Экаунтология vs Бухгалтерия. Правила компьютерного учета и последствия их несоблюдения

в 6:55, , рубрики: автоматизация учета, бухгалтерия, Научно-популярное, ненормальное программирование, Песочница, учет, экаунтология, метки: , , ,

image

Я давно занимаюсь учетной методологией – без малого двадцать лет. Началось с попыток преодолеть ошибки бухгалтерской методологии, которые своей несуразностью мозолили глаза, а закончилось созданием дисциплины под названием экаунтология, включающей в себя, в качестве одного из разделов, теорию компьютерного учета.

Позвольте в рамках обучающего курса по экаунтологии предложить несколько правил компьютерного учета, а чтобы они не выглядели слишком элементарными, привести примеры их злокозненного нарушения в бухгалтерской практике. На Хабре много специалистов, которым доводилось автоматизировать бухгалтерию, – надеюсь, «чудеса» бухгалтерской методологии покажутся им небезынтересными. Должны же люди осознавать, насколько устаревшую методологию они автоматизируют?

Правило А. В качестве объектов регистрируются однородные сущности.

Учитывать можно вещи, либо природные явления, либо абстрактные понятия – все что угодно, но совершенно невозможно учитывать неоднородные сущности совместно, в виде однородных объектов учета в одной информационной системе.

Почему? Да потому что учет – это модель реального мира, в котором вещи, явления и абстрактные понятия представляют собой понятия разных смысловых уровней, которые никому не придет в голову сравнивать. Разве можно сравнивать корову с удойностью, хотя последняя и имеет к корове непосредственное отношение? Корова и удойность вполне могут отражаться в одной информационной системе, но разными способами – для этого и существует учетная методология, между прочим.

Насколько повсеместно действующая бухгалтерская методология соблюдает данное правило? Давайте посмотрим.

Изначальная задача бухгалтерии – учет вещей, используемых в хозяйственной деятельности. Однако вместе с вещами в качестве равноправных с ними объектов на счетах бухгалтерского учета отражаются многие объекты, которые быть причислены к вещам никак не могут. К примеру, нематериальные активы. Под нематериальными активами в бухгалтерском учете понимают софт и базы данных, также авторские права на художественные произведения, юридические права на изобретения, также товарные знаки. Я совершенно не против учета всех названных сущностей (весьма разноплановых даже в рамках перечня нематериальных активов, замечу), но нельзя же учитывать в одном ряду вещь, информацию и юридическое право! А бухгалтерия учитывает.

Если вы думаете, что в качестве однородных с вещами регистрируются только нематериальные активы, вы ошибаетесь. Таких объектов тучи. Двойная запись, на которой основывается современная (ха-ха!) бухгалтерия, предполагает регистрацию так называемого собственного капитала, представляющего собой расчетную величину, то есть абстрактное арифметическое понятие.

Собственный капитал – вовсе не совокупность каких-то полезных в хозяйстве вещей (первое, экономическое значение термина «капитал»), а нечто совсем другое. Представьте, что у вас два материальных объекта, допустим Х и Y. При этом известно, что Х – Y = Z. В данной ситуации Z – расчетная величина, которую нет необходимости регистрировать в информационной системе в качестве объекта, поскольку она в любой момент может быть вычислена. Никакого Z в реальности нет, это абстракция! Но двойная бухгалтерия, представьте, регистрирует целую группу объектов, относимых к собственному капиталу, причем без данной регистрации просто перестает существовать. Иными словами, регистрация несуществующих объектов – способ существования двойной бухгалтерии.

Имеются и иные сущности, регистрируемые наравне с материальными объектами. Учет коровы и удойности в качестве равноправных объектов – явление в бухгалтерском учете распространенное, вы в этом еще убедитесь.

Правило Б. Объект следует идентифицировать: реальный объект должен быть отличим от схожих объектов реальности, а его прототип в информационной системе обладать уникальным идентификатором.

Нельзя сказать, что бухгалтерия не стремится к идентификации как реальных, так и информационных объектов, – стремится, только у нее не всегда получается. Причины лежат в области в методологии.

Приведу пример, прекрасно известный бухгалтерам, но возможно, выпадающий из поля зрения автоматизаторов.

В отечественной бухгалтерии используются способы так называемой оценки по выбытии: ФИФО и средней стоимости, раньше был способ ЛИФО (ныне фактически отмененный), в зарубежной бухгалтерии используются способы ХИФО и ЛОФО, и некоторые другие, кажется. Что это за фигня и, главное, зачем она понадобилась, если объекты оцениваются при поступлении: как правило, по фактической или нормативной стоимости? Зачем понадобилась оценка по выбытии?

Здесь сразу несколько ошибок в бухгалтерской методологии накладываются одна на другую, но в конечном счете все определяется невозможностью идентифицировать реальный объект. На практике ситуация выглядит следующим образом.

На склад поступает деталь, которую кладовщик складывает к идентичным деталям. Детали в самом деле идентичные, с тем единственным отличием, что они закуплены за разные цены, по которым и учитываются в бухгалтерии (что называется: учитывать по фактической стоимости). Для кладовщика детали идентичны, а для бухгалтера нет, поскольку обладают разной стоимостью. Вот деталь передается в производство или покупателю, и перед бухгалтером встает проблема, какая именно деталь выбыла, ведь на складе детали не идентифицированы: кладовщик отпустил по документу требуемую деталь, но с какой стоимостью? Ответ прямо влияет на финансовый результат: числящуюся по данным бухгалтерии прибыль или убыток.

Для решения этой специфической проблемы существуют ФИФО и прочие способы оценки по выбытии. Законодательство как бы предписывает бухгалтеру: да черт с ней, с реальной деталью, ты исходи из того, что выбыла будто бы… далее следует указание на объект, который надлежит считать выбывшим, или на способ оценки выбывшего объекта.

Здесь бухгалтерская методология не копирует реальность, для отражения которой вроде бы предназначена, а наоборот, регламентирует расхождение между реальностью и информационной системой. Можно сказать, что регламентация вынужденная, а можно посетовать на отсутствие идентификации объектов реального мира. Решить автоматизатору подобную идентификационную проблему мудрено, конечно, но должен же он понимать, что решение заключается не только в написании идеального программного кода, но и в организации общего товарооборота, да и вообще – в какое неоднозначное дело вляпался.

Правило В. Объект обозначается идентификатором и характеризуется признаками.

Кажется, что может быть проще? Объект обозначается идентификатором, который сам по себе ничего не значит, но лишь позволяет отличать один объект от другого. Для учета же всего разнообразия объекта существуют признаки – собственно характеристики объекта.

Возможен вариант, когда идентификация определяется одним или несколькими признаками, задающими уникальный объект, но в бухгалтерии случай не тот: объекты хозяйственной деятельности, которые она учитывает, могут обладать идентичными признаками, поэтому требуют идентификатора. Которого бухгалтерская методология им ни в коем случае не предоставляет, зато использует категорию количества: получается, что уникальные объекты определяются уникальными признаками, однако могут существовать в количестве многих экземпляров, или в виде изменяемой совокупности, оцениваемой в натуральных измерителях (массе, объеме и др.). Объект существует не как объект «сам по себе», а в виде постоянно то увеличивающейся, то уменьшающейся единицы (правда, это относится не ко всем учитываемым вещам, но большинству – тем, которые в экономике называются предметами труда).

Кому-то это не покажется бедой, однако так не должно быть, и не было бы, если бы каждому из учитываемых объектов присваивался идентификатор. Если это и не беда, то странность по крайней мере.

Впрочем, несоблюдение правила В приводит и к более тяжким последствиям, например к Плану счетов – основному бухгалтерскому документу. План счетов – это список признаков, которыми характеризуются объекты, при этом список иерархический, хотя к применению иерархии нет особых оснований.

То, что объект может характеризоваться и, как правило, характеризуется многими признаками, означает фактическое равноправие признаков между собой и в применении к отдельным объектам. Грубо говоря, если объекты характеризуются цветом, то каждый объект характеризуется тем или иным цветом (или его отсутствием – бесцветностью), при этом цвет равноправен с другими используемыми признаками, например со вкусом. Однако План счетов исходит из иерархии признаков. Это теоретически возможно, но рационально лишь в том случае, если признаки не повторяются на разных ветвях иерархии, что к бухгалтерии отнесено быть не может. Результатом становятся методологические ошибки того рода, что по одним признакам – тем, которые присутствуют на взращенном древе в единственном числе, – легко выполнить выборку, а по остальным признакам, разбросанным на ветвях иерархии во множестве, выполнить выборку становится затруднительным, так как иерархическая система приспособлена к хождению вниз-вверх по иерархии, а не к перепрыгиванию с одной ветки на другую подобно белке-летяге. Во всяком случае, мне так кажется.

Иерархическая система признаков – частный случай плоской системы, которая, по-хорошему, и должна быть применена в бухгалтерии. Скажите, какой способ для Плана счетов естественней: подсчитывать остатки по счету (то есть на верхнем уровне иерархии) или остатки по так называемым аналитическим признакам, при условии что ими охарактеризованы несколько счетов (например, по всем вещам 1-го сорта, независимо от того, какие это вещи и на каких счетах учитываются)? Бухгалтерский софт обучен справляться и со сложными выборками, но здесь речь не о софте, а об учетной методологии. Будь признаки равноправными, было бы абсолютно безразлично, по какому из требуемых признаков генерировать отчетные показатели.

Правило Г. Признаки не могут противоречить друг другу.

Более чем иерархичностью, План счетов неудовлетворителен семантикой, хотя автоматизаторы в эти подробности стараются не вдаваться.

Общеизвестно (хотя и не общепринято), что любая информационная система не может существовать сама в себе, а должна содержать нечто, выходящее за собственные пределы. В учетной информационной системе, как и во многих других, данное запредельное – применяемый в системе тезаурус. Признаки, которыми характеризуются объекты и которые составляют содержание информационной системы, всего лишь обладающие определенными значениями термины, которыми пользователь системы воспринимает как есть, на основании своего разума и опыта. В самой системе семантика не определена: она может быть определена частично (например, предприятие может быть охарактеризовано не только названием-идентификатором, но и регистрационными кодами, банковскими реквизитами и т.п.), но никогда полностью. Это означает, что представима учетная информационная система, спроектированная с точки зрения внутренней структуры идеально, без малейших ошибок и противоречий, но при этом абсолютно нерабочая в силу того, что содержит ошибки внешней семантики. Ну понятно же, если признаки, которыми характеризуются объекты учета – все эти бухгалтерские классификации, – составлены из рук вон, ничего хорошего не получится по определению!

Утверждаю со знанием дела: бухгалтерские классификации именно так и составлены. К примеру, согласно Плану счетов счет «Материалы» содержит субсчет «Сырье и материалы». Другими словами, «Сырье и материалы» составляют подмножество «Материалов», а вовсе не наоборот, – неужели это никого не удивляет? И подобных ошибок в словесных бухгалтерских формулировках не единицы, и не десятки даже, а сотни: на каждый из примерно семидесяти указанных в Плане счетов бухгалтерского учета приходится по нескольку подобных фило-логических ляпов, что делает бухгалтерскую систему малоосмысленной. Полагаю, что если вы когда-либо пытались «въехать» не в автоматизированную, а в «бухгалтерскую» бухгалтерию, то быстренько в этом убедились.

Автоматизируй или не автоматизируй систему, дефектную на уровне внешней семантики, создать что-либо нормально функционирующее все равно не получится.

Правило Д. Отношение между регистрируемыми исходными образцами отображается в качестве отношения между соответствующими объектами учета.

Под исходными образцами имеются в виду объекты окружающей реальности, служащие прототипами для объектов информационной системы – объектов учета.

Данное правило звучит сначала непонятно, а после того, как приведен пример, глуповато. Пример такой: если в информационной системе зарегистрированы два яблока красного цвета – или одно яблоко красного цвета, а второе зеленого, не важно, – то для определения отношения между зарегистрированными яблоками по данному признаку нет необходимости регистрировать что-либо еще. Сравнение значений само покажет либо совпадение (яблоки одного цвета), либо несовпадение (яблоки разных цветов).

Пример утрированный – неисполнение данного правила на практике сложней.

Возьмем продажу (товара за деньги). Названные объекты – товар и деньги – связаны отношением обмена, которое в соответствии с принятой бухгалтерской методологией должно быть закреплено в бухгалтерской записи: дебет (приход) Денег, кредит (расход) Товара. В данном случае деньги характеризуются тем, что получены за товар, а товар характеризуется тем, что выбыл взамен денег. Иных манипуляций с объектами производить не надо… казалось бы. А вот и нет! На практике между деньгами и товаром вклинивается некий странный объект под названием Реализация, вследствие чего получается не одна бухгалтерская запись, а две: дебет Денег, кредит Реализации; и дебет Реализации, кредит Товара. Иногда данный искусственный феномен объясняют разной стоимостью взаимосвязанных в рамках операции объектов, якобы сумму полученной прибыли необходимо отнести на финансовый результат, для чего служит счет Реализации. Это ерунда: отнести прибыль на финансовый результат можно без выдуманных объектов, – Реализация не нужна.

Понимаете, да: вот учитывается корова в количестве 1 штуки, учитывается надоенное молоко в количестве 15 литров (что логично, ведь и корова, и молоко – присутствующие в реальности вещи), а вместе с ними, буквально в одном стойле с коровой – удойность в количестве 105 литров в неделю?

Ну что на это сказать?! Бухгалтерская методология настолько запущена, что ошибки вынуждают друг друга и наслаиваются одна на другую, так что в конце концов становится трудно определить, какие именно правила нарушены. Еще бы, ведь возраст бухгалтерии не менее пятисот лет, а скорей всего вдвое больше!

Правило Е. Отношение между регистрируемым исходным образцом и не регистрируемым образцом отображается в качестве признака регистрируемого образца.

Если оба объекта регистрируются, как это предусмотрено предыдущим правилом, нет проблем. Однако в учете регистрируются далеко не все вещи окружающей реальности. Как быть, если в информационной системе необходимо отобразить отношение регистрируемого объекта к нерегистрируемому?

Допустим, имеется эталон килограмма и имеется другая вещь, которая весит 3 килограмма, что выясняется посредством сравнительного взвешивания вещи и эталона. Если зарегистрировать в информационной системе операцию взвешивания, то между двумя объектами – вещью и эталоном – возникнет соответствующее отношение: характеризовать вещь как-то иначе уже не понадобится. Но если эталон в системе не регистрируется, тогда задать вес вещи окажется возможным лишь в качестве признака. «3 кг» – признак вещи и никак иначе. При этом отпадет необходимость в регистрации сравнительного взвешивания, которое, впрочем, все равно невозможно ввиду того, что в данном случае эталон в информационной системе не зарегистрирован.

Теперь практика.

В бухгалтерском учете случается необходимость учесть объект по второй стоимости. Объект оценен в 100 руб., но необходимо – ну позарез необходимо, понимаете?! – учесть его еще в 110 руб. Казалось, чего проще? Вводи в систему дополнительный признак, и вся недолга… Однако бухгалтерская методология этого не позволяет – по каким причинам, не суть важно, не станем на этом останавливаться. Приходится выходить из положения нестандартным образом, а именно регистрацией еще одного объекта, который не обозначает ничего существующего в реальности, а представляет собой так называемую стоимостную разницу. В приведенном примере объект, так называемый регулятив, будет оценен в 10 руб. В итоге зарегистрированными окажется два объекта: один стоимостью 100 руб., а второй стоимостью в 10 руб. Каким образом это позволит оценить первый объект в 110 руб., как требовалось по условию задачи? Элементарным: сумма в 100 и 10 руб. даст искомые 110 руб. – то есть для оценки объекта по второй стоимости (характеристики объекта по новому признаку) регистрируется новый объект. Тем самым одной реальной вещи начинает соответствовать два объекта информационной системы: основной объект плюс дополнительный, в виде стоимостной разницы по основному объекту. При этом образовавшийся регулятив – ни в коем случае не часть вещи, а его зарегистрированный в качестве самостоятельного объекта признак. Признак, зарегистрированный в качестве объекта!

Я говорю, нет предела бухгалтерским чудесам.

Сформулированная мной экаунтология не ограничивается названными правилами, она намного шире (некоторые материалы были опубликованы на Хабре – к примеру, здесь). В данном посте я лишь намеревался сравнить экаунтологические правила с бухгалтерской практикой, показав, насколько действующая бухгалтерская методология абсурдна с точки зрения компьютерного учета. К сожалению, многие айтишники этого не понимают, пытаясь подменить учетную методологию искусством программирования. Однако написать программный код не значит автоматизировать бухгалтерию, автоматизация – понятие более глубокое, включающее в себя не только использование вычислительной техники, но и подходящие для этого методологические приемы регистрации.

Автор: mikejum

Источник

  1. Татьяна Николаевна Малькова:

    методология бухгалтерского учета исторически многослойная, попытки ее изменения были (тройная запись Езерского признавалась и известна за рубежом), но для ее изменения требуется накопленный опыт.
    PS. Я посылала запрос на возможную публикацию статьи на тему последнего баланса Крестьянского поземельного банка, ответа нет. Думаю что для вежливости надо отвечать. С ув., ТН Малькова.

* - обязательные к заполнению поля