Я выступил против некомпетентного менеджера, а его потом повысили

в 5:31, , рубрики: Hacker News, miran, Блог компании Дата-центр «Миран», ИБД, карьера, Карьера в IT-индустрии, кумовство, новый менеджмент, подвязки, Программирование, рабочая лошадка, увольнение, Управление продуктом, управление проектами, управление разработкой, хорошие связи

Воскресным вечером возникает особое чувство. Ты проводишь время с семьей после заслуженного отдыха, и наступает конец выходных, конец этого приятного перерыва. Завтра опять на работу. В такие моменты я часто засиживаюсь на кухне в одиночестве и мечтаю о лучшем будущем, где не надо подчиняться догмам и расписанию. Где не заставляют ставить жизнь на паузу и продавать своё время за копейки.

Хочется проснуться в понедельник без будильника и отправиться на прогулку в красивые калифорнийские горы. Посидеть на пляже, глядя на людей и вдыхая солёный воздух.

Шесть лет назад в один такой воскресный вечер я понял, что сил больше не осталось. Работа довела до полного изнеможения. По какой-то причине я был совершенно измотан. Хотя не напрягался физически, но зубы отчего-то сжимались до боли.

Я включил компьютер и сделал что-то невероятное для себя. Попросил помощи. Зашёл на HN и запустил новый тред. Я не знал, что и как сказать, но пальцы сами стучали, пока проблема не вылилась на страницу. Вот что я тогда написал: «Нас могут уволить, и я не знаю, что делать» (тред в разделе 'Ask HN', 114 комемнтариев).

Меня как фулстек-разработчика раньше всё устраивало. Коллеги обращались за советом. Я знал все входы и выходы из всех проектов моего отдела и некоторых других. В компании из тысячи человек все знали меня по имени. Я написал десятки инструментов, которые используются в компании по сей день.

Однажды менеджер вызвала меня на разговор. Это было необычно, потому что на неделе такой разговор уже был. Когда за мной закрылась дверь и я сел на стул в комнатушке размером со шкаф, которую метко называли «пыточная», появилось смутное беспокойство. Менеджер не тянула резину: «На следующей неделе я ухожу». Мы были дружной командой и хорошо знали друг друга. Она только что потеряла родственника, решение могло быть связано с этим. Я не хотел слишком выпытывать и принял это без вопросов. Итак, она ушла.

Через месяц возникло какое-то дежавю, когда ведущий разработчик позвал меня в тот же шкаф и всё повторилось. Он тоже уволился.

Ад вырвался на свободу. Начался полный хаос. Менеджеры из бизнес-команды в отчаянии бегали туда-сюда и рвали на себе волосы, пытаясь понять, что же делать. В то время наш отдел был самым прибыльным, а из него ушли руководители. Компания собрала все ресурсы, чтобы как можно быстрее найти замену. Мы с командой проголосовали за то, чтобы роль временного лидера взял на себя самый старший разработчик. Это была наша тайная уловка, чтобы подтолкнуть её на позицию техлида. В мгновение ока мы вернули ситуацию под контроль.

Она была отличным техлидом, но оставалась ещё позиция менеджера для кого-то, кто больше подходил для такой работы. Кто мог бы одновременно говорить и о бизнесе, и о разработке. Кто подготовлен для этой работы. Лидер, которого все знали и которому доверяли, так сказать. Но этим планам не суждено было сбыться, когда вице-президент по технологиям назначил в нашу команду менеджера. Он пришёл из расформированного отдела. Ходили слухи, что он сжёг его дотла. Когда он появился, то не терял времени — и вскоре привёл с собой нового техлида.

Новый менеджер и его техлид сразу взяли новый курс. Новая эра. Менее чем через месяц работы он объявил общее собрание, которое назвал «Включение». Здесь он представил новый продукт, над которым мы будем работать. Сначала я подумал, что это банальная ошибка новичка. В конце концов, у него не было времени узнать, чем мы сейчас занимаемся.

Когда он закончил речь, я поднял руку и объяснил, что описанный проект действительно существует. Фактически, именно этот инструмент мы создавали и совершенствовали уже более двух лет. Он не очень хорошо это воспринял. Встреча закончилась, в течение следующих нескольких недель я начал замечать что-то странное. Разработчиков одного за другим снимали с наших основных проектов. Куча тикетов осталась незакрытой, а мне пришлось всё это чинить.

Когда я спросил об этом менеджера, он буквально убежал от меня.

А потом стали приходить просьбы на встречи от моих исчезающих коллег. Один за другим они жаловались, что их назначают на новый проект.

— У меня здесь не так уж много власти, — приходилось оправдываться. — Действительно не знаю, как вернуть вас к вашим проектам, но попытаюсь.

Формально у меня руководящая должность, я был очень популярен в команде, но реальной власти не было. Коллеги стали всё чаще обращаться с жалобами на новую систему. Через несколько месяцев бизнес-команда заметила резкое снижение доходов. Именно тогда я понял, что реализация нового проекта происходила в полной тайне.

Все взоры обратились на меня, чтобы я что-то сделал. А что мне оставалось делать? Я был разработчиком с 11-го этажа, куда вы звоните по техническим вопросам, вот и всё.

— Боже, мы все потеряем работу, — сказал кто-то. Я не хотел, чтобы это случилось.

Когда никто не видел, я выскользнул из офиса и спустился на 9-й этаж, где тусовалась бизнес-команда, там я «случайно» столкнулся с директором нашего отдела:

— Привет! У меня пара идей по улучшению работы торгового отдела. Дай знать, когда будет время поговорить.

— Правда? — ответил он. — А у нас после обеда как раз встреча с менеджерами. Может, подойдёшь?

У меня получилось. Никому из коллег я не сказал ни слова, а после обеда двинул на собрание. Наш менеджер чуть не подавился кофе, когда я вошёл в комнату. Он быстро перебивал меня каждый раз, когда я начинал говорить. В какой-то момент я перестал говорить и показал всем, в чём проблема. Я подключил свой компьютер к большому экрану и показал им один из сайтов, который терял деньги.

На одной из страниц форма, которая должна быть доступна только редакторам, была доступна всем зарегистрированным пользователям из-за ошибки с ролями и разрешениями. Текстовое поле не удалялось со страницы, а просто скрывалось средствами CSS. Пользователь заметил это и начал спамить весь сайт левыми ключевиками. Google опустил домен в выдаче, из-за чего упали наши доходы. Я объяснил бизнес-команде, что это можно исправить за несколько минут:

— Проблема в том, что нынешний разработчик, работающий над этим, завален другими задачами, хотя мне кажется, это должно быть приоритетом.

Менеджер полностью отверг мои доводы: «Наши темпы снижения вышли из отрицательной зоны, — сказал он и показал со своего компьютера график наших темпов снижения. Слева он круто падал в пропасть, но затем изгибался почти в горизонтальную линию, параллельную оси X. — Сейчас ситуация стабильная». Он объяснил: всего лишь вопрос времени, когда доходы начнут расти, что доказывала восходящая пунктирная проекция в будущее.

«Существует определённый разрыв между разработкой программного обеспечения и бизнесом, что мы надеемся решить с помощью нашего нового руководства», — сказал в завершение.

Меня больше никогда не приглашали на собрания. Может, я сам виноват. Может, я был не настолько компетентен, как мне казалось. Наверное, из-за слишком частых комплиментов моё эго непомерно раздулось. Я попросил коллег прислать спецификации нового проекта. Может, я не видел общей картины.

«Никаких спецификаций или документации. Всё у него в голове. Он сказал, что таким образом мы не будем цепляться за вещи, которые не работают», — сказал коллега. Процесс был организован так: техлид подходил к вашему столу, брал клавиатуру, создавал необходимые файлы — и вы начинали работу над проектом.

Не я один. Все считали его сумасшедшим.

Я выступил против некомпетентного менеджера, а его потом повысили - 1

В тот воскресный вечер я обратился за советом к интернету. Сначала не скрывал эмоций, преисполненный ярости. Но потом понял, что если меня опознают, могут возникнуть неприятные последствия. Поэтому убрал некоторые детали, а кое-что добавил, чтобы запутать следы и наверняка отвести подозрения. Закончил так:

Может, меня заставляет ныть отвратительная погода в Лондоне, но мне просто необходимо поделиться своим разочарованием. Я в тупике, нужен совет.

Интернет откликнулся.

На самом деле лучше не обращаться к высшему руководству. Если того парня перевели в прибыльный отдел, значит, у него там друзья. Вы проиграете и рискуете получить плохую рекомендацию, которая затруднит поиск новой работы.

Что ж, проницательно.

Остаётся или тихо уволиться, или смело выступить и честно поговорить с высшим руководством, рискуя увольнением. В любом случае, вы не должны продолжать работать как сейчас.

Это тоже имело смысл.

Увольняйтесь, если можете. Кажется, это организация с токсичной экосистемой, не здоровой ни для вас, ни для ваших коллег.

Комментарии продолжали всё поступать и поступать.

Некомпетентного менеджера переводят в самое прибыльное подразделение? Это указывает, что у человека тесные связи в компании.

Люди словно точно знали, о чём я говорю.

Погода в Лондоне сейчас вполне нормальная. Просто для протокола.

Чёрт, он прав, надо было погуглить.

Обычная работа не должна превращаться в такую политику с нервотрёпкой. Убирайся оттуда к чёртовой матери.

Вот что я чувствовал.

Хотя приятно чувствовать себя «героем», но вас это доведёт до увольнения.

Вот чего я боялся.

Хватить оставаться мирной овечкой. Отстаивай своё мнение или ищи новую работу.

Беги. Прямо сейчас.

Я выключил ноутбук и лёг спать.

В понедельник утром я пришёл на работу, сел за стол — и на экране сообщение со ссылкой на HN. Это один из моих коллег:

— Lol, очень похоже на нас.

Я сразу ответил:

— Lol, один в один.

Я прочитал все комментарии в треде и принял решение. Если всё нормально, то почему они разрабатывают проект в тайне? Я собрал все доказательства, которые мог получить, чтобы доказать свою точку зрения, и назначил встречу с вице-президентом по технологиям. Я встречался с ним каждые три месяца для регулярной оценки. Я знал его достаточно хорошо и думал, что он будет подходящим собеседником, имеющим влияние на наш отдел.

— Они разрабатывают его в абсолютной тайне. Никто в бизнес-команде даже не знает о его существовании. Проект называется «Гидра», это у которой много голов, — сказал я.

— Неужели? В тайне, говоришь? Cтранно… Что ж, спасибо, что обратил на это моё внимание. — Он встал, пожал мне руку, и я вышел из кабинета. Направляясь обратно, я заметил, что он идёт прямо за мной по коридору. Мы вместе пришли в наш отдел. Свистнув и щёлкнув пальцами, он позвал менеджера и техлида в свой кабинет. Оба встали и последовали за ним.

Я послал сообщение всем коллегам и сообщил о своём разговоре с вице-президентом о нашем тяжёлом положении. «Он что-нибудь с этим сделает!» — написал я.

Не прошло и пятнадцати минут, как мы услышали из коридора истерический смех. Все трое, вице-президент по технологиям, менеджер и техлид, вошли в наш отдел, продолжая громко беседовать и смеяться в течение добрых пяти минут.

У меня была только одна мысль: я совершил огромную ошибку.

Через минуту коллега прислал мне ссылку на Facebook. Я боялся по ней идти, как будто зная, что появится на экране. Но всё равно щёлкнул по ссылке и увидел фотографию. На ней четыре человека. Вице-президент, наш менеджер, техлид и технический директор небрежно тусовались в баре.

Действительно, огромная ошибка… я настучал главарю на двух бандитов из его шайки.

Что касается работы, то вроде ничего не изменилось, но атмосфера стала совершенно иной. Каждый раз, когда я входил в комнату, стояла гробовая тишина. Меня просили отчитываться, сколько часов я работал и над чем. Каждая дополнительная минута за обедом тщательно изучалась. В прошлом никто не требовал приходить к установленному времени, если вы справлялись с работой. Теперь начало дня строго в 9:00.

Нескольких сотрудников поймали с поличным. Они провинились в том, что пришли ко мне за советом, что я могу сделать. Я ничего не мог. Вся команда теперь работала над новым проектом полный рабочий день. Все, кроме меня. Люди начали увольняться.

Рядом с нашим отделом была ещё одна группа разработки, с которой я часто консультировался по вопросам фронтенда. Их менеджер шутил, что украдёт меня в свой отдел. Поэтому я встал, пошёл к нему и сказал:

— Так что, осталось место для ещё одного разработчика?

Я ушёл из своей команды. Я провёл там три года, учился, рос, заводил друзей. Теперь я ушёл в соседний отдел, где они по-прежнему видят меня, но я их оставил. К моему удивлению, ребята по-прежнему приглашали меня на совещания.

Вскоре я уволился из компании. В новой команде мне по-прежнему приходилось работать с вице-президентом по технологиям, но сейчас это стало невыносимо. Я ненавидел его. Так что я ушёл, и теперь я просыпаюсь по понедельникам без будильника, выезжаю на Тихоокеанский хайвей и катаюсь на велосипеде по красивым горам. Я двинулся дальше.

Я чувствовал, что после ухода первого менеджера и техлида у меня не осталось перспектив. На самом деле потом выяснилось, что эти двое уволились и тайно открыли конкурирующий сервис.

Но мои связи в компании отказывались меня отпускать. Я по-прежнему сохраняю постоянный контакт с бывшими коллегами. Многие уже на других работах, но некоторые ещё там. Мы по-прежнему ходим на обед, и я всё ещё рекомендую своему рекрутеру новых выпускников. На самом деле, пару лет назад меня пригласили на обед прямо в офис, за свой старый стол. Дверь лифта открылась, и кто же меня поприветствовал? Менеджер и техлид.

— О боже, что ты здесь делаешь? — спросил техлид. Я что-то пошутил, ведь зачем злиться за старые обиды. Я хорошо провёл время, пообщался со старыми приятелями, попугал практиканток. Но те два бандита всё ещё держали на меня зуб. Через пару дней после моего визита коллега сообщил, что по отделу разослали новое распоряжение:

Сотрудникам больше не разрешается приглашать посторонних на объект. Для этого нужно письменное разрешение менеджера.

Совпадение? Не думаю. Я не держу зла. В настоящее время наш отдел уже распущен. Они потеряли слишком много денег и не смогли восстановиться. Проект «Гидра» потерпел полный провал. Другие отделы выросли, компания сменила бизнес-модель, и её купила частная фирма за 1,1 млрд долларов.

И тогда уже навели порядок. И менеджера, и его техлида уволили… Да, просто шучу. Никто их не уволил. Их повысили в должности. Менеджер теперь вице-президент. Техлид возглавляет самый прибыльный отдел. Прошлый вице-президент теперь генеральный директор по продуктам.

Такой счастливый финал. Не знаю, какова мораль из этой истории. Но если вы плохо справляетесь со своей работой, лучше иметь хорошие связи.

Автор: Кобяков Кирилл

Источник


* - обязательные к заполнению поля


https://ajax.googleapis.com/ajax/libs/jquery/3.4.1/jquery.min.js