения задач: это очень крутая автоматизация, это очень крутая история. Само по себе написание кода, масштабирование, Kafka, Postgres, шардирование – я верю, что это все круто, но я туда не полезу, пока не столкнусь с бизнес-задачей, которую решает та же Kafka. Этот подход характеризует меня, и не только меня; некая тенденция выделения продуктовых разработчиков есть в отрасли, и она важна. Это не будущее; это просто выделенная область.

Q: пытаюсь сейчас в программирование, но гуманитарий. Тяжеловато идет по книгам.

Я не верю в гуманитариев и технарей. Хотите в чем-то разобраться – берете и разбираетесь. А если интересно «гуманитарно» читать книги и учить языки – берете и учите. Просто делайте то, к чему стремитесь.
Я сам принял такое решение потому, что запланировал семью, и в Москве зарабатывать программированием было проще, чем в любимой мною отрасли образования.


Что было ранее

  1. Илона Папава, Senior Software Engineer в Facebook — как попасть на стажировку, получить оффер и все о работе в компании
  2. Борис Янгель, ML-инженер Яндекса — как не пополнить ряды стремных специалистов, если ты Data Scientist
  3. Александр Калошин, СEO LastBackend — как запустить стартап, выйти на рынок Китая и получить 15 млн инвестиций.
  4. Наталья Теплухина, Vue.js core team member, GoogleDevExpret — как пройти собеседование в GitLab, попасть в команду разработчиков Vue и стать Staff-engineer.
  5. Ашот Оганесян, основатель и технический директор компании DeviceLock — кто ворует и зарабатывает на ваших персональных данных.
  6. Сания Галимова, маркетолог RUVDS — как жить и работать с психиатрическим диагнозом. Часть 1. Часть 2.
  7. Илья Кашлаков, руководитель фронтенд-отдела Яндекс.Денег — как стать тимлидом фронтендеров и как жить после этого.
  8. Влада Рау, Senior Digital Analyst в McKinsey Digital Labs — как попасть на стажировку в Google, уйти в консалтинг и переехать в Лондон.
  9. Ричард «Левелорд» Грей, создатель игр Duke Nukem 3D, SiN, Blood — про личную жизнь, любимые игры и о Москве.
  10. Вячеслав Дреер, гейм-дизайнер и продюсер игр с 12-летним стажем — про игры, их жизненный цикл и монетизацию
  11. Андрей, технический директор GameAcademy — как видеоигры помогают прокачивать реальные навыки и найти работу мечты.
  12. Александр Высоцкий, ведущий PHP-разработчик Badoo — как создаются Highload проекты на PHP в Badoo.
  13. Андрей Евсюков, заместитель CTO в Delivery Club — про найм 50 синьоров за 43 дня и о том, как оптимизировать фреймворк найма
  14. Джон Ромеро, создатель игр Doom, Quake и Wolfenstein 3D — байки о том, как создавался DOOM
  15. Паша Жовнер, создатель тамагочи для хакеров Flipper Zero — о своем проекте и другой деятельности
  16. Татьяна Ландо, лингвист-аналитик в Google — как научить Google-ассистента человеческому поведению
  17. Путь от джуна до исполнительного директора в Сбербанке. Интервью с Алексеем Левановым
  18. Как Data Science продает вам рекламу? Интервью с инженером Unity

Как я переехал в Лондон c Revolut - 1

Как я переехал в Лондон c Revolut - 2

Автор: ru_vds

Источник


* - обязательные к заполнению поля


https://ajax.googleapis.com/ajax/libs/jquery/3.4.1/jquery.min.js